А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 34)

   Ну, теперь всё? Теперь вы уберётесь отсюда?
   Однако Святая Инквизиция была отнюдь не богадельней, где собрались одни лишь тупоумные фанатики да закоренелые садисты. Двое в сером неожиданно повернулись к Атлике.
   – Отвечай, чадо, веруешь ли ты в Бога истинного, святого, Спасителем нами названного, с небес спустившегося и грехи наши на себя принявшего?
   «Молчи!» – хотел закричать Фесс, но было уже поздно. Очевидно, в этом деле святые отцы поднаторели куда больше его – применять магию на допросах было для них привычным делом. И, уж конечно, они знали, как обращаться с теми, кто истово веровал в учение Салладорца!
   Они не ошиблись. Атлика зашипела, словно разъярённая кошка, глазищи засверкали; казалось, по волосам вот-вот побегут искры. Заклятие держало её куда крепче цепей; а Фессу, не успевшему отбить или исказить это волшебство, осталось только скрипеть зубами да незаметно от инквизиторов вонзать ногти в ладони.
   Отцы-экзекуторы вновь переглянулись – с пониманием, но без всякого торжества.
   – Гнездо… – сказал один.
   – Ковен… – отозвался второй.
   Они ловко подхватили внезапно обмякшую Атлику под руки и поволокли прочь из комнаты.
   – Эй, эй! – гаркнул Фесс, загораживая им дорогу. – Она ещё свои деньги не отработала!
   Ответом ему стали две язвительные полуулыбки. Инквизиторы не сочли даже нужным отвечать на столь явную ложь.
   – Она не ответила на вопрос о Символе Веры, некромант. Она – из салладорцевых птенцов, у них тут опять возник ковен, как видно. Не отягощай свою душу заступничеством за неё, иначе…
   Инквизитор не договорил. В этот миг у Прадда лопнуло терпение, и громадный орк прыгнул, сметая обоих арбалетчиков, что держали на прицеле его и гнома. Сугутору понадобилась лишь доля мгновения, чтобы вырвать у падающего солдата нож. Взмах руки – инквизитор опрокинулся, клинок торчал у него прямо из эмблемы; красная краска смешивалась с настоящей кровью. Сковывавшие Атлику чары исчезли, девушка неожиданно и резко ударила второго экзекутора ребром ладони в горло, да так, что кровь прямо брызнула во все стороны; ещё мгновение потребовалось Прадду, чтобы вогнать ещё не до конца опомнившемуся десятнику сзади в шею короткий и широкий меч, выхваченный им у кого-то из солдат.
   Схватка окончилась в несколько мгновений. Уцелевшие экзекуторы горохом посыпались вниз по лестнице; их бегство сопровождалось истошными воплями. Никто из них не помышлял о схватке – они торопились унести свои бренные кости. Как всегда, самые смелые погибали первыми – даже в Святой Инквизиции.
   Пристанище Фесса мгновенно превратилось в бойню. Весь пол и стены оказались забрызганы кровью. Мёртвые тела валялись бесформенными грудами – и Прадд, и Сугутор умели биться. Но зачем верным слугам милорда ректора было ввязываться в схватку со святыми отцами? Не понимают, что их теперь ждёт? Или же, напротив, понимают даже слишком хорошо, потому и взялись за оружие?
   – Падайте! – крикнул Неясыть за миг до того, как арбалетчики на соседних крышах принялись осыпать окна стрелами. Дрожащая Атлика едва успела последовать примеру плюхнувшихся прямо там, где стояли, орка и гнома, как стена за ней превратилась в диковинное подобие громадного, вставшего на дыбы дикобраза.
   – Ну и что теперь? – бросил Фесс подкатившемуся к нему Сугутору. – Ополоумел ты, что ли, гноме?
   – Никак нет, не ополоумел, милорд мэтр. – Несмотря на лежачее положение, гном даже помотал головой от усердия. – Нам всем амба была б, утащи нас с девчонкой в застенок. Символ Веры не повторила – всё ясно. А уж в застенке из неё всё выжали бы. Они давно навострились… на таких вот, как она. И нам не уцелеть, мэтр. Академия далеко… а что же до кладбищ беспокойных, то сами видели, как отец Этлау их упокаивал. Варварски, конечно, на время – но упокаивал! А ежели снова какие мертвяки полезут – так и ещё народу вздёрнет, ему грех найти – что нам плюнуть. Так-то… Вы, мэтр, может, ещё и отговорились бы – а нам точно каюк. Жилы все клещами изорвут и сошлют на галеры. За пиратами гоняться. А за пиратами гоняться, скажу я вам, мэтр… – Гном затряс бородой. – Так что делать нечего, мэтр, берите девочку – и дёру. Через Железный Хребет я вас проведу – а там и Нарн, эльфы Тёмные… Они, конечно, тоже не подарок, но всё-таки лучше отцов-экзекуторов.
   – Понятно, – медленно проговорил Фесс. Интересно, неужто Этлау и в самом деле хотел его спасти? Или… или, напротив, всё было ловко разыгранной пьеской, глупому и ненавидящему инквизиторов некроманту настойчиво советуют НЕ ездить в Арвест, твёрдо зная, что как раз после такого совета он помчится в город сломя голову – и угодит в аккуратно расставленную ловушку. Серьёзные ставки сделаны в этой игре, и, похоже, дело тут не только в его собственной голове или там «еретичности». Похоже, что Святая Церковь решила наконец всерьёз попробовать Академию на зуб, выбрав для этого тот орешек, что сами Светлые гниловатым считают: пойди что не так, всегда отговориться можно. Значит, нужно выбираться. На нём, Фессе, крови пока что нет, но, если идти на прорыв, – появится непременно. А святым отцам только того и надо.
   – Штур-рмовать собир-раются, – подал голос Прадд, осторожно наблюдавший за происходящим на улице, укрепив на палке осколок зеркала. – Надо же, и не боятся совсем… или считают, что мы лапы вверх ср-разу поднимем? Мэтр, посмотр-рите, нет ли кого на крышах соседних?
   Фесс кивнул, взял посох неперевес, повел вкруг себя каменным набалдашником.
   – Ратники внизу собрались, – произнёс он, полузакрыв глаза, – в зале трактирной… вверх пока не идут, чего-то ждут… А на крышах… на крышах, Прадд, народу хватает. Стрелки, алебардисты, копейщики… с мечами двуручными вон вижу… Всего до двух сотен собралось. И наёмники, и инквизиторская стража. Кажется, они от своего не отступят.
   Атлика лихорадочно всхлипнула.
   – Неясыть… не отдавай меня им. Убей… убей сам. Усыпи… как-нибудь, чтоб не больно. А им потом скажи, мол, сам с преступницей расправился. Тебе и твоим это зачтётся…
   – Глупости не болтай, дурёха! – рассвирепев, гаркнул гном. Глаза у него так и сверкали. – Говорят же тебе, я вас выведу! Только если мэтр через кольцо проломится – им нас уже не взять! Уйдём в Нарн, а милорд ректор пусть сам со святыми отцами разбирается!
   Так, всё одно к одному. Уйти в Нарн, конечно, хорошо, эльфы народ вольный и к чужакам терпимый, ежели оные чужаки, конечно, лесного закона не нарушают; но вот прорваться?..
   Арбалетчики, до этого сделавшие небольшой перерыв, вновь с похвальным усердием принялись опустошать колчаны, щедро растрачивая казённые стрелы – словно мальчишки, радующиеся возможности просто поиграться с грозным оружием.
   Прорываться… Да Чёрный маг даже в одиночку, не слишком утруждаясь, справился бы с сотней обученных солдат, попотев, справился бы и с тысячей, одолел бы и святую волшбу отцов-экзекуторов (они всё же больше на палачий топор уповают, не на собственные силы), но как быть, если в дело ввяжется кто-то из настоящих магов? Из Светлых? А они непременно ввяжутся, потому что он, Фесс, – не Спаситель и не может единым мановением руки испепелить две сотни человек, окруживших дом. Кроме того, Неясыти как-то не слишком-то хотелось убивать ни в чём не повинных алебардистов и стрелков из Лесных Кантонов, которым не было никакого дела до него и его спутников – солдаты просто выполняли приказ города, которому присягнули. Нет, здесь надо иначе…
   Фесс покрепче ухватил посох и зажмурился. Когда от тебя все ждут прямой атаки, её скорее всего отобьют. Тоньше здесь надо, тоньше… именно тонкости всегда не хватало Чёрным магам, если только верить древним хроникам Светлых.
   Упругий толчок Силы. Иномировая мощь послушно отозвалась на прикосновение его разума. Причудливая вязь заклятия вилась сама, Фесс не трогал ни эликсиров, ни талисманов – только его собственный разум и ничего больше. Как тогда, в Зеленухах, – теперь это выходило и свободнее, и легче. Только бы эти несчастные дураки не начали штурм раньше срока…
   Однако они начали. Очевидно, кто-то из святых отцов сумел почувствовать магию. По крышам и ступеням затопали ноги; в тот же миг виски словно сдавило незримыми тисками, в глазах помутилось – хорошо известный и описанный в бесчисленных летописях святой удар, наиболее распространённое оружие отцов-экзекуторов, безотказно действующее на порождения Тьмы, как они говорили, и безвредное для добрых чад Святой Матери-Церкви. Простое заклятие, отец Этлау – ах умница, хитрец Этлау! – тот в одиночку даже и применить не рискнул, понимал, что некромант такое шутя отобьёт да обратно с догрузом отправит; а вот когда тут этих самых экзекуторов собралось чуть ли не полсотни…
   Фесс сдавленно застонал. Любовно выплетаемое заклятие рассыпалось, таяло как дым – инквизиторы давили, медленно, неспешно, но неотвратимо, подобно тому как деревянный пресс на винодельне плющит сочные виноградины.
   Тут уже не до шуток. Не до изысканности и тонкости, когда Неясыть ещё надеялся решить дело почти что миром, прорваться хитростью, без крови и жертв. Не выходит. Ещё полминуты – и ты, некромант разлюбезный, от боли просто в обморок свалишься. Возьмут тебя бесчувственного, и… что с тобой будет, одной Тьме ведомо, а вот спутников твоих, и Атлику чумовую, их всех и в самом деле – под корень, да ещё неспешно, чтобы каждой жилочкой прочувствовали, каково это – против Святой Матери-Церкви идти. На площади пытать будут, публично…
   Нет!
   Уже совсем близко, уже готовы к последнему рывку штурмующие. Всё идёт по плану – некромант не оказывает сопротивления, осталось повязать гнома с орком – и айда, братва, обратно в казармы, начальство по такому случаю непременно на увольнительные с гульбёжными грошами расщедрится!
   Будут вам сейчас гроши гульбёжные…
   Ну, Неясыть, давай!
   Ласковая тёплая волна непроглядного мрака толкнулась в сознание, начисто смывая боль. Пообещай кому следует последнюю кровь, много живой крови – и жадные, полуразумные силы сделают для тебя всё. Ты в крутых долгах, некромант, но сдаваться – это ещё хуже. Фесс потянулся к Великой Шестёрке, вспоминаю каждого из Тёмных Владетелей по именам. Аххи, Дарра, Уккарон, Зенда, Шаадан, Сиррин. Много, много тёплой крови пожертвую вам, доброй и вкусной крови, чтобы вы возрадовались и возвеселились! Помогите разорвать цепи, помогите разбить оковы, дайте толику вашей силы!
   Ох, как же не хотелось обращаться к ненасытным чёрным утробам, давать обещание, которое непременно придётся выполнить, иначе – смерть, но что же делать?
   Он почувствовал ответ. Словно шесть рук протянулись к нему через бескрайние просторы, бесплотные ладони упёрлись в плечи, удерживая от неминуемого падения в бездну беспамятства; злая мощь переполняла тело, казалось, взмахни сейчас Фесс рукой – стены дома разлетятся, словно составленные из пергаментных листов.
   – Лечь всем! – заорал Фесс. – Лечь и головы прикрыть!
   …Отбросить первым ударом солдат и инквизиторов, разорвать наброшенные сети их заклятий, а потом вновь вернуться к своему заветному заклинанию, в надежде, что потом всё ещё как-нибудь да образуется.
   …Команду Фесса все выполнили мгновенно, даже Атлика. Чёрный посох взлетел в воздух, навершие описало широкий круг – вверх с треском полетели обломки досок и стропил, волшебство вдребезги разнесло потолок, перекрытия и саму крышу, под ногами у опешивших стрелков и алебардистов внезапно разверзлась пропасть, раздались крики падающих людей; это было самое большее, что Фесс мог для них сделать. Арбалетчиков на соседней крыше смело, словно ураганом, роняя оружие, солдаты отчаянно пытались удержаться на разваливающейся кровле; внезапно закруживший над улицей смерч рвал и разбрасывал в стороны людей. Строй солдат развалился, стойкие воины Кантонов не могли противостоять нечеловеческим силам некроманта – вихрь просто валил их с ног, и даже самый мощный силач не мог удержаться. Инквизиторов разбросало тоже, их отчаянные попытки остановить, погасить вражеское заклинание разбились, словно льдинки о камень, – помощь Великой Шестёрки не шутка. Сдавливавшие Фесса тиски лопнули. Повсюду в разваливающемся «Ражем коте» слышались вопли бегущих, под штурмующими ломалась лестница – Фесс искренне надеялся, что никто не свернёт себе шею. Над головами теперь было чистое осеннее небо; враг в панике отступал, нужно воспользоваться его растерянностью, второго шанса не будет!
   – Бежим! – завопил гном.
   – Нет! – перекрывая рёв урагана, гаркнул Неясыть. – Рано! От погони не уйти! Они только отброшены, ничего больше! Сейчас, друзья, сейчас!..
   Скорее, скорее, восстановить распавшиеся было связи. Вспомнить все узлы сложной плетёнки заклятия. Помедлите, секунды, помедлите, мне надо совсем немного, ещё каплю… всё!
   Удар давящей боли – обычная отдача от сверхсильного заклятия – заставил Фесса в муке застонать. Атлика ринулась к нему испуганной птицей:
   – Тебя ранили?!
   – Нет… сейчас… пройдёт…
   Чары уже работали. Упрощая дело и махнув рукой на стремительно растущий долг, Фесс вновь зачерпнул сил у Великой Шестёрки. Как говорится, семь бед – один ответ.
   Фесс наяву слышал, как застонала земля, как заскрипели выворачиваемые могильные плиты. Старые города всегда стоят на чьих-то костях, и неважно, как давно они были зарыты в землю. Мёртвые спят чутко и всегда ждут зова. Вот, теперь дождались и эти – останки первооснователей Арвеста. Здесь, на дальней окраине, когда-то было их кладбище, стояла небольшая церквушка, потом её уничтожил большой пожар вместе со скромными деревянными надгробьями. Потом пожарище заросло, потом, когда город стал расти, сюда пришли строители… Здания вставали на недобрых фундаментах, мёртвые не любят, когда их давят чем-то тяжелее обычных могильных плит. И сейчас неупокоенные охотно пришли на зов. Они и так уже почти готовы были пробудиться, надо было подтолкнуть их совсем чуть-чуть…
   С улицы раздались дружные вопли. Пехота Лесных Кантонов умела сражаться с любым противником, но – с живым. Бывалые наёмники хорошо знали, что зомби и мертвяки неуязвимы для обычного оружия, мечи, стрелы и алебарды им нипочём. А в таком случае что толку зря погибать? От неупокоенных должны прикрывать маги.
   Фесс словно наяву видел, как, ломая доски, сворачивая камни, выбивая двери подвалов, сюда, к «Ражему коту», идёт его необычная армия. Ему удалось поднять не так много зомби – всего лишь дюжину, но для отцов-экзекуторов хватило и этого. А для только что поднятого из могилы неупокоенного едва уловимый запах святости – приманка ничуть не хуже только что разлитой крови.
   Двенадцать мертвяков вывалились на улицу перед полуразрушенным трактиром. Самые смелые из стрелков, оборачиваясь на бегу, разряжали своё оружие – разумеется, без всякой пользы. Святые же отцы вновь доказали своё благоразумие и понятливость – они улепётывали так, что, как принято говорить, пятки сверкали. Ни один не принял боя.
   И вновь внутри у Фесса шевельнулась гаденькая мысль – а не этого ли они от меня и добивались? Не к этому ли хотели принудить?
   Когда некромант вырывает мертвеца из могилы одним ударом, без долгого, обставленного соответствующими ритуалами раскапывания ямы и всего прочего, толковый зомби из этого покойничка не выйдет. Своего хозяина он слушаться не будет, обуреваемый только одной «мыслью» – кого-нибудь сожрать. На улице добычи не осталось, и зомби, проявив при этом несвойственную им сообразительность, принялись ломиться в дома.
   – Вот теперь – уходим! – скомандовал Фесс.
   Его команда не заставила просить себя дважды.
   От ведущей вниз лестницы остались одни обломки балок, сиротливо торчащие из стен; Атлика испуганно пискнула. Не обращая на неё внимания, Фесс ринулся вниз. Скорее, скорее, пока зомби не вломились куда не надо!..
   Прыжок – под ногами трещит выдираемый из стены обломок, – ещё прыжок – Неясыть повисает на руках и наконец оказывается на твёрдой земле.
   Пустые буркалы неупокоенных разом обратились к нему. Фессу даже показалось, он слышит разом вырвавшееся из дюжины прогнивших глоток слово «Добыча!»; как по команде, они двинулись к волшебнику. Сожрать поднявшего – это ещё слаще, слаще даже отца святого, брюха большого.
   За спиной затопали. Значит, спустились друзья-товарищи. Можно начинать, вернее – с зомби заканчивать.
   – Останови их, безумец!
   Что такое? Чей голос? Женщина кричит, как будто задыхаясь от быстрого бега. Это кто ж такой в славном городе Арвесте смелый – против дюжины неупокоенных вот так запросто выйти?
   По брусчатой мостовой с трудом бежала дородная женщина в просторном развевающемся не то платье, не то балахоне. Лицо округлое, полноватое, но приятное. Глаза подслеповато прищурены. Да кто она такая, Свет меня спали?
   За спиной взвизгнула Атлика. И не потому, что мертвяков испугалась – что ей мертвяки, Салладорца почитавшей и почитающей! А испугалась она…
   Ну конечно. Где мои глаза были? – подумал Фесс.
   – Останови своих монстров, негодяй!
   Зомби шагали. Им оставалось пройти не более двенадцати шагов. Интересно, неужели могучая волшебница не знает, что неупокоенные сожрут своего создателя с не меньшим аппетитом, чем случайно подвернувшуюся добычу?
   Тратить на неё время Неясыть не мог. Вскинул посох над головой, описал каменным навершием испепеляющий круг – когда сам зомби понял, уничтожить их ещё труднее, чем просто с беспокойного кладбища, – начал литанию…
   Удар в грудь. Резь и мгла в глазах, ощущение давящей паутины, стремительно спутывающей руки и ноги. Неясыть дёрнулся раз, другой – всё напрасно. Не из простых чародеек, как видно, оказалась эта волшебница. И она одна преуспела больше, чем все отцы-экзекуторы, вместе взятые.
   Проталкиваемый в лёгкие воздух превратился в сонм острейших, кромсающих трахею ножей. Глаза отказывались даже глядеть на свет, откуда пришла такая боль. Паралич. Бессилие. Осталось только одно чувство – жгучего стыда: как же эта толстая тётка ухитрилась настолько играючи уложить его на обе лопатки?
   И уже не глазами – иным чувством Фесс ощущал мерный, неотвратимый шаг им же вытащенных из гробового сумрака мёртвых. Конец? Так глупо и просто? Один небрежный жест далеко уже не молодой чародейки – и он, некромант, не спасовавший перед неупокоенными, лежит на спине, спелёнатый по рукам и ногам, и даже не в силах пошевелить головой?
   Медленно-медленно, как во сне, над ним появилось лицо Атлики. Очень серьёзное, почти молитвенное – а в руках чёрный том наследства Салладорца.
   «Положи, дурёха!» – попытался закричать Неясыть, но губы отказались повиноваться. Да и поздно было что-то кричать или класть. Даже ослепнув, он чувствовал гадливое изумление волшебницы, чувствовал её закипающий гнев…
   – Именем Эвенгара Салладорского, в вечной Тьме свободным пребывающего, – внезапно достиг слуха мерный голос Атлики. – Снимаю путы твои, снимаю боль твою, снимаю чары твои – встань и иди, сын Тьмы! Именем Эвенгара Салладорского!
   И она коснулась плеча лежащего Фесса заветным чёрным томом.
   Какое чародейство было совершено при этом – кто знает? Но путы и вправду спали, Фесс вскочил на ноги, словно и не было падения, слепоты, боли…
   Зомби были уже совсем рядом.
   Он ударил наспех сплетённым заклятием, классическим, из старого арсенала некромантов, гасящим голод и на краткое время пробуждающим почти что человеческую тоску, – это заклятие в принципе могло вернуть неупокоенных к мирному сну. Разумеется, не в таком числе и не только что поднятых, но выбора у Фесса не было. Хоть на мгновение придержать их натиск! Собраться с силами, и…
   Зомби остановились. Покорно и тупо. Их незрячие глаза неотрывно смотрели на чёрный томик в руках Атлики. И Фессу показалось, что он слышит глухие стонущие голоса, медленно, с расстановкой выговаривающие отрывистые фразы:
   – Отпусти нас. Отпусти нас. Отпусти нас…
   Сколь же велика твоя мощь, наследство Салладорца, оторопело подумал Неясыть, почти машинально выговаривая опять же классическое заклятие освобождения зомби.
   Мёртвые тела валились на мостовую, кости гремели о брусчатку. Вторая жизнь уходила из них, словно том Эвенгара помогал разорвать оковы земной плоти и слиться с Тьмой. На мгновение и Фесс ощутил этот кошмарный, неотрывный зов, породивший острое, сосущее чувство и холод в груди… но в этот миг Атлика дёрнула его за руку, и они бросились бежать.
   Правильное решение. Ни к чему связываться со светлой волшебницей и отягощать себя ещё и этим. А сама чародейка, выпучив глаза, всё ещё таращилась на валявшиеся костяки, словно только сейчас поняв, что ей грозило…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация