А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Странствия мага. Том 1" (страница 17)

   Глава третья
   Эгест. Ведьма и инквизиторы

   Мёртвые по земле не ходят… ну, почти что никогда не ходят.
Сказки северного Эгеста
   – Эх, м-м-милорд мэтр, ну и натерпелись же мы страху! – покачал головой Сугутор, оглядывая изуродованный мёртвым взрывом лес вокруг. – Как говорится, наделали делов, напекли пирогов, только самим от них тошно.
   – Ты о чём, гноме? – удивился Прадд, осторожно прикладывая к губам скорчившегося на земле от боли Фесса скляницу чёрного стекла. – Какой такой страх? Мы с тобой даже за оружие не взялись! Вот когда с инквизи…
   Сугутор скорчил зверскую рожу и чувствительно пнул слишком разговорчивого орка тяжёлым кованым башмаком по лодыжке. Прадд взрыкнул было, но потом сообразил, что едва не ляпнул изрядную глупость – не стоит расписывать перед инквизитором подробности схватки с его же собственными товарищами по вере и оружию.
   К счастью, новоиспечённый инквизитор Эбенезер Джайлз не обратил на случайную оговорку Прадда никакого внимания. Молодой волшебник, кажется, совсем потерялся от пережитого ужаса. Он держался молодцом в первые мгновения боя, но потом ему, очевидно, не повезло. Доступная ему магия едва ли могла помочь в схватке с вырвавшимся из своей подземной темницы призрачным монстром, но вот понять, что же тут происходит и какие силы – о, отнюдь не формальная мощь волшебника! – столкнулись здесь, в мрачном Нарне, это его магия вполне позволяла.
   Неудивительно, что он испугался до полусмерти. Удивительно, как «полусмерть» при этом не сделалась просто «смертью».
   Фесс захрипел, дёрнулся, глотнул – тёмный остропахнущий эликсир стекал по подбородку, Эбенезер потянулся с платком и резко отдёрнул руку – жидкость обжигала, словно самая едучая из алхимических кислот.
   – Остор-рожно, волшебник! – рыкнул Прадд, метнув на несчастного чародея уничижительный взгляд. – Надо мэтра скорее на ноги поставить. Иначе ведьма такого наделает – вовек не расхлебаешь.
   Эбенезер торопливо и чуть ли не с угодливостью закивал. Прадд полупрезрительно дёрнул щекой и отвернулся.
   …Цепкие, жаркие и скользкие, словно покрытые слизью, когти боли медленно разжимались. Фесс поднимался на поверхность из душных плотных глубин, они казались живыми, он словно бы пробирался отвратительными внутренностями какого-то чудовища. Он уже догадывался, что пустил в ход Прадд – самое сильное из некромантовых снадобий, ещё из запасов Даэнура. Последнее средство, когда надо вырвать умирающего волшебника в буквальном смысле с того света и притом когда сам чародей уже и пальцем пошевелить не может ради собственного спасения…
   – Где… где она?.. – прохрипел Фесс, как только смог разлепить сведённые судорогой губы. Сугутор поспешно сунул ему флягу с чистой водой. Фесс глотнул, судорожно закашлявшись – словно тело не принимало влагу, отказывалось, уже почти смирившись с погружением в Серые области…
   – Ведьма-то, мэтр? Удрала, конечно же, – деловито бросил Прадд, просовывая громадную лапищу под плечи волшебнику и помогая подняться. – Идёмте, идёмте, милорд мэтр, нам поспешать надо, иначе она тут натворит…
   – Она уже натворила… – вдруг вмешался Джайлз. Беднягу била крупная дрожь, зубы клацали, но он очень старался держаться, по его понятиям, «мужественно», хотя больше всего маг Воздуха напоминал сейчас мокрую курицу.
   – Это точно, – неожиданно поддакнул гном. – Всех, кого только могла, отовсюду повыпускала… знаешь, как бывает – пробегает вор через псарню, и все клетки за собой распахивает… вот и она… я и то чую… все, как один, поднялись… ох, и жаркая ж драка будет. Ты, маг, готовься. Видишь, милорд мэтр в полную силу не сможет. Надо ж, какого гада, оказывается, тут закопали… – Гном осёкся и покачал головой.
   – Да уж, – проворчал Прадд, поддерживая вставшего на ноги Фесса под локоть. – Не думал и не гадал, что таких ещё в землю закапывают, а не сжигают или там конями дикими размыкивают…
   – Как раз таких только и нужно хоронить, – вмешался Фесс, все ещё морщась временами от боли. – В освящённой земле… магия Спасителя, как ни крути, штука сильная… такой не пренебрегают… ну ладно, что нам в нём, отбились, и ладно. Я сейчас его схрон вскрывать всё равно не стану… Джайлз, можешь след ведьмы взять?
   – Да чего ж его брать, милорд мэтр? – вместо молодого волшебника ответил орк. – И так ясно. К Кривому Ручью она побегла, прямиком туда и дёрнула, аж пятки задымились. Вот только не возьму я в толк – зачем? Ей бы ещё глубже в Нарн забиться, тут такой земли… ничейной, где эдаких уродов за века накопилось закопанных… а она обратно, домой, на рожон, можно сказать, сама голову в петлю суёт…
   – Вот это я и хочу узнать… Ох! – скривился Фесс – боль всё ещё давала о себе знать. – Ну, двинулись, двинулись, не стойте, охламоны! Эбенезер, тебе теперь придётся дорогу разведывать, понял меня?!
   – А если не понял, так я всегда подскажу, – угрожающе рыкнул Прадд.
   Джайлз судорожно сглотнул и торопливо закивал.
   Они тронулись – причём Фесс мог идти, лишь тяжело опираясь на мощную лапу Прадда. Сугутор с секирой наперевес прикрывал спину маленького отряда, Эбенезер Джайлз оказался впереди, и притом в гордом одиночестве.
   Впрочем, сейчас и в самом деле не требовалось быть волшебником, чтобы понять – кругом творится нечто из ряда вон выходящее.
   Серые Пределы вздрогнули. Века и тысячелетия они стояли незыблемо и непоколебимо, равнодушно взирая на все попытки магов, волшебников, колдунов, шаманов и прочих знающихся с чародейством овладеть несуществующими «вратами», подчинить себе неподчинимое, обрести, таким образом, столь желанное и притягательное для обречённых гибели бессмертие… не зная, что страшнее этого проклятия нет уже ничего в мире Эвиала.
   Серые Пределы отразили не один приступ. Но сейчас на штурм двинулась такая мощь, что даже они подались. И земля на добрый десяток лиг вокруг злосчастного Кривого Ручья начала, как говорится, «отдавать своих мертвецов», но притом это было отнюдь не банальное «разупокоение», с каковым опытный некромант справился бы если и не играючи, но достаточно чётко, последовательно, без импровизаций и зряшного геройства.
   Но сейчас вырвавшиеся на волю из того самого проклятого котла силы готовы были обратить всё вокруг в самую настоящую пустыню, и не просто пустыню – место, где угнездятся по-настоящему злобные и отвратительные создания, вампиры всякого рода, как правило, не имеющие ничего общего с Ночным народом.
   О, нет, дело тут будет отнюдь не в том, что какие-нибудь завалящие зомби разорвут в клочья всех до единого обитателей несчастной деревеньки – такое случалось в Эвиале, и, увы, не так уж редко; Фесс старался заглянуть за эту завесу – и каждый раз отступал, цепенея от ужаса. Даже его мужества оказывалось недостаточно.
   Скорее, скорее, пока ещё стоит в Кривом Ручье старенькая, ветхая церквушка Спасителя, пока ещё возносит к небу свои молитвы пожилой священник – никогда не ждал Фесс ничего хорошего ни от самой Церкви, ни от её служителей, а вот сегодня, похоже, некромантии придётся сражаться плечом к плечу со святой магией…
   На миг некромант даже пожалел, что в Кривом Ручье нет сейчас приснопамятного отца Этлау. Инквизитор, который мог, не думая о себе, выводить из пылающего Арвеста женщин и детей, уже тем самым переставал быть тем ненормальным убийцей-фанатиком, каким он представлялся Фессу сначала.
   Боль ещё плавала в нём, цепляла мозг мелкими раскалёнными крючками, но она же, эта боль, приподнимала сейчас порог чувствительности, словно напрямую открывая ему дорогу к Силе – или же Силе в него.
   Он словно видел сквозь топи и чащи. Видел, как давным-давно сражённые и эльфами, и гномами, и, честно признаем, инквизиторами чудовища начали покидать свои последние пристанища. Не обычные, тупые, нерассуждающие зомби. Не костяные гончие. Даже не костяные драконы, страшнее которых, как раньше думал Фесс, не может быть уже ничего.
   Оказалось, что очень даже может.
   Ценой предельного напряжения всех сил молодому некроманту удалось в короткой сшибке свалить и загнать обратно под землю одно из таких чудовищ, но что он, Фесс, станет делать, когда на обречённую деревню двинется не один, даже не десять – почти полторы сотни этих жутких существ, с их древними, веками заточения копившимися яростью и голодом?
   Никакой некромант не устоит в такой схватке. На самых последних страницах конспектов Даэнура говорилось о таких созданиях, порождениях предсмертной злобы и ненависти, странным образом соединившихся воедино и давших то, что не подпадало ни под какие градации и классификации великих некромантов прошлого, каждое из этих чудищ было вещью в себе, и для каждого требовалось своё, особое оружие…
   И уж точно, никто, никогда не сталкивался с подобными врагами в таком множестве.
   Фесс невольно застонал сквозь зубы. Что же ты наделала, проклятая ведьма, и какие силы позволили тебе это, кто научил тебя таким заклинаниям?!
   Обратно пришлось не идти, даже не тащиться – пробираться, словно оказавшись невесть как посреди вражьего стана. Собственно говоря, во многом оно именно так и было – Нарн выплеснул из себя то, что веками укрывал в своей глубине, держал в цепком плену длинных древесных корней, и сила древнего леса вставала плечом к плечу с заклятьями некромантов, диковинной ворожбой Тёмных эльфов и молитвами слуг Спасителя.
   И ничего тут уже не сделаешь, поздно плакать, проклинать и заламывать руки. Ещё можно спастись самим, уйти из призрачного кольца – и пусть ведьма сама встретит свою судьбу! А люди Кривого Ручья… что ж, не они первые, не они последние. Некромант может встать рядом с ними и погибнуть в неравном бою, а может отступить, чтобы спасти потом десятки и сотни, если не тысячи других, тех, кого он на самом деле сможет защитить и сохранить.
   А может – просто пожать плечами и двинуться дальше своим путём. Потому что его дорога – это дорога вверх, вперёд и вверх, когда за спиной у тебя крылья Тьмы, и впереди – тоже она, смотрит на тебя бесчисленными очами, ожидая, когда ты окажешься готов познать её тайны и посредством того – тайны остального Мира?..
   И что такое тогда какие-то людишки? Они гибнут каждый день. От болезней, пьянства, дурацких распрей.
   Выбирай, некромант, и выбирай быстро! С тобой – ещё трое. Принесёшь ли ты и их тоже в жертву?
   Над деревьями, над голыми сетями чёрных ветвей, бороздящих небо, словно и в самом деле рассчитывавших выловить там какую-то добычу, остро и зло взвыл ветер. Ночь казалась нескончаемой, звёзды словно бы застыли на месте, оцепенев от ужаса, что вот-вот должен был разверзнуться здесь, на несчастной земле.
   Где-то неподалёку, в болоте, раздался глухой рев, треск, а затем – шумный всплеск, словно в болотную жижу упал древесный ствол. Эбенезер аж подпрыгнул на месте, замахал обломками своего посоха, захлёбываясь словами от страха:
   – Там… так… такое…
   – Стоять сможете, мэтр? – деловито осведомился Прадд, осторожно прислоняя некроманта к торчавшей из мха кривой худосочной сосенке.
   – С… смогу.
   – И славно, милорд мэтр. Гноме! Кажется, наш черёд пришёл. Топор в болоте не утопил, часом?
   Сугутор только криво усмехнулся, шагнул вперёд и встал бок о бок с могучим орком.
   Фесс был всё ещё слишком слаб, чтобы драться по-настоящему. По незабываемому выражению одного сельского старосты – и котёнка сейчас не зачаруешь. Впрочем, кошки-то как раз и отличаются поразительной магической устойчивостью, их при всём желании не зачаруешь, и это же свойство сделало несчастных созданий непременными жертвами в любом мало-мальски стоящем чёрном гримуаре.
   Некромант смутно ощущал облако злобы, ломившееся – что в общем-то не слишком характерно для облака, но в данном случае дело обстояло именно так, – ломившееся сквозь лес. Не требовалось много усилий, чтобы прочесть в смутной, трепещущей ауре всю нехитрую историю молодого колдуна-самоучки, изгнанного односельчанами, скитавшегося по Эгесту и в конце концов настигнутого Инквизицией. Фесс даже зажмурился на миг – ему показалось, совсем рядом вспыхнул тот самый костёр, на котором, прикрученный цепями к столбу, корчится и дёргается человек, доживая свои последние мгновения. Ещё совсем чуть-чуть, и он задохнётся в дыму, несмотря на все самоотверженные усилия костровых, старательно пытавшихся отогнать от обречённого дым, дабы проклятый еретик принял смерть, сгорев, как и указано в приговоре, а отнюдь не задохнувшись.
   Долго хранил Нарн старые обугленные кости. Помнил, как оказалось, последние минуты этого несчастного, ныне, по воле саттарской ведьмы, лишённого покоя и безжалостно вырванного из Серых Пределов.
   Фесс ощутил внезапный и острый укол жалости – чувства, некромантам асболютно и совершенно противопоказанного. Удивительное дело – он жалел сейчас своего врага, что ломился через кустарник, жалел, несмотря на всё содеянное тем при жизни и после оной.
   И остро понимал, что саттарская ведьма не имеет отныне права невозбранно ходить по этой земле. Не вступи он, Фесс, в разговоры с ней, прикончи сразу, издалека, даже не приближаясь – не случилось бы этого кошмара. Да, пока ещё никто не погиб, но кольцо вокруг Кривого Ручья неуклонно сжимается, а покончив с одной деревней, эти твари не остановятся, они двинутся к следующей, не признавая ни компромиссов, ни договоров, не понимая обращённых к ним слов или заклятий, пренебрегая опасностью, не страшась ничего, даже полного и совершенного собственного уничтожения.
   И пока жива саттарская ведьма, будет действовать и её жуткое заклятье, какое не смог бы сплести и величайший из величайших некромантов далёкого прошлого.
   Осознание этого пронзило Фесса, словно ледяная игла. Ощущение было именно таким – убей её, и твоя мука кончится. Незримые путы приковывали теперь некроманта к ускользающей от него добыче; и теперь он просто не мог дать ведьме уйти! Он обещал – правда, отцу-инквизитору Игаши, – но это ровным счётом ничего не значит.
   Однако он давал Слово также и самой ведьме. Которая скорее всего просто не ведала, что творит, – могло ведь так случиться? Она хотела отомстить… ну, и отомстила. Малость не рассчитав при этом своих собственных сил.
   Вопрос ещё и в том, получилось ли это у неё самой – или помог кто?..
   – Уберите оружие! – Боль злорадно растекалась по телу, некромант заскрипел зубами. – Уберите оружие, я вам говорю! Нам оно не опасно… не туда его тянет…
   И верно – несмотря на то что тварь была сейчас совсем рядом, она явно не намеревалась нападать. Видно, как-то умела понять, кто ей по зубам и кто – нет. Хотя в своих способностях отразить ещё одну атаку именно здесь и именно сейчас Фесс более чем сомневался.
   Сгусток боли и ненависти – больше ничего. Да ещё злая сила Серых Пределов, вечная и неизбывная несправедливость – почему я умер, а они, проклятые, ничем меня не лучше – живут? Спрашивается, почему?!
   Никто не даст ответа. А в один прекрасный миг заклятье вот какой-нибудь такой ведьмы вырвет из полусна посмертия и бросит в бой – нелепый и бессмысленный; и горе живущим, если рядом не окажется в этот миг настоящего, бывалого некроманта!
   Впрочем, с такими бестиями далеко не каждый некромант справится. Разве что Эвенгар Салладорский… хотя, во-первых, он был не настоящим некромантом, а Чёрным магом, то есть больше теоретиком, нежели практиком; да и стал бы он вмешиваться, тем более если вспомнить, слиянием с чем он в конце концов кончил…
   Тварь в зарослях, наверное, и впрямь бы напала на них, не убери орк и гном оружие, не спрячь острый и ядовитый для подобных созданий запах холодного кованого железа. А так – по здравому размышлению существо решило не связываться. Оно прекрасно ощущало силу двух волшебников и отнюдь не рвалось расстаться с новообретённым подобием жизни так легко. Сейчас ещё действует какая-то тень сознания – потом, когда вокруг окажется слишком много живой плоти, поднятое заклинанием ведьмы существо утратит последние остатки рассудка и ринется убивать, уже не разбираясь и не различая противников.
   – Уф… – выдохнул Эбенезер, всё ещё крупно трясясь и судорожно утирая льющийся по лбу пот, несмотря на холод глухой осени. – Пронесло… слышишь, Тёмный? Пронесло, кажется…
   – Это только сейчас, коллега, – нашёл в себе силы усмехнуться Фесс. – Нам ведь туда же, куда и эта… это… куда и наша ведьма.
   – В Кривой Ручей, однако. – Гном невозмутимо поплевал на ладони. – Надеюсь, милорд мэтр, мы с Праддом сегодня сможем отработать наше жалованье… хотя бы частично. Точно, зеленокожий?
   – Умгу, – кивнул орк, показав внушительные клыки. – Эх, славная будет драка! А то смешно сказать, уж сколько времени как следует железо не кормили…
   Оба Фессовых спутника храбрились, хотя у них самих, не сомневался некромант, на душе кошки скребли. И гном, и орк знали, что такое страх, умели через него переступать – но предпочитали иметь в противниках всё-таки созданий из мяса и костей, которых можно распластать надвое одним честным взмахом секиры. Призраки и духи, не терпящие, ненавидящие железо, но в то же время не убиваемые им без соответствующих чар, к их излюбленным противникам не относились.
   – Э-э-э… как это в Кривой? – бестолково забормотал Джайлз.
   – Это куда направляются все наши новообретённые друзья, – ласково пояснил волшебнику гном. – Наша дорогая ведьмочка подняла из-под земли целый полк этой гадости, и притом отнюдь не обычных зомби, каковых милорд мэтр сотнями на ремни полосует, глазом не моргнув.
   – Так ведь мы же… а что мы можем сделать? – Казалось, Эбенезер вот-вот расплачется.
   «Хороший вопрос, – подумал Фесс. – Что мы на самом деле можем сделать?.. Отразить всё нашествие, испепелить врага и уничтожить, подобно тому как я расправлялся с костяными драконами в Больших Петухах, – невозможно. Нет таких заклятий в некромантии. Быть может, мне бы это ещё и удалось… принеся в жертву всё население несчастной деревни. Нет. Не годится».
   – Хватит болтать, – вместо ответа сказал Фесс. – Идём, чародей. Ты с нами или нет? Решай быстро!
   Эбенезер шмыгнул носом, утёр рукавом слёзы и несколько раз кивнул.
   – Вот и отлично… – проворчал Прадд.
   «…Или можно просто отойти в сторону, – продолжал тем временем думать Фесс. – Не в твоих силах, некромант Неясыть, выпускник Академии Высокого Волшебства, справиться с этой бедой. Только если… ну, конечно! Как же я мог упустить это! И мелькала ведь такая мысль, и, похоже, даже вслух сказал…
   Заклятье перестанет действовать, если саттарская ведьма умрёт. Неважно, быстро или медленно, в муках или без; умрёт она, распадётся призрачная цепь, разорвать которую едва ли под силу даже Даэнуру – здесь, наверное, потребен был бы весь Белый Совет с Меганой в придачу, – и твари вроде как должны погибнуть… или… нет…»
   Фесс лихорадочно соображал, прокручивая одну схему за другой.
   «Может, и не погибнут, – решил он наконец. – Могут и превратиться – но в простых зомби и тому подобное. А это уже совсем другая история…
   Конечно, я шёл сюда не убивать эту несчастную дурочку. Мне надо было отомстить за Ирдиса, за нарушенное Слово некроманта, я искал исток Дикой Охоты, того, кто злонамеренно выпустил в мир этот кошмар; оказалось, что это – саттарская ведьма, хотя непонятно, какая ей была в том корысть. Следовательно, мне ничего не остаётся, как прикончить её… по возможности быстро и безболезненно.
   А ведь я шёл сюда с затаённой мыслью – быть может, всё удастся уладить и спасти беднягу…
   Правда, чеканное эбинское право требовало ответа и ещё на один вопрос, причём ответа чёткого и однозначного: осознанно ли ведьма выпустила в мир Дикую Охоту?..
   Котёл, котёл, – с запоздалым сожалением думал некромант, по-прежнему опираясь на локоть Прадда, в то время как его маленький отряд уже пробирался по тёмному ночному лесу. – Я должен был заглянуть на самое его дно. Не довольствоваться тем, что плавало на поверхности. Для того чтобы судить истинно, надо знать истинные мотивы и намерения – а этого-то как раз мне и не хватало. Было странно сплетённое и очень опасное заклятье, но мне даже в голову не могло прийти, что на самом деле последует за опустошением котла».
   И он не знал, зачем ведьма затеяла всё это. Прямой выгоды для ворожеи Фесс тут не видел. Месть – слишком общие слова, чтобы полагаться на них, когда требуется принять такое решение.
   Но какое это имеет значение, если сейчас в деревне вот-вот начнётся кровавый пир отвратительной Нечисти?!
   Джайлз, сосредоточенно и молча шагавший во главе отряда, держался неплохо, только всё время бормотал себе под нос какие-то молитвы – их он, похоже, знал чуть ли не все, какие только есть. Мало-помалу обломки его посоха, которые он по-прежнему держал в обеих руках, начали слабо светиться – и от этого света у Фесса немедленно стало резать глаза.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация