А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 17)

   Глава четвёртая
   Досрочный выпуск

   Фесс и Тёмный скрупулёзно следовали их собственному плану – то есть старательно делали вид, что как будто ничего и не случилось. Милорд ректор, белый маг Анэто, вроде бы оставил Неясыть в покое. Не повторялись и сны, сами же Эвенстайн и Бахмут всё ещё не возвращались.
   Лето мчалось мимо бешеным табуном тёплых и ласковых дней, но Фессу было не до красот и веселий. Тёмный торопил своего ученика, и они вовсю штудировали темы второго года.
   Памятное вскрытие могил прошло без сучка без задоринки – выданное разрешение касалось каких-то нищих бродяг. Спаситель ведает как пробравшихся в Ордос да тут и отдавших концы. Магистрат, радея об усопших, похоронил их за счёт городской казны в простых некрашеных гробах на дальнем конце кладбища – и в то же самое время пусть и нехотя, но разрешил вскрыть те же могилы – в обмен на добрую толику золота, поступившего из Академии. Семиградье отчаянно нуждалось в дипломированном чародее, при посохе и всём прочем; торговые гильдии не поскупились. Золото нашло дорожку и к сердцам членов Белого Совета (ибо, как проворчал Тёмный, до факультета малефицистики дошла лишь малая часть присланных Семиградьем денег, остальное пошло в казну Академии), и к сердцам городских голов.
   О самой зомбификации Фесс вспоминать не любил – скучный, нудный и неаппетитный процесс. Вдобавок потом пришлось отрабатывать на том же зомби приемы его уничтожения – а экземпляр, как на грех, оказался прочным, с Неясыти сошло семь потов, прежде чем Тёмный оказался удовлетворён.
   После этого вновь началась текучка, занятия, лекции, лабораторные – и всё прочее, из чего складывается жизнь любого доброго студиозуса. Правда, за вычетом девушек и пива.
   – Что-то тревожно мне, – признался как-то Даэнур. – Чует моё сердце, недолго тебе ещё у меня учиться. Многим жертвовать придётся – но только не волшбой.
   Поневоле Неясыти приходилось оставлять в стороне захватывающие древние хроники, пропускать мимо многое из в общем-то нужного, но, так сказать, не первой необходимости. Тёмный сам начал заниматься со своим учеником целительством и алхимией, причём упор делался, конечно, на те растения и минералы, которые считались укоренившимися во Тьме или хотя бы из неё вышедшими. А попутно Фесс всё глубже и глубже погружался в мрачные тайны мира мёртвых; остались далеко позади всякие там безмозглые зомби и тупые мумии; теперь речь шла о вампирах, высших и низших, оборотнях, разнообразных чудовищах, что обитают среди мёртвых душ; о свите тёмных богов и сил, о…
   Жертвы и жертвенники, алтари для призывания и сосуды для сохранения Силы. Только грубый и невежественный маг считает, будто вся некромантия строится на одних лишь жертвоприношениях Тёмным Силам, в обмен на что жертвователь получает назад какую-то толику Силы. Это лишь внешний, заметный простому глазу слой. В широком же смысле слова «некромантия» – это взаимодействие Живого с Мёртвым, то есть в определённом смысле можно сказать, что сюда входит и вся стихийная магия. Разумеется, особым образом преобразованная, ибо Светлые стихийные волшебники обращались к Четырём Первоосновам именно как к живым, мыслящим существам. Если же, к примеру, заставить земляных духов покинуть на время свои обиталища, то омертвлённый объём некромант вполне может использовать в своих целях.
   Это была поистине Высшая Некромантия.
   Июль сменился августом, близился новый День учеников, а Фесс с Тёмным, забыв обо всём, дни и ночи проводили в лаборатории. Девственные металлы сменялись в тиглях металлами мёртвыми; и Фесс как раз бился над конденсатом эликсира, позволяющего легко и быстро преодолевать границы мира мёртвых, когда до его слуха внезапно донесся частый и тревожный звук большого ордосского колокола. Это был не яростный набат, призыв к бою, на стены; нет, в медном голосе весёлого Ордоса на сей раз слышалось самое настоящее отчаяние.
   Фесс удивлённо поднял брови. Что может угрожать городу, надежнее всяких стен и кованых ратей защищённому заклятиями Белого Совета? Неясыть, конечно, бегом бросился бы на улицу – но прерывать процесс было нельзя, ингредиенты следовало добавлять в конденсат строго по прописи, малейшее отклонение – и всё погибло, магическая связь не установится, и всю работу придётся начинать сначала…
   Дверь распахнулась. На пороге стоял Тёмный, широкая грудь волшебника часто вздымалась, глаза, как обычно в минуты волнения, горели ярко-жёлтым огнём.
   – В городе чёрный мор, Неясыть! – Даэнур отшвырнул плащ, шагнул к книжным полкам. – Не отвлекайся, не отвлекайся, слушай меня, пока я не найду эту ссылку… – Он подвинул лестницу в угол и полез под самый потолок, ведя когтистым пальцем по чёрным корешкам с замысловатыми серебряными рунами. – Да где же это, иссуши меня Свет… Так вот, ты, конечно, удивлён такой тревоге? Признаюсь, я тоже. Ордос надёжно защищён от всех и всяческих эпидемий… или, по крайней мере, был защищён.
   – Может быть, заклятия… – начал было Фесс, не отрываясь от скляницы с конденсатом.
   – Белый Совет прозаседал всю ночь, – отрезал Тёмный. – И Анэто говорит, что защита в полном порядке. Но чёрный мор… он какой-то особенный. Совсем особенный. Светлые пока что не нашли действенного средства. Обычная магия помогает плохо – если волшебник, отчаявшись справиться, начнёт просто тянуть из больного заразу и, скажем, сжигать её – то сил его хватает лишь едва-едва облегчить страдания и несколько оттянуть развязку. Одним словом… ага, нашёл! – Он вытащил какой-то здоровенный том, из числа пока ещё не знакомых Фессу.
   – Одним словом, Светлые обратились к нам, – докончил Неясыть, осторожно бросая в конденсат крупицу абсолютной соли.
   – Точно, – кивнул Даэнур. – Отдадим должное Анэто – он думал не о своей гордости и чести, а о безопасности города.
   – Почему же тогда в набат ударили только сейчас? Если Белые заседали всю ночь, значит, уже давно было ясно, что положение серьёзное? – Абсолютная соль медленно растворялась, хотя теоретически это невозможно ни в одном из известных растворителей, даже в абсолютном – они уравновешивают друг друга.
   – Наверное, рассчитывали справиться сами, – пожал плечами Тёмный. – Пойми, Неясыть, для милорда ректора обратиться к нам – это фактически расписаться в том, что город обречён. Ведь ни твои, ни даже мои силы с силами Белого Совета несопоставимы!
   – Тогда на что они рассчитывают? – поразился Неясыть. Эликсир тем временем сперва покраснел, потом поголубел и наконец принял свой истинный цвет – чёрный. Работа была закончена.
   – Когда положение отчаянное, цепляются за любую возможность, – мрачно уронил Даэнур. – Разумеется, я согласился помочь. Разумеется, я выговорил некое возмещение за нашу помощь. Всё было принято без возражений… так что теперь недостатка в трупах для вскрытия, зомбирования и всего прочего у нас не будет.
   – Но ведь сперва надо остановить эпидемию! – вырвалось у Фесса.
   – Именно, мой ученик, именно так. И мы её остановим… если выживем, конечно. Впрочем, в основном-то опасность грозит тебе – я вашим болезням в общем-то, не подвержен.
   Неясыть поднялся, сжав кулаки.
   – Я не боюсь!
   – Не сомневаюсь. – Тёмный положил руку ему на плечо. – Но и лезть на рожон тоже не надо. Впрочем… все входы и выходы из Ордоса закрыты. Маги надеются, что зараза не пойдёт дальше. В крайнем случае готовятся выжечь всю область Академии, если не помогут иные меры. Святые отцы молятся без устали, но… – Даэнур покачал головой, – пока что они не преуспели.
   – Что мы должны сделать? – деловито спросил Фесс, гася не нужную больше горелку.
   – Взять тело погибшего от мора и как следует расспросить, – усмехнувшись, ответил Тёмный.
   – Разве Светлые не делали вскрытия?
   – Врачи, решившиеся на это, умирали спустя несколько часов в бреду и уже ничего не могли рассказать о том, что же они увидели.
   – Тогда идём. – Неясыть принялся деловито собираться. В просторной холщовой сумке он уже давно носил нечто вроде «полевого набора некроманта на все случаи жизни» – носил и ждал, когда это понадобится. Оказалось, что понадобится уже совсем скоро.
   Тёмный ограничился набором хирургических инструментов; правда, они больше смахивали на пыточные. Фесс невольно поморщился; Неясыть в его душе свирепо ухмыльнулся.
   Сумерки мира, внезапно припомнилось Фессу. Он должен пройти через сумерки мира, чтобы вновь стать самим собой. И кому ведомо, не знаменует ли наступление чёрного мора полосы того самого «вечера»?..
   Запахнувшись в плащи, они вышли из Академии. Ворота были плотно заперты, возле них расположилась вооружённая стража; на посеревших лицах воинов навек, казалось бы, отпечатался страх – несмотря на то что службу они несли внутри стен Академии, куда вроде бы пока ещё не было доступа заразе.
   Улицы весёлого Ордоса были пустынны. Тоскливо завывали псы; а прямо по мостовой, нагло и торжественно, двигалась целая процессия серых крыс. Они шли цепочкой, словно хорошо обученные воины, – колонна их выныривала из одной сточной трубы и, миновав дорогу, ныряла в другую.
   Даэнур остановился. Молва приписывала Тьме покровительство над крысами – недаром, мол, в жертвоприношениях Чёрных магов так часто использовались кошки!
   – Смотри внимательнее! – прошипел Тёмный Фессу. – Да не глазами смотри, не глазами!
   Однако Неясыть не нуждался в напоминаниях. Трепещущий флёр надчеловеческого зрения, и… да, что это за шлейф, тянущийся за каждой из крыс?!
   Зелёный шлейф, оставляющий зловонный след на земле… Зараза? Но почему этого не видят Светлые? Ректор Анэто, если он настолько силён?
   – Потому что мы смотрим сквозь призму Тьмы, – угрюмо бросил Даэнур. – Светлым это неподвластно… так же как и нам никогда не взглянуть на мир их глазами.
   – Чего мы ждем, учитель? Позвать сюда весь Белый Совет, пусть выжгут эту нечисть!
   – Неясыть… крысы и в самом деле посвящены Тьме. Они – её гонцы и предтечи… мы не можем обратить нашу мощь против них.
   – А указать? Указать на них Анэто – тоже не можем? – изумился Фесс.
   – Крысы – это лишь следствие, а не причина, – бросил Тёмный. – Они пируют… наверняка жрут погибающих… ещё живыми… зелёный шлейф – это ведь не яд…
   Однако Фесс уже сам успел понять это. Крысы шли и шли, толстые, довольные, невозмутимые, не обращая никакого внимания на двух застывших волшебников – словно и впрямь понимали, что от адептов Тьмы им вреда не будет.
   – Пойдёмте, учитель, – наконец не выдержал Фесс. – Пойдёмте… туда, откуда они пришли.
   – Что ж, пойдём, – кивнул Тёмный. – В принципе нам всё равно, куда идти. Лишь бы дело сделать. Давай, вычисляй место!..
   Это оказалось нетрудно. Серо-зелёная нить брала своё начало в скромном, добротном, ничем не примечательном доме с хлебной лавкой в первом этаже.
   – Идём! – скомандовал Даэнур.
   Шагая вслед за наставником, Фесс мог лишь поразиться, как изменился, если смотреть на него магическим взором, даже сам воздух весёлого Ордоса. Фесс видел блёклые серые тени, медленно двигавшиеся от крыши к крыше, признавая в них ххоров, призрачных вампиров, питавшихся последними эманациями души умирающего; как они могли проникнуть сюда, неужели защита Белых перестала существовать в один миг?
   – Ххоры? – обернулся на ходу Даэнур. – Да, вижу… и много-то как… Не обращай внимания, ничего тут уже не сделаешь, да и растерзать они никого не смогут.
   Фесс покачал головой – ххоры были вполне способны утянуть за собой во мрак роженицу, младенца, даже трёх-, четырёхлетний ребёнок без родительской защиты не мог чувствовать себя в безопасности! Почему Даэнур так беспечен?!
   – Принцип меньшего зла, – проворчал в ответ Тёмный. – Если мы с тобой сейчас разберёмся в происходящем, мы спасём десятки тысяч. Если начнем гоняться за ххорами – спасём двух-трёх, ну, может, с десяток – а эпидемия тем временем будет косить остальных…
   – Наставник, но как они оказались здесь?
   – Горе и отчаяние, – помедлив, ответил Тёмный. – Людские страх и ужас в силах превозмочь любую магию. «Анналам» известны случаи, когда пущенные магами во вражеское войско молнии рассеивались – если враги по-настоящему были готовы биться и готовы были умереть ради своей победы. Так и здесь. Защита Белых крепка, Ордос привык жить за ней без хлопот и забот, а когда пришла беда… ужас и растерянность открыли ворота и ххорам, и этим крысам, и, я боюсь, кое-кому похуже. Впрочем, вот мы и пришли! Кыш, проклятые! – словно воронам, крикнул Даэнур повисшим над черепичной крышей дома призракам.
   Ххоры поднялись неохотно, их хриплые голоса звучали недоумённо и негодующе – но в голосе Тёмного была власть, против которой порождения мёртвого мира были бессильны. Пока что бессильны…
   Добротная дубовая дверь, недавно покрашенная, была наглухо заколочена снаружи – толстенными досками крест-накрест. И точно так же – широкие окна первого этажа.
   – У магистрата свои методы, – проворчал Тёмный, подсовывая когтистую лапу под доску и без всякого усилия выдирая ее вместе с гвоздями. – Входи, Неясыть, времени нет!
   Фесс вошёл следом за учителем, не забыв запечатать за собой вход. Он поставил самое сильное заклятие, какое только знал, – в висках аж зазвенело от боли.
   – Не трать силы попусту, – бросил Тёмный, не оборачиваясь. – Они тебе сейчас понадобятся. Все без остатка. Ну, чего ты на меня смотришь? Черти Круг Отражения! Черти, прежде чем мы войдём к трупам!
   Фесс стиснул зубы и повиновался. Совет Даэнура был хорош… но запечатать вход тоже было нужно. Крысы крысами, а не хватало, чтобы заразу начал разносить ветер.
   Круг Отражения. Одно из самых сильных заклятий в арсенале некроманта. Ему учат только на четвёртом году… но у Тёмного имелись свои соображения по поводу темпов обучения.
   Здесь могла помочь только собственная сила Фесса – и она послушно пришла на его зов, но, неожиданно для него самого, в облике той самой обольстительной Атлики, которую он столь старательно пытался забыть все эти недели. Одета девушка была более чем легкомысленно; Фесс ощутил прилив крови к щекам, и в тот же миг вокруг него сгустилось нечто вроде лёгкого, призрачного тёмного пламени. Миг – и всё растаяло, но защита была уже установлена.
   Фесс невольно вытер пот со лба. Атлика… так вот какая у тебя власть! Значит, я, сам того не подозревая, думаю о тебе, беспокоюсь и стремлюсь защитить? Ладно, надо постараться разыскать тебя сегодня…
   Думать о том, что девушки уже, быть может, нет в живых, Фесс категорически отказывался.
   – Иди за мной! – громыхнул Тёмный. Он уже стоял на пороге комнаты. Неясыть стиснул зубы и шагнул следом.
   Ещё совсем недавно это была милая и уютная комната, с камином, большим столом, отполированными лавками, резными сундуками, высоким буфетом – пекарь, очевидно, преуспевал; в углу грудой были свалены детские игрушки – тряпичные куклы, звери, вырезанные из дерева фигурки всадников и пеших, колесницы – тоже не из дешёвых; на окнах – длинные мягкие занавеси, в буфете – парадная посуда. В углу – Лик Спасителя; здесь, наверное, в него искренне верили.
   Да вот только не помог никакой Спаситель.
   Фессу потребовалось сжать зубы ещё крепче, до хруста и боли, чтобы не отвернуться и не броситься наутёк при виде открывшегося ему зрелища.
   Поперёк комнаты лежало тело крепкого, дородного мужчины, так и не успевшего снять пекарский колпак. Он лежал на спине, черты лица были страшно искажены – не от боли, от ужаса; щёки и лоб покрыты ало-синюшными пятнами, в середине каждого кожа лопнула, кое-где обнажилась кость. О запахе не приходилось даже говорить; Фесс едва смог бы дышать, если б не Круг Отражения.
   Вот только хватит ли сил поддерживать его достаточно долго?..
   Тёмный рывком распахнул плащ, с нарочитым грохотом поставил на стол сумку с инструментами.
   – Ххоров тут было много… Неясыть, поищи живых. Должны быть…
   – Зачем? – угрюмо спросил Фесс. – Им мы всё равно не поможем.
   – Если не поможем – то добьём, чтоб не мучились! – оборвал ученика Даэнур. – Не чувствуешь ауры боли, что ли, Неясыть?
   Фесс чувствовал. И, наверное, даже острее своего наставника – потому что был человеком.
   – Я буду вскрывать мужчину. Ты мне нужен, так что поторопись.
   Фесс двинулся к ведущей на второй этаж лестнице – и тут в самой глубине, в углу за камином, раздался какой-то шорох. Неясыть рванулся туда – на полу, обнявшись, лежали дети. Двое, мальчик и девочка, оба нарядно одетые, словно они собрались на праздник. Мальчику было лет пять-шесть, девочке на глаз едва сравнялось четыре.
   – Нашёл живых, – сообщил Фесс Тёмному. Оба ребёнка едва дышали. Красивое платье девочки было всё перемазано зелёной рвотой; слизь сочилась из глаз, из ушей, из носа; она дышала едва-едва, слабо и прерывисто; судя по всему, ей оставалось ещё от силы несколько минут.
   Понятно, отчего ххоры пируют…
   – Ищи ещё, – скомандовал Тёмный. – Они мне понадобятся… все.
   Фесс послушно двинулся вверх по лестнице. Наверху нашлись старик и старуха, мёртвые – тел Неясыть касаться не стал, – и молодая женщина, высокая, полногрудая и светловолосая. Она тоже ещё дышала.
   – Неси её сюда! – донёсся приказ Даэнура.
   Фесс осторожно поднял тело. Оно казалось каким-то странно мягким, словно не имело костей; голова неестественно запрокинулась, изо рта поползла по щеке зеленоватая струйка.
   Неясыть судорожно сглотнул. Женщина уже не имела сил кричать, она почти умерла – но отчего-то задержалась на самой грани бытия, испытывая при этом все муки, как если бы оставалась в полном сознании. Аура ее замутилась, черви-могильщики призрачного мира, пожиратели того, что остаётся в теле от души после того, как сама душа покинет плоть, уже тянулись к несчастной из всех углов сумрака.
   «И что, эта гадость – тоже Тьма? – ужаснулся Фесс. – А ну, брысь отсюда!»
   Ненависть удвоила его силы. Из глаз вырвалась молния, лопнула, поражая копошащуюся слизистую нечисть. Круг Отражения предостерегающе затрещал – обрушившаяся на него отдача была опасно велика.
   – Прекрати! – взревел там, внизу, Тёмный. – Ты нужен мне здесь!
   Осторожно ступая, Неясыть вернулся в большую комнату. Мужчина, уже освобождённый от одежды, лежал на столе. Даэнур склонился над ним с устрашающего вида кривым ножом в когтистой лапе.
   – Положи женщину рядом с детьми, – скомандовал Тёмный. – Иди сюда и смотри как следует!
   Чувствуя, что покрывается потом, Фесс повиновался. За его спиной раздалось слабое «мама…» – похоже, девочка даже на грани смерти чувствовала рядом мать.
   Тёмный резко опустил клинок, словно разя врага на поле брани.
   Тело несчастного пекаря раскрылось, точно книга. Фесс ожидал крови, ещё чего-то подобного – вместо этого на пол хлынула зелёная слизь. А среди этой слизи… видимая, конечно, лишь магическим зрением… Чёрная тень, что-то вроде зубастой многоножки, метнулась куда-то вбок. Тёмный от неожиданности отшатнулся, однако Неясыть не подкачал. Сухой треск, мелькание голубых искр – тварь зависла на самой границе двух миров, отчаянно извиваясь в сотворённой Фессом призрачной ловушке.
   – М-молодец… – ошарашенно проговорил Тёмный. – Надо же… а я и не знал… Тащи её сюда, Неясыть… Понятно теперь, почему Светлые ничего не замечали… откуда ж им это знать…
   – Учитель! – простонал Фесс сквозь стиснутые зубы. Круг уже еле держал.
   – Всё, всё, уже перехватил! – опомнился Даэнур. – Ну, Неясыть, истинный ты Неясыть! Не излови ты этого зверя… Зато теперь легче будет. Надо звать Анэто… если, конечно, он не испугается прийти в заражённый дом.
   – Не испугаюсь, – внезапно раздался спокойный и полный достоинства голос. – Мои поздравления, милорд декан, мои поздравления, студиозус Неясыть… я сейчас буду.
   – Вот так так… – пробормотал Тёмный, когда в парадной двери что-то коротко полыхнуло, Сила отозвалась лёгкой отдачей и белый маг Анэто, ректор Академии Высокого Волшебства, бестрепетно шагнул через порог.
   – Великий Свет! – Он покачал головой, разглядывая корчущуюся в воздухе многоножку. Даэнур уже успел полностью вытянуть её из мира мёртвых в обычный. – Что я могу сделать, милорд декан? Признаю, ваше искусство несравненно.
   – Нам с Неясытью нужна Сила, – просто ответил Тёмный. – Как можно больше. Вам этих тварей не изловить, они подвластны только самому чёрному из моего волшебства. Нужны жертвы. Или… Сила, очень много Силы, чтобы изгнать их из Ордоса… или, точнее, перекрыть им сюда дорогу, потом изгнать будет уже легче.
   – Ты знаешь их? – Анэто поднял брови. – Впрочем, все разговоры потом… здесь ещё трое живых, мы можем им помочь?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация