А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Попугай в пиджаке от Версаче" (страница 17)


   Леня остановил машину на Клинском проспекте, довольно далеко от дома номер четыре, куда «скорая» привезла из банка Веру Зайценогову.
   Он выбрался из машины и быстрым деловым шагом направился к нужному дому. Женщина средних лет, выгуливавшая в сквере аккуратно подстриженного черного королевского пуделя, проводила его удивленным взглядом – не каждый день работяга в поношенном комбинезоне, судя по всему сантехник или электрик, приезжает по вызову на собственной вполне приличной машине.
   Войдя в подъезд, Леня быстро нашел распределительную коробку телефонного кабеля и приступил к работе. Он определил, какой провод ведет в квартиру, где нашла убежище Вера, и при помощи специальных зажимов подсоединил к этому проводу миниатюрный блок подслушивающего устройства.
   На лестнице появилась высокая старуха с клетчатой хозяйственной сумкой на колесиках.
   Поравнявшись с Леней, она недовольно проворчала:
   – Почитай каждый вечер свет выключают! Ходют тут, ходют, чинют, только уйдет – опять света нет!
   Полностью войдя в образ склочного разбитного электрика, Леня хрипло отозвался:
   – А ты, бабуля, небось включаешь всякие чайники-кофейники, а то еще и печку электрическую, вот проводка и не выдерживает!
   – Да какие кофейники! – возмущенно отозвалась старуха. – Да у меня в жизни этих кофейников не было! А печку – чего ее включать, когда тепло уже, почитай, лето скоро!
   – Ну, значит, не ты, – ответил Маркиз, закрывая распределительную коробку, – значит, соседи твои…
   – А за соседей я не ответчица, – оставив за собой последнее слово, старуха сурово насупилась и бодро зашагала по лестнице.
   Леня дождался, пока за ней захлопнется дверь, и тоже отправился восвояси.
   Вернувшись в машину, он включил динамик и откинулся на сиденье, приготовившись к долгому ожиданию.
   Он был уверен, что Вера все еще находится в той квартире, куда привезла ее «скорая». Судя по той предусмотрительности, с которой она заранее приготовила себе убежище, куда скрылась, получив в банке теткино наследство, Вера понимала серьезность своего положения и не стала бы покидать это убежище без серьезной причины до тех пор, пока не встретится с покупателем и не избавится от бесценной картины.
   Теперь нужно было ждать и надеяться, что Вера свяжется с покупателем по телефону.
   Впрочем, если у нее встреча была назначена заранее, Леня надеялся не пропустить Веру – подъезд дома номер четыре был ему хорошо виден.
   Он просидел в машине уже около полутора часов. Проголодавшись, достал из сумки припасенный пакет с зачерствевшими бутербродами и бутылку минеральной воды, но не успел начать есть, как динамик ожил, в нем раздался звук соединения и почти сразу за ним – женский голос, в котором Маркиз без труда узнал голос Веры Зайценоговой.
   – Ателье? – спросила Вера.
   – Нет, ветеринарная лечебница, – отозвался низкий мужской голос.
   Видимо, этот ответ вполне удовлетворил Веру, потому что она быстро проговорила:
   – Передайте доктору, что посылка получена. Встречаемся через сорок минут у Весельчака. Условия прежние, пятьсот, как договаривались.
   На этих словах разговор закончился, и в динамике зазвучал сигнал отбоя.
   Маркиз включил зажигание и приготовился тронуться с места, как только Вера покажется на пороге.
   Он не спускал глаз с подъезда, но девушка все не появлялась.
   Прошло уже минут десять, когда он наконец понял, что происходит что-то не то.
   Плюнув на конспирацию, он подъехал к дому номер четыре и выскочил из машины. По тротуару неторопливо брела прежняя суровая старуха со своей клетчатой сумкой, на этот раз набитой.
   – Бабуля, – окликнул ее Леня, – а в этом доме второй выход есть?
   – А как же, – отозвалась старуха, – как не быть! Черный-то ход, который во двор выходит…
   Тут же она подозрительно добавила:
   – Ежели ты электрик, так сам должон знать!
   Леня обычно не употреблял ненормативной лексики. Он не любил ее, как язык чуждой ему социальной группы. Но теперь, поняв, какого свалял дурака, он разразился длинной и очень эмоциональной тирадой. Старуха выслушала его с одобрением и даже с явным восторгом и проговорила наконец:
   – Нет, это как есть настоящий электрик!
   Леня взглянул на часы. С момента Вериного разговора с возможным покупателем прошло уже двенадцать минут, до их встречи оставалось всего двадцать восемь минут, а он бездарно упустил Веру и теперь даже не знает, где эта встреча состоится!
   Неужели вся его так хитро подготовленная операция сорвется из-за собственного легкомыслия, из-за того, что он не нашел заранее второй выход из Вериного убежища!
   Мысленно ругая себя за глупость, Леня оглядывался по сторонам, в поисках возможной подсказки, и вспоминал подслушанный им разговор Веры с покупателем.
   Как она сказала?
   «Посылка получена. Встреча через сорок минут у Весельчака. Условия прежние».
   У Весельчака? Что это значит?
   В памяти у Лени что-то шевелилось, но он не мог вспомнить, что именно…
   И вдруг на глаза ему попался укрепленный около перекрестка огромный рекламный щит.
   «Ресторан “Третья планета”. Европейская и русская кухня. Шоу бесподобного и неподражаемого Весельчака У». Маркиз вспомнил детскую книжку и снятый по ней замечательный мультфильм, вспомнил того самого Весельчака У, вспомнил и популярного шоумена, взявшего этот псевдоним.
   Он бросился к своей машине.

   Ресторан «Третья планета» располагался совсем недалеко, на Курляндской улице, так что время еще было.
   Конечно, в том случае, если Ленина догадка верна и встреча состоится именно в «Третьей планете».
   Леня достал мобильный телефон и сделал один звонок, сообщив время и место предполагаемой встречи второму участнику операции.
   Ресторан «Третья планета» был оформлен в фантастическом стиле не очень далекого будущего. Столики напоминали летающие тарелки, стойка бара изображала кабину космического корабля, официантки расхаживали в униформе из металлических пластин и со светящимися антеннами на голове. На сцене резвился жизнерадостный толстяк – тот самый Весельчак У.
   За угловым столиком, накрытым на троих, сидели двое мужчин.
   Один из них, полный, вальяжный, с ухоженным породистым лицом и уверенными замашками хозяина жизни, посмотрел на золотые швейцарские часы и недовольно поморщился:
   – Задерживается наша дама.
   Его сосед, скромный и очень молодо выглядящий, усмехнулся и проговорил:
   – Фридрих, я достаточно хорошо вам плачу, чтобы вы не изображали передо мной большого барина.
   Скромный моложавый мужчина был Андрей Антонович Гришин, владелец нескольких крупных пищевых комбинатов, нескольких кораблей-сухогрузов, возивших сырье для этих комбинатов, а также целой сети магазинов во всех больших городах России, продукцию этих комбинатов реализующих. Гришин был известен в городе под довольно лестным именем Доктор. Подлинной страстью Андрея Антоновича было собирание произведений искусства, в чем ему и помогал – за очень хорошее вознаграждение – его сосед по столику, вальяжный и барственный Фридрих Карлович Берг, историк и искусствовед, в прошлом сотрудник нескольких известных музеев, откуда ему приходилось уходить из-за опасной склонности к кокаину.
   Наконец в дверях ресторана появилась некрасивая высокая темноволосая женщина с длинным грубым лицом. Она переговорила с метрдотелем, и тот с всевозможными изъявлениями почтения проводил посетительницу к столику Андрея Антоновича.
   – Темные волосы вам идут, – заявил галантный Берг.
   – Не выдумывайте, – отозвалась Вера, – это только для конспирации.
   – Посылка при вас? – осведомился Андрей Антонович.
   – А деньги при вас? – ответила Вера вопросом на вопрос.
   Гришин показал глазами на соседний столик, за которым сидел со скучающим и безразличным видом мужчина лет тридцати, в котором все, начиная от широких мощных плеч и характерно топорщащегося на месте кобуры пиджака и заканчивая внимательным, ни на чем не задерживающимся профессиональным взглядом, изобличало телохранителя.
   Под столом у телохранителя стоял объемистый чемодан из мягкой коричневой кожи.
   Вера расстегнула замшевую сумку и положила на стол пакет из плотной желтой бумаги. Пакет больше не был опечатан – прежде чем идти на встречу, Вера вскрыла его и ознакомилась с содержимым.
   – Позвольте, – Берг протянул руку и развернул плотную бумагу.
   Перед ним лежала темная доска размером двадцать на тридцать сантиметров, на которой была изображена юная Мадонна, задумчивая и спокойная, нежно взирающая на своего розовощекого младенца.
   – Так-так, – задумчиво проговорил Фридрих Карлович, доставая из кармана складную лупу, – так-так…
   Он наклонился над доской и принялся разглядывать фрагменты картины и само дерево, но Гришин, который хорошо знал своего придворного искусствоведа, помрачнел. Ему уже было ясно, какой вердикт вынесет Берг, хотя тот еще продолжал свое исследование.
   – Так-так, – повторил Берг, перевернул доску, осмотрел ее с изнанки и пренебрежительно швырнул обратно на стол.
   Он внимательно, с любопытством посмотрел на Веру и перевел взгляд на своего хозяина.
   – Торопились, – насмешливо сообщил он Гришину, – работа довольно хорошая, профессиональная, но мастер был ограничен временем и поэтому не смог как следует обработать доску. Серьезное исследование не понадобится, мне все и так ясно.
   – Что значит – торопились? – проговорила Вера неожиданно высоким голосом. – Кто торопился? Что вы хотите сказать?
   Она похолодела, ей показалось, что зал ресторана начинает медленно вращаться вокруг нее.
   – Девушка, кажется, плохо понимает, с кем она имеет дело, – скучным голосом продолжил Берг, обращаясь исключительно к Андрею Антоновичу и, кажется, вовсе не замечая онемевшую Веру, – она, кажется, подумала, что с нами можно шутить.
   Неожиданно он развернулся к Вере всем корпусом, смерил ее взглядом и презрительно бросил:
   – Сегодня – не первое апреля! На дворе уже май, моя дорогая, так что время вульгарных шуток давно прошло!
   – Вы хотите сказать… – проговорила Вера, едва справляясь с предательски отказавшим голосом.
   – Я хочу сказать, – прервал ее Берг, – что это – подделка. Достаточно грубая, торопливая подделка, мне даже не понадобились лабораторные условия, чтобы ее разоблачить!
   Он взглянул на своего молчаливого хозяина и продолжил:
   – Думаю, вы понимаете, что шутить таким образом с людьми такого масштаба, как Андрей Антонович…
   – Девушка все понимает, – поморщившись, остановил его Гришин, – думаю, она не пошла бы сознательно на такой обман.
   Вера энергично закивала, и Гришин продолжил:
   – Мне кажется, здесь одно из двух: или вы оказались достаточно глупы и легкомысленны, чтобы принять желаемое за действительное, то есть подлинника картины у вас никогда и не было, или вы проявили еще большую глупость, позволив кому-то обмануть вас и подменить картину… в любом случае мы с Фридрихом Карловичем больше вас не задерживаем и просим больше нас не беспокоить.
   Дождавшись, когда Вера выйдет из-за стола, к Гришину подскочил метрдотель и профессионально-заискивающим голосом осведомился:
   – Что будете заказывать, Андрей Антонович? У нас сегодня замечательная оленина в можжевеловом соусе…
   Вера шла к дверям ресторана, сгорая от стыда. Ей казалось, что взгляды всех посетителей прикованы к ней, что все смотрят на нее и смеются – ее выставили, выгнали, как попрошайку, как нищенку!
   Но даже не это было самым ужасным.
   Самым ужасным было то, что в несколько страшных секунд рухнула ее великая мечта.
   Солнечные пляжи, белоснежные океанские лайнеры, роскошные отели, смуглые услужливые официанты – все это было похоронено под обломками этой мечты.
   «Но как же такое могло случиться, – думала Вера, – приехав из банка, я не выпускала картину из рук. Значит, в банке уже была копия?»
   И тут ее осенило.
   Хитрая старуха была очень предусмотрительна. Она никому не верила, в том числе нотариусу Селиверстову – и была не так уж не права! Она сказала, что помещает картину в надежное место, в банковский сейф, чтобы перехитрить всех, чтобы картину не искали, а сама наверняка спрятала ее совсем в другом месте.
   В таком месте, где никто не станет ее искать – потому что это слишком просто, слишком глупо, и где в то же время картина будет у нее под рукой.
   Она спрятала картину в собственной квартире.
   Так что еще не все потеряно.
   Великая мечта еще может осуществиться.
   Расторопные официанты под присмотром бдительного метрдотеля забегали вокруг стола, за которым сидели Гришин и Берг, сервируя изысканный обед на двоих.
   Андрей Антонович не обращал на них внимания, продолжая прерванную беседу, зато Фридрих Карлович внимательно следил за церемонией, заставил сменить слишком, на его взгляд, пересушенное мясо, попробовал вино, слегка поморщился, но кивнул…
   Гришин смотрел на него с легкой насмешкой:
   – Барин вы, Фридрих Карлович! Когда только успели такого барства набраться, вроде при советской власти всю жизнь прожили!
   – Уважать себя надо, уважать! – ответил Берг.
   – Так что же, выходит, слухи об этой знаменитой картине оказались преувеличенными? Нет никакого подлинника?
   – Подлинник есть, – Берг пригубил белое вино и отставил бокал, – подлинник своими глазами видел большой профессионал, который не мог ошибиться. А то, что нам пытались подсунуть фальшивку, говорит только о том, что в игру вмешались какие-то неизвестные нам силы…
   Неожиданно этот серьезный разговор, а заодно и изысканный обед двух джентльменов был прерван самым грубым и неприятным образом.
   Двери ресторана распахнулись, едва не слетев с петель, и в зал ввалились четверо бравых молодчиков в пятнистой униформе и черных трикотажных масках, с короткими десантными автоматами наперевес.
   Спецназовцы рассыпались по сторонам, взяв посетителей на мушку, и один из них грозно крикнул:
   – Всем оставаться на местах!
   Посетители «Третьей планеты» испуганно загалдели, один из официантов от неожиданности уронил поднос, обрызгав соусом платье элегантной дамы, – в общем, эффект был поразительный.
   В служебных дверях появился хозяин ресторана, грустный толстый армянин, и хотел было обратиться к незваным гостям с предложением мирных переговоров, но ближайший спецназовец так грозно поглядел на него сквозь прорези черной маски, что хозяин замер, как соляной столб, и не проявлял в дальнейшем никакой активности.
   Зато попытался было проявить активность телохранитель Гришина. Он приподнялся из-за стола и потянулся к наплечной кобуре, но хозяин предупредил эту попытку строгим окриком, приказав оставаться на месте и сохранять спокойствие.
   Вслед за первым эшелоном спецназа в ресторан вошли еще два человека, менее угрожающего вида. Один из них был среднего роста и на вид лет тридцати с небольшим, внешности довольно приятной, но не запоминающейся. Единственное, что обращало на себя внимание, были пышные черные усы и такие же пышные брови. Усатый господин был одет в несколько непривычную форму с незнакомыми знаками различия и майорской звездой на погонах. Его спутник был средних лет коренастый мужчина в пятнистой униформе, как у спецназовцев, но без маски и с менее бравой выправкой. Зато он вел на поводке собаку.
   Собака эта была не грозный доберман и не немецкая овчарка, а самый что ни на есть мирный и незлобивый спаниель.
   Усатый мужчина в майорских погонах поднял руку, призывая присутствующих к тишине, и хорошо поставленным командным голосом проговорил:
   – Министерство по контролю за незаконным оборотом наркотиков! Прошу соблюдать спокойствие! Проводится спецоперация! Мы постараемся не надолго прервать ваш отдых!
   Вслед за этим он повернулся к своему немолодому спутнику и приказал:
   – Работайте!
   Мужчина что-то прошептал своему спаниелю, и тот, натянув поводок, потрусил вокруг зала.
   – Новая контора, – пробормотал Берг, повернувшись к Андрею Антоновичу, – только что образовали, вот они и выламываются, хотят показать, какие они крутые! Испортили нам весь обед!
   – Что-то нам сегодня не везет, – поморщился Гришин, – сперва фальшивая картина, теперь эти клоуны…
   Спаниель, неторопливо бежавший вокруг столиков, вдруг напрягся, дернул поводок и припустил напрямую через зал к столику, за которым сидел телохранитель Гришина. Остановившись перед этим столом, он поставил лапу на кожаный чемодан и громко радостно залаял.
   Тут же к этому столу двинулись двое спецназовцев и усатый майор.
   Телохранитель переглянулся со своим шефом, и тот каким-то непонятным, сверхъестественным способом одними глазами проинструктировал своего стража, как следует себя вести в этой нештатной ситуации.
   – Это ваш чемодан? – осведомился майор, встав перед охранником и заложив руки за спину. – Интересная у вас манера – в ресторан с чемоданом ходить! Или вы прямо отсюда – на самолет? Между прочим, наша собачка специально натренирована на наркотики!
   – Какой чемодан? – спросил телохранитель, удивленно заглядывая под стол. – У меня не было никакого чемодана!
   – Вот как? Это интересно! – Майор наклонился, отодвинув разочарованного спаниеля, повозился с замками чемодана, откинул его крышку и с победным видом продемонстрировал окружающим полиэтиленовый пакет с подозрительным белым порошком.
   – Вот какие интересные вещи находятся у вас в чемодане! – проговорил майор, щелкнул складным ножом, пропорол уголок пакета и лизнул порошок, подцепленный кончиком ножа.
   – Между прочим, героин! – сообщил он мрачному телохранителю. – И между прочим, большая сумма денег в иностранной валюте!
   – Я повторяю – это не мой чемодан! – повторил охранник. – Мне его кто-то поставил под стол.
   – А вы и не заметили! – усмехнулся майор.
   – Не заметил, – мрачно подтвердил охранник.
   – Ваши документы! – рявкнул майор, грозно вращая глазами.
   – Пожалуйста. – Телохранитель положил на стол удостоверение.
   – И документы, дающие право на ношение оружия! – Майор ткнул пальцем в плечо телохранителя, где вырисовывались очертания пистолета.
   – Пожалуйста. – Телохранитель положил второй документ.
   – Очень хорошо! – Майор переписал в свой блокнот данные из удостоверения и вернул документы охраннику. – Мы вас еще вызовем… Так это действительно не ваш чемодан?
   – Я же сказал – не мой! – огрызнулся телохранитель. – Сколько можно повторять!
   – Сколько нужно – столько и повторите! прикрикнул майор. – А то живо… лицензии лишитесь! Ну раз чемодан не ваш – значит, мы вас вызовем в качестве… свидетеля!
   С этими словами он смерил охранника взглядом, убрал блокнот в карман, подхватил чемодан и неторопливо направился к дверям вместе с умным спаниелем и его проводником.
   Спецназовцы выждали еще минуту и следом за своим командиром покинули зал ресторана.
   – Да, дорого нам обошелся сегодняшний обед! – желчно проговорил Гришин, когда за спецназом закрылись двери. – Хорошо хоть, что мы вдвое урезали ту сумму, которую требовала эта женщина…
   – Не она ли нас и подставила? – задумчиво протянул Берг. – Нарочно вызвала нас сюда, а сама связалась с каким-нибудь знакомым из этого нового министерства и разыграла весь спектакль…
   – Очень может быть, – согласился Гришин, – надо будет с ней провести… разъяснительную работу.
   Джип с «представителями министерства по борьбе с незаконным оборотом наркотиков» отъехал достаточно далеко от ресторана и остановился. Усатый «майор» расплатился со спецназовцами и выбрался из машины вместе со спаниелем и проводником. Джип газанул и помчался на Крестовский остров, где продолжались съемки очередной серии фильма «Бандитский Петербург», в котором ребята в пятнистой униформе исполняли роль спецназовцев. Джип тоже был собственностью съемочной группы.
   «Майор» и «проводник» со своим спаниелем пересели в другую машину. Прежде чем машина тронулась с места, «проводник» снял пятнистый комбинезон, оставшись в обыкновенном гражданском костюме. Затем машина поехала на Фонтанку. Там человек с собакой высадились возле здания цирка. Здесь, в старом здании цирка на Фонтанке, немолодой мужчина много лет работал клоуном, а симпатичный спаниель помогал ему в работе, по незаметному сигналу хозяина облаивая того зрителя, которого веселый рыжий клоун выбирал объектом для своего розыгрыша.
   И только высадив своих последних пассажиров, «усатый майор» отклеил свои замечательные густые усы и брови, превратившись в Леню Маркова по кличке Маркиз.

   Лолу разбудил телефонный звонок. Звонок безжалостно вырвал ее из объятий Морфея, хотя Лола и сильно этому сопротивлялась.
   – Лолка! – Голос у Маркиза был суровый и озабоченный. – Ты что, в ванну телефон не берешь, что ли?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация