А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса отправляется в ад" (страница 16)

   Глава 15

   Каждый день я трудился в гостиничном оздоровительном клубе. В первый день выбился из сил через час – сказалась голодовка на Стекле. Но и тренеру приходилось потеть вместе со мной, и довольно скоро я вернул форму, которая позволяла заниматься спортом по пять часов в день и чувствовать себя при этом бодрым и дееспособным. Возвратился прежний вес, и я снова оброс мышцами. Разумеется, все это благотворно повлияло на боевой дух. Слой жира на моих любимых бицепсах – дар праздной и разгульной жизни на Луссуозо – исчез без следа.
   Наконец я понял, что больше не могу откладывать момент истины. Мне этого просто-напросто не позволит Анжелина.
   – Мне не нравится, – сказала она, словно прочитав мои мысли, – что мы бездельничаем.
   – Милая, ты, как всегда, права. – Я взял ее за руки.
   Кроме нас, в баре никого не было, только робобармен видел этот рассудочный порыв страсти. Едва ощутимо повернув запястья, она высвободила руки, взяла бокал и пригубила.
   – Любовь моя, свет моих очей. – Я решил призвать на помощь логику. – Я рассмотрел вопрос со всех сторон и вижу только один ответ…
   – Я могу с ходу предложить намного больше.
   – Но только мой – правильный. Необходимо разузнать, что творится в раю. Чем больше народу туда отправится, тем больше шансов, что кого-нибудь заметят. Должен идти кто-нибудь один. Невероятно талантливый, исключительно опытный суперагент. Одинокий волк, крадущийся в ночи, ловкий, красивый и непобедимый. Короче говоря, лучший агент галактики. Если ты еще не вспомнила его имя, могу намекнуть. Кое-где его зовут Стэлоуи Сцкцер, кое-где – Рэтинокс, кое-где – Растимуна Стальрато…
   – Ты о себе, что ли?
   – Как приятно слышать это от собственной жены! Люди редко говорят правду вслух. А ты что, знаешь специалиста более высокой квалификации?
   Она нахмурилась и промолчала. Почти бесшумно по ее соломинке перетекла последняя капля напитка. Но робобармен уловил этот звук и вжикнул к нам по рельсу, проложенному вдоль стойки. И произнес глубоким, проникновенным голосом:
   – Сударыня желает еще порцию нашей восхитительной амброзии?
   – Почему бы и нет?
   Металлическое щупальце по-змеиному обвилось вокруг ножки бокала, и тот мигом скрылся из виду. На груди робота раскрылась дверца, в нише стоял запотевший бокал пенящегося напитка.
   – А что угодно сударю? Горячительного?
   Я только что позанимался спортом и еще не настроился заложить за воротник.
   – Диетическое виски с долькой фрукта.
   – На это мне возразить нечего, – сказала наконец Анжелина. – У Инскиппа ты лучший агент. Главным образом потому, что не зеленый новичок и не добропорядочный слуга закона. Нет, по сути, ты – изощренный жулик, всю жизнь посвятил криминальному ремеслу…
   – Век бы слушал.
   – Знаю. Но все-таки из этого не вытекает, что в райское пекло тебе надо лезть одному. Я пойду с тобой.
   – Нет, дорогая, не пойдешь. Ты будешь хранить домашний очаг, заботиться о детях и…
   – Еще одно словечко в этом духе, и я тебе глаза выцарапаю! Терпеть не могу шовинистических свиней мужского пола.
   Когда она говорит таким тоном, с ней лучше не шутить. Я увидел ее скрюченные пальцы и невольно отпрянул.
   – Прошу прощения. Не бери в голову, я вовсе не это имел в виду. Неудачная попытка пошутить.
   Она рассмеялась, я понял, что гроза миновала, и снова взял ее за руки.
   – Я должен идти. И я должен идти один.
   Она тяжело вздохнула.
   – Понимаю, и все-таки ужасно не хочется уступать. Я знаю, ты вполне способен о себе позаботиться…
   – Клянусь, таким я и останусь.
   – Когда уходишь?
   – Это выяснится сегодня во второй половине дня. Наш славный друг Койпу считает, что довел наконец до ума связь между нами и другими вселенными.
   – Помнится, он говорил, что это невозможно.
   – В тот день он был в плохом настроении. Ты бы посмотрела на него сейчас!
   – А что, пойдем посмотрим.
   Нагромождение электронных устройств и путаница проводов за эти дни успели спрятаться под широкой черной консолью – сплошь разноцветные лампочки, шкалы и спирали Тесла; венчал все это сияющий экран. Неизменным остался лишь толстенный электрический кабель.
   – А, Джеймс! – Когда мы вошли, профессор выдвинул из бюро ящик и перерыл содержимое. – У меня для тебя кое-что есть.
   Он извлек плоский черный диск с отверстием в центре, сдул с него пыль и гордо протянул мне.
   – Музыка? – озадаченно спросил я.
   Койпу слегка рассердился.
   – Джим, временами мне кажется, будто ты не намного умнее одноклеточной водоросли. Сейчас ты держишь в руках уникальное, совершенно необыкновенное изобретение – межвселенностный активатор. Он твердый, не имеет съемных частей, и в его атомах не электроны, а псевдоэлектроны, они движутся с нулевой скоростью. Обнаружить это устройство невозможно, воздействовать на него каким-либо образом – тоже. Я его испытал во многих вселенных и остался вполне доволен.
   – И что же оно делает?
   – Будучи включено, оно пошлет сигнал универсальному дифференциатору. А тот возвратит тебя обратно. Все очень просто.
   – И в самом деле просто. Но как же я его включу?
   – А это еще проще. Активатор улавливает волны мозга. Стоит только захотеть, и машина перенесет тебя домой.
   Я восхищенно посмотрел на диск. Повертел его на пальце. Какое чудо! Достаточно лишь подумать: «Унеси меня домой»…
   Я вдруг оказался на другом краю комнаты. Врезался в машину. Диск прилип к консоли, а палец в его дырочке чувствовал себя так, будто его ампутировали.
   – Не могу… дышать… – прохрипел я.
   Койпу нажал на клавишу, и я свалился на пол.
   – Надо еще кое-что подрегулировать.
   Я встал и потер ушибленные ребра. И поспешил снять диск, пока палец не распух.
   – Впечатляет, – сказала Анжелина. – Спасибо, профессор, теперь я меньше буду волноваться. Когда он отправляется?
   – Когда захочет. – Он нажал другую клавишу, в недрах машины сверкнула молния, раздался хлопок, и от спирали Тесла брызнули искры. – Но перед отправлением следует учесть несколько факторов. Мне удалось засунуть в рай кончик многофункционального анализатора и получить довольно интересные результаты. Смотрите.
   Засветился экран, на нем замельтешили цифры, закорчились диаграммы.
   – На что смотреть? Для меня это полнейшая бессмыслица.
   Койпу раздраженно фыркнул, а затем ухмыльнулся с видом превосходства. И постучал по штрихам газового спектра на экране.
   – Это же очевидно.
   – Только для таких высоколобых, как вы. Не откажите в любезности, растолкуйте профанам.
   Не стоило мне этого говорить. Профессор с радостью ухватился за возможность прочитать длиннейшую и нуднейшую лекцию. Гравитация, атмосферное давление, давление кислорода – все это было мне знакомо. Худо-бедно я разбирался в таких вещах, как спин электрона, хаотичная дисперсия, качество воды, предельно допустимое загрязнение и так далее. Но когда он перешел к анализу компонентов атмосферы, я его перебил.
   – Кажется, вы упомянули о каком-то газе?
   Он снова показал на экран, заштрихованный спектральными линиями.
   – Вот он. Я еще ни разу не встречал этой формулы, поэтому дал газу условное название «закисин». Он действует на человека аналогично закиси азота.
   – Веселящий газ?
   – Точно. Закисин – это закись азота в кубе, я имею в виду фактор радости.
   – Мне это не нравится, – сказала Анжелина. – Может возникнуть привычка, а у Джима их и так хоть отбавляй. Вы можете чем-нибудь помочь?
   – Конечно. – Он протянул пузырек с фиолетовой жидкостью. – Это противоядие, полностью снимет все побочные эффекты. Ну-ка, диГриз, закатай рукав. – Он достал шприц и ввел мне прямо в вену дозу противоядия. – Больше тебе ничего не понадобится. Ну что, готов?
   Он нажал кнопку, и машина нетерпеливо загудела.
   – Давайте без спешки, – произнес я, хотя меня самого вдруг охватило нетерпение. – Для начала нужно как следует подкрепиться и выспаться. А завтра на рассвете начнем. Улетать в рай лучше на свежую голову.
   В тот вечер мы отправились гулять по городу – впервые вкусили радостей праздничного мира. Мы с Анжелиной шагали в обнимку, Сивилла держала под руки моих сыновей, и вечер удался на славу. Над городом полыхало искусственное северное сияние, в оркестровой яме на центральной площади наяривали две тысячи инструментов. Еда там была просто шик, а питье и того лучше. Но только не для меня. Ближе к утру я перешел на диетическое виски.
   На рассвете я встал, вышел на цыпочках из спальни, предоставив Анжелине улыбаться во сне, и твердо прошествовал в преддверие рая.
   – Что-то ты поздно, – ворчаньем встретил меня Койпу. – Неужели оробел?
   – Профессор, давайте обойдемся без воодушевляющих речей. Я готов идти хоть сию секунду.
   – Межвселенностный активатор не забыл?
   – В каблуке. Нас даже смерть не разлучит.
   – Ну а коли так, желаю удачи. – Он нажал несколько клавиш, и машина зловеще взвыла. – Ворота не заперты.
   Я приотворил створку гаражных ворот и глянул в щель. Вроде не так уж и страшно. Я распахнул ворота настежь и шагнул вперед.
   Мило. В голубых небесах – теплое желтое солнце, совсем не похожее на багровое в аду. Рядом со мной на высоте моих плеч проплывало белое облачко. Я ткнул в него пальцем, и оно отпрянуло с мелодичным звоном. Совершенно безмятежный ландшафт – низкие, округлые, поросшие короткой травой холмы. Неподалеку купа деревьев бросала тень на мощеную дорожку. Я подошел, постучал каблуком по желтым плитам. Мягкие. Дорога петляла и исчезала среди деревьев справа от меня. Слева она сворачивала в долину между холмами.
   Ну и куда прикажете идти? С холмов доносился приглушенный рокот, похожий на гром. Как всегда, любопытство победило, и я двинулся налево. И очень скоро понял, что не ошибся в выборе. Я увидел перекресток с указателем и приблизился к нему с нарастающим интересом.
   – Три пути, – сказал я, глядя на стрелки указателя. – Я пришел со стороны «свалки мусора». Слишком волнующее название, чтобы захотелось вернуться по своим следам. Остаются «валгалла» и «парадиз». Что выбрать, вот вопрос.
   Парадиз – это, конечно, заманчиво, мне сразу вспомнилась чудесная планета по имени Параисо-Аки. Она и впрямь стала парадизом, когда меня там выбрали в президенты. Валгалла? Тоже вроде знакомое слово, кажется, попадалось на глаза, когда я копался в истории религий. Смутно ассоциируется со снегом, топорами и рогатыми шлемами. Нет, парадиз мне нравится гораздо больше.
   И тут я заметил прикнопленную к столбику указателя бумажку: «Парадиз закрыт на ремонт». Разумеется, после этого я уже не колебался.
   Дорога вилась по дну узкой долины. Закончилась она у высокого уродливого частокола из неокоренных бревен. В стене была металлическая дверь – казалось, она только меня и ждет. Впечатление оказалось ложным, ручка на двери не поворачивалась. Я налег на дверь плечом, но она даже не шелохнулась. Я уже совсем было решил попытать счастья в парадизе, но тут заметил на двери табличку: «Служебный вход» – прозрачный намек на существование другого входа. Он-то мне и нужен.
   Заметив тропинку, я пошел по ней вдоль стены и повернул за угол. И сказал с неподдельным восхищением:
   – Вот это да!
   Массивные золотые колонны поддерживали карниз над массивной золотой дверью. Несметное множество драгоценных камней на карнизе лучилось светом. Внезапно затрубили невидимые рожки, зазвучала героическая музыка. Под волнующий бой барабанов я взошел на крыльцо. Пока я, заинтригованный донельзя, приближался к двери, огоньки на карнизе выстроились в слова, но прочитать их мне не удалось. Наверное, потому, что я не знал этого языка, и вообще впервые видел причудливые письмена, очень похожие на рассыпанные спички. Над драгоценными камнями сверкали золотом огромные скрещенные топор и молот.
   – А классно смотрится, правда? – прозвучало за спиной.
   Я развернулся в прыжке и принял защитную стойку. Только благодаря музыке этот человек сумел приблизиться ко мне незамеченным. Но выглядел он вполне мирно – средних лет, полный, в дорогом деловом костюме, белой рубашке с жабо и кроваво-красном галстуке. И улыбался он вполне дружелюбно.
   – Тоже валгаллу решили посмотреть?
   – Конечно. – Я успокоился и заметил на его галстуке золотое шитье – скрещенные топор и молот, точно такие же, как над входом.
   – Наконец-то мы в валгалле.
   – Еще нет, – замахал он на меня руками. – Я только посмотреть пришел, только посмотреть. Одним глазком глянуть. Каждому ведь интересно, что его ждет после жизни. Я еще не готов переселиться насовсем.
   Его слова утонули в душераздирающем реве рожков и оглушительной барабанной дроби. Золотая дверь медленно отворилась, музыка стихла, и к нам обратился женский голос:
   – Добро пожаловать, благочестивые и доблестные приверженцы Лиги Длинной Ладьи И Верных Друзей Фрейи. Входите и обретите до срока один день из грядущей вечности. Перед вами валгалла! Колодезь медового молока на краю радуги. Входите и не наступите на змею!
   Ничего себе змея! Толщиною в добрый ярд, голова и хвост где-то за горизонтами. Когда мы через нее перепрыгивали, она медленно извивалась.
   – Уроборос, – сказал мой спутник. – Опоясывает мир.
   – Поторопитесь, – велела нам невидимая экскурсовод. – Время не ждет. Я могу поднять завесу, но совсем ненадолго и только по специальному разрешению богов. Тор всегда благоволит воинам Лиги Длинной Ладьи, а Локи сейчас в хеле, поэтому Тор в безмерной щедрости своей позволяет вам заглянуть в будущее. Так что смотрите и радуйтесь, ибо когда-нибудь все это будет вашим…
   Мрак неторопливо растаял. Я шагнул вперед, чтобы получше рассмотреть, и стукнулся носом о невидимое препятствие, оно начиналось от земли и поднималось выше, чем я мог дотянуться. Мой спутник постучал по нему костяшками пальцев.
   – Стена Вечности, – сказал он. – Хорошо, что она нас не пускает. Пройти сквозь нее может только мертвый.
   – Спасибо, я не настолько любопытен. Ух ты!
   Возглас посвящался удивительной сцене, которая внезапно открылась по ту сторону барьера. В громадном каменном очаге ревел огонь, над ним жарился на вертеле огромный зверь. За длинными столами восседало множество здоровяков с пышными шевелюрами и бородами. Они вели себя совершенно непринужденно, выпивали и закусывали с неописуемым энтузиазмом. На деревянные столы с грохотом падали глиняные кружки с напитками, их тут же хватали и опрокидывали над разинутыми ртами. Причем это делалось одной рукой, потому что в другой почти каждый пирующий держал кусок дымящегося мяса или ногу очень крупной птицы.
   Голоса были едва различимы – как отдаленное эхо. Насколько мне удалось разобрать, выпивохи орали и ругались. Некоторые пели что-то боевое. Еду и питье разносили громадные светловолосые официантки с толстенными ляжками и ничуть не уступающими им бюстами. Время от времени над ревом мужественных глоток поднимался истошный визг – кто-то щипал даму за ягодицу. Иногда раздавался глухой треск – проворная официантка, не желая оставаться в долгу, обрушивала кружку на череп нахала, чтобы секунду спустя с хохотом дернуть его за бороду, прозрачно намекая на предстоящую оргию. Сказать по правде, в отдалении мясистая парочка, похоже, именно этим и занималась прямо на столе – из полумрака доносился смех. Он стих, как только снова воцарилась мгла.
   – Ну каково? – У моего спутника маслились глаза от возбуждения.
   – Не для вегетарианца, – пробормотал я едва слышно, чтобы не испортить ему настроение. И вкрадчиво спросил: – Насколько я понял, мы с вами из одной длинной лодки?
   Ответа не последовало – толстяк уже исчез. Я упустил свой шанс, надо было вытягивать из него информацию, а не пялиться на красоты валгаллы. Я вышел на крыльцо, но благочестивый и доблестный приверженец Лиги Длинной Ладьи, похоже, успел убраться восвояси. За моей спиной хлопнула дверь, драгоценные камни-лампочки померкли. Финита ля комедия. И что же я узнал?
   Немало, утешил я себя. Но это, конечно, не тот рай, о котором рассказывала Вивилия фон Брун. Похоже, валгалла – это воплощенная мужская греза о вечном мальчишнике. Из чего вытекает: в раю наверняка не один рай. Наверное, Вивилия побывала в каком-нибудь другом. В парадизе? Возможно. Из чего вытекает: мне тоже надо сунуть туда нос. Даже если парадиз на ремонте.
   Повинуясь сей железной логике, я вернулся на распутье и пошел по тропинке к парадизу. Она петляла среди деревьев и густых кустарников. Внезапно я услышал рокот мотора впереди и остановился. Я всегда ставил осторожность превыше отваги, а потому упал на землю и пополз сквозь кустарник. Возле последнего куста я залег и раздвинул ветви.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация