А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Попугай в пиджаке от Версаче" (страница 11)

   Тут Рая плавно перешла из веселой стадии опьянения в слезливую. Она подперла кулаком подбородок и жалостно проговорила:
   – Убила на него лучшие годы своей жизни, а он, козел, нашел себе какую-то стерву!
   – Да брось ты! – постаралась поддержать ее Лола. – Сама же говоришь, что он слова доброго не стоит!
   – Так-то оно так, – согласилась Рая, – а все равно обидно.
   – А кроме Животовского ни про кого он больше не говорил? – спросила Лола, торопясь узнать как можно больше, пока ее собеседница еще способна связно излагать свои мысли.
   – Да он всех ругал, – Рая пожала плечами, – все у него бездарности и эти… как их… пла… плаги…
   – Плагиаторы? – подсказала Лола.
   – Вот, точно! Умная ты, Лолка, много красивых слов знаешь! Мой, правда, тоже много знает, а все равно козел…
   – А все-таки, может, он еще какие-то фамилии называл?
   – Ну чего ты ко мне пристала? – У Раи явственно начало портиться настроение. – Какие еще тебе фамилии? Ну какого-то одного он еще ругал… вроде что-то из мультфильма…
   – Из мультфильма? – удивилась Лола. – Из какого мультфильма? «Тридцать восемь попугаев»?
   – Да нет, – отмахнулась Раиса.
   – «Похождения блудного попугая»? – предположила Лола, сама чувствуя, что ее ведет не в ту сторону.
   – Да нет, – Рая поморщилась, – дались тебе эти попугаи! Старый такой мультфильм…
   – «Ну, погоди», что ли?
   – Во-во, точно! – обрадовалась Раиса. – Из этого… как же его… не Зайцев, не Волков… а, вот, вспомнила – Волкоедов!
   – Точно? – переспросила Лола взволнованно. – Ты ничего не путаешь?
   – Чего это я путаю? – В голосе Раисы зазвучала обида. – То сама выспрашиваешь, то не веришь…
   Она взяла в руку рюмку, убедилась, что та совершенно пуста, и, с выражением детской обиды поставив ее на стол, продолжила:
   – Сколько раз он про этого… как его… Волкоедова говорил: «Обокрал он меня! Украл мой роман!»
   – А что – и правда так может быть? – Лола постаралась, чтобы в голосе ее звучало меньше заинтересованности, а то Раиса хоть и сильно уже подшофе, но глядит подозрительно, насторожили ее Лолины расспросы. – Как же это Волкоедов мог его обокрасть?
   – Ой, ну я ему то же самое говорю – что, мол, он к нам в квартиру влез, что ли? Так я бы заметила… я-то еще не совсем с катушек сошла, то есть совсем не сошла…
   – Точно, – убежденно сказала Лола, – ты в норме! Так, может, этот Волкоедов через Интернет действовал? Говорят, сейчас такие умельцы есть, могут через Интернет не то что роман – все деньги со счета украсть и мебель из квартиры вынести…
   – Интернет? – слишком громко расхохоталась Раиса. – Да я тебя умоляю, мой и слова-то такого не знает! У нас компьютера самого завалящего отродясь не было! Мой говорит, что он – творческая личность, а творческие личности с техникой не в ладу. Вот это, я тебе скажу, он точно подметил. Уж не знаю, как там другие творческие личности, но мой козел гвоздя в доме вбить не может! Кран на кухне второй месяц течет, а ему и горя мало! Я, говорит, таких мелочей не замечаю, у меня, говорит, глаза в глубину смотрят!
   – Как же он романы пишет, если компьютера нету? – Лола поспешила вернуть Раису к интересной теме.
   – В общую тетрадь все записывает, – вздохнула Раиса, – потом тетради веревочкой перевязывает и куда-то носит. Я тогда и говорю ему, что, мол, тетрадочки-то твои на месте, не ври, что тебя обокрали. А он… – Раиса понизила голос и оглянулась по сторонам, – совсем стал заговариваться. Дескать, Волкоедов этот украл у него новый роман посредством телепатии, в мозг к нему залез и вытащил сюжет. Глаза, говорит, у него какие-то телепатические, все в мозгу видят! У него, у моего-то козла, все было якобы продумано до самых мелочей, осталось только записать в тетрадку, а Волкоедов украл! И под своей фамилией напечатал!
   – А ты что на это?
   – Да что я, – Раиса махнула рукой, – плюнула и спать пошла, что уж тут скажешь!
   – Да, – протянула Лола, – тяжелый случай…
   Она закурила и угостила Раису, давая понять, что беседа их скоро подойдет к концу и что ликера больше не будет.
   – И понимаешь, вот такого придурка все равно какая-то баба норовит увести! – вновь закручинилась Раиса. – Ума не приложу, зачем он ей нужен! Не иначе, такая же дура, как он…
   – А ты бабу эту сама-то видела? – напрямик спросила Лола.
   – Нет…
   «А я, кажется, видела…» – подумала Лола, пуская к потолку симпатичные колечки дыма. Тут она заметила, что Раису совершенно развезло, она еле удерживается, чтобы не плюхнуться носом в тарелку из-под десерта.
   – Рая! – всполошилась Лола. – Пойдем-ка на воздух, ветерочком обдует, полегче станет…
   – Несчастная моя жизнь, – сокрушалась Раиса, – подумай только, все лучшие годы я убила на этого ненормального! Жизнь прошла, кто теперь на меня посмотрит?
   – А как же Гриша? – напомнила Лола, ловко выводя Раису из кафе, как маленький буксир выводит из порта огромный пассажирский лайнер, и зорко следя, чтобы та не опрокидывала попадающиеся по пути стулья и другие предметы мебели.
   Раиса махнула рукой, и Лола поняла, что с Гришей тоже не все гладко.
   – Пойдем, дорогая, я тебя до дому провожу, – приговаривала Лола, – а то как бы чего не случилось… Твой-то сейчас где?
   – Ой! – Раиса вмиг протрезвела. – Он же дома сидит, меня ждет! Я же в аптеку пошла!
   Она наскоро простилась с Лолой и понеслась по своим делам.
   Лола не менее быстро помчалась к Маркизу.
   – Что так долго? – недовольно спросил изнывавший в машине Леня. – Вы обсудили все сплетни, достоинства Григория как любовника, пожаловались друг дружке на судьбу?..
   – Леня! – воскликнула Лола, не слушая ворчливого своего компаньона. – Ленечка! Я нашла убийцу!
   Новость буквально распирала ее, она влезла в машину и даже чуть не забыла пристегнуться ремнем.
   – Слушай, это он, это все он, тот самый малахольный тип, муж Раисы! Он их всех ненавидел и убил!
   – Спокойнее, – поморщился Маркиз, – подробнее…
   Лола, захлебываясь и глотая слова, начала ему пересказывать откровения Раисы.
   – Он псих, понимаешь? Совершенно ненормальный человек! Законченный шизофреник! Типичный неудачник, и от этого совершенно съехал с катушек! Маньяк-убийца!
   – Хм, насколько я понимаю, о том, что ее муж – маньяк-убийца, Раиса тебе не говорила, – мягко начал Леня, – она рассказывала только о его неуравновешенном характере, о том, что он – неудачник. Я так понимаю, что ты предлагаешь немедленно сдать его капитану Хвощу? И что ты собираешься ему сказать? Факты у тебя есть?
   Лола возмущенно поглядела на своего компаньона.
   – Ты просто завидуешь, что это я нашла убийцу, а не ты, – сказала она, – а от тебя в этом деле нет никакой помощи!
   – Ну, знаешь! – в свою очередь возмутился Маркиз. – Я тут сижу как дурак в машине, пока она там с Раисой кофии распивает! Знал бы, что так скажешь, – уехал бы по своим делам!
   – У тебя сейчас должно быть одно дело – меня от тюрьмы спасти! – сварливо сказала Лола.
   Тут, кстати, они доехали до дома, и Леня не стал отвечать на эту заведомую провокацию.

   Дома против обыкновения был относительный порядок, чему, надо сказать, компаньоны очень удивились, поскольку привыкли уже после долгого отсутствия приходить в разоренную квартиру. Их домашние любимцы, оставаясь втроем, обязательно измысливали какую-нибудь каверзу. Пу И, например, больше всего любил каким-нибудь образом залезть в шкаф, вытащить оттуда всю Лолину одежду и всласть поваляться на дорогущих платьях и блузках. Попугай больше уважал мелкие кухонные преступления – например, разорвать пакеты с крупой, рассыпать ее по полу, выбросить все мелочи из ящиков, размотать и расклевать два-три рулона туалетной бумаги… Однажды преступная троица умудрилась открыть холодильник, выбросить из него все припасы и привести их в полную негодность. Долго потом на кухне стоял запах маринованной селедки, так что Лола, втягивая носом воздух, мгновенно зверела, а Леня прикрывал собой песика и попугая (умный и осторожный кот Аскольд всегда предчувствовал наступление бури и загодя спасался в комнате Маркиза).
   Сегодня, как уже говорилось, было тихо. Пу И валялся на Лолиной кровати, но ему это разрешалось, кот дремал на кресле в гостиной, а попугай сидел на шкафу и посматривал оттуда хитрым глазом.
   – Какие-то они у нас удивительно тихие, – изумилась Лола, – уж не заболели ли?
   – Все трое? – возразил Леня. – Так не бывает. Просто попугай теперь стал артистом, ему не с руки хулиганить, это ниже его достоинства.
   – Ага, значит, ты признаешь, что Перришон подбивал остальных на преступления исключительно от недостатка внимания к его персоне! – обрадовалась Лола. – А ты еще ругал меня за то, что возила его к профессору!
   – Пр-рофессор – дур-рак! – немедленно отозвался попугай со шкафа.
   – Все равно он жутко невоспитанный, – расстроилась Лола, – что с ним делать – ума не приложу!
   – Лолка, тебе не о попугае нужно сейчас думать, а о том, как развязаться с этим делом!
   – Здравствуйте пожалуйста! – заорала Лола. – А я о чем тебе толкую? Я же тебе говорю – знаю, кто убийца! Этот Рома их всех убил, потому что они его обокрали! То есть ему так казалось, что они его обокрали, – поправилась Лола, заметив насмешливый блеск в глазах своего компаньона.
   – Факты, – приказал Леня.
   – Факты? Пожалуйста! – Лола вскочила с дивана и забегала по комнате. – Это Роман…
   – Рома, Р-ромочка, кр-ролик, кр-роли-чек! – заорал попугай и захлопал крыльями на шкафу.
   – Не перебивай! – отмахнулась Лола. – Так вот, Раиса говорила, что ее муж имел дело с Животовским, так? Он к нему ходил, вел какие-то переговоры, так что можно при желании найти свидетелей. Ведь Животовский – крупный продюсер, не в подъезде же он с ним встречался, а у себя в кабинете, так? Потом писатель этот, грубиян, не тем будь помянут… Наш Рома с ним тоже конфликтовал, то есть он жене жаловался, что тот у него что-то украл…
   – Ага, посредством телепатии… Влез к нему в мозг и украл готовый роман… – ехидно напомнил Маркиз, – и ты думаешь, что твой капитан будет слушать эту чушь? Нет, Лолка, в милицию с этим идти никак нельзя, никто не станет тебя слушать.
   – Вообще-то да, – вздохнув, согласилась Лола, – представляю, какими глазами посмотрит на меня капитан. Да еще замешалась в этом деле та девка белобрысая, Зайценогова. Она-то тут каким боком? Раиса даже ревнует к ней мужа, но я-то думаю, что дело тут не любовное, ты ведь его видел…
   – Да уж, – неопределенно пробормотал Маркиз, – кто на такого польстится? С другой стороны, и по делу его использовать никому в голову не придет… Знаешь, Лолка, нужно идти с другого конца. Что за человек был этот писатель? На похоронах какие-то братки присутствовали, бывшие жены ругались…
   – Ну, в том, что жены ругались, как раз ничего странного нету, – авторитетно заявила Лола, – с кем не бывает! Видно, от писателя приличное наследство осталось, вот они и лаются.
   – Все же мне одно лицо там показалось знакомым, – бормотал Маркиз, – вот пока ты с Раисой жизнь в кафе прожигала, я фотографии из печати получил, те, что на кладбище делал. Давай смотреть…
   Леня разложил на столе фотографии и наклонился над ними.
   – Здесь у нас «вдова номер один» в окружении коллег покойного по творческому союзу, – проговорил Маркиз, откладывая в сторону несколько фотографий, – а вот появилась «вдова номер два» со своими колоритными спутниками… Черт, ну у этих братков и реакция! Смотри, ни на одной фотографии их нельзя как следует разглядеть!
   – При чем здесь реакция? – спросила Лола, с интересом заглядывая через Ленино плечо.
   – Они выработали способность не попадать ни на одну фотографию, – ответил Маркиз, откладывая в сторону еще несколько снимков, – видишь, нигде их лица толком не видны…
   – Постой-ка, – Лола придвинула к себе одну фотографию, – Леня, посмотри сюда!
   – Что такое? – Маркиз взглянул на свою подругу в недоумении. – Конечно, довольно неудачный снимок, первая вдова со спины, все остальные как-то не в фокусе…
   – Зато очень хорошо видна могила, – проговорила Лола, – видишь вот эту плиту?
   Действительно, на снимке была хорошо видна полированная гранитная плита, расположенная совсем рядом со свежей могилой, готовой принять останки покойного писателя.
   – Ты видишь, что написано на этой плите?
   Часть надписи была закрыта полой плаща одного из участников гражданской панихиды, однако на видимой части плиты отчетливо читалась вторая половина выбитой на граните фамилии.
   –..еногов, – прочитал Леня.
   – Если бы на плите была фамилия «Волкоедов», мы видели бы концовку «…оедов», – страшным шепотом сообщила Лола.
   – Не понял, почему ты так переполошилась, – удивленно посмотрел на нее Маркиз.
   – Ну, Ленечка, неужели непонятно? Плита совсем рядом с могилой Волкоедова, то есть на ней должна быть фамилия его близких родственников, скорее всего родителей, а здесь совсем другая фамилия…
   – Ну и что? – Леня недоуменно пожал плечами. – Может быть, это могила его сестры, у которой была фамилия по мужу, даже у матери могла быть не такая фамилия, как у него…
   – Но фамилия-то мужская! – проговорила Лола взволнованно.
   – А может быть, как раз у него была материнская фамилия… или это вообще какой-то дальний родственник…
   – К дальним родственникам не хоронят! И вообще, Ленечка, у меня такое чувство, что мы наткнулись на что-то важное… эта надпись что-то мне напоминает, только я не могу вспомнить, что… Ты же знаешь, если моя женская интуиция что-то подсказывает, лучше к ней прислушаться.
   Маркиз твердо знал одно: если Лола что-то вбила себе в голову, лучше с ней не спорить – все равно ничего не добьешься.
   – Ну и чего ты от меня хочешь? – недовольно спросил он. – У тебя какое-то неясное чувство, а мы должны все бросить и постараться это чувство немедленно прояснить?
   – Небось, как тебе показалось знакомым лицо одного из братков, ты стремглав кинулся изучать фотографии…
   – И, как видишь, безрезультатно! Во всяком случае, на проверку моей гипотезы мы потратили немного времени…
   – Ленечка! – Лола просительно сложила руки. – Давай съездим на кладбище, посмотрим, что за фамилия выбита на этой плите! Это ведь совсем недолго! Ну пожалуйста!
   Маркиз знал, что если его компаньонка что-нибудь для себя решила, она непременно добьется своего.
   Он тяжело вздохнул и отправился к машине.

   Оставив машину у ворот Успенского кладбища, они пошли по центральной аллее.
   Весной даже кладбища не производят на человека впечатления уныния и мрачной безысходности. Длинные ряды могил, украшенных безыскусными цветниками и затененных раскидистыми вековыми деревьями, на которых уже появляются первые нежно-зеленые листья, создают настроение печальное, но умиротворяющее и философское, навевая мысли о краткости жизни и необходимости прожить ее так… или там… в общем, прожить ее по возможности лучше и интереснее.
   По сторонам от дороги скромно одетые старушки копошились на родственных могилках, пересаживали или поливали цветочки, подкрашивали серебристой краской оградки, сыпали жирным голубям хлебные крошки.
   Центральная широкая аллея разделилась на две аллеи поуже, затем на четыре, как большая река делится перед впадением в море на несколько малых рукавов.
   – А дальше-то куда? – растерянно спросил Маркиз, остановившись у очередной развилки. – Совершенно не помню, как мы шли!
   Лола виновато оглядывалась. Поскольку поездка на кладбище была ее идеей, она чувствовала ответственность за ее осуществление.
   – Вон, видишь, кладбищенская контора, – она указала на видневшийся за деревьями небольшой зеленый домик, – пойдем, спросим у них!
   Возле зеленого домика на асфальтовой площадке стояли несколько дорогих иностранных машин во главе с черным, сверкающим лаком новеньким «мерседесом».
   – А хорошо, однако, живет местный персонал! – отметил Леня, подходя к двери конторы.
   За столом в небольшом кабинете сидел весьма упитанный мужчина с разными глазами. Один глаз у него был голубой, другой карий. Голубой глаз смотрел на посетителей с выражением кристальной честности и готовности немедленно пойти навстречу всякому их законному пожеланию, тогда как карий косил куда-то в угол, где он, по-видимому, замечал непреодолимые препятствия для этих законных пожеланий. И если голубой глаз сверкал честностью, то карий выглядел на редкость жуликовато.
   Маркиз немало повидал на своем веку таких разноглазых начальников и хорошо знал, что они что-то делают только в двух случаях: или если им хорошо заплатить, или если им пригрозить возможными и очень значительными неприятностями.
   Платить кладбищенскому жулику за ерундовую справку ему совсем не хотелось, и поэтому Маркиз быстро махнул в воздухе неразборчивым удостоверением и голосом, полным самоуверенности и начальственного хамства, проговорил:
   – Фортинбрасов, городская прокуратура. Где у вас писатель Волкоедов похоронен?
   Глаза начальника неожиданно сбежались в одну точку, и даже карий жуликоватый глаз попытался прикинуться кристально честным.
   – Как, вы сказали, фамилия? Волкодавов?
   – Волкоедов.
   Разноглазый зашелестел какими-то бумагами и еще уточнил:
   – Когда похоронен?
   Маркиз назвал дату, и бумажки зашелестели с новой силой.
   Через минуту разные глаза поднялись от стола и дружно моргнули:
   – Нет такого.
   – Не может быть! – Маркиз с грустью подумал, что без взятки все-таки не обойдется, но вдруг у него за спиной раздался негромкий, хорошо поставленный голос:
   – Вас интересует могила Алексея Кирилловича Волкоедова? Пойдемте со мной.
   Оглянувшись, Леня увидел того представительного пузатого господина, который во время похорон Волкоедова проводил гражданскую панихиду. Господин держал в руках целую стопку разнообразных бумаг и через Ленино плечо бросил на разноглазого начальника испепеляющий взгляд.
   – А, это опять вы? – елейным голосом проговорил разноглазый начальник. – Ну и как, удалось вам получить ходатайство от комитета по увековечению?
   Пузатый господин нечленораздельно рыкнул и выскочил из конторы, как пробка из бутылки шампанского.
   Лола и Маркиз устремились за ним.
   – Окопались! – проворчал пузатый, покосившись на контору и большими шагами удаляясь от нее. – Без взятки пальцем не шевельнут! Из всего умудряются деньги выжимать!
   – А вы, извините, коллега покойного? – осведомился Маркиз. – Соратник, так сказать, по творческому союзу?
   – Коллега! – отрывисто подтвердил мужчина и вернулся к наболевшему. – За любую ерунду деньги дерут! А у вдовы их не густо…
   – Да, – подтвердил Леня, – я его всего-то спросил, где могила писателя Волкоедова расположена, а он в ответ говорит – нет такого! Тоже наверняка хотел денег…
   – Да нет, – господин махнул рукой, сворачивая в боковую аллею и ловко перепрыгивая канаву, – у него наверняка документы на настоящую фамилию оформлены, вот он вам и не ответил.
   – На настоящую? – переспросил Леня, но тут же прикусил язык: как «представитель прокуратуры» он должен был знать такие вещи.
   – Конечно, не на псевдоним же! – подтвердил мужчина, приближаясь к свежей могиле. – У них, на кладбище, документы оформляются в соответствии со свидетельством о смерти, а в нем, естественно, указана настоящая фамилия Алексея Кирилловича… тем более что его подхоронили в могилу к отцу, так что фамилия играет большую роль…
   – Скажите, – продолжал Леня расспросы, стараясь не отставать от своего собеседника, – а зачем Алексей Кириллович взял псевдоним?
   – Ну все-таки у него настоящая фамилия была какая-то несолидная… – Пузатый подошел к свежей могиле и значительным жестом указал на гранитную плиту, слегка сдвинутую могильщиками.
   Лола и Маркиз прочитали вырубленную на этой плите надпись: «Кирилл Владимирович Зайценогов».
   – Зайценогов! – воскликнула Лола.
   – Зайценогов, – подтвердил пузатый господин, – настоящая фамилия Алексея Кирилловича, как у его покойного батюшки – Зайценогов. Фамилия старинная, известная, но, сами понимаете, для писателя не очень подходящая. Еще если бы он для детей писал, про животных, допустим, или что-нибудь научно-популярное – это ничего, допустимо, но поскольку его основная аудитория была… как бы это выразиться… не совсем детская, ему с такой фамилией нечего было и пытаться выходить к читателю. А так – вполне солидно: Алексей Волкоедов. Никакого легкомыслия…
   – Зайценогов! – повторила Лола. – Не зря я почувствовала, что с этой фамилией что-то не так!
   – Не так? – повернулся Маркиз к своей боевой подруге.
   – Очень даже не так! – вполголоса подтвердила Лола. – Я ведь тебе тысячу раз говорила – та белобрысая девица, которая постоянно наводила на меня подозрения, ну, Вера, ее фамилия тоже Зайценогова!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация