А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стальная Крыса идет в армию" (страница 18)

   Глава 18

   Одному богу известно, сколько часов пролежали мы с Мортоном в камере. Наконец распахнулась дверь, и вошел коренастый полицейский с двумя подносами. Он взглянул на нас, и его лоб избороздили морщины. Мне казалось, я вижу, как по недоразвитым синапсам ползают вялые мысли. «Принес еду. Кормить заключенных. У них кляпы. Не смогут есть…» На этой стадии мыслительного процесса он оглянулся и позвал через плечо:
   – Сержант! У меня проблема.
   – У тебя точно будет проблема, если ты вызвал меня по пустяку, – проворчал сержант, входя в камеру.
   – Глядите, сержант. Я принес им еду. Но у них кляпы, как они будут есть?
   – Ладно, ступай, сам как-нибудь разберусь.
   Сержант достал связку ключей, отомкнул мои оковы и повернулся к Мортону. Я испустил тихий стон через кляп, разминая ноющие кисти и пытаясь сесть. Сержант ударил меня ногой, и я застонал громче. Выходя, сержант ухмыльнулся. Я выдернул изо рта кляп и запустил им в дверь, затем склонился над подносом, ибо, невзирая на все неприятности, успел зверски проголодаться. Но, взглянув на содержимое подноса, брезгливо отодвинул его.
   – Колбаса, – сказал Мортон, выплевывая клочки тряпки. – Я почувствовал ее запах еще в ту минуту, когда стражник подходил к двери.
   Я последовал его примеру, глотнув воды из кружки. А потом легонько стукнул своей посудой о его посуду и сказал:
   – Тост. За военную справедливость.
   – Хотелось бы мне быть таким же стойким, как ты, Джим.
   – Я не стойкий, просто свищу в темноте, поскольку не вижу выхода. Эх, была бы отмычка…
   – Это ее имел в виду генерал?
   – Да, ее. Теперь мы можем только сидеть и ждать утра.
   Эти слова предназначались не столько для Мортона, и без того подавленного, сколько для чужих ушей. Камера, возможно, была оборудована «клопами», в том числе и оптическими. Я внимательно осмотрел стены и потолок, но ничего подозрительного не заметил и решил рискнуть. Жуя колбасу и запивая мерзкий привкус водой, я бесшумно наматывал на кулак цепь. Скоро глупый полицейский вернется за подносом, и он будет один…
   В замке заскрежетал ключ. Я прижался к стене, готовый хорошенько треснуть того, кто войдет. Но дверь приоткрылась всего лишь на ширину пальца.
   – Эй, ты, за дверью! – проворчал сержант. – А ну, брось цепочку, если хочешь дожить до расстрела.
   Я выругался, швырнул цепь в угол, пересек камеру и уселся, привалясь спиной к стене. Выходит, оптический «клоп» здесь все-таки есть, но он надежно скрыт.
   – Сержант, сколько времени? – спросил Мортон.
   – Шестнадцать сто.
   – Мне пора в туалет.
   – Пора будет в двадцать сто. Приказ генерала.
   – Передай генералу, что я хочу на горшок! – заорал я, глядя на затворяющуюся дверь. Подумать только – вот этими руками я сжимал шею негодяя! Если бы меня не стукнули по башке… Интересно, смог бы я дождаться, когда пройдут все три секунды? Не знаю. Но если тогда я не был готов его убить, то сейчас сделал бы это без малейших угрызений совести.
   Вечером нас по одному сводили в сортир, затем снова заковали. Не знаю, спал ли Мортон, но мне после взбучки, полученной у генерала, тонкий матрас показался пуховой периной. Разбудил меня знакомый скрежет ключа.
   – Ноль шесть сто, последняя кормежка, – с превеликим удовольствием сообщил сержант.
   – Снова колбаса?
   – Как ты догадался?
   – Унеси. Я умру, проклиная тебя за нее. Умру с твоим именем на устах.
   Если на сержанта и подействовала моя угроза, он не подал виду. Поставил подносы на пол и удалился, громко топая.
   – Еще два часа. – У Мортона в уголке глаза блеснула слезинка. – Мои родные даже не знают, где я. И никогда не узнают, какая участь меня постигла.
   Что я мог ему на это сказать? Что я мог поделать? Впервые за мою короткую и бурную жизнь мною овладело ощущение полной безнадежности. Еще два часа. И никакого выхода.
   Что это за запах? Я принюхался и кашлянул. Запах был достаточно едким, чтобы пробиться сквозь мою смертную тоску. Я снова кашлянул и увидел в углу тонкую струйку дыма. Не веря своим глазам, я смотрел, как по деревянному полу ползет дымящаяся точка, оставляя за собой кривой след. Наконец след образовал полный круг. Мортон кашлял, вертя головой во все стороны.
   – Что это?.. – пробормотал он; и тут деревянный круг выскочил и покатился по полу. Над темным отверстием показалась седая мужская голова.
   – Не касайтесь краев – кислота очень едкая, – предупредил Стирнер.
   За дверью послышались вопли и частый топот. Я рывком поднял Мортона на ноги, толкнул его к Стирнеру и закричал:
   – Нас видят и слышат. Быстрее!
   Стирнер исчез, и я подтолкнул Мортона к отверстию. Он прыгнул. Услышав бренчание ключей за дверью, я прыгнул следом.
   Я ударился ногами обо что-то мягкое, повалился на бок и выругался, сообразив, что почти оглушил Мортона. Стирнер схватил его за руку и попытался подтащить к круглой дыре в полу, такой же, как наверху. Я схватил Мортона под мышки, подтащил к отверстию и сбросил. Послышался визг и глухой удар. Затем спустился Стирнер, мудро использовав лестницу, которая там была.
   Наверху стражники уже ввалились в камеру. Я схватился за край отверстия, повис, разжал пальцы и упал на пол тускло освещенного подвала.
   – Сюда! – позвала девушка, стоявшая в дальнем конце помещения у отворенной двери.
   Стирнер кряхтел, безуспешно пытаясь поднять Мортона на ноги. Я оттолкнул Стирнера, взвалил Мортона на закорки и засеменил к выходу. Девушка заперла за нами дверь и бросилась следом за Стирнером. Я старался не отставать. Вот еще дверь, за ней – длинный коридор, а там еще дверь, и еще…
   – Ну, все, можно остановиться, – сказал Стирнер, запирая очередную дверь. – Подвал – настоящий лабиринт, преследователи не скоро сюда доберутся. Ваш друг не пострадал?
   – Глунк… – сказал Мортон, когда я поставил его на ноги.
   – Похоже, он всего лишь оглушен. Хочется надеяться.
   – Ладно, потом разберемся. Сначала надо как можно быстрее выбраться отсюда. Сейчас мы выйдем на улицу, и я оставлю вас на попечение Шарлы. Там полно народу, собранного на церемонию убийства по приказу вашего начальства. Все горожане предупреждены о вашем побеге и с радостью помогут вам в столь необычной ситуации.
   – Будьте осторожны, – предупредил я, – в камере, где нас держали, находилось устройство для подглядывания. Вас видели и теперь будут искать.
   – Меня не найдут. До свидания.
   Он отворил дверь, вышел и исчез в толпе. Наша проводница придержала дверь и кивнула, приглашая нас выйти. Я взял Мортона, еще не пришедшего в себя, за руку и вывел наружу.
   Там толпилось великое множество народу: мужчины, женщины, дети. И никто из них – просто невероятно! – не смотрел в нашу сторону, не подавал виду, что замечает нас. Но они расступались перед нами, образуя проход, и закрывали его собой у нас за спиной.
   Вдали раздавались крики и выстрелы. Люди реагировали на них нервным вздрагиванием и испуганным перешептыванием и снова замолкали. Мы беспрепятственно пересекали улицу. Чтобы наблюдатели из окон не смогли нас заметить, толпа пришла в движение.
   Когда мы приблизились к зданию на противоположной стороне улицы, в стене отворилась дверь, из которой выглянула седоволосая женщина с материнской улыбкой на лице.
   – Это Грин, наш библиотекарь, – представила ее Шарла. – Это она организовала ваш побег.
   – Спасибо вам, что спасли нам жизнь, – от всего сердца поблагодарил я Грин.
   – Вы еще не спасены, – возразила она. – Я перерыла всю библиотеку в поисках книг об узниках и побегах и нашла подходящий способ. Нашим инженерам удалось его осуществить, но что вам теперь посоветовать, я не знаю. В книге больше ничего на этот счет не сказано.
   – Вы сделали самое главное, – заверил ее Мортон. – Больше не о чем беспокоиться. Мой друг Джим – чемпион Галактики по побегам. Я уверен, он придумает, как быть дальше.
   – Придумаете? – спросила библиотекарь.
   – Разумеется! – воскликнул я со вновь обретенным оптимизмом. – Мы вырвались из лап палачей, мы в надежном укрытии – теперь Зеннору вовек до нас не добраться. Скажите, этот город большой?
   Грин поразмыслила, прикусывая нижнюю губу.
   – Интересный вопрос. С севера на юг приблизительно…
   – Нет, постойте! Я имею в виду не диаметр, а население.
   – По последней переписи в самом густонаселенном районе Беллегаррика шестьсот восемьдесят три тысячи жителей.
   – В таком случае нам совершенно нечего опасаться! Я хорошо знаю военных и могу в точности предугадать каждый их шаг. Сначала они будут носиться по улицам и палить в воздух. Потом кто-нибудь из самых головастых – несомненно, наш друг Зеннор – сообразит перекрыть все дороги из города и начнет повальные обыски. Начнет прямо здесь, с этого квартала.
   – Вам надо бежать! – воскликнула Шарла, и на ее милом личике отразился испуг. Я воспользовался поводом взять ее за руку, чтобы успокоить. «Какая гладкая кожа!» – отметил я и спохватился. Не время думать об этом.
   – Надо, разумеется, но не сломя голову, а обдумав каждый шаг. Зеннор обязательно вышлет патрули прочесывать соседние районы. Вот мой план. Мы переоденемся, сольемся с толпой, найдем укрытие где-нибудь на окраине, а после наступления темноты покинем город.
   – Замечательно! – Очаровательные глаза Шарлы засияли.
   Прежде чем я успел спросить, что она собирается делать, она выскочила из комнаты.
   Ее решение оказалось простым, как раз в духе местных жителей. Очень скоро она вернулась, приведя с собой двух мужчин.
   – У них почти такие же фигуры, как у вас. Они согласны обменяться с вами одеждой.
   – Мы очень счастливы, что на нас пал ваш выбор, – сказал мужчина ростом пониже. – Приступим к обмену?
   – Спасибо вам огромное, но это не обмен, – возразил я. – Возьмите наши мундиры, но ни в коем случае не надевайте. Надо их спрятать или уничтожить. За ношение этой одежды вас расстреляют.
   Мои слова их ошеломили.
   – Этого не может быть! – воскликнула библиотекарь.
   – Очень даже может. Поверьте, я очень хорошо знаю военных.
   Раздался частый стук в дверь, и Шарла открыла ее, прежде чем я успел вмешаться. К счастью, за дверью оказался Стирнер. Он тяжело дышал, глаза его были широко раскрыты.
   – Что-нибудь случилось? – спросил я.
   Он кивнул.
   – Меня никто не заметил, я пришел сюда другим путем. Но пришельцы избивают народ безо всякой причины. И стреляют. Некоторые ранены, хотя убитых вроде бы еще нет.
   – Надо остановить военных, – сказал я. – И мне известно, как это сделать. Нам нужно вернуться на электростанцию, покуда оттуда не ушли Блох и моя рота. Днем идти туда очень опасно, поэтому сейчас мы найдем спокойное место и отсидимся до вечера. Пошли.
   – Ничего не понимаю, – сказал Стирнер.
   – А я понимаю. – К Мортону на свободе быстро вернулась его сообразительность. – Говорящая птица, да? Мы ее спрятали в ящике с амуницией.
   – Да, под флягами со спиртным. Надо спешить, пока унтер-офицеры не вылакали все и не добрались до фальшивого дна. Когда мы с ней беседовали, ты слышал голос моего дорогого друга, капитана Варода из Галактической Лиги. Он не знает, где мы находимся, знает лишь, что покинули Стерен-Гвандру. В птице должно быть сигнальное устройство, иначе он не всучил бы нам ее.
   – Вперед! К птице и спасению! – воскликнул Мортон.
   – К птице! К птице! – с воодушевлением подхватил я, не обращая внимания на окружающих, которые смотрели на нас, как на психов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация