А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 36)

   Неясыть трясся, как в жестокой лихорадке, – несущийся сквозь него водопад свирепой Силы мял и рвал каждый фибр его собственной души – освободив древний страх, он должен был сейчас поддерживать его и питать каждый миг.
   Однако усилия были не напрасны – из глубины леса доносились крики. И уже не летели стрелы. Фесс с трудом поднял голову – гном бессильно сидел, привалившись к стене, и стрела торчала у него не только из плеча, но и из груди – прямо под правой ключицей. Глаза Сугутора закатились, топор выпал из разжавшихся пальцев. Атлики видно не было, а вот Прадд был целёхонек – орк, как всегда, всё рассчитал точно и сейчас оказался прямо за спиной выскочивших из зарослей трёх алебардистов в серых кирасах наёмников. Издав боевой рык, Прадд взмахнул собственным топором, ловко перерубив древко одной из алебард.
   «Надо встать, – внезапно вяло и отстранённо подумал Фесс. – Надо встать, помочь орку, вдвоём мы продержимся, продержимся, потому что шагов созданного магией экзекуторов существа я уже не слышу. Сейчас… сейчас встану. Почему это земля так сильно качается? Почему меня не держат ноги? Почему всё плывёт перед глазами? Отдача… отдача от заклятия? Или… нет… не могу…»
   Шатаясь, Неясыть сделал три или четыре шага, одновременно пытаясь поднять для боя свой посох. Куда там – он едва удерживался на ногах. И как бы со стороны, точно зритель в цирке на гладиаторских боях, он видел, что Прадд рассёк-таки топором одну из серых кирас и в тот же миг другой воин ловко опустил тупой обух своего оружия на незащищённый затылок орка. Прадд взмахнул руками, роняя оружие, и упал.
   «Конец, – вяло подумал Неясыть. – Я даже испугаться не могу – заклятие отняло все силы. Что там творится, в зарослях? Неважно… сейчас меня убьют. Или возьмут в плен?.. Проклятие, им это будет совсем нетрудно сделать. Идти… идти, не падать. Алебардисты… двое… поворачиваются ко мне… замирают, рты широко разинуты, глаза лезут на лбы… что это с ними?»
   Фесс сделал ещё один шаг. На большее сил уже не было. Где-то в лесу ещё крутилось, описывая всё уширяющиеся круги бесконечной спирали, его заклинание, без труда находя себе всё новые и новые жертвы. Сила всё текла и текла, и Неясыть уже не смог бы остановить её поток, даже если б и захотел. Он поздно осознал, что гнев завёл его слишком далеко, заклятие стало «саморазогревающимся», оно поддерживало уже самоё себя – правда, при этом сам создавший такое заклинание маг неизбежно должен был погибнуть от истощения всех сил.
   «Пусть», – подумал Фесс. Алебардисты медленно пятились к лесу, выставив перед собой оружие; на лицах был написан неодолимый животный ужас. Прадд и гном лежали неподвижно.
   «Надо что-то делать, – подумал Фесс. Снизу, от живота, поднималась вверх тупая ноющая боль. – Это конец. Я убиваю себя сам. Не знаю, сколько инквизиторов полегло сегодня, но даже сейчас я чувствую, как они умирают, как мой гнев, обретший плоть, рвёт и раздирает их на части, и как они гибнут, не в силах отбить эту атаку, – потому что, если маг умирает, его последнее заклятие остановить очень трудно, почти невозможно; конечно, окажись здесь милорд ректор или чародейка Мегана – они бы, наверное, придумали, что делать. Но экзекуторы только смогли создать какого-то своего убийцу… святого убийцу… а на большее их уже не хватило. Надо было думать о том, как спасать собственные шкуры… Эй, вы, с алебардами! Вы же видите, что я еле стою! Не удирайте, как трусы, идите сюда, сразимся, и я умру, как подобает мужчине, от честной стали в честном бою, а не испущу дух, корчась на дыбе и воя от непереносимой боли! Сражайтесь же, проклятие на весь ваш род, сражайтесь!..»
   Наверное, он выкрикивал это вслух – потому что солдаты внезапно истошно заверещали, побросав свои алебарды, и пустились наутёк с такой быстротой, что нечего было и думать гнаться за ними.
   «Ну, вот и всё, – сказала ласковая Тьма. – Теперь ты мой. Приди же ко мне, тебе больше нечего делать в этом мире, он отверг тебя, и только я теперь могу тебе помочь…»
   «Помочь? Нет, я помогу себе сам, – словно заклинание, принялся твердить в ответ Фесс. – Я не уйду, мне ещё рано уходить, ты не получишь меня, ты слышишь – не получишь!»
   «Я вовсе не хочу тебя получать, – мягко возразила Тьма. – Ты не вещь. Ко мне приходят по доброй воле. Ты путаешь меня со смертью, бедный мой маг, ты очень хорошо научился убивать моим именем, а вот спасать – нет, не умеешь, да и что ж поделать, как-никак ускоренный выпуск, что с тебя возьмёшь… Посмотри, твои друзья лежат убитые или умирая от ран, а ты – ты вместо того, чтобы им помочь, отчего-то вздумал умирать сам! Но ты же держал в руках наследство Салладорца, ты смог увидеть его Великие Руны, запечатлевшие величайшее заклятие из всех, когда-либо сплетённых смертным; ты сможешь пройти его путём, сейчас или никогда, ну, идём же! Ты станешь мною, ты станешь куда больше, чем просто Бог, – ты будешь всюду, всевидящ, всезнающ, всепроникающ…»
   «Быть всюду – это значит быть нигде, – задыхаясь, подумал в ответ Неясыть. – Нет, Тьма, я ношу твои цвета, я пользуюсь твоей без толку пропадающей Силой – но идти в тебя мне ещё рано. У меня есть дело в этом мире!..»
   «А… – неожиданно понимающе откликнулась Тьма, – ты имеешь в виду Мечи? Но ты хотя бы понимаешь, кто просил тебя отыскать их?»
   «Какая разница? – Фесс вполне натурально пожал плечами, словно и впрямь обращаясь к невидимому собеседнику. – Какая разница кто? Мне ведь и впрямь надо их отыскать».
   «Зачем?» – удивилась Тьма.
   «Разве обязательно точно знать, зачем ты делаешь то или это?»
   «Хорошо, – неожиданно уступила Тьма. – Ты нравишься мне… ты меня забавляешь. Когда являешься всеведущей, всепроникающей и вездесущей, то волей-неволей начинаешь сама выдумывать себе границы, которые стараешься не переступать – чтобы собственное сознание не распалось, чтобы осталось способным понять вас, чудаков-смертных. Хорошо, Неясыть. Я разорву твоё заклинание. Но помни – второй раз ты отправишься прямиком ко мне. Мне неинтересно делать что-то дважды. Один раз я тебе помогу, но…»
   «Благодарю тебя, Тьма «, – успел он сказать, прежде чем тянущая боль исчезла и взор его прояснился. Смертоносное заклинание, гибельное и для врагов, и для него самого, разжало свои клыки.
   Тяжело дыша, Фесс привалился плечом к стволу. В правой руке оказался зажат меч; так, надо вытаскивать орка и гнома, пока не поздно…
   Однако он не успел сделать даже шага. Затрещали ветви; с трёх сторон показались враги – алебардисты вперемежку со стрелками и немногие уцелевшие инквизиторы. Серые плащи и серые кирасы; наклонённые алебарды; лица людей казались безумными – столкнулись ужас перед некромантией и страх перед Святой Инквизицией. Последний победил.
   Фессу оставалось одно – бежать. И – о чудо! – только что он едва удерживался на ногах, сейчас же каждый мускул трепетал, готовый к бою.
   Прощальный подарок Тьмы.
   Он ринулся напролом через заросли – не вытащить друзей, так хотя бы увести от них погоню. Если, конечно, они ещё живы… Раны гнома на первый взгляд не казались смертельными, да и Прадд был, скорее всего, просто оглушён.
   Его трюк вполне удался. Стрелки послали ему вслед дружный ливень арбалетных болтов – Фесса не задело только чудом. Инквизиторы вновь начали чудить что-то с волшбой; но это ничего, авось не успеют, да и не нацелить им заклятие как следует!
   Фесс мчался сквозь лес, точно уходящий от облавы волк-одиночка. В правой руке меч, в левой – посох. Хорошо ещё, что не снял заплечный мешок – сохранились книги, амулеты, эликсиры…
   Первоначальный план охоты рухнул, Фессу не надо было прорываться сквозь кольцо – его просто гнали вперёд, и всё дело заключалось в быстроте. А этим тяжеловооружённые пешцы Лесных Кантонов похвастаться не могли. Мало-помалу они стали отставать; дольше держалась лёгкая стража Святой Инквизиции; но мало-помалу след Фесса потеряли и они.
   …Он уже чувствовал, что вырвался из западни, но о том, чтобы остановиться, и речи быть не могло. Фесс шёл и шёл, шёл обратно, на запад – прорываться одному через перевалы Железного Хребта могло оказаться чистым самоубийством. Отцы-инквизиторы, оказывается, вовсе даже не дураки. Каким-то образом они выследили его и спутников; неужто он был прав и Наследство Салладорца на самом деле притягивает Святую Инквизицию, как мёд – мух?
   В таком случае оставалось только попросить Тьму послать Атлике быструю и лёгкую смерть от меткой стрелы.

   Глава восьмая
   Судьба Арвеста

   Горька судьба клятого одиночки, обречённого мерить все дороги этого мира собственными шагами, не имеющего ни огня, ни угла, но ещё горше доля того, кто, познав одиночество, обрёл товарищей – и потерял всех в один момент.
   Оторвавшись от погони, Фесс сделал широкую петлю по предгорным лесам, отыскивая правильное направление каким-то диким, нечеловеческим чутьём. Он ничего не ел – все припасы остались у гнома и орка, однако совершенно не чувствовал голода. Тело словно бы понимало, что пришла пора показать, на что оно способно.
   После двух дней блужданий Неясыть добрался до места схватки. Следов осталось предостаточно. Наёмники, несмотря на свой железный, казалось бы, обычай, не вынесли всех своих, настолько, как видно, страшились этого проклятого места. Осталось немало оружия, Фесс подобрал себе добрый клинок, куда лучше того, что оказался в его руке во время боя, с одного из мёртвых снял добрую кольчугу. Нашлась и пара кинжалов, а в брошенных ранцах – немного засохшего хлеба и копчёного мяса. Фляжки оказались наполнены вином. Нашлись и деньги – немало. Великий грех перед Спасителем – подбирать оставшееся на смертном поле, но тут уж не до совести. Да и вещи эти мёртвым уже никогда не понадобятся. Фесс долго примерялся к арбалетам, но потом всё же решил не брать – тяжело.
   Разумеется, никаких следов Прадда, Сугутора или Атлики. Бессильно оказалось даже волшебство. Они пропали, канули, точно брошенные в тёмную воду камни – даже круги не пошли.
   Что делает человек, потерявший спутников? Возвращается туда, где, как ему думается, друзья могут ждать его. А таким местом был только Арвест.
   Сперва это показалось Неясыти чистым безумием. Их наверняка ищут на всех углах. Стража предупреждена, наёмники Лесных Кантонов славятся спаянностью и за своих мёртвых всегда мстят неотвратимо и свирепо, так что рассчитывать на ротозейство или попустительство стражников не приходится. Да и хозяин «Ражего кота» его, Фесса, до смерти теперь не забудет!
   И всё-таки он возвращался в Арвест. Нечего было зря тешить себя пустой надеждой – едва ли орку и гному удалось ускользнуть от Инквизиции. Прийти в себя, уврачевать раны, скрыться… нет, на такое рассчитывать нечего. Их почти наверняка надо искать в городе – и желательно побыстрее, пока всех троих, вместе с Атликой, не сожгли на медленном огне.
   Неясыть пробирался на запад, не имея пока и малейшего понятия, как он окажется в Арвесте. Через сточные тоннели хорошо убегать из города, но отнюдь не наоборот.
   …Когда леса остались позади и внизу, под холмом, пролегла коричневатая лента широкого тракта, Неясыть остановился. Идти дальше с посохом некроманта – всё равно что громко кричать «вот он я, держите меня!». Недолго думая, Фесс закопал посох под приметным раздвоенным деревом. Если судьба мне улыбнётся, я вернусь, посулился он. А если нет… что ж, лежи тогда здесь, отдыхай, мой верный товарищ. Ты не долго мне служил, но не подвёл ни разу.
   Мысленно простившись с посохом, Фесс надел кольчугу под куртку, постарался получше спрятать оружие и бодрой походкой вышел на тракт, выждав момент, когда на дороге никого не оказалось.
   Без посоха и плаща, с хорошим оружием он вполне сошёл бы за странствующего наёмника, продающего свой меч, каких немало хаживало по дорогам и Семиградья, и Империи, и Мекампа. Время, когда за оружие должен был браться каждый от мала до велика, спасая себя и род от полного и поголовного истребления, давно прошло. Великие вторжения с востока навсегда остались только в пропитанных кровью и пропахших дымом хрониках. Пришла пора малых войн, когда стало возможно с малой, но хорошо обученной армией творить большие дела. Пришла пора наёмников.
   Неясыть сейчас горько сожалел, что от его былого боевого умения остались лишь жалкие остатки. Он по-прежнему был неплох… по меркам этого мира, но – не более, чем неплох. И выйти в одиночку против шестерых он бы не дерзнул.
   В душе человеческой нет места двум настоящим талантам. Кто придумал это жестокое и глупое правило? В эти минуты Фессу как никогда захотелось целиком и полностью стать воином. Чтобы жестокая боль отдачи не обращала его в человека, беззащитного в ближнем, самом страшном бою, когда дело доходит до рукопашной!
   Несмотря на пустой желудок, он шёл быстро. Слишком уж живо стояло перед глазами это видение – гном, привязанный к решётке, под которой уже алеют угли…
   Чем ближе к Арвесту, тем оживлённее становился тракт. Фесс обогнал длинный обоз, запряжённый медлительными волами, его самого обошли несколько всадников в тёмных плащах, украшенных гербом купеческого города. Последний неожиданно придержал коня, поворачиваясь к Неясыти.
   – В город идёшь, воин? – дружелюбно спросил наездник, высокий и тёмноусый. По выговору в нём без труда можно было распознать мекампца.
   – Иду, куда дорога ведёт, – осторожно ответил Фесс. Не следовало с готовностью отвечать на вопросы первого встречного.
   – Да ты не чинись, – усмехнулся длинноусый. – Ежели тебя дорога в Арвест приведёт, не пожалеешь! Город ныне свой собственный полк нанимает, чтоб, значит, не только парни из Кантонов его охраняли. А то, не ровён час… Так что давай, ступай прямо, никуда не сворачивая. В воротах у стражников спроси, как кордегардию найти. Они покажут.
   – И что? – осторожно поинтересовался Неясыть. – Жалованье там какое? Да и что за нужда возникла?
   – Жалованье славное, – уверил его усатый. – Спросят, кто послал, скажешь – Келем Усатый. Что, подходящее прозвище?
   – Ты вербовщик, почтенный Келем? – в упор спросил Неясыть. Конечно, так говорить не полагалось, сперва надо было завести разговор на околичностях и только потом осторожными намёками выяснить всю правду.
   – Угу, – кивнул Келем. – А что тут такого? Ты ж из настоящих, сразу видно. А для настоящих солдат удачи хороший вербовщик что мама родная. Мне ж ни подпаивать вас, ни лгать вам не надо… Сами всё знаете. Погоди, сейчас твою роту угадаю. «Коты Хабарда»? Нет… не похоже. Вид не такой разбойничий. – Он снова усмехнулся. Его товарищи придержали коней, поджидая отставшего. – Или «Весельчаки Арпаго»? Тоже нет, усов не носишь. Ладно, что гадать, скажи сам, парень.
   – «Волки Фостера», – ни секунды ни задумываясь и без тени сомнения ответил Фесс.
   – Как ты сказал? – заинтересовался вербовщик. – «Волки Фостера»? Новая рота никак? Вот только который же это Фостер? Рыжий такой, из Кинта Дальнего, или Фостер-коротышка, или же Фостер-святоша?
   – Фостер из Арраса, – последовал ответ. Неясыть отвечал наугад и уже готовил рассказ о том, кто этот новый среди кондотьеров ротный, но, как ни странно, ничего объяснять не потребовалось.
   – А-а… знаю. Молодец, раз сумел до ротного дослужиться. Ишь, новую роту сколотил… А где ж остальные, парень? Или следом пожалуют?
   – Ага. Меня квартирьером выбрали, – продолжал вдохновенно врать Фесс.
   – Ясно. Тогда скажи так – десять монет в месяц простому воину, двенадцать – стрелку и пятнадцать – если что-то ещё умеет. Ну, а с десятниками и выше по-свойски столкуемся, – усмехнулся вербовщик. – Жратва за счёт города… ну да это уже с Фостером сговариваться будем. А в город ты сходи. Обязательно. Только смотри, с ребятами из Лесных Кантонов не задирайся. А то, не ровён час… они парни лихие.
   Горячо заверив вербовщика, что не преминет так и сделать, Фесс дождался прощального взмаха рукой. Всадники хлестнули коней.
   Совсем, видно, скверны дела у вольного Арвеста, коли вербовщики не брезгают уже и одиноким путником!
* * *
   Расставшись со словоохотливым вербовщиком, Неясыть двинулся дальше. Арвест был уже недалёк.
   «А может быть, бросить всю эту некромантию, будь она трижды неладна? – невольно подумал Фесс. – Тем более что судьба сама подсказывает выход. Стать для начала простым наёмником. И, если Даэнур не ошибался насчёт „одного таланта в душе“, ко мне, должно вернуться прежнее умение. А тогда…»
   Но сперва, конечно, он должен выручить из беды друзей – ну, если не друзей, то тех, кто встал рядом с ним и не покинул в трудную минуту, сделав куда больше, чем требовал простой долг получающего деньги за свой труд слуги, пусть даже и преданного. Отцы-экзекуторы станут искать некроманта, чародея с посохом, возможно, попытавшегося изменить свой вид, и едва ли кто обратит внимание на скромного наёмника, солдата удачи, явившегося попытать счастья на арвестских харчах! Главное – пробраться в город, а там видно будет.
   Неясыть не знал, конечно же, что настоящий, прежний Фесс, ещё в мире Мельина, не раз полагался не на тщательно составленные планы (имеющие обыкновение рушиться), а на интуицию воина, подсказывавшую верные решения.
   Но, прежде чем идти в город, требовалось избавиться от улик. Стража Лесных Кантонов вполне могла опознать его оружие, собранное на поле боя. Искать толкового скупщика времени не было, и потому Фесс завернул в первую попавшуюся на пути деревню.
   Кузнеца Неясыть застал за работой, причём вполне мирной – хотя до весны было ещё куда как далеко, рачительный мастер уже принялся чинить лемеха, бороны и прочее, без чего не обойтись землепашцу.
   – Кого там несёт? – не слишком вежливо рыкнул бородач, звонко ударив молотком; дюжий молодой парень-молотобоец послушно опустил кувалду на указанное мастером место. Брызнули алые искры.
   – Путник перехожий, – усмехнулся Фесс, останавливаясь у двери.
   Кузнец соблаговолил слегка повернуть всклокоченную голову. Очевидно, недостатка в клиентах он не знал.
   – А коль перехожий, так и переходи себе дальше, – отворачиваясь, бросил мастер. – Не люблю наёмников, гость незваный. Так как – сам уйдёшь или помочь тебе дорогу найти?
   – Сам уйду, – спокойно ответил Фесс. – Вот только не скажешь ли, почтенный, кто бы купил у меня ненужное оружие? Может, не все в округе относятся к нам, солдатам удачи, так же, как ты…
   – Оружие продать хочешь? – в тот же миг ястребом налетел кузнец. Куда только делись его презрение и надменность! – Так что же раньше молчал! Дело надо сразу говорить, а не толкаться у дверей! А то ходят тут всякие… толкаются, понимаешь, а потом беды не оберёшься. Давай, показывай! А ты, – он повернулся к молотобойцу, – не стой столбом, работай, коли в самом деле мастером заделаться хочешь!..
   Фесс вытащил свою добычу. У кузнеца заблестели глаза.
   – Сорок пять цехинов, – быстро сказал он. Цена наверняка была занижена, самое меньшее вдвое, но Фесс торговаться не стал.
   – А взамен не нашлось бы у тебя какого-нибудь клинка, почтенный? – осведомился он, выразительно косясь на длинный ряд развешенных по стене мечей и топоров.
   – Глаз не стало, что ли? – фыркнул мастер. – Выбирай любой. Я всё равно тебе ещё должен останусь.
   Фесс встал, прошёлся вдоль новенького оружия.
   – Вот этот.
   Этот клинок был чуть искривлён, с длинной рукояткой, рассчитанной на две ладони, по лезвию тянулись тёмные руны, незнакомые Фессу, несмотря на все его штудии в области древних языков.
   – А… – хмыкнул кузнец. – Знаток, сразу видно. Выбрал лучшую штуку из загашника старого Варга. Только за неё ещё приплатить придётся.
   – Сколько? – подозрительно спросил Фесс.
   – Сотню, – невозмутимо бросил мастер. – Руны видишь?
   – Ну, вижу. И что?
   – А вот смотри.
   Кузнец ловко подхватил какую-то тряпицу, подбросил вверх. Тряпка упала на подставленное лезвие меча и беззвучно распалась надвое.
   – И за этот меч – всего-навсего сто сорок пять цехинов, – невозмутимо сказал кузнец.
   Неясыть, не отвечая, взял оружие в руки.
   Клинок совершенно явно стоил много больше. И непохоже было, что старый кузнец не знает его истинной стоимости. Значит, хочет избавиться, но в то же время и боится продешевить.
   – Проклятие на нём, что ли?
   Кузнец вздрогнул, и Фесс понял, что угадал.
   – Да ты не бойся, мастер, я его всё равно возьму. Только расскажи правду!
   И Неясыть зазвенел цехинами.
   Кузнец долго и тщательно пересчитывал монеты, проверил каждую на зуб и только после этого окончательно вручил Фессу оружие.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация