А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 31)

   – Хорошо, староста. Я заплачу. Этого хватит?
   Фесс сунул руку за пазуху, медленно извлёк наружу. На ладони блеснула кучка золотых имперских цехинов, что ценились по всему Эвиалу.
   У старосты немедленно отвисла челюсть. У орка с гномом – тоже.
   – Берите. – Монеты со звоном покатились по столу. – Прадд, Сугутор, пропустите их. Пусть убедятся.
   Депутация монеты проверила основательно – на вес и на зуб.
   – А добавить? – трясясь от жадности, потребовал голова.
   – У меня почти ничего и не осталось, – понурился Фесс. – Вот разве что ещё десяток цехинов…
   Новая порция золота перекочевала в дрожащие руки старосты.
   – Что вы делаете, мэтр?! – завопил гном, хватаясь за голову и вполне натурально выдирая клочки волос. – То, что я собирал по грошику…
   – Не драться же с ними, Сугутор. Вас они в конце концов одолеют, а я смертельно устал, – уныло отозвался Фесс.
   – Ладно, чародей. – Голова сгрёб золото и спрятал его себе за пазуху. – Так и быть, можешь уезжать. Мы не выдадим тебя Инквизиции. Скажем – мол, само случилось.
   – Серьёзно? Ну, спасибо, – отозвался Фесс. – Ну, Прадд, Сугутор, в путь! Только… вот что, любезный голова, оттисни свою печать на свитке, удостоверяющем, что свою работу я сделал. – Да запросто! – Староста не колебался.
   – Вот и хорошо. – Неясыть спрятал грамотку. – Прощай, староста, извини, что ваш погост порушили, но да уж тут ничего…
   – Не винись, чародей, верим мы тебе, – оборвал его голова. – Верим ведь, правда, мужики?
   Мужики ответили дружным согласным ворчанием.
   Из Зеленухи выехали в молчании. Сугутор, похоже, до сих пор пребывал в шоке – милорд мэтр своими руками отдал этим проклятым вымогателям целую груду золота! Прадд что-то ворчал себе под нос, сжимая и разжимая огромные кулачищи.
   Первым не выдержал именно он.
   – Мэтр, а может, вернёмся? Красного петуха им хоть пустим! А то что ж такое получается – голытьба деревенская настоящего чародея одолела?
   Неясыть рассмеялся.
   – Ты тоже поверил, Прадд? Успокойся, это была всего-навсего иллюзия. Я дал им пригоршню медных грошей, но заставил поверить в то, что перед ними полновесные цехины. Надо сказать, голова до сих пор зверски болит – та волшба мне дорого обошлась.
   – Как, мэтр, так то были гроши? – возопил Сугутор. – Ах, мэтр, ну зачем же вы отдали даже их?!
   – На тебя не угодишь, гноме, – засмеялся орк.
   – Конечно! – возмутился с неподдельной страстью Сугутор. – Этим хамам даже гроша и то много!
   – Ничего не нашлось более подходящего, а иллюзия требовалась сложная, – ответил Фесс. – Вспомни, они ведь монеты даже на зуб пробовали! Думаешь, легко сразу шестерым внушить, что монеты надкусываются в точности как золотые? Еле-еле справился, хорошо ещё, что не почувствовали моего волшебства. Погони можно не бояться, иллюзия долго ещё продержится…
   Обратно в леса лезть никому не хотелось. Двинулись по неширокой дороге, что вела к уводящему в глубь Лесных Кантонов тракту. Оттуда уже решили выбираться к следующей деревне. Пусть даже будет крюк, зато подальше от отцов-экзекуторов. Как известно, Лесные Кантоны пользовались известной самостоятельностью. Конечно, для Святой Матери нашей, Церкви Спасителя Вечносущего, всё едино – что Кантоны, что Империя Эбин. Однако алебардисты Кантонов научили некоторой почтительности даже инквизиторов.
   Кони мягко ступали по жёлтой листве – неувядаемость, в отличие от Зеленухи, тут не ощущалась. Прадд на всякий случай взял лук на изготовку и выдвинулся чуть вперёд; гном держался сбоку, тоже положив руку на шестопёр. Фесс же, отпустив поводья, предался размышлениям – больше ничего не оставалось делать, свою Силу он израсходовал до капли, а при одной мысли, что надо бы сплести заклятия для пополнения оскудевшего запаса, сразу становилось дурно.
   Почему им не нужна моя помощь? Боятся чёрного посоха? Едва ли, тот же староста в Зеленухах очень даже быстро оклемался. Первый испуг проходит быстро, а вот потом на его месте появляется… что? Извечная «испорченность» человеческой природы, одинаковой в любом мире? Страх перед Тьмой и вообще всем, что хоть как-то с ней связано? Или страх перед инквизиторами? Но если они так лютуют… то в те же Комары должен был явиться большой карательный отряд, а не жалкая дюжина, которую крепкие и вольные хлебопашцы враз подняли бы на вилы, имей они хоть какую-то волю к сопротивлению; вера в Спасителя иррациональна, приписываемые ему чудеса и в самом деле мог проделать любой грамотный маг – кроме, конечно, воскрешения из мёртвых. Так в чём же здесь дело?..
   А эта чёрная волна, придавшая зомби такие силы, она-то откуда взялась? Шевеления Западной Тьмы, наверное, сказал бы Даэнур. Но что за «шевеления»? Почему «шевеления»? Отчего «шевеления»? И чей это странный хриплый голос послышался ему, Фессу, когда его душа не хотела возвращаться обратно в тело? Теперь оставалось только горько пожалеть, что в своё время он так и не добрался до Козьих гор – а ведь один из узлов Силы был совсем рядом, можно сказать, рукой подать.
   Вопросы, вопросы… а ответов нет. И собственная, несколько ожившая память здесь не поможет. Не вернулось боевое умение, не вернулась память о дальнем прошлом… пришло лишь кое-что из его, Фесса, службы у владыки Мельинской Империи. Похоже, что он неосознанно использовал при построении высшего заклятия кое-что из своего тогдашнего арсенала – который полностью, увы, ему восстановить так и не удалось. Да, теперь он знал, что такое Алмазный и Деревянный Мечи. Но с чего маски решили, что ему должно быть известно, где эти Мечи находятся? Они попали ему в руки и он их спрятал? Ерунда, в подобном случае таким могущественным чародеям, кем бы они ни были в действительности, достаточно просто порыться в его памяти. Ни к чему идти столь сложными путями, предлагая какие-то эфемерные награды вроде великой власти или вполне реальное золото.
   Слишком многое осталось позади, Неясыть. Атлика, о которой он даже не знает, жива она или нет; её загадочные спутники, быть может, и в самом деле из «гнезда Салладорца»; в общем-то следовало бы вернуться в Ордос и довести это дело до конца, но… слаб человек! Ему так хочется перечеркнуть всё не слишком удавшееся, начать сначала, с чистого листа; он тоже так поступил, позволив отправить себя в Арвест, чтобы потом иметь оправдание для самого себя – меня, мол, отослали насильно. Никто ничего не может сделать с человеком насильно, если только он не закован в цепи и не окружён стражей. Нет, решено, решено – он исполнит заказ арвестского магистрата, хитростью ли, обманом или силой получит свои деньги и немедля отплывёт в Ордос. Лицо Атлики упрямо не хотело уходить из памяти.
   Очень длинный день всё тянулся и тянулся. Трое путников ехали в молчании сквозь тихие, подёрнутые золотым налётом осени леса; гном начал было мурлыкать под нос какую-то песенку, но быстро осёкся. Торжественность лесных сводов отнюдь не располагала к подобным песнопениям.
   Здесь, наверное, понравилось бы эльфам, неважно, Светлым или Тёмным, – подумалось Фессу. Высокий чистый лес, обилие рек и ручьёв… правда, слишком уж близко к суетливым и докучным людским поселениям, так что если б Зеленоглазые и появились тут, то лишь в малом числе, отрядом разведчиков или ловцов.
   Ближе к вечеру маленький отряд разбил лагерь. Орк и Сугутор, как и полагается почтительным спутникам уважаемого мэтра, не дали Неясыти ни к чему притронуться. Огонь осторожный гном развёл в яме и затянул с ужином чуть ли не до темноты, пока выбирал лишь самые сухие, дающие меньше всего дыма лесины.
   Покончив с едой, Фесс поднялся. Не следовало чародею, тем более некроманту, ночевать под открытым небом, не охранив себя Кругом Отражения, пусть даже несильным, скорее сторожевым, а не истинно отражающим. Но творить любую, даже самую слабую волшбу всё ещё было пыткой.
   – Не стоит беспокоиться, мэтр, – встал рядом орк. – Мы с почтенным гномом посторожим… если, конечно, этот соня не проспит второе пришествие Спасителя!
   – Это кто соня? Я соня? – немедля кинулся в бой разъярённый гном. – Ты, здоровый зелёный пень, сам вечно спишь, как твои каменные родственнички-огры в своих пещерах, не ты ли недавно…
   – Хватит, хватит, – развёл спорщиков Фесс. – Не ссорьтесь. Скажите лучше, долго нам ещё до тракта?
   – Завтра к полудню выберемся, мэтр, – уверенно ответил Прадд. – А вот потом куда – это уж ваша милость должна нам сказать. В Арвест я бы соваться не посоветовал. Слежка Инквизиции – это не мёд и не сахар. В лесу-то они нас никогда не возьмут, а вот в каменном муравейнике, что Арвестом зовётся, – раз плюнуть. Не люблю поэтому городов, мэтр. Хорошо, что у нас, орков, Свободных, никаких городов нет.
   – И сами вы чуть что готовы за дубины схватиться, ежели сосед, до которого день пути, на лесной тропинке как-то косо посмотрит, – проворчал гном.
   – А вот вы, гномы, как известно, пол бородами метёте, а потом соревнуетесь, у кого в бороде больше сора наберётся, – немедленно огрызнулся орк.
   Фессу пришлось опять утихомиривать спорщиков. Но вопрос от этого сам не разрешился. И в самом деле, куда дальше? Рискнуть – и к третьей деревне, помеченной на карте Ольсена? Или всё же завернуть в Арвест, забрать все пожитки, чтобы потом ничто уже не связывало, когда придём за деньгами?
   Колебался Фесс недолго. Всё случившееся – все эти «волны» и прочие прелести – не могло быть случайностью. Свобода рук нужна как можно скорее. Времени терять нельзя.
   – Пойдём в… – он развернул свиток, – в деревеньку Петухи. Отсюда, как я полагаю, дня три пути, поскольку петлять много придётся.
   На том и порешили.

   Интерлюдия VI
   Сделка

   Они сидели прямо на Тропе. Никто не озаботился тем, чтобы разбить походный лагерь, хотя здесь хватало Силы и, при желании, потратив не так уж много времени по меркам магов Долины, можно было соорудить настоящий дворец. Истина, разбитая чудовищным взрывом на тысячи кусков, сейчас вновь превращалась в единое целое – каждому из магов при катастрофе достался свой крошечный фрагмент правды.
   И она, эта правда, была чудовищна. Видения и образы, что возникали перед глазами волшебников, раньше могли привидеться им только в кошмарных снах. Даже то, что встретили Эвис, Эгмонт и Мелвилл в захваченном и разрушаемом козлоногими Созидателями Пути[12] мире, показалось бы детскими играми.
   Чудовищная волна Тьмы неслась на только что покинутый волшебниками мир, и остановить её не было никакой возможности. Люди, точно дикие звери, начинали истреблять себе подобных, под покровом лесов дрались насмерть эльфы, гномы, огры… Пламя пожаров охватывало весь горизонт, земля горела, рушились города, реки выходили из берегов, заливая то, что чудом обошёл огонь.
   Бледные и подавленные, чародеи избегали смотреть друг на друга. Боевые маги, привыкшие сражаться за деньги и не щадить в случае надобности простых ратников своего неприятеля, считавшие себя хладнокровными и умеющими не отворачиваться при виде чужих страданий, на сей раз не выдержали.
   – Нам надо вернуться, – простонала Эвис, закрывая лицо ладонями. – Вернуться, и… неужели всё так и будет?
   Клара мрачно пожала плечами. Ничего не понимающая Тави только вертела головой, переводя взгляд с одного своего спутника на другого. Впрочем, сейчас было не до объяснений. Клара ограничилась тем, что просто назвала девушке имена Кицума и Сильвии.
   – Красный Арк? – вздрогнула Тави. – Зачем же, кирия, ты взяла её с собой?! – (Тави отчего-то переняла манеру обращения к Кларе у церемонной Райны). – Красный Арк – один из самых могущественных орденов Радуги! И… у меня с ними собственные счёты, – мрачно добавила она, сжимая кулаки.
   – Оставь, Тави, – покачала головой Клара. – Клоун Кицум – тот и вовсе ни при чём, а Сильвия… Сильвия натворила такое, что теперь подсудна, наверное, только Суду Долины.
   – Да что ж, что она натворила? – настаивала Тави.
   Клара лишь покачала головой.
   – Потом расскажу, ладно? Мне сейчас даже думать об этом больно.
   – Ладно, – разочарованно протянула Тави. – Пойду попытаю Райну, может, она что расскажет…
   Как бы то ни было, исправлять содеянное можно было двумя путями. Первый – прорваться обратно в мир, выяснить всё на месте и действовать по обстановке; второй – как можно скорее достичь Долины.
   Ломай голову, не ломай – исход один. Надо каким-то образом найти Долину, потому что – Клара чувствовала: губительная лавина сорвётся ещё не сейчас, одиночные ручейки чистого Зла не сразу превратятся в бушующий поток. Небольшой запас времени пока есть – правда, никто не знает, день составляет этот запас или же год?
   Клара больше не колебалась. Сильвия лежит в коме, рана слишком тяжела; целители Долины, конечно, вытащат её, а потом её участь решит суд. Итак, Долина! Сдвинутая общим усилием всех её магов,[13] укрытая где-то за складками Межреальности – как отыскать к ней дорогу, да ещё за столь короткий срок?
   Клара высказала это вслух.
   – Давайте думать, друзья.
   Тишина. Все как один отвели глаза, даже Кицум, который уж точно не мог посоветовать здесь ничего разумного.
   – А может быть, позволите мне? – внезапно проговорил вкрадчивый и мягкий голос. Клара аж подпрыгнула от неожиданности – столкнуться в Межреальности с другим магом (а обладатель этого голоса никем иным быть и не мог) можно было не чаще, чем найти крупный бриллиант прямо посреди многолюдной улицы.
   Остальные боевые маги тоже вскочили на ноги. Райна схватилась за оружие.
   Из-за поворота Тропы, из-за складки невидимости, осторожно ступая мягкими невысокими сапожками, к ним вышел человек – без особых примет, средних лет, не носивший на виду оружия, без каких-либо броских украшений, в простой коричневой куртке и широких, заправленных в сапоги портах. Лицо его не имело возраста – ему смело можно было дать и тридцать и пятьдесят, разумеется, по обычному людскому счёту.
   – Мир вам, волшебники, – улыбаясь, сказал человек. – Я вижу, у вас неприятности?
   Вместо ответа взлетел меч Райны и тотчас же, отставая на ничтожную долю мгновения, – сабля Тави.
   – Кто ты такой? – рявкнула воительница.
   Человек осторожно взялся двумя пальцами за лезвие её клинка, аккуратно отвёл в сторону.
   – Как вы прекрасно понимаете, я не из вашей прекрасной Долины, – мягко произнёс он. – Имя моё вам ничего не скажет, а вот кто не надо его может и подслушать. Поэтому не всё ли равно, как вы станете меня звать?
   Клара на миг зажмурилась – да, Сила в госте была. И немалая. Впрочем, не сверхъестественная.
   – Я пришёл предложить вам сделку, доблестные, – неожиданно сказал человек, всё ещё держась за клинок Райны.
   – Кх… какую сделку? – Голос Клары срывался.
   – Сделку, напрямую связанную, как я понимаю, с вашими былыми подвигами в мире, который вам известен под названием мир Мельина, – пояснил человек.
   – А поточнее? – подал голос Мелвилл. – И, любезный гость, мы не заключаем сделки с кем попало… едва столкнувшись с ним на Тропе между мирами!
   – Похвальная осторожность, – кивнул гость. – Но, насколько я понимаю… э-э-э… вы только вырвались из опасной западни, не так ли? И при этом разрушили… э-э-э… некий местный артефакт? Да, да, чувствую, чувствую… Заповеди… нет, не заповеди… ах да, конечно, Скрижали! Скрижали Ночи. Они так любят вычурные названия… Миру тому теперь грозит катастрофа, не так ли?
   – Мессир, – вежливо сказала Эвис, – мы очень заинтригованы вашей речью, но, пожалуйста, нельзя ли перейти к сути?
   – Вот эти слова мне нравятся, – усмехнулся человек. – Повинуюсь, прекрасная мадемуазель, и перехожу к сути. Так вот, я мог бы помочь вам справиться с этой бедой. И отыскать дорогу в Долину – она сейчас очень крепко запрятана.
   – А что же взамен, мессир? – сладким голоском пропела Эвис, состроив незнакомцу глазки.
   – Сущий пустяк, друзья мои, сущий пустяк. Два артефакта из мира Мельина, вы, наверное, уже сами догадались, какие именно. Алмазный и Деревянный Мечи.
   Спрашивать у клиента, зачем ему понадобилось то или это, – верх неприличия и вопиющее нарушение этики боевого мага по найму. Но на сей раз Эвис не удержалась.
   – Мессир, прошу прощения, но обстоятельства нашей встречи столь необычны… они заставляют меня заподозрить, что вы попросту следили за нами! Кто вы, мессир? Назовите себя.
   Улыбка на лице незнакомца погасла. Он тяжело вздохнул.
   – Подойдите ближе, сударыни и судари, прошу вас, – проговорил он, несколько напыщенным жестом поднимая руки вверх.
   Они повиновались.
   Черты лица незнакомца внезапно дрогнули, на миг утратив чёткость. Карие глаза исчезли, и вместо них…
   Клара отшатнулась. Не может быть!
   – Может, моя добрая Клара Хюммель, – спокойно отозвался гость, уже приняв свой прежний облик. – Ну, так как насчёт моего заказа? Боюсь, что иного выхода у вас нет. Да и у меня тоже – если я начну прорываться в закрытый мир, ему на помощь, то беды не оберёшься.
   Он говорил правду. Ни один мир не выдержит этой Силы, поняла Клара. Странный гость обречён скитаться по Межреальности; любой мир показался бы ему тесен, он просто лопнул бы у него на плечах, как слишком узкая рубаха. Когда-то давно он мог спускаться в миры – увы, это качество он уже утратил. Странствия по Междумирью не проходят даром даже для таких, как он.
   – Мессир… – откашлявшись, осторожно сказала Клара. – Поиски Мечей потребуют нашего возвращения в Мельин…
   Незнакомец покачал головой.
   – Это мы проверили в первую очередь. Мечей там нет. Мы проследили весь их путь, до самого места последней битвы – а дальше след оборвался.
   – Они покинули тот мир? – высказала предположение Эвис.
   Незнакомец кивнул.
   – Скорее всего, да. Я говорю «скорее всего», потому что мы… потому что те, кто искал их там по нашему слову, потерпели неудачу. Так что…
   – Но это может занять годы! – воскликнула Клара. – Тем более мы не знаем, как течёт время в этом закрытом мире! Мы можем просто опоздать, мессир!
   Незнакомец задумался, потом энергично кивнул.
   – В ваших словах есть резон, сударыня. Ну что ж, тогда, в качестве авансового платежа, я покажу вам дорогу в Долину. Кроме того, вернувшись туда, вы обнаружите, что Гильдия боевых магов отныне не будет знать нехватки средств. Взамен я рассчитываю, что вы, посоветовавшись с Архимагом Коппером, выступите немедленно. Слышите меня – немедленно!
   – Мы слышим, мессир, – невольно отступая перед полыхнувшим в глазах нечеловеческим гневом, промолвила Клара.
   – Тогда скрепим сделку? У меня всё с собой, – усмехнулся гость.
   У него и в самом деле всё оказалось с собой. Обычный пергамент с обычной для Гильдии «шапкой» договора и положенный традицией красный сургуч. Клара аккуратно оттиснула гильдийскую печать, остальные маги поставили свои личные. Незнакомец печатей ставить не стал, быстрым росчерком пера поставил своё имя. Клара взглянула на подпись и поскорее отвернулась. Рот наполнился слюной, в животе появился липкий и тяжёлый комок страха.
   – Это имя должно остаться в полной тайне, – внушительно проговорил незнакомец… впрочем, теперь он уж перестал быть незнакомцем. – Надеюсь, вы это понимаете. Я очень рискую… мои враги могущественны. А теперь прощайте! Как говорят в сказках – ступайте по этой тропинке, она приведёт вас прямо домой.
   Не тратя больше слов, человек повернулся и скрылся за изгибом Тропы.
   Маги, оторопев, смотрели на подпись. Ни один не решился повторить это имя даже про себя, даже в мыслях. Поэтому имени этого нет даже здесь, в сей Летописи.
   Отказаться они не могли, пути назад не было. Оставалось только одно – идти вперёд, по указанной удивительным гостем Тропе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация