А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 13)

   – Наставник, а вы не пытались…
   – Разубедить ректора и его соратников? Конечно, пытался. Глупо бояться каких-то призраков и только поэтому отказывать моему факультету во всём. Говорил многократно, но… Они не поверили.
   – Разве было нечем доказать? – спросил Фесс.
   – Разумеется, Неясыть. Что я мог им сказать? Как ты объяснишь людям, что на самом деле солнце встаёт на западе, а заходит на востоке, а всё, что они видят, – хитрым образом наведённая стойкая иллюзия?
   – Можно рассеять чары… – предположил Фесс.
   – А тебе возразят – ты нас обманываешь, это ты наложил свои, – возразил Тёмный. – Но это только в том случае, если ты и впрямь можешь рассеять чары, Неясыть. Но что делать, если ты их рассеять не можешь? «Анналы» писались мастерами своего дела. Многие предсказания сбылись не только в силу туманности текста и стремления людей обмануться. Кое-что было предугадано верно – крах древнего Эбина, возвышение Кинта Дальнего… Так что теперь мне просто не с чем представать перед Советом.
   – Значит, надо просто найти доказательства! – предложил Фесс.
   – Легко сказать! – проворчал Тёмный. – Я сам об этом знаю лишь потому, что моим первым наставником был один из тех, что создавал эти «Анналы». На смертном одре, когда даже вся его великая магия не могла более поддержать жизнь в его бренном теле, он передал мне это знание. Передал, подтвердив страшной клятвой моего народа, клятвой, которую не нарушил за все долгие века ни один дуотт.
   – А ваш благородный наставник… он не мог ошибаться? – осторожно предположил Фесс.
   – Не мог, – отрезал Тёмный, и в жёлтых глазах сверкнул гнев. – Потому что клятва…
   – А искренне заблуждаться – тоже не мог? – продолжал настаивать Неясыть.
   – Будучи одним из создателей? – попытался парировать Тёмный.
   – Именно потому, что он был из создателей! – с нажимом сказал Фесс.
   – Ну-ка, ну-ка, объясни! – потребовал Даэнур.
   – Они были уверены, что всё ими создаваемое не имеет ничего общего с тем, что происходит – или будет происходить – на самом деле?
   – Почему тебе приходит такое в голову? – возмутился декан.
   – Потому что нельзя упускать ни одной возможности подвергнуть догму сомнению, – отпарировал Фесс. – Ваши ведь слова, наставник.
   – Гм… мои, да, – признался Даэнур. – Но ведь нельзя же…
   – Почему? – негромко возразил Фесс. – Я ведь ничего не знаю об «Анналах». Я просто не хочу брать что-то вслепую. Вы говорите, что это была просто… просто мистификация, я верю, но вы же сами учили меня ничего на веру не принимать! За каждым заклятием, каждым случаем умиротворения стоит документ, факт, хроника, истинные «Анналы Тьмы», как я бы сказал. Всё можно пощупать, проверить и перепроверить по перекрёстным ссылкам. И никаких клятв. Ни от кого. И тут…
   – А, понял, – уже более спокойно откликнулся Тёмный, – игра ума. Ты предлагаешь диспут?
   Неясыть помолчал. В общем, Даэнур был прав – Неясыть затеял спор чисто из чувства противоречия, – но одним только диспутом ради диспута здесь дело обойтись не могло. Чутьё подсказывало Фессу, что опытные, бывалые маги, такие как милорд ректор, столько столетий, да что там столетий! – тысячелетий! – пребывали в полном заблуждении относительно «Анналов». В конце концов, разве не могли они добраться до остатков сородичей Даэнура?
   – Нет, учитель, – Фесс покачал головой. – Тут спорить не о чем. Я совсем не хотел подвергать сомнению утверждения вашего наставника или что-то ещё. Я просто хочу, чтобы между нами не было умолчаний. «Анналы Тьмы» ведь не содержат прописей или магических рецептов?
   – Не содержат, – кивнул Тёмный. – Только пророчества и легенды.
   – Вот именно. Я их, конечно, прочту… но ведь для каждодневной работы они не так уж нужны?
   – Ты прав. Но это квинтэссенция Духа Тьмы!
   – Созданная для того, чтобы вводить в заблуждение простаков?
   – Не вводить в заблуждение, Неясыть. Убеждать. А для этого как раз и надо было написать самое убедительное изложение Духа, какое только возможно, лишь слегка замаскировав его под легенды.
   Фесс пожал плечами.
   – Хорошо, Даэнур. Я понял. Вы дадите их мне, учитель?
   – Возьми сам в библиотеке, – с неожиданной сухостью сказал декан. – А когда прочтёшь, расскажи мне, что ты об этом думаешь… Пусть это станет твоим заданием на лето. – Тёмный резко дёрнул головой, изображая прощальный поклон.
   Фесс в свою очередь поклонился, пряча улыбку. Наставник просто вне себя из-за его недоверия. «И в самом деле, чего я так взъелся на эти „Анналы“? Какое мне, в сущности, дело, подлинные они или мнимые? Мне надо просто выбраться отсюда; а кто ж ищет способы подобного бегства в книгах, которые даже твой наставник называет подделками?»
   «Анналы» он, конечно, взял – нарочно выбрав среди нескольких десятков копий самую расхожую и распространённую. Раскрыл – и тотчас же утонул в хитросплетениях древнего языка, умопомрачительных многокоренных словах, с пятью-шестью слоями смысла, и передать всё это обыденной речью было почти невозможно. Фразы сплетались, слова перескакивали из одной в другую, так что было не разобрать, куда следует отнести то или иное слово. Промучившись до самого заката, Неясыть бросил это занятие, решив вернуться к нему, что называется, на свежую голову.
   Однако выспаться как следует ему не удалось. Едва закрыв глаза, он вновь провалился во власть видений, ярких и сочных, порой казавшихся куда реальнее обычного дневного мира. Фесс вновь видел себя на высоком берегу Тёмной реки, и вновь по самому краю обрыва к нему шли полуэльф с Бахмутом.
   На самом же деле эта парочка не осталась в Академии на лето, бастард, как видно, получал достаточно на карманные расходы, поскольку нанял в порту лёгкий и быстрый двухмачтовый бриг. Они с Бахмутом были на нём единственными пассажирами. Неясыть стал свидетелем этой сцены случайно, во время одной из своих редких вылазок в город, когда смутная тоска неожиданно погнала его к морю – отчего-то захотелось взглянуть на бескрайнюю голубизну и бирюзовый простор.
   Интересно, как могло такое получиться? Фесс давно не верил в совпадения, Неясыть – тем более. Или они хотели убедить его в своём отсутствии?.. Кто знает!..
   …Впрочем, здесь, во сне, они вновь стали пугающе реальны. Хотя оружия – по крайней мере на виду – ни у кого из них не было.
   – Привет, Неясыть, – вполне дружелюбно поздоровался полуэльф, правда, руки так и не протянул. – Поздравляю, на экзамене ты был неподражаем.
   – Мы здесь, чтобы обмениваться комплиментами? – парировал Фесс. – Говори, зачем пришёл.
   – Ты помнишь, что мы хотели от тебя в прошлый раз? – вступил в разговор Бахмут. – Мечи, Неясыть… нам нужны Мечи. Алмазный и Деревянный, Иммельсторн и Драгнир!..
   – У меня хорошая память, хоть и несколько короткая, – холодно отрезал Фесс. – Мне эти названия ничего не говорят. Ни о каких Мечах никогда не слышал, да и как это можно, чтобы меч был алмазным! Деревянным ещё куда ни шло – вон, у каждого мальчишки!..
   В лице полуэльфа сверкнул гнев.
   – Хватит! – яростно прошипел Эвенстайн. – Не хочешь по-хорошему – будем по-плохому! Смотри, пожалеешь!..
   – Пытать станете? – хладнокровно поинтересовался Неясыть. Былое умение так и не возвратилось, но и сохранившегося вкупе с приобретенными магическими способностями должно было хватить для отпора.
   – Пытать? Нет, – внезапно рассмеялся Бахмут, делая шаг вперёд. Мы обратимся к тебе с заказом.
   – Это как? – невольно удивился Фесс.
   Полуэльф несколько мгновений вопросительно глядел на Бахмута, затем неожиданно кивнул и повернулся к Неясыти.
   – Очень просто. Мы даём тебе заказ как магу и некроманту, пусть даже ещё без посоха, – отыскать для нас два интересующих нас Меча. Вот и всё. Награда по твоему выбору. Золото, или власть, или…
   – Но почему бы вам не взяться за это дело самим? – с невинным выражением спросил Фесс. – Судя по всему, золота у вас куры не клюют. Так в чём дело?
   Казалось, полуэльф с трудом сдерживает ярость. Кулаки его сжались, на высоких изящных скулах набухли желваки.
   – Если бы мы могли … – прошипел он, – если бы мы могли, клянусь, не стали бы терять время на разговоры с тобой!
   – Погоди, брат, – вступил Бахмут. – Наш друг, наверное, имеет веские причины отмалчиваться. Но мы повторяем, Неясыть, – отыщи Мечи. Принеси их нам. И награда будет такой, что тебе и не снилась! Смотри – вот задаток. – Бахмут прищелкнул пальцами.
   – Туда, туда смотри! – толкнул Фесса в бок полуэльф.
   Тёмная река внезапно подёрнулась стремительно набежавшей рябью, заколыхалась чёрная вода, заколыхался, словно мираж, противоположный берег, и в следующий миг глазам Фесса предстал сам Ордос, точнее, его старые окраины, где на высоко взлетевшей над морем скале виднелись красные черепичные крыши древнего монастыря.
   Картина продолжала развёртываться, и вот Неясыть уже разглядел чёрную дыру входа в катакомбы, притаившуюся среди буйно разросшихся кустов, низкие полуобвалившиеся арки подземного коридора, серый полусвет, поворот направо, второй поворот, третий – всё только направо! – и вот наконец тупик. Медленно падает камень, открывая нишу в стене, доверху набитую неестественно ярко блестящим золотом.
   – Всё это твое. Задаток, – повторил Бахмут. – Бери его себе. Потом начинай действовать. Найди Мечи, слышишь? И, как только тебе это удастся, мы сами отыщем тебя.
   – Если бы мы могли сказать тебе больше… – с неприкрытым гневом бросил Эвенстайн.
   – Так скажите! – потребовал Фесс. – Хватит недомолвок и увёрток! Вам нужны эти Мечи – отлично. Золото – тоже неплохо. А рассказать, где эти Мечи были созданы, кем и для чего, да и вообще – какое я имею к ним отношение?
   Даже по лицу сдержанного Бахмута прошла гримаса злобы. Полуэльф же просто взорвался:
   – Почему? Почему мы молчим? Да потому, что не хотим гибели этого мира!
   – Разве слова могут погубить мир? – насмешливо прищурился Фесс. – Не знаю почему, но, по-моему, такими словами всегда прикрываются не слишком-то благовидные делишки.
   – Ах ты!.. – взъярился Эвенстайн, и Бахмуту пришлось перехватить уже занесённую для удара руку.
   – На западе этого мира – Тьма, – раздельно произнёс конопатый. – И путы, сковывающие её, слабы, как никогда. Мы полагаем – именно Мечи, появившись здесь, ослабили барьеры. Ты связан с этими Мечами, Неясыть, мы знаем, что ты – извне, хотя и не добрались до твоего настоящего имени, столь тщательно тобой скрываемого, или же твоего прошлого…
   – Ты принёс сюда Мечи, а теперь отпираешься! – злобно бросил полуэльф.
   – Погоди, брат. Не стоит давать слишком много воли языку. Всё ещё можно наладить, правда ведь, Неясыть?
   – А если я найду эти самые Мечи, хотя и не понимаю, о чём вы говорите, – медленно сказал Фесс, – если найду, то не продешевлю ли я, получив за них всего-то навсего золото? За него можно купить далеко не всё…
   – Что же, например? – надменно осведомился полуэльф.
   – Весь этот мир, в частности, – скромно отозвался Неясыть.
   – Весь этот мир? – оторопело повторил Эвенстайн.
   – Весь этот мир – в обмен на Мечи, – подтвердил Фесс.
   – Да ты совсем ума лишился! – завопил полуэльф, и вновь ему на плечо легла рука Бахмута.
   – Думаю, надо согласиться. Ему хочется этот мир – пусть берёт. Если сможет.
   – Не-ет, так дело не пойдёт, – заупрямился Фесс. – Я сказал – весь этот мир, власть над ним, без остатка!
   – Какое глупое требование! – фыркнул полуэльф. – Заговорщики прирежут тебя через полгода, и этим всё кончится.
   – Ну, с ними я уж как-нибудь постараюсь управиться, – скромно заметил Неясыть. – Ну что, по рукам?
   – По рукам, – решительно сказал Бахмут.
   – По рукам, – нехотя кивнул Эвенстайн.
   Видение прервалось в тот же миг. Фесс открыл глаза. Он лежал в своей постели; всё, случившееся во сне, он помнил до мельчайшей детали.
   «Итак, Эвенстайн и Бахмут. Точнее, некто под их личинами. Могущественны – или, по крайней мере, выдают себя за таковых – и мечтают получить какие-то там Мечи, о которых я что-то якобы должен знать. И опять туманные слова, недомолвки, ссылки на какую-то там Тьму… Вздор и чепуха. Могли бы сказать просто – парень, мы всё про тебя знаем, тебя зовут так-то и так-то, ты родом оттуда-то и оттуда-то, если пикнешь – раздавим одним пальцем; подавай сюда Мечи!»
   Не сказали. Не сделали. Почему? Он дурачил их, он водил их за нос, притворяясь, будто ему и впрямь донельзя нужна власть над этим миром – а они что, так безоговорочно верили? Верили той чуши, которую он нёс? Они заключили «договор»… Без всяких грамот, на словах, и никто не может подтвердить, что он, Фесс, получил бы всё положенное, случись ему – в порядке бреда – и в самом деле отдать странным гостям эти самые Мечи.
   Ерунда. Кем бы ни были эти двое – они или глупцы… или черезвычайно хитры. Небось хотят посмотреть, что я стану делать дальше…
   «А вот ничего не стану! – неожиданно для самого себя подумал Фесс. – Ничего не стану делать, и золота вашего я тоже не возьму. Задаток не получен – заказ не принят. Передумал. Не согласен. Извиняйте, господа хорошие. В другой раз. С кем-нибудь другим».
   Но всё-таки – Мечи, Мечи, Мечи… Неясыть-Фесс твёрдо помнил каждый свой день здесь – с того мига, как очнулся в самом сердце свирепой полярной метели на Северном Клыке. Никаких Мечей с ним не было. Он оказался там голый, без какого бы то ни было скарба – и потом, живя у Парри, Неясыть ни разу не видел ничего хотя бы отдалённо похожего на эти Мечи.
   Но если полуэльф с Бахмутом так настаивают, то… Стоп, предположим – Мечи у меня и в самом деле были, но я сперва их спрятал, а уж потом постучался в дверь Парри. Но тогда их нечего даже искать – откуда я появился здесь, известно многим в Академии, старик чародей из дозорной башни получил вожделенный перевод в Семиградье… Казалось бы, чего проще – на Северном Клыке сейчас лето, пусть даже короткое и более чем прохладное, но снег сошёл, тундра расцвела – ищи не хочу.
   А может – вдруг мелькнула мысль, – всё так и было? И они уже искали на Северном Клыке, обшарили всё вдоль моего пути в Академию и, лишь потерпев полное фиаско, решили обратиться ко мне? Вполне возможно… Даже наверняка – чем они занимались целый год, хотел бы я знать?
   А ещё недурно было б узнать, кто скрывается за этими масками. Маги Академии – напрашивается само собой и уже потому, наверное, не соответствует действительности. Кто-нибудь из Империи Клешней, или с загадочного Утонувшего Краба, или из ещё более загадочного Храма на восточных равнинах?
   Ответов не было. И никто, кроме самого Фесса, не мог их отыскать.
   Не сказав ничего Даэнуру, вечером следующего дня Неясыть пошёл в монастырские катакомбы.
   До этого он долго кружил по городу, стараясь определить, не следят ли за ним; потом, правда, бросил это занятие – милорд ректор мог видеть всё происходящее на улицах Ордоса, не выходя из собственного кабинета, так что таиться смысла не было.
   Дыра располагалась именно там, где он её и ожидал найти. По крайней мере в этом видение оказалось правдиво. Не зажигая факела, довольствуясь лишь обычным некромантовым тёмным зраком, Фесс двинулся вглубь по низкому, грозящему вот-вот обрушиться ходу.
   Первый поворот направо.
   В катакомбах было пусто, грязно и тихо. И очень сухо. Сапоги Фесса оставляли прекрасно заметные следы в скопившейся на полу пыли и мелком песке. Не забыть на обратном пути как следует заровнять всё заклятием, напомнил себе Фесс.
   Второй поворот.
   Неясыть резко остановился на самой развилке. Дальше начиналось подземное кладбище, он явственно ощущал замурованные в стенных нишах костяки; мёртвых было много, коридор тянулся на десятки шагов… Плохо, подумал Неясыть. Конечно, в Ордосе для некроманта нет работы, все кладбища и могильники здесь спокойные, скелеты мирно спят в ожидании последнего часа этого мира и нового пришествия Спасителя, что вырвет их из оков Смерти, но… лучше всё-таки не рисковать.
   Фесс прошептал несколько слов, скрестив руки перед грудью. Незатейливое заклятие из тех, что начинающие умиротворители Нежити учат на самых первых занятиях. Если это ловушка, то…
   Ничего. Ни стона, ни скрежета, ни отвратительного скрипа костей. Ничего. Тишина. Даже крыс здесь, похоже, не водится.
   Фесс осторожно ступил в проход. Некроманту следует сохранять бдительность, даже если он идёт по самому что ни на есть архимирному месту последнего упокоения. Потому что мёртвые, как известно, некромантов очень не любят – и вчера ещё спокойное кладбище может в одночасье взорваться.
   Нет, всё тихо. Мёртвые спят. Ни один из них не приоткрыл своих незримых глаз, чтобы полюбопытствовать – кто же это тревожит их покой?
   Фесс благополучно миновал и этот коридор. За его спиной осталось почти две сотни мертвецов за нетолстыми глиняными стенками погребальных ниш. Ни одного имени, ни одного знака – только гладкая поверхность затвердевшей глины. Интересно, что за странный обычай хоронить?..
   Третий поворот. И тут уже Фесс понял, что остановился надолго.
   Третий коридор оказался совсем коротким. Однако то, что Фесс увидел в нём, донельзя ему не понравилось.
   Здесь жгли костёр, и притом совсем недавно. Здесь заживо сжигали кошек – обугленные кости валялись в остывшей золе. Но, во имя великой Тьмы, устроившие всё это, что, прилетели по воздуху?! Почему нигде нет никаких следов? Или они тоже применяли отводящую глаза магию, да притом такого уровня, что он, Фесс, почувствовать её никак не сможет, сколько бы ни пытался?..
   Не двигаясь, он тщательно осмотрел крохотный закуток. Потолок тут… какой-то странный. Уж не скрыта ли там горловина потайного хода?
   Нет, как бы то ни было, дальше он не пойдёт. Это пахнет засадой и западнёй.
   Фесс застыл, вслушиваясь и всматриваясь. Ничего. Странная даже для заброшенного подземелья тишина. Ни летучих мышей, ни жаб, ни ящериц, спасающихся в холодке от дневного зноя. Бродячие собаки и те не оставили тут никаких следов. А ведь вход в катакомбы замаскирован вовсе не так тщательно!
   Ловушка, подумал Фесс, делая осторожный шаг назад. Да ещё и эти кости… Он знал этот жутковатый и жестокий обряд, когда требовалось сжечь живьём шесть чёрных кошек, лучше – беременных. Или одну кошку и пятерых ее котят – сначала котят, потом их мать. Из этого мучительства можно было выкачать немалую силу – знать бы теперь, на что она пошла…
   Осторожно, стараясь не касаться стен, Фесс вновь подался вперёд, пытаясь как следует разглядеть потолок подземной каморки. Так и есть – вот они, швы. И даже не слишком старательно запрятаны. Совершавшие обряд могли и не идти через коридор с мертвецами, но в таком случае всё равно обязаны были оставить следы на полу. А если они воспользовались магией, почему по завершении обряда не уничтожили вообще все до единого следы своего пребывания здесь?
   Ответов не было. А одним из первых законов чёрного волшебства было: «Не угоди в ловушку Светлых!»
   Помедлив, Неясыть осторожно двинулся прочь. Сюда лучше вернуться с учителем. Нет смысла отмалчиваться. Пусть мальчишки кичатся своей храбростью и теряют головы на ровном месте…
   Однако эти очень разумные соображения помогали мало. Глухая стена тупика притягивала Фесса с неодолимой силой. Неужели он вот так и уйдет? А что, если оставленные здесь кости – явный знак, что тут действуют и другие, посвящённые в тайны Тёмного чародейства, и что, если их умения хватит не только свершить обряд, но и вскрыть стену, за которой – клад?
   Фесс остановился. Нет, кости костями, но выяснить, есть ли в стене золото, он просто обязан. И совсем не обязательно при этом пользоваться ломом с кувалдой!
   Неясыть остановился на пороге каморки. Сощурившись, напряг глаза до предела. Тёмное Зрение, одно из первых умений чёрного мага, послушно явило во всех деталях поверхность каменной стены. Прямо посреди Фесс увидел гладкую глиняную заплату, точь-в-точь такую же, как и на могильных нишах в оставшемся позади него коридоре.
   Неясыть похолодел. Нет, это уж слишком. Просто какая-то игра в поддавки. Он ожидал долгих поисков заветного места, а тут… Да он на месте побывавших здесь первым делом вскрыл бы тайник!..
   Или они решили, что здесь просто ещё одна погребальная ниша, где нет ничего, кроме костей?.. Может быть, и так… На всякий случай Фесс решил произвести все необходимые при вскрытии могилы манипуляции – превратить это кладбище в беспокойное ему отнюдь не улыбалось.
   Руки сами проделали все потребные жесты, застывая в чётко фиксированных позициях; капли эликсира растекались по лезвию ритуального серебряного кинжала – тупого, как и положено при схватке с бестелесным врагом, стражем могилы. Эликсир Фесс варил сам, и это была первая партия, признанная Тёмным пригодной для дела. Остро пахнущие кислым капли растекались по металлу сплошной неразрывной плёнкой, покрывая рельефные изображения шести персонификаций Тёмных Сил – Зенда и Дарра изображены были в виде обнажённых красавиц, застывших в весьма соблазнительных позах, Аххи почему-то представлялся в виде покрытого чешуёй спрута, Сиррин – громадной птицей, у которой вместо головы был нагой человеческий череп, Шаадан имел облик слона о трех хоботах и, наконец, Уккарон, хозяин Чёрной Ямы, представал на ритуальном кинжале в виде клубистого облака с громадной пастью. Каждый из этих символов отражал какую-то из сторону присущей им Силы; и, конечно же, не имел ничего общего с подлинным обликом Сущностей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация