А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Странствия мага. Том 1" (страница 32)

   Ладно, оставим его. То есть, конечно, не забудем, как бы в спину не ударил, они, вампиры, на такие штуки известные мастаки – но в то же время не станем и задерживаться. Замок – значит, замок. Придётся доказать этим самым призракам, что не зря они меня боялись…
   …Хотя всё-таки, наверное, зря я поверил этому кровососу. Белой Тени совсем не обязательно было выманивать меня из Мельина. Достаточно было избрать мишенью меня, а не мою Тайде. Сеамни, Сеамни, бедная моя девочка, «эльфка», как ты всё это выдерживаешь?.. А может, уже и не выдержала, и какой-нибудь другой вампир уже попировал над тобой?..
   От этих мыслей кулаки у Императора сжимались сами собой, а из груди вырывалось такое рычание, что все местные хищники, все до одного, и бегающие, и летающие, и ползающие, поспешно убирались у него с дороги, трусливо поджав все имеющиеся в наличии хвосты.
* * *
   В том, что до замка призраков два дня пути, вампир не соврал. Летящий напрямик орёл преодолел бы эти лиги за несколько часов, но Императору пришлось проделать их чуть ли не по грудь в воде. Вокруг раскинулись топкие, тёплые, словно протухший суп, болота, и, как протухший суп, они кишмя кишели весьма и весьма малоприятными созданиями. Пару раз здешние обитатели оказались настолько тупы, что решили бросить пришёльцу вызов, очевидно, это были самые сильные, но и самые глупые местные обитатели. Первый раз это кончилось кровавым месивом изрубленных не то щупалец, не то ног, второй – громадой хорошо прожаренного мяса. Перчатка не подвела своего хозяина, сорвавшаяся с неё молния в один миг обеспечила всем местным обитателям, из тех, что предпочитают дичину листикам, обильную и долгую трапезу.
   Вампир окончательно всё же не отстал. Император постоянно ощущал его незримое присутствие – кровосос крался следом, держась на безопасном, как он полагал, расстоянии. Император не сомневался, что бесчестная бестия просто выжидает удобного момента для нападения, но сам устраивать засаду на вампира не стал. Не исключено, думал Император, что вся история с вампиром – это просто хитроумная попытка сбить меня с толку и заманить в засаду. Потому что если эти «призраки» и в самом деле так стараются со мной разделаться, то действуют они пока что до невозможности глупо – надо было просто вручить вампиру пару добрых взведённых арбалетов, и пусть бы засел у меня на дороге. Вольные умеют ловить стрелы в полёте… но я, к сожалению, не Вольный. Ничего бы не успел сделать. Вогнали бы мне болт в лицо – тут бы и кончились для них все «опасности»…
   Опасно полагать, что твой враг – глупец, вдвойне опасно (и зачастую гибельно) рассчитывать на его ошибку. Император не позволял себе думать о «призраках» как о никчемных глупцах, не сумевших устроить на его пути самую обыкновенную засаду, с чем играючи бы справился любой мелкий атаман мельинской разбойной шайки. Будем считать, говорил он себе, что я просто не понимаю их замысла. Конечно, опасно лезть на врага, не представляя, что он хочет, но… но у них моя Тайде, и я не могу рассуждать логично.
   …Император стоял на краю болотных зарослей. Впереди из цепкой и толстой зелёной сети, словно обломок кости, торчала острая и отвесная скала, высотой примерно в семь-восемь ростов взрослого человека. Вершину её точно срезал громадный нож, и на плоской площадке чьи-то неведомые, но, бесспорно, искусные руки воздвигли то, что когда-то, несомненно, называлось замком. Умелые мастера сделали стены продолжением скалистых склонов, не оставив ни малейшего зазора, так что у подножия бастионов не примостилась бы даже и ласточка. Стены поднимались ещё на четыре полных роста человека, так что в общем укрепление представлялось весьма внушительным, тем более что сами скалы казались отполированными до зеркального блеска. Кто-то не пожалел времени и сил, чтобы превратить их поверхность в гладкий каток, только отчего-то поставленный стоймя. Кто-то тщательно законопатил и затёр все трещинки и неровности, сровнял выступы, тем самым сделав подъём по скалам совершенно невозможным. К замку не вело никакой дороги – Император увидел подвесную площадку на четырёх толстых канатах, массивные вороты лебёдок; здешние обитатели, как явствовало, не доверяли прямым дорогам. Осаждавшим пришлось бы солоно, реши они пробиться в замок, пустив в ход обычные методы осады. Во всяком случае, Император свои легионы на такой штурм бы не послал, потому что это означало положить их всех и ничего не добиться.
   Очевидно, те, кто много-много лет назад всё-таки решил попробовать на зуб эту твердыню, придерживались того же мнения. Они напали с воздуха, и Императору очень хотелось бы знать сейчас, как они это проделали. Во всяком случае, похоже было, что атаковавшие добились успеха…
   Острые конические башни стояли разрушенными до половины, и Император готов был поклясться, что видит на камне отпечатки чьих-то громадных клыков, их словно бы сгрызли, как собака грызёт твёрдую кость. Не осталось ни одной целой крыши, из кольца остававшихся нетронутыми стен сиротливо торчали остовы каких-то строений. В общем, имей он, Император, крылья – атака не представила бы большой сложности. А вот без оных… ему оставалось только покричать нынешним хозяевам замка и попросить впустить его внутрь.
   Он стоял, задумчиво поглаживая белую перчатку. Где-то за спиной по-прежнему таился вампир. Вампир?.. Вампир!..
   Император решительно повернулся к замку спиной. Обтянутый белой костью кулак целился в зелёную хмарь болотного леса. Где же ты, летучая тварь, ну, давай же, иди сюда, или я всё-таки прикончу тебя, и на сей раз уже окончательно!
   Ярость хозяина вплеснулась в белый талисман, ринулась вперёд, трансформируясь и изменяясь, отыскивая цель; на её пути вспыхивала высокая трава, тростник, мясистые листья – словом, всё то, что не поддалось бы обычному пожару, сейчас горело, словно пучки сухого сена.
   Вампир успел сообразить, в чём дело, но было уже поздно. Закрыв глаза, Император видел, как вокруг злосчастной твари соткался золотисто-огненный кокон и поволок, потащил через чащу, безжалостно крутя и ломая.
   …Раздвинулись, вспыхнув, заросли; пламенный кокон исчез, оставив жалобно завывающего вампира, скорчившегося на земле и прижавшего острые коленки к груди, у ног Императора.
   – Хватит ныть, – строго сказал бедолаге Император. – Нечего было тащиться за мной следом. Унёс бы ноги куда подальше – не попал бы в новый переплёт. А то я очень не люблю, когда за мной следят. Очень, видишь ли, это мне не нравится. Совсем злым становлюсь. – Он усмехнулся, и вампир задрожал всем телом. Он даже не просил о пощаде, он просто ныл и трясся, однако если он надеялся пробудить в своём мучителе жалость, то в этом он не преуспел.
   – Понесёшь меня в замок, – приказал Император. – Я знаю, ты можешь летать. И знаю, что силы у вас даже в облике летучей мыши не меньше, чем в обычном. Так что давай, кровосос, работай. Сослужишь мне эту службу – отпущу на все четыре стороны, слово Императора.
   – Это смерть… – провыл вампир, содрогаясь, как от удара хлыстом, и прикрывая узкими и длинными ладонями вытянутую уродливую голову. – Не хочу туда, высокий человек… не хочу… лучше уж убей меня прямо сейчас… это будет быстро, но не больно, а если мы попадём туда… мы не умрём никогда, это будет вечность мук, таких, что даже я не могу их себе представить!
   – Да тебе вовсе и не надо идти внутрь, – пожал плечами Император. – Всё, что от тебя требуется, перенести меня через кольцо стен. После этого можешь со спокойной душой, если, конечно, она у тебя имеется, уносить ноги… крылья… словом, убираться на все четыре стороны. Из крепости я выберусь сам… или не выберусь вообще. Но тебя это уже не коснётся. Так что выбирай – или я начну применять к тебе все методы допроса, какие только знает правитель великой Империи – и это будет наверняка, можешь не сомневаться, – или ты рискнёшь, потому что в одном случае пытки тебе не избегнуть, а в другом – это ещё никому не известно.
   – Известно, – вампир уныло хлюпал носом и, кажется, собирался плакать. – Что тут, что там, высокий человек. Как только я поднимусь над стенами, мы окажемся в их власти, и даже твой талисман не сможет тебя оборонить.
   – Что ж они тогда медлят? – поднял бровь Император. – Чего они тогда ждут? Я не прячусь. Я открыто вызываю их на бой – а они отчего-то медлят!
   – Они ждут, когда ты окажешься ещё ближе. Их власть тает вне пределов этих стен, не знаю уж почему, – отозвался вампир. – Они ждут, когда я и в самом деле подниму тебя над замком…
   – Ну хорошо, – прищурился Император. – Тогда, если их власть сильна только там, внутри… попробуем другие способы. Смотри, маловер!
   Император поднял левую руку, нацелившись сжатым кулаком в нижний край стены. Он представил себе, как его рука вытягивается, вытягивается, становясь всё длиннее и длиннее – но это не обычная человеческая плоть, это поток чистого белого пламени, такого же, как и сама породившая его перчатка, он представил, как это исполинское огненное копьё или даже нет – настоящий таран врезается в основание стены, как начинает гореть и плавиться кирпич, как летят во все стороны огненные брызги и как бегут вверх, рассекая гладкую поверхность камня, чёрные извилистые трещины.
   …Однако тут его таран нежданно врезался в какую-то явно магическую преграду, потому что Императора внезапно резанула острая боль, по левому плечу словно хлестнуло раскалённой железной плетью. Он сжал зубы, чтобы не застонать, но всё-таки пошатнулся.
   Вампир тотчас же бросился наутёк, перекинувшись летучей мышью. Ну нет, братец, рановато ты стал труса праздновать…
   …Невидимая сеть настигла чрезмерно прыткого летуна в воздухе, рванула назад, к земле, вбила по шею в болотную жижу. Император придавил сапогом плоскую голову твари. Левая рука висела как плеть, плечо нестерпимо жгло, но это только увеличило ярость. На боль он внимания не обращал.
   – Бежать решил? – прорычал пленнику Император. – Не-ет, дорогой, никуда ты от меня не денешься, покуда не отпущу. А ну, давай, поднимай меня!
   Очевидно, вампир понял, что дело плохо. Смирно ждал, пока Император сделает ременную петлю и захлестнёт её вокруг ног летучей мыши.
   – Вперёд! – скомандовал Император, и в тот же миг его ноги оторвались от земли. Болото ушло вниз, вампир легко, словно и не чувствуя массивного, облачённого в доспехи тела Императора, пошёл ввысь; он, похоже, понимал, что его единственная надежда на спасение – в быстроте.
   Опускался край стен – Император видел, что его таран всё же оставил по себе память: большую проплавленную выбоину у основания, – открывался внутренний двор замка, сейчас весь покрытый зелёной паутиной вьющихся растений, всяких там лиан и плющей. Пунцовые цветы с высоты казались жадно распахнутыми ртами, шевелящиеся тёмно-изумрудные листья – ждущими, готовыми сграбастать добычу руками.
   В самом замке не осталось ни одного целого строения. Башни, залы, склады – всё снесено, многое – до основания. Остались только четырёхугольники фундаментов. Кое-где среди разросшейся зелени чернели зевы провалов, входы в подземелья. Часть двора была вообще вскрыта, словно громадным клинком, выпотрошившим внутренности замка. Громоздились груды битого камня, сейчас почти невидимые под зелёным покровом.
   Трепеща крыльями, вампир пронёсся над двором. Император увидел внизу более или менее чистую площадку (как-то не хотелось прыгать в живое море хищных цветов) – и разжал руки. Освобождённая летучая мышь, напрягая все силы, рванулась прочь – но словно налетела на невидимую стену. Брызнула тёмная кровь, беспорядочно молотя крыльями, несчастный вампир покатился вниз, прямо в сплетение жирных, мясистых стеблей, увенчанных крупными, с детскую голову, жёлто-охристыми цветами, на манер колокольчиков. Сразу пять или шесть этих венчиков рванулись к лакомой добыче.
   Меч Императора успел первым.
   Хррряск! – клинок врубился прямо в самую гущу хищников, во все стороны полетели капли зелёного сока. Цветочные головы повернулись к новому врагу, однако он, этот враг, оказался слишком быстр для них. Меч рубил направо и налево, описывая широкие круги и восьмёрки, и очень скоро вокруг Императора образовался целый вал из срубленных стеблей и листьев, успевших как по команде выпустить длинные и тонкие шипы.
   Слабо трепыхаясь, летучая мышь подползла к Императору – и перекинулась обратно. Вампир выглядел не лучшим образом, из тонкого носа текла кровь, он шипел и плевался от боли – но, самое странное, куда-то ушёл его страх. Из-под плаща он добыл кривой воронёный ятаган, в левую руку взял вытянутый кинжал с замысловатой гардой, тоже чёрный (где только прятал всё это время? И куда девал, пока был летучей мышью?).
   Император взглянул вампиру в глаза. Он собирается напасть на него? Такой ценой вновь купить себе свободу? Ну что ж, кровосос, подходи, подходи ближе. Мой меч давно уже не знал доброго поединка!
   Однако вампир явно не собирался нападать.
   – Отсюда не выберешься, высокий человек. Они не выпустили меня, хотя знали, не могли не знать, что я тебе помогал не добровольно и согласился лишь под угрозой пыток и смерти.
   – Истинная правда, – кивнул Император. – Любой имперский суд принял бы это во внимание и зачёл как смягчающее обстоятельство.
   – Но они не выпустили меня. – Вампир оскалил клыки. – Хотели, чтобы меня сожрали их премилые цветочки, – он презрительно пнул валявшийся под ногами разрубленный жёлтый венчик. – Выйдем отсюда вместе, высокий человек. Я не из тех, кто прощает нарушенные клятвы.
   – Рад это слышать, – отрывисто сказал Император. – Я помогу тебе. Пробьёмся к платформе…
   – Что ты, что ты, это же ловушка! – замахал руками вампир. – Надо не так. Надо пробиваться в глубь замка. Я знаю, у них есть подземный ход в наши болота…
   – Подземный ход под болотами? – удивился Император.
   – Глубже болот, высокий человек, много глубже болот. Они посылали мне пленников по этому коридору.
   – Так что же ты молчал? – рявкнул Император. – Зачем тогда было лететь сюда?
   – Потому что я не знаю, как найти дверь, – потупился вампир. – Она… Она словно заколдована. Выйти мы сможем, а вот войти бы не сумели.
   – Ладно, что теперь судить, – махнул рукой Император. – Пошли искать этот твой ход, что ли. А заодно…
   – А заодно и твою эльфку, высокий человек. Если, конечно, её душа ещё жива.
   – Сто колов осиновых тебе на язык за такое!..
   – Не обижайся, не обижайся, высокий человек. Я говорю правду. Если убьют тело, опытный некромант – говорят, есть на севере один такой – может вернуть его к жизни, но вот если погибнет душа, то не поможет даже и он.
   – Ладно, ладно, я понял, – буркнул Император. – Послушай, если нам предстоит драться бок о бок – как мне тебя называть?
   – Эфраим, высокий человек. Вампир Эфраим. Самый старый вампир этого мира, увы, один раз поддавшийся искусу омоложения и…
   – Хорошо, Эфраим, твою историю я с удовольствием послушаю после того, как мы выберемся отсюда, а теперь пошли!
   – Ты прав, Император.
   И они пошли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация