А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Маг полуночи" (страница 9)

   Это было отработанное до автоматизма движение – магия полета, которое всегда отлично получалось у Даф. Гораздо лучше, чем стандартные маголодии, которые ей приходилось зубрить до посинения.
   Залп шишек и земляных комьев пронесся над взлетающей Даф, а затем она видела лишь восхищенные физиономии юных дарований. Вундеркинд Астролябий, сгоряча тоже вызвавший магией свои крылья – маленькие и слабые, как у куренка, – подпрыгивал и пытался взлететь, однако самое большее отрывался от земли на метр-два.
   – Я тоже так хочу! Почему она может, а я нет? – страстно вопил он.
   Однако Дафна знала, что у него ничего не получится. Раньше чем через десять тысяч лет после рождения крылья стражей света редко набирают силу для полета. Лишь потом крылья начинают крепнуть, а маховые перья расти. Даже Даф взлетела не раньше, чем разменяла третий век одиннадцатого тысячелетия. До этого же времени она в основном разбивала себе нос, пытаясь научиться планировать с утесов.
   «Вот так-то! Можете и дальше свистеть в свои дудочки!» – подумала Даф с чувством превосходства и, заложив красивый вираж – правое крыло вверх и вперед, а левым двойной толчок вниз, – исчезла за деревьями. Кажется, это была роща творческих грез, хотя не исключено, что обычный самосад глюков – у Даф неважно обстояли дела с магической ботаникой.
   Даф пролетала мимо виноградника вечного блаженства, когда внизу появилась Отставная Фея. Длинное розовое платье с рюшечками, бантиками и цветочками делало ее сверху похожей на клумбу. Лицо покрывала сетка благообразных морщин. На переносице поблескивали очки в медной оправе. В руке Фея держала волшебную палочку солидного калибра. В каталоге артефактов палочка обозначалась аббревиатурой ПИЖМД – Палочка исполнения желаний многократного действия. Мощи этой палочки хватило бы на то, чтобы превратить в кактусы целую дивизию волшебников средней руки. Главным недостатком палочки была длительность ее перезарядки. После исполнения полусотни серьезных желаний подряд ее нужно было долго вымачивать в соке бузины с добавлением нектара, клевера и одолень-травы. Если исполняемые желания были с подвохом или палочку собирались использовать в военных целях, вместо нектара приходилось использовать гадючий яд.
   Заметив Даф, Фея замахала ей, умоляя ее, чтобы она снизилась. Даф послушно опустилась рядом, не очень понимая, что Фее нужно.
   Сквозь фигуру Феи просвечивали деревья Эдемского сада. Отставная Фея была призраком, но призраком, сохранившим немалую магическую мощь. Она то бродила среди лопухоидов, точно пасьянсы раскладывая их судьбы, то объявлялась в Эдемском саду. Прогнать ее было невозможно. «Будь она эгоисткой, ей можно было бы еще запретить вход. А так – никаких шансов! Эдем застрахован от злонамеренных, но не застрахован от идеалистов и радостных психов!» – печально говорили стражи света.
   Фея пытливо посмотрела на Даф и, изящно подобрав юбки, опустилась на возникшую рядом скамеечку. Точнее, зависла над ней в воздухе. Призраки обожают соблюдать условности, которые соединяют их с миром живых. Особенно печально наблюдать, как они пьют чай и он, проливаясь сквозь их тело, стекает на пол. Если кого-то это смущает – призраки сразу понимают, что перед ними полный чайник.
   – Привет, Даф! Я вижу: ты скучаешь! Ты знаешь, кто я? – мило улыбаясь, спросила Фея.
   – Ага. Призрак феи, – легкомысленно сказала Даф, подавая ей руку. В момент, когда Фея коснулась ее, Даф испытала небольшое покалывание в кисти.
   Как-то они уже мельком встречались. Кажется, на одной из тех веселых вечеринок, где эйфорию подают в глиняных кувшинах, а хрустальные фужеры, завязав глаза, разбивают заклинанием удаленного вандализма. На этих безбашенных вечеринках бывает полно привидений. Еще бы – что беднягам делать в дурной бесконечности, как не шататься по сомнительным сборищам.
   – Точно. Я призрак, – подтвердила Фея. – А знаешь, кто такие призраки?
   – Ну в общих чертах…
   – Знать в общих чертах – значит не знать ничего. Призраки – заложники неразрешимых ситуаций. При жизни мы не смогли выйти из них сами и теперь раз за разом с болью переживаем прошлые ошибки, провались они во мрак! Так как собственная наша жизнь имеет характер условный, мы активно вмешиваемся в чужие. Даф, детка, позволь выполнить любое твое желание! – предложила Отставная Фея.
   Дафна понимающе усмехнулась. Она уже слышала об этом пунктике Отставной Феи. Начиная выполнять желания, Фея не могла остановиться и требовала все новых. Так продолжалось час за часом и день за днем, пока желания у бедолаги окончательно не иссякали. Причем Фея принимала к исполнению только настоящие, истинные желания. Желания же типа «Принеси тапочки», «Убери этот чай, он холодный!» или «Включи свет! Дышать темно и воздуха не видно!» изначально не рассматривались. Феи не шестерят, они решают проблемы в комплексе. Их интересуют только глобальные задачи, мелочи же они охотно оставляют козявкам и иже с ними.
   – Сам принесешь свои тапки, руки не отвалятся! Волшебные палочки потому и волшебные, что не размениваются по пустякам! – решительно говорила Фея.
   Когда истинные желания заканчивались, она пожимала плечами, уничтожала все, что бедняга успевал нажелать, и удалялась, разочарованная, оставив бедолагу у разбитого корыта. Этим она доказывала, что действительно истинных желаний не так уж и много – одно-два от силы, а все прочее мелочь и пошлая шелуха. После встречи с Феей бедному стражу только и оставалось, что всю жизнь горько созерцать скорлупу своих разбитых надежд.
   Дафне, этой очень неглупой девочке, несмотря на ее молодость, прекрасно были известны все фокусы Феи. Поэтому она не собиралась просить ничего для себя. Это был верный способ оставить Фею ни с чем.
   – Желание? Запросто! Погладь моего котика! – лениво предложила Даф.
   Депресняк, давно с интересом поглядывавший на Отставную Фею, попытался потереться о ее ногу и разочарованно мяукнул. Потереться о ногу призрака непросто. Фея наклонилась и почесала загривок кота волшебной палочкой. Депресняк заискрил. Оба его глаза несколько раз провернулись в своих орбитах и выразили полное блаженство. Столько энергии сразу он не получал еще никогда. На время котик даже стал оптимистом. А потом рухнул на землю, и лапы у него расползлись.
   – Передоз! – понимающе сказала Фея. – Однако знатная у тебя вампирюка, много магии вытянула. Как зовут?
   – Депресняк.
   – Сколько «с»?
   – Не знаю. Он беспаспортный. Но я на всякий случай пишу четыре. Не ошибешься.
   Фея посмотрела на Даф с интересом.
   – Ты странный страж света, детка! Неправильный какой-то. Не пытаешься спасать мир, завела себе чокнутого кота с тягой к нелепой брутальности. Да и с молодыми людьми у тебя неважно. Давно бы уже могла играть с кем-нибудь на флейте. Эдакий магический дуэт, – заметила она.
   Даф хмыкнула:
   – Да ну, надоела мне эта флейта… Я не хочу быть стражем света. Мне это скучно. Я хочу быть актрисой.
   – Актрисой? Ничего себе мечта. Я бы назвала ее мечтой среднестатистической дебилки. Может, ты еще хочешь, чтобы шоколадку «Даунти» переименовали в твою честь?
   – Ничего вы не понимаете, а еще Фея… – вздохнула Даф, разглядывая свое отражение в медных очках.
   С полным сознанием условности своих действий, Отставная Фея провела пальцем по переносице, поправляя оправу.
   – Отнюдь нет, милочка. Я понимаю больше, чем доктор Зигги в свои лучшие годы. Просто мне давно скучно понимать. Хочешь, я сделаю тебя актрисой? Мне это несложно, – предложила она, языком проверяя остаточный магический заряд волшебной палочки, как порой проверяют квадратную батарейку.
   – Не-а, не надо. Я ваши фокусы знаю. Сделаете меня актрисой какого-нибудь погорелого театра. Надо будет играть восьмой фонарный столб на бульваре и верить, что маленьких ролей не бывает, а бывают занюханные актеры. Спасибо. Лучше я как-нибудь потом сама во всем разочаруюсь, – отказалась Даф.
   Фея погрозила ей бледным прозрачным пальцем.
   – Ишь ты, догадалась! Ты не подзеркаливала, нет? Примерно так бы я и сделала. Только вместо восьмого столба было бы: «Кушать подано! Свое спиртное распивать запрещено!» Знаешь, чем реальность отличается от фантазии? Тем, что, когда мечты сбываются, все оказывается не так, как ты представляла. Роза, прекраснейший из цветов, имеет шипы. От мороженого болит горло. После эйфории всегда наступает облом и так далее. Выполняя желания моих клиентов, я довожу этот принцип до абсурда, чем и развлекаюсь… Кстати, я никогда не рассказывала тебе, как умерла?
   – Не-а.
   – Нелепая вышла история. Меня отравил Золушкин принц. Думаю, это случилось лет четыреста тому назад… – сказала Фея.
   – Отравил? Тебя? – не поверила Даф. От удивления она даже перешла на «ты».
   – Ну да… По правде говоря, его можно понять. Я его здорово подставила. Характер у Золушки был прескверный. От ее дурного глаза дохли мухи и мыши. Родной фатер ее боялся, а бедную мачеху и ее дочек она просто со свету сживала. Да и принц был так себе. Он был сутулый, а его белый конь хромал. Да и вообще это была кобыла.
   – Почему же тогда он полюбил Золушку? – озадаченно спросила Даф.
   Фея лучисто улыбнулась.
   – Загадка природы. Любовь зла, – сказала она и многозначительно погладила волшебную палочку.
   Даф задумалась.
   – Хорошо. Я понимаю, ты применила стандартное заклинание приворота и усилила его суточной магией, действующей до полуночи в пределах календарного дня. В этот момент произошла обратная трансформация заколдованной материи и утрата ею приобретенных свойств: карета стала тыквой, а кони мышами. Но как же красивая сказка? – разочарованно спросила она.
   – Ты думаешь, в Средние века не было пиара? Фи, мон ами, пиар был всегда. Знаешь, какого размера была туфелька Золушки на самом деле? Сорок шестого! Именно поэтому она не подошла больше ни одной девушке в королевстве! Это впоследствии и обыграли, – сказала Фея.
   Даф посмотрела на лазурное небо, по которому плыли правильные небольшие тучки. За их форму отвечал особый отдел благообразия и тишины. Дождей в Эдемском саду не было никогда. Только плановые ливни с четырех до четырех пятнадцати утра. Для полива этого вполне хватало.
   – Мне здесь скучно! – пожаловалась Даф. – Важных заданий мне не доверяют, а в саду тоска зеленая. Другие стражи день и ночь играют на лютнях или фехтуют. Только и разговоров, что у какого-нибудь стража мрака срезали дарх и отвоевали дюжину эйдосов или кто-то исполнил виртуозную пьеску на арфе без помощи магии.
   Фея со значением посмотрела на нее.
   – Детка, осторожнее с крыльями! Страж света, который наденет шнурок со своими крыльями на шею смертного, полюбит этого человека и будет любить его вечно! А ведь когда-то им придется разлучиться! – сказала она.
   – В Эдемском саду нет смертных, – быстро возразила Даф.
   Фея не ответила. Даф удивленно повернулась. Скамейка была пуста. Фея исчезла. Призраки любят внезапные исчезновения и недосказанные мысли.
   Даф задумалась. Она уже сообразила, что имеет дело с пророчеством. Впрочем, среди стражей света и тьмы пророчествуют все кому не лень, так что большую часть пророчеств ленятся даже записывать.
* * *
   Неожиданно с поляны донесся подозрительный шум. Там определенно шла возня.
   Даф, имевшая талант влипать во все сомнительные истории, разумеется, не могла остаться в стороне. Она продралась сквозь колючий кустарник опасных желаний – должно быть, и внушивший ей все эти мысли запахом своей разогревшейся на солнце смолы – и осторожно высунула из него голову.
   Но даже сделай она это не так осторожно, ее появления никто бы не заметил. Все слишком были заняты делом. Четверо домовых из отряда защитников традиций – все крепкие парни в лаптях и красных рубахах – целеустремленно мутузили одного западного гнома. Гном, видно пробравшийся ночью из западного сектора Эдема, пинался безнадежно, но точно, стараясь попасть домовым в живот и по коленкам. Порой это ему удавалось, однако справедливого негодования домовых это ничуть не уменьшало. Не прошло и минуты, как домовые сбили гнома на землю, натянули ему на глаза красный колпак и деловито скрутили руки кушаком. Однако даже вслепую гном продолжал угрюмо плеваться и пинаться. При этом у него хватало ума не орать и лягаться в полной и даже зловещей тишине. Разборки домовых и гномов не должны выходить за рамки приличий – это правило было усвоено твердо.
   Домовые, озираясь, выкатили откуда-то маленькую мортиру, головой вперед затолкали в нее гнома и принялись поджигать запал. Дафну домовые явно не видели, иначе вели бы себя осмотрительнее.
   – Больше не шпионь тут, западник! В следующий раз хуже будет! – заявил домовой, выглядевший века на три помоложе остальных.
   Упрямый гном, даже торча в мортире, попытался пнуть его на голос. Мортирка выстрелила. Описав в воздухе дугу, гном умчался за лес и вскоре приземлился уже в западном секторе Эдема. Над садом прокатился его гневный вопль.
   Тут только Дафна вспомнила, что она, как страж света, обязана следить за порядком, который самым наглым образом нарушается.
   – Кгхм… Дафна, младший страж света! Что у вас тут происходит? Доложите обстановку! – приказала она.
   Трое домовых сразу выдвинулись вперед, загораживая Дафне дорогу и отвлекая ее, а четвертый поспешно потащил мортирку в кустарник.
   – Ничего не происходит! – бодро заявили домовые.
   – Ложь! Я видела, как только что вы выстрелили гномом! – заявила Дафна.
   Домовые заволновались.
   – Это нечаянно. Он забрался в мортиру, видать, пороха хотел отсыпать, а она возьми да и бабахни! – бодро пропищал рыженький.
   – Нечего было на нашу территорию соваться. Сегодня гном, завтра десант эльфов, а там еще и тролли припрутся. Тут главное – слабину не дать. Кто к нам с мечом, того мы кирпичом! – заявил седобородый домовой.
   – По закону за нарушение границы ему полагалось только предупреждение! – неуверенно сказала Дафна.
   – А чего тогда енти гномы наших бьют? Только границу случайно пересек, а их уже десятка два – с кирками и фонарями. Пока все ихние фонари перебьешь – сам в фонарях будешь, – пожаловался рыжий.
   Третий домовой, самый младший, ничего не говорил, а только шмыгал носом. Ему не исполнилось еще пятисот лет, и он был лишен права голоса.
   Дафна задумалась. Война домовых и гномов началась не сегодня и, видно, не завтра закончится. К тому же домовые были, что ни говори, свои, фольклорные в доску, а гномы чужие. И домовые это отлично понимали.
   – Ну так что? Никто ничего не видел, никто ничего не слышал? Мы пошли? – подмигивая, спросил седобородый.
   Дафна откашлялась. То, что она собиралась сделать, было совсем не по правилам, но не заполнять же, в конце концов, кучу свитков, оформляя драку в Эдемском саду.
   – Ладно, брысь отсюда! Но если еще раз… – сурово начала она.
   – Само собой, Даф! Чтоб мне на месте провалиться! Мы их таперя с цветами встречать будем! С куриной слепотой, с белладонной! Усе, как дохтырь прописал! – фамильярно сказал рыжий.
   – Брысь, я сказала! – повторила Дафна.
   Седобородый и самый младшенький домовой не стали дожидаться повторного предложения и сгинули. Четвертый домовой, уже спрятавший мортирку, с любопытством выглядывал из зарослей. Только рыжий не уходил и упорно маячил перед глазами.
   – Спросить можно? Ты и есть та самая Дафна, которая… ну, про которую слухи всякие ходят? Будто тебя из стражей давно пора отфутболить куда подальше? – поинтересовался он и, хотя доставал Дафне чуть выше колена, обошел вокруг нее, нагло разглядывая.
   – Нарываешься? – мягко спросила Даф.
   – Ничего себе крылышки! И это страж света! Пять, шесть, семь черных перьев! Не хило, да? Никого не напоминает? – хихикнул рыженький, вновь забегая сзади. Он подпрыгнул и, схватив Даф за маховое перо, попытался вырвать его.
   Дафна, забывшая использовать бронзовый талисман и дематериализовать крылья, рассердилась. Это был уже не просто наезд. Это была явная наглость, которую никак нельзя спускать. Даже в Эдемском саду. Улыбаясь, чтобы домовой ничего не заподозрил, она сосредоточилась и мысленно произнесла короткую формулу высвобождения энергии, состоящую из двух слов, каждое из которых было бы смертельным для любого нестража, если бы, разумеется, их произнесли с нужной интонацией и должной степенью внутренней сосредоточенности:
   – Non possumus![1] – сказала Даф, одним движением извлекая флейту.
   Трель была коротка и эффектна. Все-таки четыреста лет практики. Захваченный врасплох домовой был телепортирован прямо в ствол спрятанной в зарослях мортиры. Грянул выстрел. Домовой, кувыркаясь, пролетел над головой у Дафны. Та не без удовольствия отметила, что мортира была нацелена в нужную сторону.
   Судя по сдвоенному воплю, который вскоре донесло до них эхо, рыжий благополучно достиг западного сектора Эдемского сада и даже встретился с тем же самым гномом, из которого не так давно добросовестно вытрясал пыль. Но только теперь уже гном оказался в компании своих товарищей.
   – Самой противно! Что-то я сегодня какая-то не такая! Злобненькая, мелкая… – виновато сказала Даф.
   Домовые, банники, русалки, эльфы, гномы, лешаки и прочие существа, частично перекочевавшие в Эдемский сад после того, как на Земле почти не осталось безопасных уголков, в большинстве своем отличались завидным здоровьем и долголетием. Всерьез повредить им было крайне сложно, разумеется, если не применять особых магических средств. Прежде их, как низших духов, имевших отношение к язычеству, никогда не допустили бы в Эдем, теперь же ворота его поневоле распахнулись для древних народцев. Часть из них теперь была под опекой элементарных магов и их Продрыглого Магщества, заботу же о другой части взяли на себя хранители света. В гостеприимном Эдеме древние народцы быстро освоились, поделили его на сектора – русский, западный, китайский, индийский, вскоре перессорились и теперь то и дело вступали в стычки. До серьезных столкновений не доходило лишь стараниями хранителей.
   Вопрос, мудро ли было приглашать в Эдемский сад древние народцы, оставался одним из самых болезненных вот уже около сотни лет. С одной стороны, это были нежить и нечистые духи, с другой – времена изменились, и те, кто некогда властвовал над топями и пущами, теперь явно нуждались в защите и покровительстве.
* * *
   Внезапно высоко, под прозрачным куполом небес, возникло белое пятнышко. Оно становилось все различимее. Приглядевшись, Дафна поняла, что это один из стражей, причем не рядовой, а гонец из Дома Светлейших. Это было видно уже по размаху его белоснежных крыльев, который почти в полтора раза превосходил размах крыльев самой Дафны. Даф испытала нечто подобное профессиональной зависти. Чем шире размах крыльев, тем больше фигур высшего пилотажа можно сделать. Хотя у данного гонца, как определила Даф, когда он подлетел ближе, крылья были гоночные, мало приспособленные для маневрирования. Собственные крылья Даф были гораздо пилотажнее, да и скорость держали неплохо. Золотая середина. Дафне сразу захотелось посоревноваться с ним в полете, хотя она и понимала, что это не принято.
   К тому же Дафна ощущала легкое беспокойство. Таких гонцов не посылают в магвазинчик за склянкой эфирного масла. Он явно нес кому-то важное послание.
   «К кому это он?» – подумала Дафна, заметив, что гонец, описывая круги, постепенно снижается. И почти сразу получила ответ.
   – Да будет свет! – приветствовал ее гонец.
   – Да сгинет мрак! – испуганно произнесла Дафна вторую часть приветствия.
   Третья часть приветствия звучала: «Да воспылают рвением сердца!» – и должна была произноситься тем же, кто произнес первую, но ее обычно опускали для краткости. Кому угодно надоест слушать весь день одно и то же – стражи света не были исключением. Вот и теперь гонец сразу перешел к делу.
   – Дафна, страж № 13066, третий дивизион света? – спросил он.
   – Ну… э-э… в общем, да… – сказала Дафна.
   – Генеральный страж Троил требует тебя к себе! Вызов первой срочности! Дом Светлейших, третье небо! – сообщил гонец и, набрав высоту, стал таять в кучевых облаках.
   – Эй! А когда нужно быть? – крикнула ему вслед Дафна.
   – Немедленно! – откликнулся голос из облака.
   Даф стало не по себе. «Что я такого натворила?» – забеспокоилась она.
   С Генеральным стражем Троилом Даф никогда прежде не сталкивалась, даже не видела его. Да и вообще, что могло понадобиться Генеральному стражу от младшего стража? Это было так же необъяснимо, как, скажем, вызов ученика средней школы к президенту. Медлить, однако, не стоило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация