А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса отправляется в ад" (страница 23)

   – Конечно, я помню фиксатор времени, ведь это мое детище. На складах Корпуса их сейчас достаточно. А зачем он тебе?
   – Терпение. Надеюсь, также вы помните, что я забрал с собой вашу память. Потом, возвратясь в прошлое, позволил вашей памяти завладеть моим телом, чтобы построить спираль времени, то есть машину времени, которую тоже изобрели вы.
   У него округлились глаза, а сверхсообразительный разум одним прыжком добрался до вывода, к которому я приближался черепашьим шагом. Он широко улыбнулся, осушил бокал, вскочил и энергично пожал мне руку.
   – Великолепно! Идея, достойная любой из моих! Мы переправим в ад фиксатор времени, подключим его к Слэйки и сделаем запись. Потом оставим там телесную оболочку Слэйки, но перенесем сюда его воспоминания.
   Как раз в этот момент вошла Анжелина и услышала последние фразы.
   – Если опять собрался скакать по вселенным, не надейся, что я отпущу тебя одного.
   Прозвучало это беззлобно, но совершенно непререкаемо. Я открыл рот, чтобы возразить, но вовремя одумался и кивнул.
   – Конечно. Прогуляемся по аду. Надень что-нибудь летнее.
   – Только на этот раз без колбасы.
   – Ну разумеется. То была чрезвычайная мера, и смею напомнить, она себя оправдала. Но на сей раз такие крайности ни к чему. Мы опять возьмем с собой космическую пехоту, но теперь уже хорошо вооруженную и экипированную. И под ее надежной защитой спокойно перепишем память краснокожего Слэйки.
   – Никакой пехоты, – отрезала она. – Только под ногами путаться будет. Нет, мы с тобой поедем вдвоем на быстром и прочном танке-разведчике. Стремительной атакой подавим сопротивление старого черта и захватим его в плен, а после я пришибу любого, кто вздумает к нам приблизиться. Надеюсь, до ленча управимся. Завтра?
   – Почему бы и нет? Сегодня меня ждут в больнице. Хотят залечить шрамы и ушибы, а заодно вправить сломанные ребра. Завтра утром будет в самый раз.
* * *
   Насчет сломанных ребер я не преувеличивал. Как показало сканирование, я отделался всего двумя переломами, и о них вполне могла позаботиться микрооконная хирургия. Требовался такой крошечный разрез, что врачи не видели необходимости в общей анестезии. Но поскольку я всегда очень нервно воспринимаю любые проникновения в мой организм, врачи уступили и предоставили мне голографический монитор, точно такой же, как у оперирующего хирурга. Все, что со мной делали, я видел в превосходной цветной трехмерной проекции. Мягкая змейка залезла мне под кожу и ткнулась в ребро. Из кончика иглы сразу же посыпались субмикроскопические машинки. Они вцепились манипуляторами в края моих сломанных костей и плотно прижали их друг к другу. Загудели микромоторы, и ребра сошлись тютелька в тютельку. Чудненько. Пока не зарастут трещины, машинки побудут во мне.
   Прямо с операционного стола я отправился в лабораторию, где ждали машина пространства-времени и Анжелина.
   – Куда ты, туда и я, – сказала она.
   Верная боевая подруга. Ей была очень к лицу черная униформа, усыпанная металлическими шипами и карабинчиками для гранат. А также черные ботфорты и тяжелые пистолеты в кобурах на бедрах.
   – Очень стильно, – похвалил я и надел на спину ранец с фиксатором времени. – Что показала предстартовая проверка нашего стального коня?
   – Все отлично. – Она похлопала по лобовой броне танка-разведчика. – Быстрый, крепкий, и огневая мощь вполне приличная. Для ада вполне достаточно. Как твои косточки?
   – Лучше не бывает. Я превосходно себя чувствую и рвусь в бой.
   – Ну что, поехали?
   – Одну секундочку. Перед отъездом я хочу, чтобы профессор Койпу зарубил себе на носу: мы вовсе не собираемся обживаться в аду.
   – Ну разумеется. – Койпу отступил от пульта, выглядел он при этом слегка раздраженно. – Не беспокойся, на сей раз с межвселенностным активатором проблем не возникнет.
   – То же самое вы говорили, отправляя меня в рай. А я там едва не дал дуба!
   – Теперь я подстраховался. Один активатор в корпусе вашего танка, другой – опять же у тебя в каблуке. А если все-таки придется туго, надо только покрепче обнять Анжелину…
   – Это я всегда с удовольствием.
   – …и она вернется вместе с тобой.
   – Благодарю, теперь мне намного спокойнее. – Я не кривил душой.
   Я залез в танк и лязгнул крышкой люка. Анжелина завела двигатель, и я показал профессору большой палец. На экране коммуникатора его физиономия расплылась в виноватой ухмылке.
   – Можешь заглушить мотор, – сказал он. – У нас тут маленькая проблема.
   – Маленькая?
   – Ну… точнее сказать, большая. Кажется, я не могу найти дорогу в ад.
   – Что значит – «не можете найти»?
   – Это и значит. Похоже, он исчез.

   Глава 24

   Анжелина заглушила мотор, а я поднял крышку люка. Слегка дрожа от волнения (срыв такой важной операции – дело нешуточное), мы затопали подкованными каблуками. Койпу сосредоточенно возился у пульта.
   – Почему вы говорите, что он исчез? – спросила рассерженная Анжелина.
   – Потому что он исчез. Не понимаю, что за чертовщина творится с этим адом.
   – Потеряли целую вселенную? Это еще ухитриться надо было.
   – Я ее не терял. Просто она не там, где должна быть.
   – По-моему, это все равно, что потерять, – сказал я.
   Он раздраженно скривил губы и снова защелкал клавишами и тумблерами. Но толку не добился.
   – Прежний набор частот не соответствует нынешнему аду. Я уже несколько раз перепроверил. Похоже, там вообще нет вселенной.
   – Уничтожена? – спросила Анжелина.
   – Сомневаюсь. Гибель вселенной – очень долгий процесс, на много миллиардов лет.
   – А рай на месте? – спросил я.
   – Конечно. – Он покрутил верньеры, нажал на клавишу, крякнул и вытаращил глаза. Нашарил рукой кресло позади, рухнул в него. – Невероятно!
   – Профессор, вы себя хорошо чувствуете? – спросила Анжелина.
   Он не услышал. Его пальцы бегали по клавишам, экран стремительно заполнялся математическими формулами.
   – Оставим его в покое, – сказал я жене. – Все равно только он один способен выяснить, что случилось. А мы пока отдохнем.
   Мы отправились в бар, и я щелкнул пальцами, подзывая робофицианта. Анжелина поморщилась.
   – Не рановато ли зенки заливать?
   – Ничего я не собираюсь заливать. Просто хочу утолить жажду одним-единственным бокалом пива. Составишь компанию?
   – Только не в это время дня.
   Я потягивал пиво и думал.
   – Опять придется начинать все сначала. До поры до времени забудем о других вселенных. Когда ты исчезла с Луссуозо, мы с Боливаром и Джеймсом тщательно обыскивали все планеты подряд – вдруг Слэйки проворачивает где-нибудь аферу под другой личиной? Храма Вечной Истины мы не нашли, зато обнаружили Церковь Ищущих Путь на Вулканне. Проникли в нее, а что было дальше, ты знаешь.
   – Знаю. Побывали в аду, на Стекле и в раю. И теперь застряли и будем ждать, пока наш замечательный профессор не найдет кого-нибудь из Слэйки.
   – Ждать не придется. – Я схватился за телефон. – Возможно, в ходе наших поисков мелькали следы других афер Слэйки. Давай-ка выясним, что удалось найти мальчикам.
   Мне ответил Боливар, а может быть, Джеймс. Звуковым фоном ему служили радостный визг и плеск.
   – Я что, нарушил заслуженный отдых?
   – Просто решили провести денек на пляже. В чем дело, папа?
   – Расскажу, когда вы будете здесь. Но сначала попробуй вспомнить: когда мы были на Луссуозо, нам не попадались на глаза следы других предприятий Слэйки?
   – Даже не знаю. Мы там все бросили и улетели. Но помню, когда улетали, компьютер все еще работал. Мы с ним свяжемся. Как только получим распечатки, будем у тебя.
   Профессор Койпу все еще бубнил свои формулы, Анжелина пила чай, а я подумывал о новом бокале пива. И тут появились мальчики.
   – Новости? – спросил я.
   – Прекрасные! – хором ответили они.
   Я полистал распечатки и передал их Анжелине.
   – Действительно, прекрасные новости. Несколько слабых следов, два-три довольно отчетливых…
   – И один верный, – сказала Анжелина. – Паства Блеющего Агнца. Прихожане – только женщины. И причем богатые женщины.
   – А ты заметила название планеты?
   – Еще бы! Клианда. Вы, мальчики, были тогда слишком малы, чтобы сохранить воспоминания об этой планете. Вы ее видели из детской коляски. Там были кое-какие проблемы, но мы с вашим папой все уладили. Как-нибудь расскажем на досуге. А пока вам достаточно знать, что Клианда – это планета-музей.
   – Музей чего?
   – Военщины, милитаризма, фашизма, джингоизма и тому подобной древней чепухи. В последний раз, когда мы были на Клианде, она едва сводила концы с концами. Но с тех пор, говорят, многое изменилось к лучшему – разумеется, благодаря деньгам туристов. Ну что, отправляемся на экскурсию?
   Страдальческий стон заставил нас дружно повернуть головы. Профессор Койпу тонул в пучине горя.
   – Все пропало, – снова простонал он. – Ничего не понимаю. Просто абсурд какой-то. Все сгинуло без следа – и рай, и ад.
   Он выглядел таким несчастным, что Анжелина подошла и погладила его по руке.
   – Ничего, профессор, все будет в порядке. Пока вы тут потели за уравнениями, мы раскрыли еще одно религиозное жульничество Слэйки. Осталось только хорошенько поработать над планом и разобраться наконец с этим мерзавцем. Не думаю, что мы можем себе позволить еще одну ошибку.
   Мы все одобрительно закивали.
   – Нельзя ли сделать новый темпоральный ингибитор? – спросил я.
   – А твой куда подевался? – Койпу сразу воспрянул духом, он всегда так поступал при малейшем проблеске света в конце туннеля. – Ах да, ты же говорил, что на Стекле он не действовал. Ты его там оставил?
   – Зашвырнул в океан. Кусок металла, что с него проку? Кстати, Слэйки там говорил, что наше оружие в его мирах бесполезно. Так и сказал «оружие», а не «темпоральный ингибитор». Выходит, он не подозревает, что для захвата его машины мы воспользовались ТИ.
   – А коли дело обстоит так, я не понимаю, почему бы нам не объединить ТИ с фиксатором времени.
   – Точно! Так мы и сделаем. И нанесем внезапный удар! Как раз во время проповеди, когда Слэйки наверняка будет в церкви. Заморозим все и вся, войдем, приставим к голове Слэйки ФВ и перепишем его память. Профессор, неужели это возможно?
   – Конечно. Действие обоих устройств основано на одном принципе. Их можно соединить друг с другом и снабдить переключателем. Не нужен режим ТИ, включаешь ФВ. А через миллисекунду автоматически срабатывает обратное переключение.
   Я потер ладони, предвкушая успех.
   – Спокойненько войдем, выкачаем память и выйдем, а когда окажемся в безопасном месте, отключим хронозаморозку. Слэйки будет разливаться соловьем и даже не заподозрит, что мы скопировали его разум. Но нам понадобится машинка помощнее того ТИ, – чтобы удержала в стазисе уйму народу. И нейтрализующее поле пошире, чем то, рассчитанное на горстку агентов. А еще как-то надо отпереть двери, чтобы проникнуть в здание.
   Профессор слушал меня с таким видом, будто я требовал от него сущих пустяков.
   – Не предвижу осложнений. Ты получишь большой ТИ, испускаемое им поле будет формой и размерами точно соответствовать зданию, в которое ты захочешь проникнуть. Когда остановится время, никто не сможет ни войти, ни выйти. Никто, кроме тебя. Нейтрализующее поле твоего ТИ будет рассчитано на одного человека.
   – Не пойдет, – сказала Анжелина. – Одного я его больше не отпущу. Ему обязательно потребуется помощь и прикрытие. Можно это устроить?
* * *
   Мы задумывали небольшую семейную операцию, но Инскипп, везде понатыкавший «клопов» и «жучков», не дремал. Я подчинился высокому начальству и явился на ковер.
   – Положа руку на сердце, неужели нам необходимо больше четырех человек?
   – Положа руку на сердце, мне плевать, сколько агентов будут участвовать в этом деле. Меня беспокоит расцвет кумовства в наших рядах. Не забывай, ты агент Специального Корпуса, а значит, должен подчиняться правилам Специального Корпуса. А правила Специального Корпуса не предусматривают семейных операций.
   – Зато они предусматривают использование темпоральных ингибиторов и фиксаторов времени в церквах. Где об этом сказано, в каком пункте?
   – Когда я говорю «правила Специального Корпуса», я имею в виду мои правила. Ты возьмешь с собой специального агента, и он будет постоянно держать меня в курсе.
   – Кого?
   – Сивиллу. Я ее уже отправил на рекогносцировку.
   – Согласен. Значит, вы нам даете зеленый свет?
   – Да. – Он выпроводил меня царственным взмахом руки.
* * *
   На борт крейсера мы поднялись только через неделю – этот срок потребовался на изготовление и проверку заказанной нами техники. Совершив путешествие в кривопространстве, мы расстались с военными на орбитальной станции и вместе с многочисленными пассажирами крейсера спустились на планету в челноке. Как и все они, мы были одеты по-курортному. Мы прилетели налегке (несколько мелких сувениров не заслуживали названия «багаж»), а оружие и снаряжение переправлялись дипломатической почтой. В память о добрых старых временах я снял самые роскошные номера в лучшем городском отеле «Злато-Злато».
   – Почему мне знакомо это название? – спросила Анжелина. – Не в этой ли гостинице мы жили, когда тебя пытался убить тот нехороший серый человек?
   – Совершенно верно. И в тот раз ты спасла мне жизнь.
   – Воспоминания… – Она лучезарно улыбнулась. – Воспоминания…
   В вестибюле нас встретил сам управляющий – высокий, красивый, с проседью на висках. Он поклонился и улыбнулся.
   – Генерал, миссис диГриз и сыновья. Добро пожаловать на Клианду, здесь вам всегда рады.
   – Остров? Ты ли это?
   – Конечно, генерал. Теперь я владелец этого отеля.
   – Надеюсь, среди гостей нет убийц?
   – На этот раз нет. Не угодно ли посмотреть ваш номер?
   В номере оказалась превосходная гостиная, за стеклянными стенами открывался прелестный пейзаж. Но Джеймс с Боливаром восторженно закричали при виде совершенно иной картинки.
   – Сивилла!
   Она ласково улыбнулась.
   – Рекогносцировка узаконена? – Ужасно не хотелось портить им радость встречи, но дело – превыше всего.
   – Все сведения здесь. – Она протянула мне атташе-кейс. – Завтра в одиннадцать утра – торжественная месса Паствы Блеющего Агнца.
   – И мы на ней поблеем, если вовремя прибудет снаряжение.
   – Уже прибыло. Огромный грузовик с черепами и скрещенными костями на бортах.
   Анжелина предалась любимому занятию – проверке оружия, а я распаковал фиксатор времени, очень хитроумно замаскированный под типичное клиандское устройство охранной сигнализации. Он не привлечет внимания, когда мы его прикрепим к стене клуба голосистых овечек. И потом его снять будет невозможно – он застынет во времени вместе со зданием. Я выключил голоэкран и ввел в процессор ФВ все данные о форме и размере здания, которые собрала Сивилла.
   – Готово, – удовлетворенно произнес я и пристегнул к поясу металлическую коробочку с темпоральным ингибитором и фиксатором времени. А затем нажал белую кнопку режима ФВ. Ничего не происходило, пока я не нажал красную кнопку ТИ. Моя семья и Сивилла превратились в статуи.
   Я выключил ингибитор. Снова – звуки и движение. Все системы в порядке, можно не волноваться.
   В тот вечер мы ужинали в ресторане, пили и танцевали, но спать отправились рано. А утром, сразу после одиннадцати, наша дружная компания продефилировала по Глупость-авеню. Достопримечательности радовали глаз, но еще больше его порадовала Анжелина, поджидавшая нас на углу. Проводок ее наушника тянулся к плейеру, точнее, усилителю подслушивающего устройства, замаскированному под плейер.
   – Вон там, за тем оконным витражом, – едва заметно указала она, – молельный зал. От голоса Слэйки вибрирует стекло, и я отлично слышу его тошнотворные разглагольствования.
   – Ну что ж, друзья мои, – сказал я, – пора начинать представление.
   Взявшись за руки, мы бодро и весело двинулись через улицу. По пути Боливар отделился от нашей компании, вошел в переулок и поднес к стене здания пляжную сумку. Затем сдернул сумку, и на стене осталось красивое охранное устройство. Никто из прохожих и проезжих этого не заметил. Боливар догнал нас у парадного.
   – Молодец, – похвалил его я.
   Я включил ТИ. И ничего не случилось. Во всяком случае, ничего заметного. Но здание вместе со всем содержимым погрузилось в стазис. И выйдет из него через час, а может, и через год, но не раньше, чем я отключу машинку. Люди в этом доме ничего не почувствуют и не узнают. Только удивятся, если обнаружат, что их часы показывают одно и то же неверное время.
   – Джеймс, отвори, пожалуйста, дверь.
   Мы зашагали по вестибюлю, а позади нас поле ТИ заперло дверь надежнее любого засова. Теперь ее даже атомным взрывом не вышибить. Вот я какой могущественный.
   – Вперед, – сказала Сивилла. – К высокой двустворчатой двери.
   – К той, что голубыми овечками разрисована?
   – Да.
   За микросекунду рука Анжелины успела выхватить и снова вложить в кобуру пистолет. Моя жена явно искала неприятностей, и я надеялся, что не найдет.
   Мальчики взялись за дверные ручки и по моему кивку рванули. Прямо перед нами стоял Слэйки и глядел на нас. Мы инстинктивно выхватили оружие – шесть стволов (Анжелина сразу два). Затем пистолеты медленно вернулись в кобуры.
   – Остановись, мгновенье, ты прекрасно, – сказал я.
   Слэйки и впрямь выглядел эффектно, хоть картину пиши. Рот разинут в порыве словоблудия, на лбу – крупные капли пота. Мы обошли толпу замороженных прихожан и поднялись по ступенькам за аналой.
   – Милый, ты готов? – спросила Анжелина.
   – Ну еще бы!
   Она подняла руку и прижала к черепу Слэйки, сразу за ухом, контактный диск фиксатора времени. Кивнула, и я нажал на кнопку темпорального ингибитора.
   Не произошло ничего зрелищного. Но на кратчайшую долю секунды поле ТИ отключилось, и изобретение гениального Койпу скопировало и заключило в своей памяти разум профессора Слэйки. Со всеми его знаниями и бредовыми идеями.
   – Под завязку! – сказала Анжелина, глянув на шкалу памяти прибора.
   – Ах ты, мошенник! – обратился я к Слэйки. – Ах ты, черт из райских кущ, ах ты, козлище среди Блеющих Агнцев! Наконец-то попался!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация