А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса идет в армию" (страница 4)

   Глава 4

   Таскать за пазухой кошелек было не очень удобно. Он вдавливался в живот, и, кроме того, выпирающий червовый туз, наверное, бросался в глаза. Возможно, хог уже разослал слуг во все концы города, и сейчас меня высматривают среди прохожих. Им не составит труда найти старину ди Гриза, если он будет шляться по улицам, забыв об осторожности.
   От этой мысли меня прошиб пот. Я постучал по столу монеткой, подзывая официанта. При виде островной валюты у него заблестели глаза. Схватив трясущимися пальцами монету, он пулей вылетел из ресторанчика и вскоре вернулся с целой пригоршней аргханов. Меня, конечно, обсчитали, но я не стал скандалить, а вышел из ресторана и нырнул в первую же лавку, где торговали одеждой. Ее хозяин неважнецки знал эсперанто, но все же я сумел объяснить ему, что мне нужно. Из лавки я вышел в мешковатых штанах и накидке, с плетеной корзиной, в которой был спрятан кошелек. С трудом переставляя отбитые ноги, я добрался многолюдными улицами до рынка, где обзавелся широкополой кожаной шляпой с шикарным пером. Мало-помалу я оделся с иголочки. Деньги перекочевали в элегантную наплечную сумку, а корзину с арестантскими шмотками я выбросил.
   Наступил вечер. Я заблудился, и к тому же меня не оставляли тревожные мысли насчет Бибз. Я сделал все возможное, чтобы ее не заподозрили в сговоре со мной, но было ли этого достаточно? «Обязательно надо ее разыскать, – виновато думал я. – Но как это сделать? Чего проще – найду здание Лиги, единственный ориентир, а там что-нибудь придумаю».
   Базу Лиги я нашел на рассвете. Едва не валясь с ног от усталости, прошел по пути фургона, в котором мы ехали вместе с конвойными до того места, где спрыгнули. Затем разыскал знакомый ресторан и с облегчением уселся за столик. Оставалось надеяться, что Бибз не забыла это местечко и у нее хватит ума прийти сюда.
   Я снял и бросил на стол шляпу. И тут как будто раскаленный обруч сдавил мне горло.
   – Предатель! – прошипела мне на ухо Бибз.
   Я хрипел и хватал руками воздух. Неужели конец?.. Я потерял сознание, а когда пришел в себя, боль исчезла, а проволока упала мне на колени. Пока я растирал шею, Бибз, пододвинув стул, уселась и заглянула в сумку с деньгами.
   – А ведь я могла тебя придушить, – сообщила она. – Запросто – до того разозлилась. Решила, что меня оставили в дураках. Но теперь понимаю: ты тогда на месте придумал план. Ладно, считай, что мы квиты – видишь, как меня разукрасили по твоей милости?
   Я полюбовался на ее разбитые губы, на синяк под глазом.
   – Я же не хотел… – прохрипел я. – Для того и сбил тебя с ног, чтобы не подумали…
   – И правильно сделал, иначе меня бы прикончили на месте. Но все-таки, пока я валялась без чувств, мне намяли бока. Потом все погнались за тобой, а я улизнула. Дождалась темноты, прячась по закоулкам и ненавидя тебя. У меня ведь ни гроша с собой нет. Вообще ничего, кроме фингала. Твое счастье, что я такая отходчивая.
   – Спасибо, – буркнул я и единым духом ополовинил кувшин с вином, принесенный официантом. – Это был наш единственный шанс. Пока ты торговалась со старикашкой, я хорошенько рассмотрел его логово. Лезть туда ночью – дохлый номер. Поэтому я решил забрать денежки сразу, раз уж мы были внутри.
   – Грандиозно. Нужно было хоть предупредить.
   – Это было невозможно. Мне ничего не оставалось, как только вывести тебя из игры. Сожалею – но это сработало.
   Бибз усмехнулась и погладила сумку с монетами.
   – Пожалуй, такой куш стоит нескольких ушибов. Ладно, я не сержусь. Пойдем отсюда. Ты сменил костюм, нужно и мне переодеться.
   – А потом – в лучший остелиов города.
   – Да, с горячей ванной и с хорошей кухней. Вперед!
   Вскоре мы нашли остелиов – приземистое здание с номерами, выходящими окнами во двор, – и выбрали самые роскошные апартаменты. На столе нас поджидал кувшин холодного вина – в жизни не пил вкуснее. Слоняясь по комнатам, устланным коврами, я грыз печенье, а Бибз тем временем плескалась в ванне. Наконец она вышла, закутанная в полотенце, пышущая румянцем и голодная как волк. В остелиове не было столовой или ресторана, еду нам принесли прямо в номер. Когда тарелки опустели, я запер входную дверь на засов, потом заново наполнил вином хрустальный кубок Бибз.
   – Вот это жизнь! – сказала она, блаженствуя.
   – Что верно, то верно, – согласился я, вытягиваясь рядом с ней на подушках. – Ну, теперь вздремнуть чуток, и я снова стану человеком.
   Она взглянула на меня прищуренным глазом – второй, подбитый, был и вовсе закрыт – и улыбнулась.
   – Все-таки ты удивительный парень, Джимми. Совсем мальчишка, но очень способный. Ты пережил рабство на Спайовенте, а ведь это было непросто. Потом уложил несколько фараонов и сумел обчистить хога.
   – Просто повезло.
   Ее слова (за исключением «мальчишки») пришлись мне по душе.
   – Не думаю. Кроме того, ты меня здорово выручил. Вырвал из цепких лап закона и раздобыл деньги, которые помогут нам смыться отсюда. Пожалуй, надо тебя отблагодарить.
   – Не за что. Поможешь мне разыскать Гарта, вот и будем квиты. Давай об этом завтра поговорим, утро вечера мудренее.
   Бибз опять улыбнулась.
   – Джимми, я хочу отблагодарить тебя иначе.
   Как вы думаете, случайно ли в тот миг с нее соскользнуло полотенце? Бибз выглядела просто потрясающе. Вот только подбитый глаз… но это – пустяки.
   Как бы вы, читатель, поступили на моем месте?
   Думаю, как бы ни поступили – не стали бы рассказывать посторонним…
   Извините, но это частное дело двух взрослых людей, достигших определенного согласия. Очень тесного согласия. С вашего позволения, на остаток дня я наброшу покров и поставлю в тексте пробел, чтобы деликатно обозначить несколько часов.

   Никогда еще солнце – полуденное солнце Стерен-Гвандры – не светило так ярко и не грело так ласково. Переполненный блаженством, я валялся на тахте, жуя какой-то фрукт и запивая вином.
   – Я не ослышалась? – спросила Бибз. – Ты решил остаться?
   – Ну что ты! Конечно, я улечу отсюда. Но сначала разыщу Гарта.
   – Скорее он сам найдет тебя и прикончит.
   – Еще посмотрим, кто кого прикончит.
   Она помолчала, склонив набок очаровательную головку, затем кивнула.
   – Пожалуй, я бы посмеялась, услышав это от кого-нибудь другого. Но ты слов на ветер не бросаешь. Однако я здесь не останусь, – добавила она со вздохом. – Хватит с меня. Благодаря Гарту я оказалась за решеткой, благодаря тебе – снова на воле. И все, дело закрыто. Правда, ужасно хочется знать, чем все кончится. Будь другом, если останешься жив, пошли мне весточку через профсоюз венианских космонавтов. – Она протянула листок бумаги. – Держи. Здесь все, что я знаю о Гарте.
   – Генерал Зеннор, – прочитал я. – Или Зеннар.
   – Не знаю, как пишется. Похоже, это его настоящая фамилия и звание – однажды при мне к нему так обратился младший офицер.
   – А что такое Мортстерторо?
   – Большая военная база. Наверное, самая крупная на острове. Там мы садились и забирали груз. Нас не выпускали из корабля, а за Гартом приезжал огромный, весь в звездах и флажках лимузин. И каждый начальник отдавал ему честь. Он большая шишка, островитяне его высоко ценят. Извини, но мне больше ничего не известно.
   – Спасибо, этого достаточно. – Я сложил листок и спрятал его в карман. – Что еще?
   – К вечеру, наверное, у нас будут документы. Я скоро улечу. Мне удалось устроиться на корабль, который на несколько месяцев зафрахтован торговой делегацией. Я подкупила матроса, и он сказался больным.
   – Когда старт?
   – В полночь, – голос Бибз дрогнул.
   – Боже! Как скоро…
   – Да, Джимми. Я все вижу, потому и расстаюсь с тобой. Ни к чему нам крепкие узы.
   – О чем ты? Какие узы? Не понимаю.
   – Вот и хорошо. Когда поймешь, я уже буду далеко.
   Разговор действовал на меня угнетающе. До минувшей ночи мои отношения со слабым полом были… скажем, не такими близкими. Бибз молча смотрела на меня, я же, подавленный и сбитый с толку, не знал, что сказать. Оказывается, я совсем не знаю женщин.
   – Ну, мои планы не столь конкретны… – промямлил я, но она прижала к моим губам теплый палец.
   – Конкретны, я же вижу. И ради меня ты не станешь их менять. Утром ты твердо знал, чего хочешь.
   – Я и сейчас знаю, – кивнул я, пытаясь придать голосу уверенность. – Ты уже поговорила с кем надо, чтобы меня переправили на Невенкебла?
   – Да, и пообещала двойную плату. Если на острове ты исчезнешь с корабля, у старого Грбонджи отберут лицензию. Но он давно мечтает осесть на берегу, и только нужда заставляет его ходить в море.
   – Чем он занимается?
   – Перевозит фрукты и овощи на остров. Он возьмет тебя матросом. Если в гавани ты сбежишь с судна, у него отберут лицензию на ввоз товара. Но Грбонджа готов пойти на это ради денег.
   – Где мы с ним встретимся?
   – Вечером отведу тебя к нему на склад.
   – А потом?
   – Потом уйду. Ты не голоден?
   – Мы же только что позавтракали.
   – Я не это имела в виду, – хриплым голосом произнесла Бибз.

   Идти по темному городу, где фонари горели только на перекрестках, было довольно боязно. Мы молчали – наверное, просто говорить было не о чем. На поясе у меня висел кинжал, а новая дубинка то и дело стучала по стенам, предупреждая ночных грабителей, что не стоит связываться с вооруженным Джимом ди Гризом. Наконец мы подошли к складу; на стук моей спутницы кто-то невидимый открыл небольшие ворота в высокой стене и впустил нас. В ноздри ударил сладковатый запах фруктов. В освещенном углу сидел в кресле седой старик с бородой, прикрывавшей чудовищных размеров пузо, которое уютно устроилось на ляжках. Один глаз старика скрывался под повязкой, второй – крошечный, как бусинка, – пытливо смотрел на меня.
   – Это тот самый парень, – сказала ему Бибз.
   – Он говорит на эсперанто?
   – Не хуже любого местного, – буркнул я.
   – Давай деньги, – он протянул пятерню.
   – Чтобы ты ушел без него? Ну уж нет. Отвезешь Пловечи – получишь деньги.
   – Дай хотя бы взглянуть на них. – Глаз-бусинка снова уставился на меня, и я понял, что Пловечи – это я.
   Зачерпнув пригоршню монет из сумки, я показал их Грбондже. Старик одобрительно хмыкнул. Сзади потянуло сквозняком, и я резко обернулся.
   Ворота закрылись. Бибз ушла.
   – Можешь спать здесь, – Грбонджа показал на груду мешков у стены. – Утром погрузимся – и в путь.
   Он ушел, забрав с собой лампу. Я постоял в темноте, глядя на ворота, потом уселся на мешки, прислонясь к стене и положив дубинку на колени. Делать было нечего, и я задумался о том о сем, пытаясь разобраться в сумятице чувств и желаний. Наверное, слишком глубоко задумался – когда проснулся, в ворота просачивался солнечный свет. Оказалось, что я лежу, уткнувшись носом в мешок, а дубинка валяется рядом на полу. Я принял сидячее положение, проверил, на месте ли деньги, потянулся и приготовился встретить наступающий день. С большой, надо признаться, неохотой.
   Ворота распахнулись настежь. Снаружи шумел окутанный утренним туманом океан. У берега покачивался внушительных размеров парусник. По сходням с него спускался Грбонджа.
   – Эй, Пловечи, подсоби-ка моим парням, – распорядился он, проходя мимо меня.
   Вслед за ним на склад ввалилась разношерстная команда. Матросы расхватали мешки из ближайшей к выходу кучи. Ни слова из того, что они говорили, я не понимал, но в этом не было нужды. Работа была жаркая, скучная и физически утомительная и заключалась в следующем: я переносил мешок из склада на корабль и возвращался за следующим. В мешках были овощи, и от их едкого запаха у меня слезились глаза. Лишь переправив на судно все овощи, мы улеглись на землю в тени, возле кадки со слабым пивом. Схватив одну из грязных деревянных кружек, привязанных к ней бечевкой, я дважды наполнил и осушил ее.
   Вскоре подошел Грбонджа и велел собираться. Моряки убрали сходни, отвязали швартовы и стали поднимать парус. Я старался не мешать им – стоял у борта, играя дубинкой. В конце концов Грбонджа осерчал и велел мне убираться в каюту. Но не успел я отворить дверь, а он – тут как тут.
   – Ну, теперь давай деньги, – потребовал старик.
   – Не спеши, дедуля. Заплачу, сходя на берег, как договаривались.
   – Только не на глазах у моих ребят. Ни к чему им видеть это.
   – Не бойся. Сделаем так: ты будешь стоять у трапа, а я натолкнусь на тебя, будто ненароком, и незаметно суну кошелек тебе за пояс. И все, хватит об этом. Лучше расскажи, что ждет меня на острове.
   – Беда! – захныкал он, запуская в бороду пальцы. – Зря я с тобой связался. Тебя поймают и прикончат, да и мне…
   – Ну-ну, успокойся. Взгляни-ка вот на это. – Я поднес мешочек с деньгами к лучу света, падающему сквозь иллюминатор, и встряхнул. – Здесь все: заслуженный отдых, домик в сельской местности, ежедневно – баррель пива, блюдо свиных отбивных и великое множество прочих радостей.
   Звон денег обладает великолепным успокаивающим свойством. Когда у Грбонджи перестали дрожать руки, я вконец его осчастливил, дав ему пригоршню монет.
   – Задаток в знак нашей дружбы. А сейчас подумай-ка вот о чем. Поймают меня на берегу или нет, зависит от того, много ли я буду знать. Поэтому чем основательнее ты подготовишь меня к тому, что я увижу на острове, тем больше шансов, что сам не пострадаешь. Ну, давай, рассказывай.
   – Да я о нем почти ничего не знаю. Ну, причалы там, склады. За складами рынок. Все это обнесено высокой стеной. За нее нас не пускают.
   – А ворота есть?
   – Есть, и довольно большие, но они охраняются.
   – А рынок большой?
   – Громадный. Как-никак центр торговли целой страны. Он тянется вдоль побережья на много мильдириов.
   – А мильдириов – это сколько?
   – Мильдир. Мильдириов – это во множественном числе. В одном мильдире семьдесят латов.
   – Ну, спасибо. Придется самому посмотреть.
   Сопя и ворча, Грбонджа поднял крышку люка и исчез в трюме – отправился, видимо, прятать деньги. Мне не сиделось в каюте, и я поднялся на палубу. Чтобы не путаться под ногами матросов, прошел на нос. Туман рассеялся, передо мной расстилалась безмятежная синь. Судно приближалось к огромной полуразрушенной башне, торчавшей из воды. Я сразу понял, что ее построили еще в ТЕ годы.
   Чтобы увидеть верхушку, пришлось запрокинуть голову. Башню венчал обломок моста, искореженные рельсы окунались в воду. Отовсюду выпирало ржавое железо, покачивались обрывки толстенных тросов. Я ужаснулся, представив катастрофу, разрушившую мост.
   А может быть, это все не катастрофа? Может быть, правители Невенкебла взорвали мост, чтобы отрезать остров от континента, погрязшего в варварстве? Вполне возможно. И если им присуща подобная гибкость ума, мне совсем не просто будет проникнуть на остров. Но прежде чем я успел встревожиться на этот счет, появилась более непосредственная угроза.
   Прямо на нас, грохоча двигателями, неслось длинное, серое, ощетинившееся пушками судно. Оно затормозило перед нашим носом и остановилось справа от нас; от волны, поднятой им, наш кораблик закачался и захлопал парусами.
   Я старался не обращать внимания на хищный прицел смертоносных орудий, любое из которых могло в мгновение ока разнести наше судно в щепки. Но о чем беспокоиться? Мы – мирные торговцы, закон не нарушаем, верно?
   Очевидно, капитан канонерки думал примерно так же. Оскорбительно ревя гудком, судно развернулось и помчалось прочь. Когда оно удалилось на порядочное расстояние, один из наших матросов погрозил ему вслед кулаком и выкрикнул что-то неразборчивое.
   Впереди рос остров Невенкебла – утесы и зеленые холмы, многоэтажные дома над круглой бухтой, за ними – фабричные корпуса, терриконы и дымящиеся трубы. Часть бухты отгорожена извилистой каменной стеной, по краям стены – форты с огромными орудийными стволами, торчащими из бойниц. Я кожей чувствовал подозрительные взгляды артиллеристов, видел, как медленно движутся нацеленные на нас жерла. Эти парни шутить не любят.
   – Спокойно, Джимми! – бодро сказал я себе, крутя над головой дубинку. – Ты еще покажешь этим салагам, где раки зимуют. Куда им тягаться с Джимми ди Гризом!
   Это была бы геройская фраза, не пусти я петуха.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация