А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса идет в армию" (страница 22)

   Глава 23

   – Это самоубийство, – с дрожью в голосе повторил Мортон.
   – Напротив – очень разумный ход. Этой свинье Зеннору и в голову не придет искать меня среди солдат. У меня есть увольнительная на сегодня. Я приду в лагерь пораньше, под тем предлогом, что в городе солдату делать нечего. Побываю в уборной, в пивной для нижних чинов – везде, где собираются рядовые, – и потолкую с ребятами. И еще кое-что сделаю, о чем тебе пока знать ни к чему. Ты за меня не волнуйся.
   «Я сам за себя волнуюсь», – мысленно добавил я. В армии меня ждала масса ловушек, и все они были смертельно опасны.
   – Но как ты оттуда выберешься? – Казалось, голос Мортона доносится издали, с трудом пробиваясь сквозь черную завесу моих дурных предчувствий.
   – Ну, это меня меньше всего беспокоит, – честно ответил я и повернулся к Стирнеру, который спокойно слушал наш разговор. – Помните, что делать с кассетами?
   – Мы в точности исполним ваши инструкции. Добровольцы ждут не дождутся, когда им дадут кассеты, чтобы раздать их другим добровольцам, а те тоже сделают все, что от них требуется.
   – Прекрасно. Но с раздачей кассет надо потерпеть хотя бы до завтрашнего вечера. Нужно, чтобы побольше солдат узнало пароль. Если офицеры сразу заметят неладное, это существенно затруднит нашу работу. Они возьмут под наблюдение или вовсе перекроют железную дорогу. Поэтому надо заранее подготовить другие пути. В общем, позаботьтесь обо всем, пока меня не будет. Назначаю вас ответственным за дезертирство.
   – Когда вы рассчитываете вернуться?
   – Как получится. Постараюсь не задерживаться.
   Больше говорить было не о чем. Нахлобучив на голову кепи, я повернулся к выходу.
   – Удачи, – сказал Мортон мне вслед.
   – Спасибо. Да, удача мне не помешает.
   Шагая по пустым улочкам, я испытывал острую тоску. А утопить ее было нечем, поскольку вирр-диск я вернул Стирнеру, а деньги на этой планете ничего не стоили. Оставалось брести мимо вывесок, суливших недоступные для меня удовольствия, и прижиматься носом то к одному, то к другому окну, как это делали другие неприкаянные в мундирах. У многих не выдерживали нервы, и хотя вечер только что наступил, они тащились в городской парк, где был разбит лагерь.
   Я побрел вслед за ними и вскоре оказался под яркими фонарями, возле колючей проволоки, окружавшей зеленый парк. Раньше он был излюбленным местом отдыха горожан, а теперь на вытоптанной траве стояли серые армейские палатки. Солдат удобствами не баловали, но офицеры жили в сравнительно комфортабельных сборных бараках.
   Чтобы приблизиться к воротам, где военные полицейские проверяли увольнительные у понурых рядовых, мне пришлось собрать в кулак всю свою волю. И хотя рассудок убеждал меня, что никто не ждет в лагере чужого, все животные инстинкты верещали от ужаса.
   Разумеется, все прошло без сучка без задоринки. Крошечные глазки полицейского вытаращились из-под кустистых бровей на увольнительную, а затем волосатая лапа махнула: проходи, мол. Направляясь к палаткам, я позвенел в кармане мелочью, забытой на радостях прежним владельцем мундира. Этих монеток как раз должно было хватить на кружку разбавленного пива в солдатской пивной. Как говорится, лучше что-то, чем ничего.
   Найти пивную было проще простого – из нее доносилась музыка, напоминающая работу камнедробилки.
   Вскоре я вошел в провисшую палатку, тускло освещенную лампочками, предназначенными, видимо, только для того, чтобы приманивать летающих насекомых. За грязными деревянными столами на скамьях, сколоченных из неструганых досок, сидели рядовые и потягивали дрянное теплое пиво. Я взял кружку и приблизился к одной из компаний.
   – Для меня найдется местечко?
   – Найдется. В преисподней.
   – Большое спасибо. Ты всех туда посылаешь?
   – Каждого осла.
   – Совсем как горожане.
   Эта реплика вызвала интерес. Здоровяк, с которым я беседовал, выпучил на меня мутные глаза. Остальные тоже обернулись и навострили уши.
   – Ты что, тоже из увольнения? А нас завтра отпустят. Ну, как там, расскажи.
   – Паршиво там. В пивнушках не обслуживают. А хватаешь кружку – закрывают заведение и расходятся по домам.
   – Это мы уже слышали. Но тут ничего не поделаешь.
   – Ну почему же? Можно снять форму, уехать куда-нибудь подальше, ну и жить там в свое удовольствие. Вкусно есть, сладко пить, целовать девушек.
   Теперь на меня смотрели по-другому. Глазища – что пушечные жерла: казалось, вот-вот грянет залп. Над столом повисла мертвая тишина.
   – Что ты сказал? – наконец шепотом спросил здоровяк.
   – Что слышал. Идешь в ресторан, садишься за столик, никого не задираешь. Если тебя спрашивают: «Вы любите свежий воздух?» – отвечаешь: «Да, люблю». И все. Тебе дадут штатскую одежду и билет на поезд. Садишься в вагон и ту-ту на другой конец страны. Туда, где тебя вовек не найдут.
   – А ты не заливаешь?
   – А зачем? Да вы и сами можете убедиться. Кто мешает? Что бы с вами ни случилось – хуже, чем в армии, не будет. – Этот железный довод подействовал не только на здоровяка.
   – А ты-то почему вернулся?
   – Хороший вопрос. – Я сунул ему под нос увольнительную. – Видишь? Действительна до полуночи. Я вернулся за письмами от мамочки. Ну, до встречи в раю – если захочешь туда попасть.
   Я вышел из пивной и направился в сортир, где играла в орлянку другая компания. Поймав подброшенную кем-то монету, я воспользовался этим как поводом, чтобы завести беседу, уронил семена в благодатную почву и удалился, не сомневаясь, что «сортирный телеграф» не подведет. Зная эту публику, я был уверен, что завтра никто не вернется из увольнения. Любопытно, как это воспримет генерал Зеннор?
   Пора начинать осуществление плана номер два.
   Прежде всего, решил я, надо вырасти в чине. Прозябать в рядовых – нет уж, увольте. Я уже побывал офицером и ни на что другое не согласен.
   С этими мыслями я направился прямо в гнездышко этих распрекрасных птичек – офицерский клуб. Найти его было не труднее, чем пивную, благодаря пьяным, которые тащились в противоположном направлении. Армия есть армия; чем выше твой ранг, тем крепче выпивка. Миновав двух майоров, цепляющихся друг за друга, полковника, блюющего на живую изгородь, и неподвижно лежащего в канаве капитана, я увидел впереди клуб. И спрятался в кустах, чтобы понаблюдать за входом.
   Это была лихая холостяцкая гулянка. Слышались нестройные голоса, распевавшие похабные песни. На газоне вяло кипели по меньшей мере две драки.
   Из клуба то и дело выходили подгулявшие офицеры. У меня сложилось впечатление, что командный состав армии завоевателей пьян поголовно. Я сидел в кустах, поджидая, когда появится стоящая жертва.
   Наконец она появилась и, шатаясь, побрела ко мне. Она противно орала, ошибочно полагая, что поет. Вскоре жертва остановилась под фонарем неподалеку от меня, и я смог разглядеть ее как следует.
   Капитан. Рост, телосложение почти как у меня. На груди – уйма фальшивых медалей и прочих побрякушек. Как раз то, что нужно. Сейчас подойду сзади, возьму за шею, нажму пальцем куда надо и оттащу бесчувственное тело в кусты. Плевое дело.
   Капитан умолк и пошел дальше. Я крался за ним, как призрак. Наконец подскочил, привычно схватил за шею, нажал на сонную артерию… и, перелетев через его голову, с треском рухнул на живую изгородь.
   – Что? Бунтовать? – прорычал капитан, заметно протрезвев и приближаясь ко мне на полусогнутых ногах.
   Я с трудом поднялся, сделал обманный выпад левой и рубанул сверху вниз правой. Он поставил блок и попытался пнуть меня ногой в живот.
   – Захотел убить офицера? Понимаю и не упрекаю. А мне всегда хотелось прикончить рядового. Вот и случай подвернулся.
   Он наступал, а я пятился. «Медальки-то, оказывается, настоящие! – мелькнула мысль. – Подумать только – в армии Зеннора есть настоящие офицеры!»
   – Смерть офицерам! – заорал я и выбросил ногу, целясь ему в челюсть.
   Попасть не попал, зато по инерции развернулся. Воспользовавшись этим, я бросился бежать. Осторожность, как говорится, не порок. Смелость города берет, но города мне были ни к чему. Мне хотелось жить.
   Рыбкой перемахнув через изгородь, я вскочил на ноги и услышал, как капитан с ревом ломится сквозь кусты. Впереди стояли палатки, к ним я и бросился. Перепрыгнул через растяжку, проскочил под другой. Топот позади стих, зато раздался громкий вопль и стук падения – капитан споткнулся о растяжку. Отлично, я выиграл несколько ярдов.
   Стрелой промчавшись между палатками, я выбежал на дорогу и понесся к зданию, откуда доносились музыка и звон бьющегося стекла, и вскоре оказался на заднем дворе.
   Пора перейти на шаг. Капитана вроде не видать.
   – Эй вы, черти ленивые! Хватит сачковать. Хватайте пиво и бегом в зал!
   Стоявший в дверях толстый повар пялился во тьму. Приглядевшись, я увидел у стены несколько темных фигур. Кухонные рабы зашевелились и медленно, как на казнь, поплелись к штабелю ящиков с пивом. Чтобы уподобиться этим несчастным, достаточно было снять форменную куртку. Скомкав ее и затолкав в щель между ящиками, я схватил один из них и понес к дверям.
   Работа на кухонном наряде – самая унизительная в армии. Настолько унизительная, что ею запрещено наказывать провинившихся. Поэтому ею охотно наказывают. Это каторжный труд от зари до зари – мыть грязные миски и кружки. На такую работу добровольцев не находится. Здесь меня никто не будет искать.
   С ящиком в руках я приблизился к повару в грязно-белой куртке с сержантскими нашивками на рукаве. Он осклабился и ткнул в меня огромным черпаком.
   – Откуда ты взялся?
   – Это ошибка! – захныкал я. – Не знаю, за что на меня сержант взъелся. Отпустите меня, пожалуйста!
   – Что?! – зарычал повар. – Я тебя так отпущу, что навсегда здесь останешься! Сдохнешь здесь и будешь зарыт под полом. А ну, живо котелок мыть!
   Подгоняемый ударами черпака, я поспешил к «котелку». Он оказался высотой с меня, и далеко не один.
   Я трудился в поте лица, пока не решил, что капитан, на которого я напал, наверняка успокоился и отправился спать. Когда я разгибал спину, в пояснице громко хрустнуло. Шея болела, пальцы стали похожи на дохлых слизней. Меня разбирала злость. Нет, такая работа – не для Стальной Крысы. Тут я быстро заржавею…
   Повар-холерик больно треснул меня черпаком по плечу и прорычал в ухо:
   – Шевелись, ленивый осел! Не сачковать!
   Что-то во мне щелкнуло, а глаза заволокло мутной пеленой. С каждым из нас такое случается. Оболочка цивилизованности тонка, из нее норовит вырваться дикий зверь.
   Мой зверь вырвался. Придя в себя, я обнаружил, что держу повара за шею, окуная его голову в мыльную воду. Измученный, я разжал пальцы, позволив толстяку растянуться возле котла. Он хрипел, пуская пузыри носом и ртом.
   – Очухается, – сказал я обступившим меня солдатам. – Кто-нибудь из поваров это видел?
   – Нет. Они в кладовке, пьяные…
   – Отлично. – Я сорвал со стены и смял список кухонного наряда. – Вы свободны. Расходитесь по палаткам и помалкивайте о том, что видели. Повар, к сожалению, будет жить.
   Они торопливо разошлись. Я тоже вышел в каморку, где повара хранили одежду. Там нашлась белая куртка с сержантскими нашивками на рукаве. Как раз то, что мне нужно. Напялив ее, я направился в зал.
   Вечеринка была в самом разгаре. Гремела музыка, орали офицеры, звенело стекло. Фигуры в мундирах с погонами одна за другой исчезали под столами. Пробираясь в этом пьяном аду, я то и дело наступал на бесчувственные тела. Особо я не осторожничал – памятуя о встрече с бравым капитаном, который со мной не церемонился. Один из тех, о кого я споткнулся, привлек мое внимание. Опустившись на колени рядом со сладко посапывающим майором, я вытянул руку вдоль его руки. Длина рукавов подходящая. В плечах китель тоже не должен жать…
   – В чем дело? – раздался голос сверху, и я понял, что мои действия не остались незамеченными.
   – Майору скоро на дежурство. Мне приказано его поднять. Вставайте, майор. Ну, быстренько.
   Затащив майора в кладовку, до потолка заставленную ящиками с крепкими напитками, я запер дверь.
   Форма подошла мне идеально, даже фуражка сидела на голове как влитая. Я почувствовал себя новым человеком. Офицером.
   Глядя в зеленое бутылочное стекло, я завязал галстук. Мне предстояло спасти мир. Не в первый раз и, похоже, не в последний…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация