А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Естественный отбор" (страница 1)

   Майкл Стэкпол
   Естественный отбор

   (Боевые роботы – BattleTech)

   Дейву Арнесону – джентльмену, ученому и другу. Он показал, что образованность, находчивость, остроумие и великодушие могут находиться в одной упаковке

   За вклад в создание этой книги автор: благодарит: Дж. В. Стакпола – за медицинские рекомендации; Карин Стакпол – за бесплатные юридические советы (лучшим ее высказыванием было то, что если она не будет отмечена в книге, то советы перестанут быть бесплатными); Лиз Данфорт – за терпение, с которым она выслушивала мою безумную болтовню во время работы над этой книгой; Дж. -А. Прайза – за постоянное кредитование; Денниса Л. Маккернана – за отзывы, Сэма Льюиса – за редакторские советы; Донну Ипполито – за перевод книги на нормальный английский язык и, наконец, систему GE, благодаря которой этот роман поступил из компьютера автора непосредственно в FASA Corporation. Короткий рассказ о карьере Нельсона Гейста является частью учебного пособия для игры «Боевые роботы».

   ПРОЛОГ

   Кейстоун
   Федеративное Содружество
   15 февраля 3054 г.

   Командующий Нельсон Гейст приготовился было рявкнуть на своих внуков так, как он когда-то поступал с подчиненными, но передумал. Двое мальчиков, которым только что перевалило за пять, стояли на коленях в пыли и передвигали маленьких пластмассовых боевых роботов, готовя их к нападению друг на друга. Голубые глаза детей блестели, а кончики языков были высунуты изо рта – они были всецело поглощены игрой. Дети так сильно походили на Джона – сына командующего, что на какое-то мгновение ему стало тяжело смотреть на них.
   Иоахим быстро наклонил голову, и тонкие светлые волосы упали ему на лицо.
   – Нет, Джакоб, в этот раз я буду командовать Гончими Келла, а ты – десятой бригадой Лирян.
   Джакоб уселся на землю с недовольным выражением лица.
   – Почему я всегда играю за плохих, Иоахим? Теперь моя очередь командовать Гончими Келла.
   Нельсон Гейст убедился, что его левая рука крепко держит чашку с кофе, и сел на ступеньки крыльца. Он сказал:
   – Мальчики, и Гончие Келла, и десятая бригада Лирян находятся по одну сторону. Они союзники.
   – Но мама говорит, что Виктор Дэвион убил папу. А десятая бригада Лирян принадлежит ему. – Иоахим и Джакоб выглядели смущенными, так как они впервые столкнулись с таким явным противоречием.
   Нельсон спустился с крыльца и присел на корточки возле детей. Он взял пластмассовую модель десятиметровой боевой машины, которая в войнах тридцать первого столетия значила то же, что и кавалерия для Наполеона.
   – Ваш отец управлял «Ястребом», таким же, как и эта машина. Он был частью подразделения принца Виктора, Мстителей, которые отправились на Тениенте, чтобы освободить Хосиро Куриту. Это воины Клана Рыси – Кошки убили вашего отца, а не принц Виктор.
   Сказав это, Нельсон поставил фигурку боевого робота обратно на поле. Несколько мгновений мальчики сохраняли молчание, а затем Иоахим схватил машину и поставил, ее на сторону своей армии.
   – Папа теперь – часть Гончих Келла.
   Джакоб стал протестовать, и Нельсон попытался было разрешить возникший спор, но услышал, как за его спиной с шумом отъехала дверная панель. Повернувшись по направлению к дому, он увидел стоявшую там Дорету, ее худые руки упирались в бока. Выражение глаз женщины было спокойным, но рот сжат в тонкую непреклонную линию, которая стала так хорошо знакома Нельсону с тех пор, как он вернулся после войны с кланами. Лицо Дореты еще хранило следы былой красоты, так привлекавшей когда-то Джона, но два года траура сильно изменили ее.
   – Мне не следует разрешать вам играть с детьми в такие игры, командующий! – В голосе женщины зазвучали стальные нотки. – Это дьявольские игрушки. Они сначала соблазняют молодежь мечтами о славе, а потом предают их!
   Нельсон заставил себя посмотреть в сторону, протянув руку за кофейной чашкой. Рубцы пересекали тыльную сторону левой кисти, которую он с усилием разжал, игнорируя возникшие фантомные ощущения от двух отсутствующих пальцев, когда оставшиеся пальцы плотно сжимали чашку. Сконцентрировав раздражение на этом действии, ему удалось вновь обрести контроль над собой.
   – Ты не можешь оградить их от жизни, Дорета. Они должны учиться. И они могут гордиться своим отцом.
   Ее голубые глаза сверкнули, как лучи протонного излучателя.
   – Гордиться, командующий? Гордиться человеком, который глупо следовал за принцем в операции по спасенью отродья нашего злейшего врага? Не утруждай себя рассказами о том, как он умер, спасая Виктора от атаки клановцев. Я видела голограмму, которую прислал принц, и каждый миг этой записи хранится в моем сердце. Виктор не слишком отличается от своего отца – пусть он сгорит в аду, нападая на Лирян и убивая наших мужчин. Смерть Джона была жертвой, принесенной Виктором на алтарь его самомнения, и ты знаешь это так же хорошо, как и я. А ты? Не на этом ли алтаре ты оставил половину своей руки? Как можешь ты защищать человека, который убил твоего сына?
   – Принц не убивал Джона! – От резкого крика Нельсона на лице Дореты появилась растерянность, а дети прервали свою игру.
   – Джон умер, защищая Внутреннюю Сферу от кланов. Там я потерял свои пальцы, и многие такие же достойные, как Джон, мужчины и женщины делали то же самое. – Он посмотрел на своих внуков. – Они умерли ради того, чтобы не позволить сделать свои семьи рабами кланов. Мои внуки должны знать это, потому что наступит день, когда им тоже придется взяться за оружие и защищать свои дома.
   – Никогда! – Глаза Дореты сузились. – Кланы заключили с нами мир.
   – Но только с помощью Ком-Стара и к тому же только на пятнадцать лет. Между прочим, мы расположены за линией перемирия. Кланы уже предпринимали небольшие вылазки и вторгались в пространство Федеративного Содружества, они наверняка вернутся, когда перемирие закончится. К этому времени твои сыновья уже достаточно подрастут для того, чтобы сражаться.
   – Ты имеешь в виду, что они будут достаточно взрослые для того, чтобы умереть.
   – Этого не случится, если они будут подготовлены.
   – Подготовка не спасла Джона.
   – Дорета...
   – Нет, командующий, нет! Ты ведь не понимаешь меня, не так ли? – Она отвернулась, ее глаза блестели, наполненные слезами, готовыми вот-вот пролиться по бледным щекам.
   – Твоя вселенная больше не существует. Мир изменился. Токаси Курита мертв. Хэнс Дэвион мёртв. Джеймс Вульф исчез. Морган Келл в отставке. Старого порядка вещей больше не существует. И я не позволю, чтобы мои сыновья готовились сохранять то, ради чего будут убиты миллионы.
   Ноздри Нельсона расширились.
   – Они сыновья и Джона тоже. Подумай о нем. Ее нижняя губа задрожала.
   – Я помню о нем всегда!
   Она развернулась и вошла в дом. Плечи ее вздымались: Дорета тихо всхлипывала.
   – Дедушка, почему мама плачет? Нельсон справился с комком в горле.
   – Потому что она очень скучает по папе.
   Он знал, что Дорета не желала ни с кем делить свое горе и после смерти Джона страдала от депрессии. Нельсон с удовольствием принял вдову и мальчиков в свой дом, но ее чувства беспомощности и ненужности лишь усилились. Нельсон был единственным, на ком она могла срываться, – и он взял на себя эту роль. Несмотря на то что такое поведение обижало его, он знал – это вызвано чувством любви к Джону, а Нельсон щепетильно относился к тому, что касалось памяти его сына.
   – Ваша мама очень любит папу и переживает, что его нет здесь с нами.
   Сказав это, Нельсон снова сел на ступеньки крыльца. Только он присел, как дети подбежали к нему. Иоахим посадил маленького «Ястреба» к деду на левое колено и поставил другого боевого робота позади первого.
   – У тебя есть настоящий «Рыцарь»? Нельсон кивнул.
   – Точно такой же, как этот?
   В глубине дома он услышал сигнал визифона, но не стал обращать на него внимание.
   – Я захватил его, еще будучи кадетом на Нейджелринге, и прошел на нем всю службу в Вооруженных Силах Федеративного Содружества. Сейчас я здесь, с вами, а мой боевой робот находится в Добсоне, в первом военном резерве Кейстоуна.
   – А можно нам посмотреть на него? – Близнецы переглянулись друг с другом расширенными глазами в предвкушении необыкновенного зрелища.
   – Ну, пожалуйста!
   Ответ Нельсона потонул в скрипе петель открывающейся двери.
   – Сейчас же идите в дом! – позвала Дорета.
   – Ну мама! – хором воскликнули дети.
   – Я сказала: сейчас же!
   Они с неохотой подчинились, оставив игрушки на колене Нельсона. Готовя себя к очередной вспышке раздражения у Дореты, он не поворачивался.
   – Я скажу нет, Дорета.
   – Это звонил дежурный офицер из Добсона, – сказала она холодно. – Тебя вызывают, командующий.
   – Что? – Нельсон резко поднялся на ноги и повернулся, сбросив пластмассовые игрушки на землю. – Что случилось?
   – Я сама хотела бы знать это, командующий. – Она в упор посмотрела на него. – Ты должен явиться немедленно, и не похоже, что тебя вызывают на учения.
   Она кинула ему ключи от ангара.
   – Иди.
   Нельсон посмотрел на дом.
   – Дети...
   – Я скажу им. – Она сжала губы в тонкую линию. – Иди.
   Нельсон Гейст кивнул и быстро пошел от дома, едва ли осознавая, что подошвы его ботинок вдавили игрушечного «Рыцаря» в пыль.
   Это не обычные бандиты. Сидя высоко в кресле водителя своего «Рыцаря», Нельсон Гейст внимательно осматривал поле битвы. Когда-то зеленые лужайки были превращены в черно-коричневое покрывало из тлеющей травы и перевернутой почвы. В долине под ним рассеянные остатки резерва Кейстоуна пытались задержать противника.
   Теоретически воины Робинсона должны были находиться где-то позади них, чтобы перегруппироваться после жестокой схватки, продолжавшейся более двадцати четырех часов.
   Во время разбора задания Нельсон понял, что бандиты были замечены, когда быстро продвигались в сторону Кейстоуна. Воины Робинсона и Бродяги[1] находились в дежурном гарнизоне Кейстоуна, но Бродяги не смогли добраться до расположения воинов Робинсона вовремя, так как их база находилась далеко от южного континента. И именно поэтому получилось так, что воины Робинсона должны были обратиться за помощью к резерву, – у бандитов имелось так много кораблей, что они сумели привезти с собой целый полк боевых роботов, – хотя возможность того, что все их корабли несут в себе столько боевых машин, и казалась непостижимой.
   Появившись на планете, бандиты смело заявили о себе. Поступившее аудиосообщение от женщины, называвшей себя Красным Корсаром, побудило воинов Робинсона принять бой и помериться силами с бандитами. Сама по себе такая бравада не имела в себе ничего необычного – но этот жест был жгучим напоминанием о вызове от Клана Кречета, предшествовавшем битве на Вотане.
   Нельсон вызвал «Катапульту» – боевую машину, находившуюся слева от него:
   – Паук, постарайся подавить огнем «Защитника» на правом фланге за два захода.
   – Вас понял.
   Медленно и неохотно воины резерва отступали. Бандиты неудержимо наступали, удивляя Нельсона тем, что, даже несмотря на то, что после его команды открыть заградительный огонь на бандитов обрушился шквал дальнобойных ракет, они все равно продолжали продвигаться вперед. Бандитам не было никакого смысла продолжать движение после того, как был открыт ракетный заградительный огонь. Если только... Тяжелое предчувствие сдавило сердце Нельсона.
   Боевой робот появился на вершине горы с другой стороны долины, невольно привлекая к себе внимание. Из-за ярко-алой раскраски он выглядел таким же запоминающимся, как и «Рыцарь» Нельсона. Главное отличие между ними заключалось в том, что в своих массивных «руках» боевой робот противника держал по протонному излучателю. Показывая свое удивительное мастерство, водитель боевой машины навел каждый излучатель на разные цели и затем выстрелил.
   Одна голубая светящаяся стрела прочертила прерывистую линию от ствола орудия к -"Кузнечику", одетому в боевую броню, поразив одну из «ног» машины. Протонный поток сначала испарил укрепленное на ней оружие, а затем расплавил ферротитановые «кости». «Кузнечик» завертелся, подпрыгнул и рухнул на землю.
   Второй протонный луч вспорол обшивку человекообразного «Дервиша». Голубая стрела слизнула все оставшееся на его правой «руке» вооружение, уничтожив средней мощности лазер и установку для запуска ракет ближнего боя. Потеряв равновесие, «Дервиш» тоже упал, но затем поднялся, другой боевой робот противника начал поливать его огнем своих лазеров.
   Нельсон переключил изображение голографического дисплея с видимого света на инфракрасный. Компьютер выделил из общей картины всего поля боя дугу, находящуюся прямо перед ним. Он ожидал увидеть, что красный «Рыцарь» противника будет сверкать на ней, как маяк в ночи, но вражеский боевой робот излучал очень мало тепловой энергии – и это после двух выстрелов протонного излучателя! Этот боевой робот, должно быть, добела раскален!
   То, что тепловое излучение второго робота противника оказалось очень небольшим, заставило Нельсона испугаться по-настоящему. За те три столетия, что кланы жили отдельно от населения Внутренней Сферы, их военная технология шагнула очень далеко от той, которую знали и которой пользовались во Внутренней Сфере.
   У кланов было лучшее оружие, разработаны более совершенные поглотители тепла, позволяющие им использовать оружие большой мощности и быстрее охлаждать свои боевые роботы после выстрелов, чем это могут делать их аналоги из Внутренней Сферы. Это был именно тот технологический скачок, который позволял силам кланов одерживать верх над войсками Внутренней Сферы почти на любой планете, которую они намеревались атаковать.
   Нельсон установил золотистые нити перекрестия прицела на темные очертания алого «Рыцаря». Точка в его центре быстро замигала, подтверждая, что координаты цели обработаны системой наведения. Нельсон надавил на гашетку, встроенную в правый рычаг управления, посылая двадцать дальнобойных ракет одну за другой из пусковой установки, расположенной на правой «руке» своего боевого робота.
   Ракеты ударили в боевую машину бандитов. Крепкая броня треснула и разлетелась среди моря огня, корпус и левую «ногу» робота окутало взрывами. Дымящиеся пластины брони отваливались и падали на землю, но водитель смог провести свою машину сквозь огонь, как будто это была всего-навсего грозовая буря.
   Нельсон покивал самому себе, признавая все мастерство противника, который мог стрелять сразу из двух орудий и удерживать боевой робот от падения после прямого попадания. Тем временем мигающий огонек на панели управления говорил Нельсону о том, что на своего красного двойника он истратил последние дальнобойные ракеты. Все, что у меня осталось, – это оружие ближнего боя!
   – Паук, прими командование на себя. Выводи всех, кого только можешь. Уходите! – Он взглянул на свою левую руку и сжал штурвал. – Я задержу их.
   – Не делай глупостей, командир.
   – Это приказ, Паук, – Нельсон начал спускаться вниз по склону холма навстречу красному боевому роботу. – Между прочим, если эти бандиты действительно представляют угрозу, неужели ты думаешь, что кто-либо пошлет против них однорукого командующего?
   Не ожидая ответа Паука, Нельсон включил связь на передачу в широком диапазоне и послал бандитам сообщение:
   – Я командующий Нельсон Гейст из первого военного резерва Кейстоуна.
   Красный «Рыцарь» остановился и поднял оба своих протонных излучателя в приветствии.
   – А я Красный Корсар. Твое войско внушает только жалость.
   – Тогда пожалей их. – Нельсон старался удерживать в перекрестии прицела «Рыцаря» Корсара в то время, пока его боевой робот обходил обгорелые останки «Дервиша». – У них однорукий командир и списанное оборудование. Они не могут быть достойными противниками для таких, как ты.
   – Что ты можешь обо мне знать?
   – Это же очевидно, что ты воин. – В голове Нельсона начала складываться единая картинка. После Токкайдской битвы, в которой кланы потерпели поражение и вынуждены были принять перемирие с Ком-Старом на пятнадцать лет, появились слухи, что некоторые воины кланов отреклись от них. Еще говорили, что другие воины восстали и отвергли соглашение о перемирии, устраивая мелкие стычки внутри кланов. Третьи же, став изгоями, взяли свое имущество и оборудование и занялись разбоем. Так как Кейстоун расположен очень близко к оккупационной зоне Клана Кречета, то он стал удобной целью для набегов некоторых бандитов, но, однако, до сих пор сил воинов Робинсона было вполне достаточно, чтобы справиться с ними. Даже когда одновременно приземлялись две группы разбойников, дело обычно не доходило до вызова резервистов.
   Нельсон продолжал вести свой боевой робот по направлению к бандитам, с каждым шагом сокращая расстояние, отделяющее его от Красного Корсара. Войска приостановили погоню, ожидая какого-либо знака или сигнала. Нельсон знал, что каждый шаг, приближающий его к врагу, а может быть, и к смерти, позволит его воинам сделать такой же шаг, но только к спасению.
   – Я предполагаю, судя по вашему голосу, что когда-то вы принадлежали к клану.
   – Я не знаю твоего имени, командующий. А должна ли я его знать? – Она произнесла вопрос почти как приказ, но в ее интонации угадывался и намек на любопытство.
   – Сомневаюсь. Я потерял руку в битве с Кланом Кречета на Вотане. – Предположив, что боевой робот Красного Корсара оснащен стандартно для кланов, Нельсон понял: потребуется несколько залпов из тяжелых орудий, чтобы пробить его броню. И это возможно только с расстояния для прицельной стрельбы. – Мой сын, Джон Гейст, погиб на Тениенте на службе у Мстителей.
   – Мстители! – Резкий взрыв грубого хохота вырвался из наушников, встроенных в нейрошлем Нельсона. – Клан Рыси был сильно опозорен, когда Мстители освободили Хосиро Куриту. Твой сын погиб в славной битве.
   В это время дальномер на контрольной панели Нельсона показал, что его боевой робот уже приблизился к машине Красного Корсара на достаточное расстояние.
   – Да, в славной. В такой же, когда вы были разбиты на Токкайдо.
   Нельсон направил своего «Рыцаря» по касательной, затем развернул его туловище с таким расчетом, чтобы оружие было направлено на боевой робот Красного Корсара. Он нажал гашетку, встроенную в штурвал, выпустив ракеты ближнего радиуса действия по «Рыцарю». Ракеты вылетели из левой части корпуса его робота и по спирали полетели к «Рыцарю» Красного Корсара. Огненный смерч разрывов окутал ее машину, сдирая броню с «груди» и «рук» робота, а затем ударив в его левую «ногу».
   Волна жара окатила Нельсона, когда средней мощности лазеры метнули свои энергетические стрелы в красную машину противника. Один из лучей срезал огромные куски брони с левой «ноги», еще больше расширив пробоину от попадания ракет. Расплавленная броня стала вытекать из дыры в корпусе боевого робота и из глубоких трещин в обеих «руках».
   Взглянув на второй монитор, Нельсон увидел, что он потерпел неудачу в попытке пробить толстую броню «Рыцаря». Показания тепловых датчиков его боевого робота подскочили до желтых отметок, но поглотители тепла сработали хорошо, быстро вернув их в нормальное состояние. Он направил машину прямо на Красного Корсара, нацеливая свое оружие, в то время как противник тоже направил оружие своего боевого робота прямо на него.
   Двойные протонные лучи вырвались из похожих на пистолеты орудий, закрепленных в каждой «руке» красного «Рыцаря». Один луч прошел мимо, но зато второй произвел ужасающие разрушения. Искусственная молния, треща статическим электричеством в наушниках Нельсона, содрала броню с левой стороны «груди» его боевого робота. Когда вспомогательный монитор показал, что с левой стороны машины защита ослаблена на пятьдесят пять процентов, Нельсон уже знал, что один ее выстрел нанес гораздо больше повреждений его боевому роботу, чем он всеми своими выстрелами – ее машине.
   В этот момент Нельсон заметил, что короткий ствол орудия Красного Корсара смотрит прямо в «живот» его «Ястреба». Ствол плюнул облаком зеленых энергетических стрел, которые прошили левую «ногу» боевого робота. Мощный импульсный лазер оставил на броне большие дымящиеся дыры, но все-таки она выдержала, защитив внутренности машины от более серьезных повреждений.
   Когда левая «нога» робота закачалась, Нельсону пришлось бороться как с гравитацией, так и с изменившимся весом боевого робота, чтобы удержать его в вертикальном положении. Стараясь щадить поврежденную «ногу», он повернулся вправо и поменял оружие. Еще шесть ракет было выпущено, но только четыре из них достигли цели. У красной машины искрошилась броня, покрывающая левую «руку», левую половину «груди» и правую «ногу», но по-прежнему нигде не было видно никаких серьезных пробоин.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация