А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 25)

   – Потом расскажем, милорд, – отмахнулся гном. – Пока что устроиться надо. Эй, каланча, не застывай! Помоги мэтру разобраться!..
   – Не командуй, Суги, сам знаю!
   – И не смей называть меня Суги! – топнул ногой гном, его борода аж встопорщилась от гнева.
   – Хватит, хватит! – остановил спорщиков Фесс. – И не надо звать меня милордом. У меня имя есть – Неясыть. Или, на худой конец, можете мэтром звать, если уж иначе никак.
   Гном и орк разом поклонились.
   – Никак невозможно, – хором ответили они. – Мы вежество знаем. «Мэтр» – это как занятие. А «милорд» – обращение. Но за намерения добрые спасибо… милорд мэтр.
   Вскоре несложная работа по обустройству была закончена. Гном и орк притащили из хозяйской кладовки собственные мешки и тотчас заспорили, кому спать на кровати у окна. Гном настаивал, что там самое место не боящемуся никаких морозов Прадду, а орк в свою очередь ссылался на то, что обладает очень чувствительным слухом, вследствие чего спать у окна никак не может из-за постоянных кошачьих концертов, каковые концерты никак не могут помешать именно почтенному Сугутору, ибо, всем известно, гномы спят куда крепче камней.
   Всех помирил Фесс, предложив поставить к окну стол, а кровати сдвинуть к противоположной стене.
   Когда наконец всё было готово, они втроём уселись за стол – тороватый гном сбегал вниз и вернулся с подносом.
   – Копчёная кура, хлеб, огурцы и пиво – что ещё нужно? – облизнувшись, провозгласил он.
   За едой новоявленные слуги почтительно поинтересовались у милорда мэтра о его, милорда, ближайших планах. Равно как о том, когда им, всепреданнейшим, будет выдан аванс.
   – Мне ж не из чего, – развёл руками Фесс.

   Орк свирепо покосился на Сугутора.
   – Вот скр-ряга! Где подъёмные милорда?!
   Гном хлопнул себя по лбу, обозвав всякими словами, и выудил из-за пазухи тощенький кожаный кошель.
   – Серебро, – сказал Фесс, высыпал на стол небольшую пригоршню монет. – Что ж, давайте делить.
   – По монете в день – и ладно, – торопливо сказал гном.
   Цена явно была завышенной, но Фесс и не подумал торговаться.
   – По рукам, – не задумываясь, сказал он. – Я рад, если это серебро пойдёт вам на пользу. На здравие! – И он поднял кружку с пенящимся пивом.
   Орк и гном с энтузиазмом присоединились к нему.
   – Милорд, – спросил Сугутор, уплетая за обе щеки курицу, – а когда вы намерены нанести визит почтеннейшему магистрату сего города, да вылезут у них из глоток те деньги, что они дерут с бедных обывателей в виде неправедных налогов? У вас ведь должно быть к ним рекомендательное письмо?
   Для простого слуги гном проявлял немалую осведомлённость.
   – Думаю, это стоит сделать чем скор-рее, тем лучше, – подхватил Прадд. – На месте милор-рда мэтр-ра я сделал бы это пр-рямо после нашей тр-рапезы.
   Тут, наверное, Фессу следовало бы стукнуть кулаком по столу и напомнить, кто здесь кому платит и кто должен кого слушаться. Однако он вовремя вспомнил об Эвенстайне и Бахмуте. Если этой парочке и в самом деле поручено следить за ним, а по возможности – и направлять его действия, не давая сунуть нос куда не следует, то в этом надо убедиться. Сделаем вид, что мы ничего не поняли и приняли всё за чистую монету.
   – Разумный совет, друзья, – сказал Фесс, допивая пиво. – Я так и сделаю. Снесите кто-нибудь вниз поднос, и тронемся.
   – Пойду распоряжусь насчёт двуколки, – тут же поднялся Прадд. Гному ничего не оставалось делать, как метнуть на орка не слишком дружелюбный взгляд и вынести поднос с грязной посудой и объедками.
   …Ратуша славного Арвеста больше напоминала небольшую крепость – с высокими зубчатыми стенами и стрелковыми башенками по углам. Ратушу когда-то явно окружал ров – по обе стороны ворот сохранились прорези от цепей подъёмного моста.
   – Тут когда-то ведь очень немирно было, – пояснил Сугутор. – То с мореходами воевали, то с жителями Железного Хребта… Те же огры или, скажем, тролли – разуменья на медный грош, а пограбить любят. Но теперь-то давно не нападают. С Лесными Кантонами шутки плохи, а Арвест уже давно только такую стражу и содержит. Но всё равно случаются набеги, случаются… А хуже всего, если половинчики объявятся. Тут даже алебардисты не помогут.
   – Это почему? – заинтересовался Фесс. – Неужто эти невелички сюда от самого Вечного леса хаживают?
   – Спросите лучше, мэтр, куда они не хаживают, – проворчал Прадд. – Я слыхал, они даже на Утонувшем Крабе бывали. А как ходят – так ведь они маленькие, неприметные, вдобавок замечательно скрываться умеют. Ты и глазом не моргнёшь, а их вокруг тебя целая орда. С той же пехтурой из Кантонов – подберутся ночью, часовых бесшумно стрелами снимут, а потом спящих перережут, сколько сумеют. И – поминай как звали.
   Двуколка остановилась перед широкими воротами ратуши. Гном и орк почтительно двинулись следом за Фессом, препоручив экипаж заботам крутившегося там мальчишки, что с разинутым ртом глазел на чёрный посох новоприбывшего мага.
   – Куда?! – гаркнул стоявший в воротах алебардист в парадных цветах Арвеста – синем, чёрном и голубом. На груди виднелся герб вольного города – орёл, летящий над морем.
   Фесс молча протянул украшенную печатями грамоту и для верности внушительно стукнул посохом по плитам. Воин внимательно оглядел печати, заметил посох – и судорожно сглотнул.
   – Э-э-э… мэтр… прошу… прямо по лестнице на второй этаж…
   – Благодарю, – холодно ответил Фесс. Стражник подскочил как ужаленный – кто знает, что значили эти слова в устах кошмарного некромансера, могущего поднимать мёртвых из могил?!
   Внутри ратуша вполне соответствовала образу преуспевающего купеческо-ремесленного города. Шпалеры на стенах и ковры на ступеньках. Негаснущие и не дающие копоти факелы на стенах. Позолоченные украшения, резьба, фрески, потолочные плафоны и прочее.
   Магистрат, оказывается, в полном составе ждал с самого утра визита прибывшего в город нового волшебника. Когда Фесс, Прадд и Сугутор вошли в длинный зал, навстречу им из-за вытянувшегося, словно змея, стола под зелёным сукном разом встало полдюжины дородных мужчин в дорогих камзолах, с золотыми цепями и усыпанными драгоценными камнями бляхами на груди – избранные вольным Арвестом магистры.
   – Гм, гм… – громко прокашлялся высоченный, необъятный в талии бородач с внушительного вида красным носом. Облачён бородач был в тонкий бархат, отделанный знаменитыми салладорскими кружевами, что стоили дороже золота. Магистерская бляха у него на груди была величиной чуть ли не с тарелку. – Гм… Рад приветствовать вас, достопочтенный мэтр, в нашем городе. Рад, что вы смогли так быстро откликнуться на наш зов… Позвольте представиться – Ольсен, бургомистр Ольсен, временный, так сказать, голова сего прекрасного города… прошу вас, присаживайтесь, мэтр!
   Прадд и Сугутор, как и положено сопровождающим, которых берут с собой не для реальных услуг, а для чести, остались у дверей, застыли, как изваяния.
   Фесс опустился на услужливо пододвинутый стул.
   – Я слушаю вас, милорды, – сказал он, обводя взглядом лица магистров. Надо сказать, в отличие от трактирщика, мальчишек или даже алебардиста, сидевшие в этом зале не боялись. Впрочем, это было понятно – они сами посылали письмо-прошение в Академию.
   – Мэтр, – поднялся ещё один мужчина, в тёмно-синем, сидевший по правую руку от Ольсена. – За последний год мертвецы просто обезумели, да простится мне эта бессмыслица. Как учит нас Мать наша Святая Церковь, – он быстро осенил себя знаком Спасителя, и его примеру последовали все остальные – кроме, разумеется, Фесса. – Кладбища одно за одним становятся э-э-э…
   – На нашем языке это называется беспокойными, – негромко произнёс Фесс. – Да, да, вы совершенно правы, мэтр. Беспокойными. Только за последние два месяца число умертвий по вине этих… э-э-э… ходячих… трупов превысило сотню. Две деревни полностью обезлюдели. Возникли перебои с подвозом в город хлеба – земледельцы боятся покидать дома. Приходится завозить зерно морским путём, что отягощает…
   – Короче, Фрам, – поморщился бургомистр Ольсен. – Полагаю, милорду магу это не слишком интересно.
   – Мне нужна лишь карта и список неупокоенных кладбищ, – сказал Фесс. – Так я надеюсь справиться с бедой быстрее, нежели чем мне придётся бродить по окрестностям вашего прекрасного города, тратя время на вполне невинные погосты.
   – Разумеется, мэтр, мы подумали об этом. – Ольсен расплылся в улыбке. – Прошу вас, мэтр, всё готово!
   Перед Фессом немедленно развернулся тугой свиток новенькой карты. Видно было, что её только что закончили.
   – Мы отметили места появления неупокоенных крестиками, – торопился дать разъяснения Фрам. – Извольте видеть, мэтр, эдесь, здесь, здесь и здесь… только за последнюю неделю!
   На карте беспокойные кладбища – пять крестов – выстраивались аккуратной дугой, отрезая Арвест от остальной части семиградских земель. Фесс ничем не выказал своего удивления, хотя удивляться тут, конечно же, было чему.
   На город словно кто-то заклятие наложил. Такая ровная дуга… это не могло быть случайностью.
   – Благодарю вас, милорды. – Фесс слегка наклонил голову. – Нам осталось договориться о цене моей работы, и я немедленно за неё примусь.
   Наступило неловкое молчание.
   – Понимаю. – Фесс позволил себе слегка усмехнуться. – Какой же купец заключит сделку без доброго, на полдня, торга?
   Бургомистр Ольсен скривился, как от сильной зубной боли.
   – Мэтр, здесь собрались лучшие из негоциантов Арвеста. Мы потому и стали лучшими, что знаем, когда торговаться следует, а когда – нет. И мы отлично понимаем, что сейчас не время рядиться. Назовите вашу цену, милорд, и мы её заплатим, если, конечно, она не составит сотни и сотни тысяч цехинов – столько звонкой монеты нет во всём Арвесте. Разумеется, мэтр, мы заплатим. Но… об этом не должен знать никто в городе. А в особенности святые отцы.
   – Почему? – удивился Фесс. – Согласно договору и эдиктам, мне, прежде чем браться за дело, всё равно придётся спрашивать разрешение у Церкви.
   – Она не должна знать, что вы трудитесь за деньги, – нехотя признался Ольсен.
   Фесс мог только недоумённо развести руками.
   – Дело в том, мэтр, что его преосвященство епископ Арветский был очень против вашего приезда. Говорил, что это обречёт весь град на ужасное посмертье.
   – Но, милорды… – запротестовал Фесс.
   – Нам с трудом удалось добиться его согласия, – горячо зашептал Ольсен. – И то лишь с тем условием, что приехавший некромант должен будет трудиться бесплатно, жить подаянием и каждый день просить у Спасителя прощения.
   Фесс безмолвно поднял брови. За его спиной гном судорожно закашлялся, видно, пытался подавить негодующий вскрик.
   – А все деньги, отпущенные магистратом на оплату услуг некроманта, его преосвященство потребовал пожертвовать на нужды Святой Церкви. И сказал при этом, – если вы считаете, что отвратная некромантия может быть угодна Спасителю, пусть некромант делом докажет это. В противном случае его преосвященство пригрозил Инквизицией. Всем нам… и вам тоже, милорд мэтр.
   Фесс возмущённо стукнул посохом.
   – Согласно договору я не подлежу суду Святой Инквизиции! Мои деяния подсудны только Белому Совету и ректорату Академии!
   – Тише, тише, милорд, умоляю вас, – зашептал Ольсен, судорожно вытирая обильный пот дорогим кружевным платком. – Вы совершенно правы. Совершенно. Когда мы покупаем товар, мы за него платим. Мы не пираты и не разбойники. Но Церковь…
   – Но мне надо где-то жить, – пока ещё сдерживаясь, произнёс Фесс. – И желательно не в той халупе, которую удалось снять моим верным слугам. Я рассчитывал на ваше золото, милорды! Или вы и впрямь надеетесь, что я стану жить подаянием?!
   Наступило неловкое молчание.
   – Если я правильно понял недосказанное, – медленно заговорил Фесс, – то, даже если вы мне и заплатите, тратить эти деньги я не смогу, потому что ищейки епископа наверняка станут следить за каждым моим шагом. И, если я, скажем, найму нормальное жильё, вас немедленно притянут к ответу. Я прав?
   – Абсолютно и совершенно, – сокрушённо вздохнул Ольсен. – Но, милорд Неясыть! Давайте же искать выход!
   – Я не буду просить никакого подаяния, – с холодной яростью бросил Фесс. – И ничьего прощения испрашивать тоже не буду. Если магистрат прекрасного Арвеста не нуждается в моих услугах, я немедленно вернусь в Академию. Возглавлю там кафедру некромантии, в конце концов!
   Магистры горестно возопили. Среди прочих голосов выделялся могучий бас Ольсена.
   – Милорд, милорд, пожалуйста, не горячитесь. Подумайте о тех невинных, что ждут вашей защиты! Подумайте о их детях, утаскиваемых и разрываемых на части безжалостными…
   – Свойства неупокоенных мне прекрасно известны, благодарю вас, – отрезал Фесс. – Но мне совершенно неизвестно, как я должен существовать безо всяких к тому средств! На что вы, собственно говоря, рассчитывали, милорды? Что я соглашусь с бреднями его преосвященства?
   Кое-кто из магистров торопливо осенил себя знаком Спасителя.
   – Нет, мэтр, – вновь заговорил Ольсен. – Мы надеялись, что вы согласитесь принять пять тысяч цехинов… после того, как выполните свою миссию в окрестностях Арвеста. Затем вы немедленно покинете город. Согласитесь, на пять тысяч полновесных золотых монет…
   Сумма и впрямь была велика – для севера. Атлика просила за свою любовь три цехина… но в Арвесте за эти деньги можно было снять целый бордель. Хлеб, уголь и железо в портовом городе были дёшевы, что означало невысокие цены и на остальное. Пять тысяч – это два или даже три года безбедной жизни.
   – Десять тысяч, – резко сказал Фесс. – Десять тысяч за разбитую надежду. Я хотел поселиться здесь… чтобы Арвест никогда не знал ночных страхов и его жители ходили на погосты, чтобы именно поклониться родительским могилам…
   – Мы согласны, – печально произнёс Ольсен. – Когда вы, мэтр, закончите… дайте нам знать. Мы снарядим лучший корабль.
   – Тогда пишите расписку, – неприятным голосом приказал Неясыть. – И поставьте печать магистрата. Слово словом… но в делах должен быть порядок. Мне перед Академией тоже отчитываться придётся.
   Видно было, что Ольсен скорее дал бы отрубить себе руку, чем согласился написать такую грамоту. Стоит ей попасть в лапы отцам-экзекуторам… Но, как видно, родной город он всё же любил несколько больше, чем себя.
   Фесс аккуратно спрятал расписку и карту в футляр для свитков; молча поднялся. Говорить здесь больше было не о чем.
* * *
   – Времени терять не будем, – сказал Неясыть своим спутникам. Орк и гном уже устали изощряться в проклятиях по адресу его преосвященства. – В путь выступаем немедленно. Судя по карте, до ближайшего нужного мне места – день пути. Сугутор, ты можешь нанять лошадей?
   – Запросто, мэтр. Не извольте сомневаться.
   – А ты, Прадд… сможешь ли ты выяснить, в самом ли деле следят за нами?..
   – И поотрывать им башки? – громыхнул орк. – Всё понял, милорд! Вот такая работёнка мне по нраву, мэтр!
   – Никому ничего отрывать не надо, – строго сказал Неясыть. – Я просто хочу понять, в самом ли деле его преосвященство так гневается на бедного некроманта или же господа магистры просто не хотят платить?
   Орк коротко кивнул и тотчас же растворился в толпе. Как ему это удалось, при его-то росте и ширине плеч – Фесс мог только гадать.
   – Что ж, мэтр, – сказал Сугутор. – Думается, лучше всего сейчас мне вас с мешком вашим отвезти на заставу. Там ожидайте, пока я лошадей не пригоню.
   Ворота Арвеста сделаны были на совесть. Охранял их целый десяток алебардистов; при виде Чёрного мага, почему-то соблаговолившего остановиться у самой их кордегардии, у бедняг едва не сделалась медвежья болезнь.
   Вскоре Сугутор и впрямь пригнал четырёх лошадей.
   – Прадд просил передать, что его ждать не надо. Он нас и пешком догонит, а заодно посмотрит, не пристроился ли кто ненужный за нами, – объяснил гном.
   Фесс коротко кивнул и взобрался в седло. Дорога предстояла недальняя. Им надлежало проехать несколько лиг на юг и потом свернуть к Лесным Кантонам – Фесс решил прежде всего управиться с теми погостами, что располагались ближе всего к главному тракту.
   Однако не успели они выехать за ворота, как пришлось уступать дорогу длинному кортежу. Стражники носили длинные мечи и короткие арбалеты, немало было конных лучников. Не меньше пяти десятков воинов окружало изящный экипаж (непонятно как могущий двигаться по разбитому тяжёлыми возами тракту), в котором сидела молодая, изящно одетая девушка – в сопровождении двух служанок и пожилой матроны, видимо дуэньи.
   Девушка и впрямь была хороша. Смуглая, необычная для северянки кожа, большие чёрные глаза, вьющиеся волосы цвета воронова крыла… Правда, не понравился Фессу её брошенный мимоходом на него взгляд – испуг, да, но ещё и гадливость, словно смотрела она не на ладного, крепко сложенного парня, а на уродливое насекомое.
   – Ила, дочь Пеммера, главы гильдии суконщиков, – негромко произнёс Сугутор. – Он даже богаче Ольсена. И торгует в основном с югом. Ольсен – корабельщик, моряк и воин; Пеммер гоняет свои караваны сухим путём. Оба, как и положено, терпеть друг друга не могут. Ольсен вдовец; по слухам, сватался к Иле, но получил полный афронт.
   – Как это почтенный купец не боится посылать свою дочь по дорогам в такое время? – вслух произнёс Фесс. – От неупокоенных и целая армия не спасёт.
   Гном выразительно пожал плечами.
   – Ладно, об этом после, – решил Фесс. – В путь!
   Деревня, около которой находилось намеченное Фессом к упокоению кладбище, носила выразительное название Большие Комары. Хорошо ещё, что сейчас, по осени, мелких летучих вампиров уже повымели ночные холода. Село оказалось, тем не менее, большим и богатым. Тракт проходил несколько в стороне, однако и в Комарах имелся просторный постоялый двор, два питейных заведения, храм, несколько лавок, какие-то склады…
   – Посторожи коней, Сугутор. Я к здешнему настоятелю.
   Вот и настала пора настоящей работы, подумал Фесс. Это уже не испытания, и вокруг тебя – не игрушечные домики. И витающий над домами страх – куда более сильный, чем в сплетённом милордом ректором видении.
   Да, страх здесь был. Улицы деревни вымерли. Не лаяли собаки, не мычала скотина. Только уныло и мерно звонил небольшой колокол на церквушке – точно в Ордосе во время мора.
   Фесс и гном подошли к зданию. Прочные бревенчатые стены носили явные следы зубов. Сугутор присвистнул.
   – Видел что-то подобное? – осведомился Фесс.
   – Так точно, мэтр, – по-военному ответил гном. – Ходили мы… с мэтром Бланковицем. Насмотрелись. Я еле ноги унёс.
   – А мэтр Бланковиц? – спросил Фесс.
   Гном нахмурился.
   – Сожрали его, мэтр, и косточек не оставили.
   – Упокойся в мире, брат, – пробормотал Фесс себе под нос ритуальную формулу.
   – Упокойся в мире, – подхватил и гном. – Это костяные гончие, мэтр. Узнаю по прикусу.
   – Сам знаю, – буркнул Фесс. Впрочем, известные преимущества за Сугутором следовало признать – в отличие от него Фесс видел следы зубов костяных гончих только на гравюрах. Неясыть поднялся по ступенькам и постучал в дверь церкви. По договору переступить порог он имел право только после разрешения настоятеля.
   Створки долго не открывались. Пришлось гному пустить в ход шестопёр, точнее, его рукоятку.
   – Кто там? – спросил дребезжащий старческий голос.
   – Неясыть, маг из Академии. Приехал для упокоения Нечисти, – крикнул в ответ Фесс.
   – Мы не звали никаких нечестивых упокаивателей! – последовал ответ. – Уходи, откуда пришёл, пока отцов-экзекуторов не вызвал!
   – Откуда здесь отцы-экзеку… – начал было Фесс и тотчас же, едва лишь бросив взгляд в сторону, хлопнул себя по лбу. Возле постоялого двора стояла выкрашенная в ярко-жёлтый цвет просторная телега – так называемая позорная телега, на которой осуждённых за ересь везли к их последнему костру. Верный признак – в селении отряд Инквизиции.
   – Вот так попали… – севшим голосом проговорил Сугутор. – Мэтр, позволено ли будет…
   – Уезжай, Сугутор, – торопливо бросил Фесс. – Мне они ничего не сделают.
   – Я вас не оставлю, мэтр! – возмутился гном.
   – А если они тебя сцапают?
   – Ну и что? Я ихний Символ Веры наизусть лучше любого монаха прочту! – хорохорился Сугутор.
   Фесс положил руку ему на плечо.
   – Уезжай, пожалуйста. Если здесь и в самом деле костяные гончие, то ты мне не помощник. А если мне придётся тебя вдобавок из лап святых отцов выручать – совсем плохо дело. Постарайся перехватить на тракте Прадда, скажи ему, чтобы сюда и носу не совал. Возвращайтесь в «Ражего кота» и ждите меня там. Ну, а если не вернусь… сами знаете, что делать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация