А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хранитель Мечей. Рождение Мага" (страница 11)

   Ректор едва заметно усмехнулся.
   – Кто пожелает первым сформулировать вопрос, милорды? Торопиться не стоит, мне так кажется. Поспрашиваем его побольше.
   – А остальные, милорд? – тотчас спросил толстый мастер воды.
   – Слегка придержим время, – небрежно махнул рукой ректор, и Фесс невольно поёжился: неужто здешние маги сумели найти брод даже в этой Великой Реке? – Итак, милорды?
   Наступила тишина. Толпа аколитов за спиной Фесса тоже затаила дыхание.
   – Позвольте мне, – поднялся высокий, тощий и взлохмаченный волшебник, по виду самый молодой из всех деканов – мастер пограничной магии, предводитель молодых и дерзких чародеев, что, не боясь ничего, пробивали своими заклятиями дорогу к самому сердцу Естества. Им Фесс, пожалуй, симпатизировал больше всех. – Пожалуйста, в нескольких словах – отличие Тёмного принципа действия от Светлого!
   За спиной Фесса вздохнула толпа, словно один очень большой великан.
   – Это не вопрос, милорд, – поморщился ректор. – Это тема для диссертации того, кто будет претендовать на пост ректора сей Академии. Вы ведь и сами на него не знаете ответа. Спросите что-нибудь менее выспренное!
   Однако пристыженный мастер только махнул рукой и сел, густо покраснев, – понятно, что такой отповеди он не ожидал.
   – Разрешите, – не стерпел мастер воды. – Сударь… э-э-э… а не покажете ли вы нам малый каскад иллюзий, источник – моя стихия, колебания Силы и ее откат – не более полупяди, ну, а высота – на сколько вам хватит… э-э-э… дыхания. Я бы рассчитывал на триста саженей. Благодарю вас.
   И вновь Фесс поклонился молча, не ответив ни слова. Малый каскад иллюзий в деталях изучали только на втором году, и то лишь те, кто принял именно знак воды; Неясыть помнил лишь несколько общих принципов.
   За спиной кто-то издевательски свистнул. Виски Фесса закололо – мэтры и магистры предусмотрительно ставили защиту.
   Каскад иллюзий – это если создаешь некую форму заклятия, вложив в неё достаточно Силы, чтобы хватило на несколько, как говорили студиозусы, «перевёртышей» – когда чары и, соответственно, вызванный ими мираж стремительно меняются, плавно переходя один в другой, но без всякого вмешательства сотворившего волшебство мага.
   «Ну, хорошо. Будет вам каскад, да такой, что не обрадуетесь!» Гнев привычно толкнулся в сердце, и Фессу вновь пришлось поспешно его смирять – исполнить задуманное он мог только при полном внутреннем спокойствии.
   Площадь затаила дыхание. Все видели, как аколит в чёрном плаще медленно развел руки, а затем его ладони начали стремительный танец – жест пришёл на помощь мысли.
   Тёмный с удивлением воззрился на происходящее, не замечая внимательного взгляда милорда ректора. Этому он своего подопечного никогда не учил.
   Фесс работал стремительно. Никто на площади не мог уловить и малейших колебаний или отката Силы, означавшего, что маг не может справиться с устремившимся на него потоком мощи и от него, как от брошенного в воду камня, все шире и дальше расходятся круги возмущений.
   …Чувство было такое, словно он поднимается по узкой и скользкой тропе, таща на спине многопудовый груз. Икры ног то и дело сводило судорогой, Неясыть-Фесс лишь огромным усилием удерживался от стона. Он всеми силами тянулся к воде, вызывая в сознании образ голубой стихии, – но чужая, враждебная сила словно бы сворачивалась в мокрый, скользкий комок, упрямо выскальзывавший из негнущихся от внезапного холода пальцев. Фессу показалось, что он уже слышит издевательские смешки за спиной, что различает голоса полуэльфа с Бахмутом. Интересный всё-таки сон снился… к чему б такой?.. Он отвлёкся всего лишь на миг, и этого, к счастью, хватило, чтобы неведомые враги решили, будто бы он обратился в бегство.
   Водопады… ревущие пороги… вода, прорывающая плотины… чёрный рвущийся с горы поток, с легкостью переворачивающий громадные камни…
   Руки помогали мысли завершить плетение.
   В небе над головами зрителей заискрились белые звёздочки, ещё миг – и из пены стал сам собой воздвигаться роскошный дворец. Мелькнули арки, башенки, можно было различить даже стрельчатые окна – а потом всё это, застыв ровно на миг, как и полагалось по канону, стало плавно превращаться в дремучий лес, башенки обернулись до небес вознёсшимися деревьями, тысячелетними секвойями, арки встали на мощные ноги и неспешно отправились на прогулку величественными мастодонтами; и дальше, дальше, дальше, картинки в небе сменяли одна другую, над иллюзией заискрилась радуга…
   Когда всё наконец исчезло – у самой земли, в чём тоже был своеобразный шик, Фесса словно бы оглушило зловещим молчанием. Молчали деканы и студиозусы, молчали мэтры и магистры – молчали все, и Неясыть не мог понять почему. Ведь в том, что он сделал, не было ничего сверхъестественного. Обыкновенная иллюзия, за проведённую в Академии зиму ему случалось видеть куда более красочные миражи; так в чём же дело, что произошло? Они дают ему понять, что он провалился?..
   – Удовлетворены ли вы, милорд? – набатом прозвучал в этой тишине голос ректора – спокойный и даже какой-то расслабленный. – Желаете задать более жёсткие граничные условия?
   – Нет, милорд. – В отличие от ректора мастер воды голосом своим, как и лицом, владел плохо. У него был такой вид, словно он только что узрел во плоти саму Западную Смерть и Тьму в одном лице.
   – Вы удовлетворены ответом? – с некоторым нажимом произнёс ректор.
   – О… о да, вполне, милорд. – Мастер воды судорожным движением вытер пот со лба.
   – Тогда кто хочет задать следующий вопрос? – невозмутимо обратился ректор к замершим деканам. – Может быть, вы, мастер Алхимик?
   – Я?.. Ну что вы, милорд, им же ещё ничего не читали из наших курсов! Мне кажется, кто-то ещё из стихийных…
   – Разумное замечание; как насчёт вас, мастер огня?
   – Почту за честь, – отрывисто бросил чародей, вставая. На Фесса жёстко смотрели глубоко посаженные тёмные глаза под выкрашенными в алый цвет густыми бровями.
   Воля столкнулась с волей. Мастер огня, похоже, искренне верил, что стоит сейчас лицом к лицу со злейшим врагом, когда или ты, или тебя и третьего не дано.
   В десяти шагах от Фесса прямо на голых камнях вскипело, рванулось к небу жгучее рыжее пламя. Не иллюзия, самое настоящее, обжигающее, так что Неясыти пришлось попятиться, прикрывая лицо рукавом плаща, – жар шёл нестерпимый.
   – Гасите, – коротко бросил мастер.
   Огонь. Это плохо, это, пожалуй, самое антагонистичное Тьме колдовство. По лицу Фесса градом покатился пот, и не только от вызванного чужим волшебством костра.
   Воздух… Земля… Вода… самое напрашивающееся сейчас и уже потому неприемлемое. Не так и сложно измыслить пламя, которое будет гореть, даже заливаемое водой. Вспоминай, Фесс, вспоминай! Средство должно быть!..
   Он увидел, как мастер огня со лживо-скорбным выражением начал поворачиваться к ректору. Увидел стиснутые кулаки Тёмного. И отчего-то невольно вспомнил о Салладорце – наверное, он тоже стоял вот так, окружённый со всех сторон врагами, стоял и читал нараспев им самим сплетённое жуткое заклинание, вырывавшее его из власти палачей; и милосердная Тьма пришла ему на помощь, та самая, которая, «никого не любя, никому и не отказала в помощи».
   Небо над площадью внезапно омрачилось. Солнце сделалось тусклым, точно подернувшись пеплом; в рядах студиозусов кто-то истошно завопил. Деканы вскочили с мест; сидеть остались лишь двое – Даэнур и сам милорд ректор.
   Громадная чёрная птица разворачивала над костром свои крылья. Сотканная из сплошной непроглядной черноты, она казалась овеществлённой тенью. Ни малейших следов иных оттенков, кроме чёрного; казалось, свет тонет в этом невиданном существе, чем-то похожем на громадного ворона. Опустившись, крылья сдавили, сжали полыхающий костёр; очертания маховых перьев задрожали, начали расплываться – по лицу Фесса прошла гримаса боли, и в следующий миг птица рухнула прямо на костёр, подмяв его под себя. Пламя исчезло, полностью поглощённое Тьмой.
   Фесс лишь огромным усилием удержал себя на ногах. Казалось, от ожогов на теле не осталось живого места. Однако стоял он прямо и глаз не опускал – в отличие от мастера Огневика, пробурчавшего что-то невнятное и поспешно бухнувшегося назад в кресло, как будто это враз отгородило его от всего мира.
   Теперь уже вновь поднялся милорд ректор.
   – Благодарим тебя, Неясыть, – по-прежнему дружелюбно сказал он. – Мы видим, ты не тратишь времени зря. Полагаю, милорды, – он пристально оглядел остальных деканов, – продемонстрированного вполне достаточно. Думаю, ни у кого не будет возражений против того, что сей аколит достоин перевода на второй курс.
   Никто не возразил.

   Интерлюдия II
   Найдёныши

   Маленький отряд Клары двигался медленно и с огромным трудом. Тави так и не пришла в себя, сменяясь, ее тащили на себе то Эгмонт, то Мелвилл, то Райна, а то и сама Клара. Обиженной на такую несправедливость Эвис поручили любой ценой отыскать Источник магии, пусть даже для этого ей придётся самолично прорываться в какой-то из закрытых миров.
   Магия была нужна сейчас даже больше, чем воздух. Волшебники умели обходиться без него в Межреальности. Однако насчёт всего остального дело обстояло куда как плохо. Стало невозможно даже развести огонь. Угасала собственная магия оружия, рубины на рукояти Клариного клинка умерли, перестав светиться.
   – Это место пьет Силу! – не выдержав, вскричал как-то Эгмонт.
   «День» сменялся «днём», запасы провизии таяли.
   – Нам надо найти мир. Хоть какой, – твердила почерневшая от усталости, с ввалившимися глазами Эвис. Она так ничего и не обнаружила – это место казалось воистину проклятым. Вдобавок Тропа стала загибаться куда-то совершенно не туда – впереди растеклась странная чернота, невидимая, ощутимая лишь для сверхчувств, рождённых в Долине.
   Великий тупик. Или – что тоже возможно – закрытый мир, мир, куда нет доступа даже им, магам Долины.
   Клара попыталась свернуть. С огромным трудом удалось отыскать слабую, едва заметную развилку; пришлось прибегнуть к последнему средству – магии крови, чтобы хоть как-то упрочить и расширить только-только намеченный дланью Создателя путь.
   Ничего не помогло. Несколько дней спустя впереди вновь замаячила всё та же чернота.
   …Выругавшись, Клара скомандовала привал. Её отряд всё больше и больше походил на беглецов, чудом уцелевших после разгрома своего войска. Лучше других, пожалуй, держалась Райна – валькирии было не привыкать к самым безвыходным положениям. Остальные же, похоже, изрядно пали духом.
   Все молчали. Да и о чём говорить, если последняя Тропа вновь оказалась ведущей в ловушку?
   – Надо поворачивать, – решительно произнёс Мелвилл. – Вернёмся в твой Мельин, Клара. Если, конечно, – он кивнул головой, – этот чёрный монстр нас выпустит.
   Клара не ответила. В голове у боевой волшебницы уже давно свило гнездо страшное подозрение – что здесь искривлены и искажены вообще все пути, что после Разлома Тропы Межреальности изломало настолько, что возвращайся не возвращайся, а дорогу теперь не найдёшь даже обратно, к Мельину.
   – Не получится, Мел, – покачал головой Эгмонт. – Девочка не дотянет. Ты что же, не видишь, что она умирает? У неё только один шанс – что мы немедленно, сейчас же отыщем здесь Источник. Правда, скорее уж мы найдём вот прямо здесь саму Долину.
   Тави и впрямь становилось всё хуже, словно чёрный спрут вытягивал из неё последние силы. Несмотря на действие корпида, жизнь покидала её тело, убегая, точно вода из решета.
   Клара в ярости вонзила ногти в ладони, изо всех сил стараясь, чтобы никто из спутников не заметил этой её вспышки. Положение оказалось безвыходным. Боевые маги не бросают своих. Они обязаны вынести с поля боя даже мёртвых – что же говорить о раненых!
   Хюммель вновь обвела взглядом небольшой отряд. Эвис Эмплада – похудевшая, растрёпанная, глаза лихорадочно блестят, – совсем юная по меркам Долины девчонка, не может смириться с тем, что они оказались на самом краю гибели. Смерти она ещё не научилась бояться.
   Эгмонт – сумрачен, собран, но тоже держится из последних сил. Этот гордец скорее молча умрёт, чем признается в своей слабости. Мелвилл, напротив, – напоминает сейчас волка в капкане. Этот все силы вложит в последний самоубийственный бросок, чтобы погибнуть вместе с торжествующим победителем.
   Ну, и наконец – Райна. Валькирия каменно спокойна. Она верит в неё, Клару Хюммель, верит куда больше, чем в ежедневный восход маленького, искусственно сотворённого солнца над Долиной. Воительница сохранила больше телесных сил, чем остальные, – в отличие от чародеев, она привыкла рассчитывать только на себя, а не на магию. Да, верно. Так она и сделает. Эвис чувствует магию лучше, чем она, Клара, но девчонка держится только на гордости. А этот последний резерв нельзя растрачивать понапрасну. Что ж, значит, решено.
   – Слушайте меня внимательно, – заговорила Клара, по очереди взглянув в глаза каждому из своих спутников. – Сейчас мы с Райной пойдём на поиски. Давайте скажем друг другу правду – похоже, мы около одного из тех запретных миров, которые слишком долго считались выдумкой и сказками. Мне не нравится слово «запретный», мы скорее уж скажем «закрытый», но суть от этого не меняется. Здесь исковеркана и искажена сама Межреальность. Нет смысла сейчас спорить, почему и как это произошло. Факт остаётся фактом. А когда вокруг обломки и руины, есть смысл поискать в них – не осталось ли чего ценного. Вот мы с Райной этим и займёмся. Ждите нас два дня по счету хронометра. Если мы не вернёмся – попытайтесь пробиться в Мельин, хотя я уверена, что это нам не удастся.
   – Постой! – вскинулась Эвис. – Клара, ты же знаешь, я умею находить Источники лучше тебя. Так почему же…
   Эгмонт быстро сжал ей руку чуть поверх локтя. Эвис поперхнулась и замолчала.
   – Позвольте сказать, кирия, – негромко попросила воительница. – Госпожа Эвис, кирия Клара взяла меня потому, что, если придётся прибегнуть к последнему средству – магии крови, – я способна отдать больше, чем вы. Просто потому что я сама больше и сильнее. – Она улыбнулась уголками губ.
   Клара не выдержала – покраснела. Такой прыти от смертной валькирии она не ожидала.
   – Кирия Клара поступила совершенно правильно, – прежним ровным голосом продолжала Райна. – Вдвоём с ней мы сможем уйти дальше, чем кто бы то ни было, и отыскать Источник. Или не Источник, но то, что сможет вернуть чародеям силу. Я права, кирия? – Воительница взглянула Кларе в глаза и, не дожидаясь ответа, промолвила: – Кирия Клара совершенно права. Я пойду с ней хоть в сам Хаос и отдам, если надо, всю свою кровь – коль скоро это потребуется для спасения тех, кому я присягнула. Простите за красивые слова, госпожа Эвис, и вы, господа Мелвилл и Эгмонт…
   Мелвилл неожиданно и порывисто поднялся, сгрёб Райну в охапку и крепко поцеловал в губы – так, что воительница даже зажмурилась, словно простая смертная девчонка.
   Клара, в свою очередь, тоже обняла валькирию.
   – Ты права, Райна. Пойдёшь со мной?
   – Пойду, кирия. Разве я уже не сказала этого?..
   – Всё это очень хорошо и трогательно, Клара, – мрачно заметил Эгмонт, – однако мне интересно, как ты свернёшь с Тропы, здесь, когда все наши силы иссякли?
   Вместо ответа Клара извлекла со дна своего заплечного мешка небольшую причудливой формы ракушку на простом конопляном шнурке.
   – Берегла на чёрный день, – пояснила она, глядя на покачивающийся перед глазами амулет. – В нём Сила не иссякла, но её мало. Хватит только пробить поворот, не больше. Даже вылечить Тави он бы не смог.
   Райна внезапно остро и пристально взглянула на незатейливую вещицу и неожиданно отвернулась, со вздохом опустив голову.
   Узнала, подумала Клара. Какой же ты молодец, Райна; ну почему судьба так несправедлива к вам, валькириям, отнимая возможность иметь хоть самый слабый магический дар?.. Какие превосходные боевые маги получились бы из вас!..
   – Идём, Райна, – резко бросила Клара, вешая амулет себе на шею. – Время дорого.
   – Да ты хоть знаешь, что тебе искать? – простонала Эвис.
   – Нет. Во всяком случае, не обычный Источник, иначе ты бы его уже обнаружила, – очень серьёзно и спокойно ответила Клара. – Я знаю, ты лучше меня ищешь их, Эвис. Но я лучше ищу то, для чего ещё не придумано названий.
   С этими словами она решительно сдавила ракушку пальцами, взяла свободной рукой Райну под локоть и шагнула с Тропы.
   Тёмная неощутимая «влага» Межреальности сомкнулась над их головами. Клара ощутила струящуюся по пальцам кровь; сама раковина мгновенно раскалилась. Глаза заволокло непроницаемой пеленой, лишь изредка пронзаемой фиолетовыми сполохами. Они брели, точно в густом и плотном тумане, раздвигая его закованным в сталь плечом. Ноги, казалось, проваливаются в зыбучую топь, – впрочем, на самом-то деле никакой «топи» тут и в помине не было, под ногами Клары тянулись несчитанные лиги пустоты, мириады мириадов этих лиг, и всё, что удерживало двух воительниц от немедленной и страшной гибели, была сила, заключённая в неказистой на вид раковинке.
   Шли молча. Райна держала наготове клинок; Клара тоже взялась свободной рукой за оружие, хотя сама не чувствовала никакой опасности; впрочем, в этом стоило больше доверять валькирии: ей-то никогда не приходилось пользоваться магией и она могла полагаться только на собственное чутье.
   Чародейке и валькирии нужна была Жизнь. Пусть даже совершенно чудовищная, вроде обитателей Дикого леса, острова которого медленно дрейфуют из края в край Упорядоченного. Жизнь, и чем злее она будет, тем лучше. Нужна живая, тёплая кровь. Эвис, кстати, об этом лучше не знать, чистоплюйке. Только так они смогут вырваться из чёрных объятий. Думать, чьи это козни, они станут после. Пока что надо спасать себя и остальных.
   Как и положено, они очень быстро потеряли чувство времени и направления. Ни зрение, ни слух здесь им помочь не могли. Клара всецело положилась на своё чутьё мага, доверившись Райне, – если что, воительница прикроет.
   Мрак вокруг них стал мало-помалу блекнуть. Сквозь серый полусвет Клара заметила впереди нечто вроде плавающего в пустоте островка, с него свисали длинные, постоянно шевелящиеся плети не то щупалец, не то ветвей, что-то жадно вылавливавших в бездне. Такого обитателя Дикого леса Клара не знала – впрочем, упомнить их всех не мог даже сам великий архимаг Игнациус Коппер.
   – Нашли! – горячо шепнула Клара на ухо мгновенно подобравшейся, точно хорошая гончая, Райне. Правда, живой остров был явно слишком велик для пары клинков, тем более – лишённых магической составляющей своей мощи.
   Тем временем «островок» – или кем он там был на самом деле – их заметил. Длинные плети вздрогнули, свиваясь в кольца, медленно потянулись к застывшим неподвижно воительницам.
   – Придётся их рубить, кирия, – спокойно сказала Райна, похлопывая мечом плашмя по ладони. – Задушат. Или кровь высосут.
   – Стреляй, Райна! – приказала Клара, ещё крепче сжимая раковину и невольно морщась от боли в порезанной ладони. – Давай, пару стрел в самую густоту!
   – Слушаюсь, кирия. – Воительница повиновалась тотчас, как хорошо отлаженная боевая машина. Райна вскинула небольшой арбалет, стрелявший короткими железными дротиками, и хладнокровно всадила болт прямо в фиолетово-розовое сплетение шевелящихся отростков, заполнявших середину островка.
   Однако даже каменно-спокойная валькирия невольно вздрогнула, когда оттуда раздался отчаянный вопль – на человеческом языке мельинской Империи:
   – Не стреляйте!!!
   Клара почувствовала, что глаза у неё сейчас вылезут из орбит. Что такое? Почему? Откуда?..
   Лохматые заросли на «островке» раздвинулись. Взорам остолбеневших Клары и Райны предстала донельзя странная пара – немолодой уже человек с одутловатым лицом в истрёпанном коричневом плаще, под которым угадывались совершенно невозможные здесь обрывки клоунского одеяния, когда-то яркие, а теперь выцветшие и заношенные до невозможности; а рядом с ним – девчонка, девушка, тоже в лохмотьях и с туго обтянутой грязными тряпками головой. Одежды были щедро испятнаны засохшей кровью. Оба они, и старик и девочка, были ранены, притом тяжело – у каждого на груди виднелись жуткие корки запёкшейся почерневшей крови.
   – Да они помереть должны были! – вырвалось у Райны.
   – Вы кто? – В тот момент Клара не придумала ничего лучше.
   – А вы кто? – в тон ей отозвалась девчонка, однако с внезапным болезненным стоном схватилась за грудь. – О-ох…
   – Не будем мешкать, кирия, – с неожиданной твёрдостью сказала Райна. – Сделаем то, зачем пришли.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация