А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Странствия мага. Том 1" (страница 16)

   Интерлюдия 2
   Гончая Архимага

   – Садитесь, мадемуазель, – устало сказал Игнациус Коппер, Архимаг Долины. – Можете называть меня «мессир». От титула «Великий», коим вы так стремитесь меня наградить, если честно, мутит.
   Этим обращением – «мессир» – Архимаг Игнациус пользовался крайне редко. Будь сейчас тут Клара Хюммель, она не позавидовала бы «мадемуазель», как церемонно именовал старик переминавшуюся перед ним с ноги на ногу Сильвию. Потому что если уж Игнациус велел кому-то величать себя «мессиром», то ничего хорошего собеседнику знаменитого волшебника это не сулило.
   Но, разумеется, девчонка об этом ничего не знала.
   – Я пригласил вас, мадемуазель, – говоря, Игнациус как-то неприятно-брезгливо оттопыривал губу, отчего лицо его приобретало определённое сходство с мордой старого, умученного жизнью верблюда, – для того, чтобы предложить одну вполне небезвыгодную для вас сделку. Садитесь, не стойте столбом, у меня глаза болят, – раздражённо закончил он.
   Сильвия послушно села. Дом Архимага был пуст, давно скрылась Клара Хюммель, ушли, повесив головы, Эвис, Эгмонт и Мелвилл, отправленные Архимагом под домашний арест. Улицы Долины магов жили своей жизнью, сновали озабоченные гоблины и гномы, рысью пробегали разносчики, осторожно двигались тележки торговцев зеленью, старательно объезжая важно дефилировавших магов, тех, кому взбрело в голову оставить дома карету или отослать портшез.
   Вроде бы ничего не случилось. В мирной Долине всё было как обычно. То же солнце на небесах, тот же тёплый ветерок гонял лёгкую рябь на глади Круглого озера, так же пели птицы в садах – Долина не знает резких смен времён года, осень здесь лишь немногим отличается от весны, и только зимой мастера погоды позволяют порой выпасть небольшому количеству снега, исключительно забавы ради. И не скажешь, что совсем недавно Долина стояла на грани истребительной войны с врагом хитрым, многочисленным, коварным и притом – не щадящим себя.
   Маги уклонились от боя. Совет принял решение отступить, не ввязываться в прямое столкновение с козлоногими. Как будто бы это оказалось правильным – магов и их дом никто не трогал, война гремела где-то невообразимо далеко, отделённая от тихого и уютного мира между мирами неизмеримыми безднами Межреальности. Маги занялись своими повседневными делами: в меру лечили, в меру учили, в меру интриговали и сплетничали, в меру флиртовали – словом, всё, как обычно. Не искушённым в военных делах лекарям, погодникам, строителям, мастерам зверей казалось, что угроза отступила, если и не навсегда, то, по крайней мере, надолго. Да и найдут ли эти самые козлоногие сюда дорогу? Многие надеялись, что нет.
   …Сильвия послушно села, сложила руки на коленях – ни дать ни взять пай-девочка из почтенной семьи. Игнациус несколько мгновений смотрел на неё из-под кустистых бровей, и выражение лица у него было более чем отталкивающим.
   – Вы хотите остаться здесь навсегда, не правда ли, мадемуазель? – в упор спросил волшебник. – Не надо экивоков и намёков, отвечайте прямо и коротко – да или нет?
   – Да, мессир, – послушно ответила Сильвия. – Да, мессир, я очень хотела бы остаться здесь, в Долине магов, мессир. Мне кажется, моё место здесь, мессир.
   – Понятно. – Игнациус пожевал губами, скривился, словно проглотив что-то донельзя горькое. – Тогда вот что вам предстоит сделать, мадемуазель… Если вы сумеете справиться, получите здесь, в Долине, все права и дом на берегу. Дом я вам сам куплю. Понятно?
   – Да, мессир, мне всё понятно, мессир, – торопливо кивнула девчонка.
   – Задание простое. – Голос Игнациуса упал до шёпота. – Отправиться по следам… гм… мятежницы, бывшей главы Гильдии боевых магов Клары Хюммель и любой ценой помешать ей выполнить этот злосчастный договор. Понимаете, мадемуазель? Любой ценой. Как именно вы это сделаете, я не знаю и знать не хочу. Методы на ваше усмотрение. Любые.
   – Прошу прощения, мессир, разрешите вопрос, мессир?
   – Разрешаю, – угрюмо кивнул Архимаг.
   – Любые – это означает…
   – Это означает только то, что означает, – сухо ответил волшебник. – Это означает «любые». Ещё вопросы есть?
   – Так точно, мессир. – Сильвия покраснела. – Оружие, мессир. Клара Хюммель сильна, она – уроженка Долины, истинный боевой маг, мне с ней справиться будет непросто…
   – Оружие… хм, – недовольно пробурчал Архимаг, как никогда похожий сейчас на сердитого старого филина. – Ладно, мадемуазель, вы получите оружие. Из моего личного, так сказать, арсенала. Только не вздумайте опять падать на колени и благодарить! Я это делаю не ради вас, мадемуазель. И даже не ради Долины. Ради всего множества миров! Хюммель готова ввергнуть всё вокруг в кровавый хаос войны, а это как раз не та война, которую стоит затевать…
   – Да, мессир, я всё поняла, мессир. – Сильвия склонила голову.
   – Тогда подождите здесь, мадемуазель. – Игнациус сухо кивнул ей и скрылся за дверью. Некоторое время спустя он вернулся, держа в левой руке нечто округлое, размером примерно со среднее яблоко, завёрнутое в тёмно-фиолетовый шёлк.
   – Я думаю, этого будет достаточно. – Архимаг не выглядел очень уж довольным, протягивая Сильвии обёрнутый шёлком предмет. – Я сам сделал этот оберег, давным-давно, когда ещё был настолько глуп, чтобы ходить в атаки и заниматься тому подобной ерундой. Эта штука обратит в ничто все самые мощные заклинания как Хюммель, так и её спутников.
   – Пожиратель магии, мессир? – Сильвия с видом знатока приняла талисман.
   – Гм… откуда ты знаешь? – подозрительно прищурился Архимаг.
   Девчонка пожала плечиками:
   – Мы в Арке даром лавки в древлехранилищах не просиживали, мессир. Пожиратель магии известен во многих мирах, мессир. Эта идея владела умами целых поколений чародеев, мечтавших заполучить оружие, полностью лишавшее противника возможности использовать волшебство. Можно вспомнить хотя бы Зеркало Норн…
   Игнациус Коппер смотрел на юную чародейку со всёвозрастающим изумлением. Видно было, ему до невозможности хочется спросить её, а откуда же, собственно, мадемуазель всё это известно, – однако он удержался.
   – Ну, мечтали многие, а сделал я, – холодно сказал он. – Не будем отвлекаться. Орб, как я его называю, защитит вас, мадемуазель, от волшебства госпожи Хюммель, а вот это… – на ладони старика невесть откуда появилась небольшая коричневая коробочка, украшенная затейливо-непристойной резьбой; Архимаг перехватил взгляд Сильвии, недовольно поморщился, но оставил без внимания, – а вот это поможет, э-э-э… поможет избежать неприятных встреч по дороге. Моя посланница не должна тратить время на глупые драки в Межреальности. – Пальцы Архимага осторожно откинули крышку и извлекли на свет маленький человеческий череп. Это была не игрушка и не искусная подделка – это был настоящий череп. Но то ли нерождённого ребёнка, то ли… – Мадемуазель делает правильные выводы, – сухо кивнул Игнациус. – Череп нерождённого сына… ну, сами должны догадаться, кого.
   Глаза Сильвии сделались словно два имперских цехина.
   – Не может быть! – выдохнула она, не сводя глаз с крошечного черепа.
   – Очень даже может, мадемуазель. – Тон Коппера был по-прежнему нелюбезен. – Вы должны понимать, какое значение я придаю вашей миссии, если готов ради неё расстаться с таким сокровищем. Ну да, да, вы смогли бы купить за это несколько миров. И я даже знаю тех, кто с радостью уплатил бы за него ещё больше… но, к счастью, я пока ещё Архимаг Долины, – старик желчно усмехнулся, – и на покой меня списывать рано. Так что едва ли вам удастся без помех обменять эту небольшую, но, безусловно, более чем ценную вещичку на звонкую монету или что-то ещё. Вам всё понятно, надеюсь?
   Сильвия молча кивнула.
   – Кроме Орба, мадемузель, и этого черепа, вам потребуется и кое-что ещё. – Архимаг нагнулся, доставая из-под стола сундучок с окованными чёрным железом углами – впрочем, это наверняка было не обычное железо, так же как чешуйчатый материал, которым был обит сундучок, мало смахивал на обычную кожу, скорее всего – на драконью броню. В таком случае цена такого сундучка оказалась бы выше, чем потянули бы огранённые бриллианты, которыми оный сундучок можно было б набить. Замок, тоже из кованого чёрного железа, являл собой оскаленную звериную пасть, и не приходилось сомневаться, что зубы замка в случае надобности могут и тяпнуть похитителя за загребущую руку.
   Архимаг провёл ладонью над замком, и устрашающего вида клыки разомкнулись, крышка откинулась сама собой.
   Затаив дыхание, Сильвия невесть зачем приподнялась на цыпочки и осторожно заглянула внутрь.
   В дни давно минувших эпох, как известно, едва ли не все действующие маги с полным основанием смогли бы присоединить к своему титулованию «волшебник имярек» ещё и слово «боевой». Война во всех её бесчисленных проявлениях очень долго оставалась чуть ли не единственным приложением их сверхчеловеческих сил. Воевали всюду и со всеми. Причём случалось, что иные мастера высших трансформаций во имя своих не слишком понятных целей вступали в битвы, например, на стороне чёрных земляных муравьёв против их рыжих лесных соперников.
   Кровь магов бурлила и кипела тогда. Сила требовала выхода, и, наверное, в те годы не оставалось ни одного хоть сколько-нибудь значимого чародея, кто не постарался бы обессмертить своё имя, создав нечто особенно смертоносное – начиная от классических зачарованных клинков до каких-нибудь особенных зеркал, солнечный зайчик от которых мог с лёгкостью испепелить средних размеров город. В те годы не редкостью были и битвы магов между собой и оттого создаваемое ими оружие не в последнюю очередь предназначалось для борьбы с себе подобными.
   Внутри сундучок был выстлан чёрным бархатом. В аккуратных подставках-захватах покоился невзрачный на вид короткий кривой нож-засапожник, из какого-то серого железа, с простой деревянной ручкой из обожжённого древесного корня; лезвие покрывали многочисленные зазубрины, вдоль кровостока тянулись длинные царапины – нож, вне всякого сомнения, побывал не в одном бою. На деревянной рукоятке отчётливо можно было рассмотреть следы чьих-то зубов.
   – Ну вот, – тихо сказал Игнациус, – это то, что нужно вам, мадемуазель, по-настоящему. В бою полагайтесь на него. Рубиновая шпага Хюммель хороша, спору нет, но этот нож – лучше. Много лучше.
   – Мессир, осмелюсь ли сказать вам, мессир, что выходить с ножом против длинной шпаги не очень-то сподручно, мессир, принимая во внимание также и то, что Хюммель – виртуоз фехтования? – позволила себе заметить Сильвия.
   – Вы считаете меня глупцом, мадемуазель? – холодно сказал Игнациус. – Вы считаете, что я выпущу вас против опытной фехтовальщицы с перочинным ножичком?
   Сильвия мгновенно покраснела до ушей и поспешно замотала головой.
   – Пожалейте свою бедную шею, она вам ещё понадобится, – едко уронил Архимаг. – Доверьтесь мне, мадемуазель, и всё будет в порядке. К сожалению, у меня нет времени на изготовление такого артефакта, что Хюммель оказалась бы связана по рукам и ногам от одного его появления, так что придётся вам попотеть самой.
   – Но, мессир, таким ножом… – выдавила из себя Сильвия.
   – Что, мадемуазель? – взлетели вверх кустистые брови.
   – Им можно только убивать в рукопашной. Только убивать, мессир, и ничего больше, им не обезоружишь противника, не оглушишь…
   – Что вы хотите этим сказать, мадемуазель? – раздражённо перебил её Игнациус. – Я уже объяснил вам всё, что только мог. Есть у вас голова на плечах или нет?!
   Сильвия опустила голову и ничего не сказала.
   – Ножен к этому ножу не полагается, – сварливо сказал Игнациус. – Вам придётся носить его за сапогом, как и задумывал его создатель.
   Сильвия поспешно кивнула и принялась засовывать клинок за правое голенище невысокого сапожка.
   – И не бойтесь выронить, – с кривой усмешкой сказал Игнациус. – Он теперь никуда не денется… пока задание не будет выполнено. Ну вот, – он критически оглядел девушку с ног до головы, – вы готовы. Еду и прочие дорожные припасы получите от моего доверенного на заставе. Не задерживайтесь, мадемуазель. Мой гоблин будет там раньше, чем вы, быть может, думаете. – Не прощаясь, Архимаг повернулся спиной к девушке и скрылся в глубине дома.
   Сильвия осталась одна. Орб она держала в правой руке, маленький череп – в левой; нож притаился за правым голенищем, да так ловко там улёгся, что она его совершенно не чувствовала.
   Гостиная великого волшебника была пуста, ехидно скалился трон бесчисленными пустыми глазницами охотничьих трофеев Игнациуса, и казалось – мёртвые чудовища неотрывно наблюдают за новой фавориткой своего победителя, словно говорят: погоди хвалиться, может, твоя голова вскоре присоединится к нашим…
   Девушка зябко передёрнула плечами, но затем резко тряхнула головой, сдувая упавшую на глаза чёлку, столь же резко повернулась и пошла прочь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация