А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турецкий ятаган" (страница 12)

   Глава 6

   На улице оказалось темно и пустынно. Часы я не носил по причинам конспирации и даже приблизительно не знал, сколько теперь времени. После нервного напряжения голова казалось пустой и легкой. Единственное, что меня сейчас занимало – найти место для ночлега и побыть одному в тишине и покое. На ближайшем перекрестке я свернул на боковую улицу. Этот район города я не знал. Застроен он был средней величины частными домами, в которых обычно жили купцы и небогатые чиновники. Ничего напоминающего гостиницу не попадалось, как не было видно и извозчиков. Я все дальше уходил от дома коллежского регистратора и погони больше не опасался. Ночь была ветреная и морозная, температура где-то под минус тридцать градусов, и скоро меня начало пронимать до костей. Я все убыстрял шаг, но и это не помогало согреться. Мое тонкое пальтишко продувало насквозь, ноги мерзли, и жизнь перестала казаться раем.
   Наконец попалось здание публичного вида, напоминающее гостиницу. Сквозь щели в ставнях пробивался свет. Я остановился возле его входа, но ничего похожего на вывеску не обнаружил и повернулся было чтобы уйти, когда меня окликнул невидимый человек.
   – Желаете поразвлечься?
   – Что желаю? – не понял я, приплясывая на месте.
   – Развлечься с барышнями желаете?
   – Нет, спасибо, мне сейчас не до барышень, мне бы просто гостиницу. Нет ли поблизости?
   – У нас здесь все есть, три рубля комната, очень даже великолепно отдохнете.
   Идти в такое заведение мне совсем не хотелось, но мороз прижимал, и пришлось согласиться:
   – Ладно. Только чтобы никто ни приставал.
   – Этого у нас не заведено-с, – успокоил, выходя из тени, человек в тулупе и валенках. – У нас все для гостей, хозяин – барин.
   Он постучал в дверь условным стуком, и она тотчас открылась. Выглянула маленькая женщина в пуховом платке.
   – Господину комнату на ночь, за трешку, – сказал привратник, – без барышень.
   – Заходите, – пригласила женщина, не то кланяясь, не то приседая в книксене, – мы хорошим гостям всегда рады.
   «Ой, точно опять вляпаюсь в историю», – подумал я, но ноги сами понесли в тепло.
   – Исхолодали? – участливо спросила она, пропуская меня в теплые сени.
   – Да, что-то сегодня очень холодно.
   – Знамо дело, зима, – сообщила она вечную истину – Ничего, скоро потеплеет. У нас деньги платят вперед.
   – Да, конечно, только сначала покажите комнату.
   – Пойдемте. У нас здесь чисто, самые первейшие гости ходят, будете премного довольны. А барышни – чистые конфетки, и у всех билеты выправлены. Можете не опасаться.
   – Мне нужна комната без барышни, – начиная раздражаться, сказал я. – Привратник сказал это при вас. Уже запамятовали?
   – Это всегда пожалуйста, у нас так заведено, хозяин – барин, без барышень, так без барышень. Сам-то хворый или как?
   – Хворый.
   – Это не беда, я тебе такую жаркую девку пришлю, как печка, разом все болести пройдут.
   – Не нужно мне девки, я спать хочу.
   – Оно, конечно, это как водится, спи себе на здоровье, у нас всякие есть – и в теле, и худощавые, а какие из лица красавицы! А насчет желтого билета, не сомневайся, тут все без обмана.
   – Ты, тетка, русский язык понимаешь? Я тебе что сказал? Мне нужна просто комната! Будешь приставать с барышнями, уйду в гостиницу. Поняла?
   – Как не понять, голубь ты наш сизокрылый, очень даже поняла. Ты, я вижу, мужичина сурьезный, не баловник какой, тебе и барышню нужно соответственную. Есть у нас одна, ну, чисто краля, из образованных. Учителькой ране была. А за ценой мы не постоим, добавишь к трешке целковый и пользуйся.
   Под причитания сводни я, наконец, попал в душный эротический рай с широкой кроватью и литографиями фривольного содержания.
   – Клопов много? – подозрительно поинтересовался я, разглядывая громоздкое деревянное ложе, заваленное красного цвета перинами.
   – Не, боже мой, какие у нас клопы, всех давеча персидским порошком переморили. Так деньги, как уговорились, вперед, а там уж как тебе заблагорассудится, ублажит тебя учителька, можешь ей сделать презент. Это твое дело, у нас такое не возбраняется.
   Я вытащил из бумажника зеленый трехрублевый кредитный билет.
   – А желтенькую за учительку? – напомнила милая женщина. – Это будет по справедливости. Ежели какая другая, в теле, то оно, конечно, будет дороже, а как барышня субтильная и образованная, то никак меньше целкового взять не возможно.
   – Все, иди отсюда, я спать хочу, – грубо заявил я, выталкивая навязчивую бабу из комнаты. – Договорились за трешку, вот тебе трешка. И чтобы мне никто не мешал, а то смотри у меня!
   От всех недавних искрометных страстей и кромешных событий у меня даже начало дергаться веко. В голове была сплошная каша, настроение соответствовало состоянию, и единственное, чего хотелось, это горизонтального покоя.
   Я быстро разделся, задвинул засов на двери и нырнул под пожарного цвета перину. У меня не осталось сил даже на то, чтобы задуть керосиновую лампу, тускло освещавшую комнату. Наконец можно было закрыть глаза и расслабиться.
   – Вы уже изволили лечь? – проговорил над ухом приятный женский голос.
   – Что, вы кто?! – испуганно воскликнул я, не понимая, как незнакомая женщина могла оказаться в запертой комнате. – Как вы сюда попали?!
   – Если вы меня выгоните, то меня побьют, – сказала женщина и заплакала. – Мадам у нас очень жестокая.
   Я начал приходить в себя и возвращаться в реальность. Перед порочным ложем продажной любви стояла незнакомая хрупкая девушка.
   – Вы та самая учителька? – спросил я.
   – Бывшая гувернантка, – поправила она. – А вы купец или приказчик?
   – Нет, я сам по себе. Простите, милая барышня, но я очень хочу спать.
   – Хорошо, как скажете, я сейчас уйду, – всхлипнув, согласилась она. – Что вам до меня? Мы ведь даже не знакомы, почему вы должны принимать во мне участие!
   Внутренне я был с ней полностью согласен и промолчал.
   – Если бы вы знали, что мне пришлось пережить! Я понимаю, я для вас всего лишь продажная девка… Вы меня презираете, потому и гоните…
   Похоже было на то, что у нас с ней начинается секс «по-русски», с душераздирающими исповедями и выяснением отношений. Все это могло окончиться чем угодно, только не спокойным сном.
   – Хорошо, оставайтесь, только, пожалуйста, не мешайте мне спать.
   – Вы правда хотите, чтобы я осталась?
   – Нет, не хочу, этого хотите вы, а я хочу спать!
   – Я вам совсем не нравлюсь? – дрожащим голосом спросила она. – Ни капельки?
   Я ни ответил, повернулся спиной и опять заснул. Однако не тут-то было, всхлипывания усилились.
   – Ну, что вам еще нужно? – стараясь скрыть раздражение, спросил я. – Что вы плачете?
   – У меня такое чувство, что я вам навязалась, и вы совсем не хотите со мной разговаривать, – сквозь слезы сказала она.
   – А что, это не так?! Вы хотите получить свой рубль, вы его получите! А пока оставьте меня в покое!
   – Меня мадам за один рубль прибьет, скажет, что я нарочно плохо работала.
   Ситуация становилась неразрешимой.
   – Хорошо, если вы не будете мне мешать, то я дам вам больше.
   – А я вам мешаю?
   – Да, мешаете! И если вы скажете еще одно слово, то я вас отсюда выгоню!
   – Ладно, я буду молчать. Не знала, что вы такой грубый и жестокий!
   Я не ответил и наконец уснул. Моя незваная гостья, кажется, так и не смирилась со своим поражением, продолжала что-то говорить, возможно, рассказывала историю своей трудной жизни.
   Так под ее мерное бормотание я и проспал до позднего утра.
   – Доброе утро, – вежливо поздоровалась жрица любви, как только я открыл глаза. Она сидела на стуле подле кровати и что-то вышивала на пяльцах. – Выспались? Вам было хорошо?
   – Да, конечно, – подтвердил я, даже не пытаясь выяснить, что она имеет в виду, – просто замечательно.
   – Я ведь вам не мешала спать?
   – Почти.
   Только теперь я рассмотрел бывшую гувернантку. Девушка оказалась не первой, да и не второй молодости, слегка потраченная оспой, с унылым длинным носом.
   – Я всю ночь охраняла ваш покой.
   – Спасибо, теперь отвернитесь, мне нужно встать и одеться.
   – Ничего, я не стесняюсь, привыкла… Вы оказались таким милым. А сегодня ночью вы еще придете?
   – Конечно, я об этом мечтал всю жизнь. На улице не потеплело?
   – Не знаю, я не выходила. С вас десять рублей.
   – Сколько? – поразился я.
   – Десять, вот если бы вы были со мной, тогда рубль, а так десять. Никак меньше нельзя, мадам заругается.
   – Ладно, я подумаю, – пообещал я, быстро одеваясь. Деньги для меня были не проблемой, и затевать свару из-за десятки я не собирался.
   – Ну и мне на булавки, сколько не жалко, – добавила она.
   Было похоже, что разводят меня по полной программе. Однако я выспался, голова у меня почти прошла, и настроение соответствовало состоянию.
   – Вы действительно были гувернанткой? – спросил я на прощание девицу легкого поведения.
   – Я же вам рассказывала, – с легким упреком сказала она, принимая плату. – Я учила детей одного генерала, он в меня безумно влюбился, а его жена…
   – Да! В следующий раз вы мне непременно все это подробно расскажете. А сейчас, простите, спешу.
   – Так вы сегодня придете, вас ждать?
   – Конечно, я ведь так и не узнал, чем кончился ваш безумный роман!
   – Да, о моей жизни можно написать книгу, если бы вы только знали! – крикнула она мне вдогонку.
   «Только, боюсь, что у нее будет плохой конец», – подумал я, вырываясь на свежий воздух из пропахшего дешевыми духами и любовным потом чистилища.
   Мороз к этому времени еще усилился. Благо хотя бы, что совсем прекратился ветер. Над городом висело белесое, морозное марево. Печные трубы усиленно отравляли атмосферу дымными столбами. Я уткнул нос в шерстяной воротник пальтишка на рыбьем меху и заспешил к перекрестку большой улицы, до которой вчера не дошел всего несколько десятков метров.
   Впрочем, спешить было совершенно не обязательно. Никаких дел в Москве у меня больше не было.
   – Все, – решил я, – нужно когда-то пожить и для себя. Покупаю хорошую одежду, снимаю квартиру и начинаю прожигать жизнь!
   – Куда, ваше степенство, изволите? – спросил останавливаясь по моему сигналу, извозчик.
   – Есть здесь поблизости хороший магазин готового платья?
   – Ну, ежели только Верхние торговые ряды или Пассаж, только там цены кусаются.
   – Давай куда ближе, – решил я, усаживаясь в санки и прикрываясь облезлой медвежьей полостью.
   – Целковый будет не обидно? – осторожно поинтересовался курьер.
   – Два, если домчишь с ветерком!
   – Но, залетная! – радостно крикнул он. Лошадь уперлась в обледеневшую дорогу задними ногами, рывком сорвала с места успевшие примерзнуть санные полозья и застучала по мостовой шиповаными копытами.
   Ехали мы и правда с ветерком и за полчаса домчались до здания ГУМа.
   – Это и есть Верхние торговые ряды? – спросил я, припоминая, что этот первый российский гипермаркет назывался как-то по-другому, чем в наше время.
   – А то, здесь все, что надо, купить можно, были бы деньги.
   Деньги у меня были. Потому через четыре часа элегантно одетый господин в модных аглицких ботинках, с дорогой тростью, украшенной серебряным набалдашником в виде львиной головы, с напомаженными и уложенными крупной волной волосами, подстриженными по последней моде бородой и усами, вышел из шикарного подъезда дорогого магазина. Было похоже на то, что жизнь начала налаживаться. Господин был сыт, в меру пьян и держал в руке толстую кубинскую сигару. С небрежной грацией плейбоя он махнул рукой. Тотчас, играя тонкими породистыми ногами по брусчатой мостовой, к нему подскочил вороной рысак, запряженный в крытый возок с каучуковыми шинами:
   – Куда, ваше сиятельство, прикажете? – почтительно спросил, свешиваясь с высокого облучка, стильный кучер.
   – Давай-ка, голубчик, отвези меня в самую лучшую гостиницу, – попросил господин, в котором невозможно было узнать недавнего затрапезного провинциала.
   – Это можно, – согласился кучер, – садитесь, ваше сиятельство, враз домчим!
   Я сел в коляску, кучер лихо свистнул, и копыта лошади звонко застучали по кремлевской брусчатке.
   Будущий ГУМ, а ныне Верхние торговые ряды, построенные несколько лет назад архитектором Померанцевым, произвели на меня хорошее впечатление Последний раз я был в этом магазине еще до торжества нашего дикого капитализма, когда тут еще торговали по советскому образцу, так что сравнение оказалось не в пользу организованной торговли.
   Здесь я нашел все, что было нужно, от парикмахерского салона до портняжной мастерской, где за считанные минуты подогнали мне по фигуре весь комплект платья.
   Там же мне удалось пообедать в изрядном ресторане. Потому я и пребывал в блаженном состоянии и не обращал внимания, куда едет лихач. Только когда холод немного разогнал винные пары, удивленно подумал, что мы почему-то слишком долго не можем никуда доехать.
   – Эй, голубчик! – крикнул я в форточку, через которую была видна спина возницы, – ты, собственно, куда меня везешь?
   – Не извольте беспокоиться, ваше сиятельство, уже подъезжаем, – успокоил он, поворачиваясь в мою сторону. – Осталось самая малость.
   Я успокоился и погрузился в приятные размышления об ожидающих меня радостях жизни. В эти планы входили роскошные апартаменты, собственный выезд, приятное женское общество, дорогие рестораны, знакомство с художественной московской элитой и прочие приятности.
   – Голубчик, – опять воззвал я к широкой спине кучера, – долго еще?
   – Мост, ваше сиятельство, закрыли, – сообщил мой бородатый Вергилий, – пришлось ехать в объезд, вы не извольте беспокоиться, скоро домчу.
   – А что с мостом? – поинтересовался я.
   – Бомбист жандармского генерала взорвал, а мосту ничего, целый мост-то.
   – Бомбист, говоришь, – осуждающе сказал я, – это плохо! Не люблю террористов!
   С революционерами у меня складывались довольно сложные отношения, и их методику индивидуального террора я не признавал, как говорится, в принципе.
   – Убили жандарма или как? – опять спросил я извозчичью спину.
   – А кто его знает, нам это без интереса, – ответил он.
   – Слушай, голубчик, – опять обратился я к кучеру, – останови у какого-нибудь ресторана, мне нужно выпить.
   – Будьте благонадежны, ваше сиятельство, как только увижу ресторацию, сразу и остановлю.
   – Ты кончай меня сиятельством называть, никакое я не сиятельство. Лучше поезжай скорее, мы уже целый час плетемся!
   На мое последнее замечание кучер никак не отреагировал. Это меня обидело, и я отбросил штору с окна, чтобы сказать ему пару теплых слов. Коляска летела во весь опор, а за стеклом проносились не здания центра Москвы, а деревья заснеженного леса.
   – Ты куда меня везешь?! – закричал я. – Какая тут, к черту, гостиница! Немедленно поворачивай назад!
   – Никак не могу, Алексей Григорьевич, – наклоняясь к окошку, сказал, расплываясь в улыбке, кучер, – приказано вас срочно доставить живым и здоровым.
   «Вот и пожил для себя, – уныло подумал я, – будут мне теперь и барышни, и рестораны».
   Мое настоящее имя и отчество знали в эту эпоху только несколько человек, так что понять, к кому меня везут, было совсем не сложно.
* * *
   После цивилизованной, комфортабельной Москвы начала XX века, с электричеством, трамваями, извозчиками и прочими благами просвещенного времени, оказаться в глухом захолустье было не самым радостным событием.
   Поселили меня в курной крестьянской избе, с антрацитовыми от многолетней копоти стенами. Топилась она, соответственно названию, по-черному, в единственной комнате располагался каменный очаг без трубы. Никакой обслуги здесь не предусматривалось, жил я один и сам занимался всеми бытовыми делами. Мне приходилось заготавливать в лесу дрова, разводить в очаге костер для обогрева и приготовления пищи и учиться спасаться от выедающего глаза дыма. Единственной радостью и развлечением была баня, которую я топил так часто, как на это хватало сил.
   Однако жаловаться было не на что, я сам подписался на участие в эксперименте и теперь пожинал плоды этого легкомысленного решения. После того, как меня «похитили» в самом центре старой столицы, прошло больше месяца. Все это время я безвылазно находился вблизи города Тарусы, жил один в лесу и продолжал тренировки и подготовку к выполнению своей «стратегической миссии».
   Теперь меня окружали новые люди, и никого из старых знакомых я больше не встречал. Неудачное приобщение к красивой жизни забылось очень скоро. Меня гоняли на тренировках так, как будто готовили к Олимпийским играм.
   Как я ни пытался выяснить, что собственно произошло в Замоскворечье, и какое отношение имела полиция к разгрому нашей «тайной избы», наталкивался только на удивленные лица. Никто из новых знакомых не хотел идти на контакт и хоть что-то объяснить. Да и знакомыми людей, которые меня окружали, назвать было сложно: все они представлялись именами, больше напоминавшими клички, и наше общение ограничивалось только деловым сотрудничеством.
   Вначале все это здорово нервировало. Жить так, будто находишься один в пустыне, я не привык. Однако постепенно втянулся, одичал, и вполне обходился без задушевных бесед и теплой компании. Появилось чувство оторванности от мира. В мою лесную берлогу, само собой, не доходили никакие новости, и вскоре интересы сузились до простого выживания и небольших чувственных радостей, вроде большого куска добытого на охоте мяса и той же бани.
   Тренировки касались только боевых искусств, стрельбы из лука, пищали, всех видов фехтования, ну и физической подготовки. Подобный образ жизни, наверное, вели средневековые рыцари. Видимо после таких запредельных нагрузок и были придуманы куртуазные отношения и платонические дамы сердца. На более земные сношения с прекрасным полом рыцарей просто не хватало.
   Над всем сборищем моих тренеров и спарринг-партнеров стоял очередной главный куратор с эпической кличкой Святогор. Он же сообщал мне каждое утро о низкой оценке моих успехов:
   – Очень плохо, – например, говорил он, – вы вчера не смогли убежать от обычной погони.
   То, что погоня была не совсем обычная, а по ограниченному пространству небольшой березовой рощи за мной, пешим, гонялось полдюжины верховых «ловцов», напоминать ему не стоило. Это как бы само собой подразумевалось, как необходимое условие тренировки. Сам я не очень комплексовал по поводу собственных неудач, мне казалось, что делаю я все довольно успешно и в реальных условиях вполне бы смог переиграть почти всех своих спарринг-партнеров.
   – Сегодня зам нужно будет спрятаться в том, – укрывал он направление, – лесу и попытаться сделать так, чтобы вас не смогли найти.
   – Какой это лес, три осины, там же одно сплошное болото!
   – Значит, у вас есть неоспоримое преимущество! – невозмутимо констатировал Святогор. – В болоте спрятаться легче, чем в лесу.
   – Но ведь оно замерзшее!
   – Не везде, там есть полыньи…
   И вот после такой игры в прятки мне еще нужно было идти на охоту, заготовлять дрова, ну и делать все остальные работы по дому и жизнеобеспечению. Так что жизнь больше не казалась нескончаемым праздником с готовой горячей водой из крана, продуктовой лавкой под боком и другими благами цивилизации.
   Однако все когда-нибудь кончается. Кончилась и моя полевая, вернее будет сказать, лесная практика. Наступила дружная весна, солнце жарило по-летнему, снега таяли с поразительной быстротой, и окрестности сделались практически непроходимыми. Однако занятия не прекратились, только строились с учетом новых условий. И вдруг в один прекрасный весенний день, после того как Святогор очередной раз посетовал на мою неловкость и нерадивость, он в конце разговора неожиданно улыбнулся и порадовал новостью:
   – Готовьтесь, сегодня ночью вас переместят!
   – Да, сегодня? – растеряно сказал я. – А как это будет выглядеть? В смысле, сама машина времени, или что там у вас. И что мне нужно делать?..
   – Ничего, – искренне недоумевая, ответил он, – утром проснетесь и делайте что угодно…
   – Как это что угодно? – не понял я. – Мне можно но будет вернуться в Москву?
   – Ради бога, можете отправляться, куда хотите. Теперь вы зависите только от самого себя.
   – А как же перемещение? – опять не понял я. – Когда оно произойдет?
   – Я же вам сказал, сегодня ночью. Утром вы будете уже в шестнадцатом веке.
   – Так просто, не выходя из дома? – промямлил я.
   – Ну, не совсем просто, однако это уже не ваши заботы.
   Спрашивать, насколько все это опасно, и что со мной может случиться, если произойдет какой-нибудь сбой, было бессмысленно, и я, чтобы не терять лица, просто согласно кивнул головой. Только поинтересовался:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация