А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 37)

   – Ножны, что называется, не родные, сам делал, – признался кузнец. – Без излишеств, ну да тебе они и ни к чему. Едва ли ты внимания лишнего хочешь, солдат. А история у него… в общем, когда тут пару месяцев назад появились мертвяки ходячие, отец Бернар наш не стал отцов-экзекуторов звать, а выписал откуда-то из Салладора знатного воина-охотника за Нежитью. В общем, этот охотник… не преуспел тут. Сожрали его вместе с отцом Бернаром. Ну, а я утречком рано первый на то место пришёл, гляжу – четыре мертвяка в мелкую крошку изрублены, а рядом этот меч валяется. От рыцаря того даже доспехов не осталось, от отца Бернара – только символ нагрудный. Вот такая история… У меня который уж день на сердце неспокойно. Всё кажется – вот-вот мёртвый за своим мечом явится. Или что ещё похуже случится… Ну что, берёшь, солдат?
   – Беру, – глядя прямо в глаза кузнецу, ответил Неясыть. Хотя ясно было, что на клинке – проклятие умершего рыцаря и ярость победивших неупокоенных. – Кстати, а куда они делись потом?
   – Святая Инквизиция справилась-таки, – нехотя буркнул кузнец. – Двух грешниц сожгли…
   Всё было понятно.
   – Прощай, кузнец.
   – И ты прощай, солдат. Не знаю твоей роты, но всё равно – удачи! Чувствую, она тебе понадобится, и притом очень скоро!
   Неясыть мрачно кивнул.
* * *
   «Вновь судьба делает мне подарок, – размышлял Фесс, шагая по арвестской дороге. – Уж не та ли парочка, Бахмут с полуэльфом, решили, что меня надо поддержать в моих поисках? Но мне пока что и в голову не приходило искать эти самые Мечи! Или я продвигаюсь к ним, сам того не замечая? Или они следят за мной и теперь мне надо попасть в какое-то им нужное место и они подсунули мне это оружие? Изрубить четырёх зомби, надо же! Видать, клинок и впрямь зачарован. Эх, эх, жаль, что посох запрятан, не разобраться толком, что к чему…»
   Арвестские башни появились в свой черёд. В воротах стояла стража – наёмники Лесных Кантонов, раза в два больше, чем обычно. Фесс уплатил пошлину, но пропускать его не спешили.
   – Ты откуда, парень? – мрачно осведомился пожилой капрал, командовавший привратным дозором.
   Фесс повторил свою выдуманную историю. Если вербовщик уже успел побывать здесь…
   – Угу, – проворчал капрал. – Складно поёшь, мальчик. Что это за новая рота? Мы о такой ничего не слыхали, а уж такие новости, можешь мне поверить, среди наших ребят разносятся быстрее ветра.
   Фесс как можно более равнодушно пожал плечами.
   – Не знаю, как насчёт ветра, просто сюда ещё никто из наших не добирался.
   – А где ж работали? – полюбопытствовал стражник. – Где сейчас жарко?
   – Кинт Ближний, – пожал плечами Фесс. – Там работы всегда навалом. Сами ведь знаете, капрал, – то лихая компания из Кинта Дальнего подвалит, то зверюшки сторожевую цепь прорвут…
   В этом Фесс не лгал. Дела Кинта Ближнего всегда живо обсуждались в Академии, и он не боялся быть пойманным на вранье.
   – А что ж на север подались? Аль у султанов с мошной плохо стало? – не отступал капрал.
   – С мошонкой у его светлости плохо стало, а не с мошной, – грубо, в истинном стиле наёмных рот сострил Неясыть, вызвав хохот охраны. – Жара надоела, мухи эти, змеи, пиявки, стрелы отравленные… Отпросился вот у ротного.
   – Так что же это, за тобой сюда вся ваша рота подтянется? – тотчас насупился капрал. – Нам, парень, этого совсем не надо. Шел бы ты тогда отсюда подобру-поздорову. Мы тебя, конечно, не обидим, и пошлину вернём, и накормим на дорогу, но, сам понимаешь, мы службой дорожим. А то одного тебя пропустишь – а потом и вся рота пожалует, – закончил старый служака.
   – А что, тут работёнка и для нас найдётся? Я так и знал, – усмехнулся Фесс.
   – Работёнка… работёнки тут для всех хватит, – проворчал капрал. – Вести одна тревожней другой. Кто говорит – опять орлы с Волчьих островов заявятся, кто – разбойнички Кинта Дальнего… Ладно, проходи, парень. Но помни, если ваш ротный сюда придёт и вздумает цены сбивать – будет иметь дело с нашим! А наш ротный, это, я тебе скажу…
   – Спасибо, капрал, обязательно учту, – усмехнулся Фесс, минуя стражу. – Да только не думаю, что наш капитан сюда всю роту приведёт. Скорее уж я к нему вернусь. У султанов заработок хоть и противный, да верный. А тут того и гляди на самом деле порешат. Звери-то, они без понятия…
   …Распростившись с охранниками, Фесс двинулся дальше в лабиринт узких арвестских улочек. План его был прост и незатейлив – разузнать о судьбе спутников и, как говорится, действовать по обстановке.
   Опытный глаз, конечно же, мог заметить, что город в тревоге. На улицах то и дело попадались патрули Лесных Кантонов; и при каждом патруле непременно ошивался отец-экзекутор, пусть даже самого незначительного на первый взгляд ранга.
   Фесс не стал избегать этих встреч. Несколько раз он ловил на себе пристальные взгляды из-под серых капюшонов, однако даже и не думал отворачиваться, лишь поспешно бормотал подходящую по времени молитву да творил обычный знак верующих в Спасителя. Патрули проходили мимо. Совершенно ясно было, что они ищут мага-некроманта, при посохе и прочем, и совершенно обычный на вид воин-наёмник ничем для них не интересен.
   …Долго бродить по Арвесту ему не пришлось. Ноги сами принесли Фесса на площадь Правосудия; уже издалека он заслышал крики глашатаев:
   – …А паче того, подвергнуты будут казни ужасной и позорной двое, нарушивших закон, порядок и уложение, двое, гном именем Сугутор и орк именем Прадд, Тьме служение принявшие, Тьму в сердца свои нечестивые впустившие и ныне кару за это понести долженствующие!.. Слушайте все и не говорите, что не слышали! Приходите все, дабы увидеть, и потом не говорите, что не видели! Свершится правосудие Спасителя посредством Святой Инквизиции, длани пестующей и карающей, завтра, ровно в полдень, после троекратного колокольного сигнала!.. Слушайте все и не говорите, что не слышали!..
   Всё ясно. Добрые обыватели славного Арвеста уведомлялись о готовящемся судилище. И, зная нравы того же отца Этлау, можно было не сомневаться – Святая Инквизиция спит и видит, как мятежный некромант сам явится на площадь, дабы выручить друзей, и тотчас же окажется в капкане. Не так уж сложно найти и привезти сюда тех, кто опознает его в лицо – того же отца Этлау, например. Окружить площадь тройным кольцом алебардистов, расставить по крышам стрелков… Дело наверняка представляется им простым и лёгким. Даже бывалому некроманту не выдержать схватки с сотней отцов-инквизиторов – свора псов справится с волком-одиночкой.
   Фесс постоял, послушал, посмотрел… Площадь Правосудия, похоже, специально застраивалась так, чтобы никому и в голову не пришло пытаться отбить осуждённых. Вокруг – мрачные стены казарм и тюрем. На площадь ведут всего три улицы, и их легко перекрыть в любой момент, для чего – вон они видны! – стоят по бокам внушительного вида рогатки. А уж в казармах наверняка полно стражи, и наёмников, и собственно инквизиторов.
   От ворот же угрюмой крепости Святой Инквизиции к лобному месту тянется поднятый над площадью мост, опирающийся на внушительные, толстенные сваи.
   Посвистывая, Фесс вразвалочку обошёл всю площадь, купил у разносчицы горсть жареных орехов и так же неторопливо двинулся прочь. Всё, что нужно, он узнал, теперь оставалось только действовать.
* * *
   На ночь он остановился в дрянном трактире на самой окраине – кошелёк показывал дно. Несколько девиц лёгкого поведения пару раз шёпотом предложили ему пойти поразвлечься – он только качал головой.
   Итак, гном и орк попали в плен, а Атлика каким-то образом скрылась. Если, конечно, святые отцы не схватили и её, по каким-то причинам решив пока не оповещать об этом своего врага. Что ж, будем надеяться, что ей повезло несколько больше, чем Прадду и Сугутору.
   Ночью Фесс заставил себя уснуть лишь предельным напряжением воли. Выскребя последние остатки своего серебра, он снял-таки отдельную каморку и вечером, вынув новоприобретённый меч, до боли в плечах и ладонях упражнялся с ним, отчаянно пытаясь вспомнить то, чем он когда-то владел – там, в начисто стёршемся из памяти ином мире.
   Надо забыть о магии, как заклинание, твердил себе Фесс. Пусть даже и на время, но забыть. Только тогда у меня есть шанс. Они будут искать чародея, точно свора псов, будут принюхиваться, отыскивая малейший след моего волшебства, – пусть себе принюхиваются. Но, если всё опять повернётся, как с Эвенстайном и Бахмутом…
   Фесс поёжился и запретил себе об этом думать.
   Утром он поднялся до света. Спокойный и собранный. Все сомнения остались там, в ночных кошмарах, послушно отступивших при первых же проблесках света. Собрав свой нехитрый скарб, Неясыть отправился на площадь Правосудия.
   Он шёл, уже твёрдо зная, что собирается делать. Магия лежала в самом дальнем уголке его существа, крепко запертая на десять замков. Он не имел права дать Святой Церкви обнаружить себя раньше им самим назначенного мгновения, однако, уже спускаясь по ступеням скрипучей трактирной лестницы, он понял, что его первоначальный план не удастся.
   Воздух был пропитан Злом. Ожиданием Зла, предчувствием Зла, чуть ли не его предвкушением; обученный некромант просто не мог не заметить этого. И причём это было вовсе не алчное ожидание казни; Фессу внезапно вспомнился Ордос, нежданно нагрянувший чёрный мор, странные существа, явившиеся из-за грани этого мира. Сперва Неясыть подумал, что жуткая эпидемия готова вот-вот поразить и Арвест; но нет. Волнами накатывающаяся злоба имела ту же первооснову, но совсем иную природу. Совсем, совсем иную…
   Впрочем, Фессу было сейчас недосуг думать о высоких материях. Надо было спасать своих, а заодно и себя – после того, как дело будет сделано.
   Как он и ожидал, народ начал стекаться на площадь задолго до начала церемонии. Здесь не было ни трактиров, ни закусочных – их заменяли бойкие лоточники-разносчики. Люди всё прибывали и прибывали, Фесса мало-помалу оттесняли прямо к толстенным брёвнам ограждения, возведённого вокруг дощатого помоста в самой середине площади. Чего, собственно говоря, и добивался Неясыть.
   Он заставил себя не думать о приближающемся Зле. Чистая стихия разрушения и умерщвления, бессмысленного и бессердечного, убивающая не ради пропитания или чтобы дать дорогу новому взамен отжившего; убивающая не ради извращённого удовольствия или ради денег, богатства, власти; убивающая только потому, что это – единственный способ её существования. Стоящая вне морали и этических постулатов, не способная к какому бы то ни было обобщению или переговорам, эта стихия близилась… и Фессу оставалось только надеяться, что он успеет исполнить свой долг до того, как на Арвест обрушится неведомый пока что молот судьбы.
   К полудню вся площадь Правосудия была запружена народом. Для арвестских обывателей казни всё ещё не потеряли ни своей остроты, ни, соответственно, привлекательности. Может, оттого, что каждый в любой момент сам мог оказаться на месте приговорённых?
   Народ гомонил, словно собравшись посмотреть забавное представление, а не кровавую казнь. Перебрасывались шутками, большей частью – плоскими и сальными. Походя щупали вертевшихся тут же девиц, отвечавших положенным визгом. Пили пиво из высоких деревянных кружек – пиво, не сомневался Фесс, было дрянным и разбавленным, но по случаю казни и такое сойдёт. Неясыть старался не слишком выделяться – точно так же гоготал над дурацкими остротами, точно так же глотал тёплое никудышное пиво.
   Господа экзекуторы не спешили. Народ ждал, ничем не выдавая своего нетерпения – ведь ожидание удовольствия тоже своего рода удовольствие.
   Солнце перевалило за полдень. Казнь всё не начиналась, а Фесс всё явственнее и явственнее ощущал приближение того самого бездушного, иррационального Зла, отнюдь не связанного с грядущей казнью. Оно было уже совсем близко, это Зло; и Неясыть с внезапным ужасом понял, что беда уже набрала разбег и никаких его сил не хватит, чтобы встретить её лицом к лицу. Оставалось уподобиться тому дикарю, что греется у лесного пожара, – то есть попытаться спасти друзей, а в остальном – положиться на удачу.
   Но вот на башенках более похожего на крепость здания Святой Инквизиции появились трубачи. Над площадью Правосудия зазвучал низкий суровый сигнал – сигнал к началу судилища, а точнее – казни. Стоило умолкнуть трубам, как ворота раскрылись. На помост ступила стража – сумрачные ряды собственной стражи отцов-экзекуторов. Похоже, они не слишком доверяли даже наёмникам Лесных Кантонов.
   Стражники шли быстро, что было совсем не в обычаях Святой Инквизиции. Их плотные шеренги совершенно скрывали от глаз собравшейся толпы и инквизиторов, и их жертвы – вещь тоже небывалая.
   «Берегутся святые отцы, – подумал Фесс. – Ждут, когда же я начну. Замерли, напряглись, готовые учуять малейшее движение магии; ждите-ждите, не дождётесь. Нашли дурака», – злорадно закончил Неясыть.
   Процессия достигла круглого каменного помоста, где совершались казни. Только теперь стражники отступили назад.
   Фесс, как и все, вытянул шею, стараясь увидеть больше.
   Связанные, Прадд и Сугутор едва держались на ногах. Грудь гнома была перевязана, тряпки покрылись бурыми пятнами.
   Своим присутствием церемонию не почтил никто из высших иерархов Церкви, кроме отца-экзекутора Этлау. Этот стоял у самого края помоста, с вызовом обводя толпу взглядом. Ему нельзя было отказать в смелости – Этлау вызывал огонь на себя.
   «Не дождёшься, – вновь подумал Фесс. – Но неужто они рассчитывали, что я клюну на столь несложную приманку?»
   Вперёд вновь вышли герольды. Развернули свитки, начали зачитывать толпе вынесенный преступникам приговор. Фесс пропустил его мимо ушей. Он рассчитывал шаги, удары и секунды. Когда-то – знал он – ему не потребовалось бы никаких расчётов. Он прошёл бы к осуждённым подобно косе над травами, и горе тем, кто оказался бы у него на пути!..
   Герольды закончили, опустили положенные им церемониальные горны, шагнули назад, пропуская вперёд палачей в низко надвинутых серых капюшонах.
   – Кажется, мы влипли, Суги, – услышал Неясыть неестественно спокойный голос Прадда, неожиданно далеко разнёсшийся над притихшей площадью.
   В спокойном осеннем небе тихо, неспешно плыли белые клубистые громады облаков, белые исполинские тени на голубом фоне – и вдруг, внезапно и бесшумно, эту умиротворённую белизну рассёк длинный чёрный росчерк – дымная черта, тянущаяся за выпущенным из катапульты зажигательным ядром.
   Мало кто заметил её, кроме Фесса, а из тех, кто заметил, ещё меньше поняли, что это. Ядро рухнуло где-то за домами, оттуда повалил густой дым, но простонародье этим было не испугать – выстроенный из камня, Арвест не боялся опустошительных пожаров, когда, случалось, в деревянных городах от одной лучины сгорали сотни и сотни домов.
   Фесса же словно толкнуло в грудь.
   Зло пришло в Арвест.
   Однако за первым ядром последовало второе, третье, четвёртое – и толпа всколыхнулась. Первыми истошно завизжали женщины, людская масса качнулась из стороны в сторону, точь-в-точь словно морская волна. Кого-то, как водится, сбили с ног, кто-то понял, что дым появился аккурат в том месте, где стоял его собственный дом, и сейчас, забыв обо всём, прорывался вперёд, пустив в ход и кулаки и локти.
   Вопящая человеческая волна швырнула Фесса прямо к подножию каменного помоста.
   Сейчас или никогда, сейчас, пока экзекуторы растеряны, пока вместе со всеми пялятся, выпучив глаза, на падающие ядра!
   Неясыть прыгнул, уцепился за край каменной платформы; сбить его вниз, убить совсем сейчас не составило бы труда, но отцы-экзекуторы проморгали его рывок, отвлекшись, растерявшись – падающие зажигательные ядра явно не входили в их планы.
   А когда отец Этлау наконец повернулся, Фесс уже резал верёвки на осуждённых.
   – Прыгайте! – рявкнул он, бросаясь наперерез шагнувшему было вперёд солдату, слишком смелому или слишком глупому, чтобы бросать вызов такому противнику. Стражник попытался ткнуть Фесса алебардой, тот успел уклониться.
   Орк и гном, однако, никуда прыгать не стали. Прадд, недолго думая, огрел громадным кулачищем по голове ближайшего стражника и выхватил из разжавшихся рук отполированное длинное древко.
   – Ух, и пойдёт же теперь потеха! – заорал он так, что перекрыл даже вой и крики обезумевшей толпы внизу.
   Сугутор поступил ещё лучше. Гном попросту прыгнул на шагнувшего вперёд и уже поднявшего руку Этлау; сцепившись, они покатились по помосту. Пудовые кулачищи гнома работали, словно два кузнечных молота.
   Однако инквизиторы быстро опомнились. Подались вперёд растерявшиеся было солдаты, ощетинившись сверкающим рядом алебард; свистнули первые стрелы, со звоном ломаясь о камни помоста; а Неясыть ощутил привычные уже тяжесть и боль в висках – вражеская магия набирала силу, отцы-экзекуторы готовили контрудар. Фесс не знал, чьи ядра летят сейчас через крыши и крепостные стены, но, кто бы ни шёл сейчас на приступ Арвеста, он давал ему единственный шанс ускользнуть, и этот шанс нельзя было не использовать.
   Неясыть ткнул солдата мечом пониже края кирасы и, на момент избавившись от противника, чуть ли не силой потащил вошедшего в раж орка к краю помоста. Гном наконец отбросил от себя бесчувственного Этлау – вся изощрённая магия инквизитора оказалась бесполезной в обычной драке.
   – Да прыгайте же! – завопил Фесс, чувствуя, что стрелки вот-вот возьмут наконец верный прицел, и тогда не поможет даже некромантия – ну разве что потом превратить в зомби самого себя…
   Его усилия наконец-то возымели результат. Два солдата и отец-экзекутор лежали на помосте, стражники – в крови, и это явно сдерживало энтузиазм инквизиторов. Ядра в небе мелькали всё чаще, где-то за домами уже слышался яростный рёв – там, похоже, началась рукопашная и наёмные роты Лесных Кантонов собственной кровью отрабатывали полученное жалованье; собравшиеся поглазеть на казнь зеваки во все лопатки улепётывали с площади Правосудия.
   Прадд и Сугутор упали в кипящую толпу, словно камни в бурное море – люди разлетались от них в разные стороны, подобно брызгам. Никто и не подумал преследовать беглецов или заступить им дорогу – видно, Святую Инквизицию здесь не слишком-то жаловали. К тому же у горожан хватало иных забот – ядра падали всё чаще, дым пожаров поднимался всё выше, а грохот боя слышался всё ближе.
   Не медля больше ни секунды, Неясыть тоже спрыгнул вниз. Камень площади тяжело ударил в ноги, Фесс пошатнулся, взмахнул руками, выпрямился, невольно обернулся – и наткнулся на горящий взгляд святого отца-экзекутора преподобного Этлау. Инквизитор успел прийти в себя и даже подползти к краю помоста – правда, против ожиданий Неясыти, инквизитор не пытался атаковать.
   – Помоги… – неожиданно донеслось до Фесса. Этлау говорил шёпотом, но магия донесла его голос прямо до слуха Фесса, несмотря на царивший вокруг хаос. – Помоги, слышишь, помоги не мне – Арвесту, которому ты и так уже служишь! Ты же защищал его народ от порождений Ночи!.. Помоги, нам сейчас не до тебя, все владеющие магией инквизиторы идут в бой рядом со Светлыми волшебниками, тебе удастся уйти, но помоги остановить вторжение!..
   Магия Этлау была сейчас очень сильна, похоже, что она сжимала само время, потому что вся его речь длилась для Фесса не более доли мгновения.
   – Ага, чтобы те, кого я буду в очередной раз спасать, сами же меня потом и сожгли! – резко и уже на бегу бросил в ответ Неясыть.
   Посланное ему вслед прощальное заклятие Этлау Фесс отбил. Не сказать, чтобы играючи, но – отец-экзекутор не смог как следует сжать и нацелить своё незримое оружие, и накатившаяся было на Фесса волна холода растаяла без следа, ледяные когти не смогли даже прорвать плащ на плечах Неясыти.
   В считанные секунды – пока не взяли прицел арбалетчики – беглецы смешались с толпой.
   Стража и маги-инквизиторы, похоже, и в самом деле не пытались преследовать их. Верно, святым отцам и впрямь судьба Арвеста была дороже казни пары преступников, пусть даже столь видных. Не стала бить в спину и стража, опасаясь, наверное, задеть случайно оказавшихся рядом с беглецами зевак.
   Толпа, в которой оказались Неясыть, Прадд и Сугутор, словно пенный вал, катилась прочь от площади Правосудия по широкой мощёной улице; сперва казалось, что и пожары, и шум сражения остались позади, но нет – из примыкавшей справа улочки внезапно раздались крики и лязг мечей; спустя миг Неясыть воочию увидел тех, кто сегодня пришёл испытывать судьбу под стенами Арвеста.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация