А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спящее золото. Книга 1: Сокровища Севера" (страница 18)

   Сейчас Рагна-Гейда жестоко каялась в прежнем легкомыслии: вопрос «что делать?» нужно было задать себе и ему давным-давно. А она, которую все считали такой разумной, просто закрывала глаза и не смотрела в будущее. Они с Вигмаром были слишком счастливы, договорившись наконец между собой, и не хотели даже думать о том, как договориться с другими. А об этом очень даже стоило подумать! Сватается другой, и все их неверное счастье исчезает стремительно и неотвратимо, как роса под солнцем. Порядок, освященный богами и предками, идет своим путем и не смотрит под ноги; неудержимая волна накрывает двух маленьких безумцев, желающих жить по-иному, и даже пены на воде не останется от их мечтаний. А что сможет она одна, девушка против родичей, богов и даже собственной совести?
   Терзаемая лихорадочным волнением, Рагна-Гейда едва заметила, как шагнула вслед за отцом внутрь священного круга. Шум толпы отдалился, она ступала по плотно утоптанной, серой и твердой земле, принадлежащей богам. Гранитные валуны в два человеческих роста высились вокруг зоркой стражей, вересковая равнина с осиновыми перелесками вдали растаяла в надвигающихся сумерках, словно осталась в другом мире. Рагна-Гейда вздрогнула, вдруг очнувшись и ощутив на себе сотни тяжелых взглядов. Боги, духи, все прежние поколения взглянули на нее с серой зернистой поверхности валунов, и она невольно сжалась. Показалось, что вот-вот ее тайна станет известна людям, как известна она Отцу Богов, которому открыты поступки каждого из людей и тайная суть всех вещей.
   Гро-Орм тем временем подвел жирного черного барана к жертвеннику, где уже лежал старинный бронзовый нож с рунами на рукоятке и на клинке. Расположившиеся полукругом у него за спиной, Стролинги затаили дыхание. Жрец поднял руки вверх и протяжно запел, обращаясь к идолу Одина:

Просим о милости Павших Властителя,
К Отцу Колдовства воссылаем мольбы,
К тому, что дарует нам ум и богатства
И в битве победу дает над врагом!

   Кольбьерн взял барана за голову, Сэг-Гельмир – за ноги, и вдвоем они опрокинули животное на жертвенник. Гро-Орм одним привычным ударом перерезал горло и вслед за тем рассек брюхо, открыв внутренности, по трепету которых знающие люди читают волю богов. Выпрямившись, жрец снова запел:

Вот пред тобою кровавая жертва,
Открой нам наш жребий, о Слейпнира Всадник:
Отдать ли Кольбьерну за Модвида деву,
Иль доля другая назначена юной?

   Жрец умолк, но последние отзвуки его голоса еще бились о вершины священных камней; люди замерли, слухом души напряженно ловя ответ божества. Гро-Орм нагнулся к барану.
   Словно чья-то железная рука стиснула сердце Рагны-Гейды: в один миг она увидела всю свою прошедшую жизнь, все свои нынешние мечты и опасения. Жажда счастья вскипела отчаянной волной; каждый миг казался последним в жизни, надежда мешалась с отчаянием. Она не хотела, не могла мириться с ненавистным жребием; норны, боги или люди должны ей помочь! Хоть кто-нибудь!
   И какая-то сила, побуждение из самой глубины души толкнуло ее вперед; застывшим взором глядя в кровавое брюхо барана, Рагна-Гейда вдруг заговорила.
   – Внимайте словам… – произнесла она, судорожно вздохнула, словно ей не хватало воздуха. Голос ее звучал безжизненно и хрипло, родичам он показался незнакомым, новым, как будто говорила не она, а чья-то иная воля внутри нее. Судорога ужаса мелькнула в лице Рагны-Гейды, ресницы трепетали, в глазах отражалось мучение. Что-то толкало ее, и она произносила одно слово за другим, словно шаг за шагом ступая по пламенному мосту Биврест: каждый шаг грозит смертью, но остановиться – еще хуже.

Внимайте словам, о Аскра потомки! —

   говорила она, задыхаясь, всем телом устремившись вперед, к идолу Одина, –

Ничто не сокрыто от взора Властителя!
Явилось мне диво: порою ночною
Бьется с живыми подложный мертвец!


Тот, кто спускался в жилище подземное,
Мало добычи унес от кургана;
Жаркое золото взял боязливый
Низким обманом… Понятна ли речь моя?

   Последние слова Рагна-Гейда произнесла хриплым шепотом, как будто невольное прорицание истощило все ее силы. Окончив, она еще несколько мгновений не отрывала взгляда от жертвы, а потом закрыла лицо руками. Родичи, Сэг-Гельмир и Модвид смотрели на нее с ужасом, потрясенные услышанным, а она ждала, что вот сейчас Один поразит ее молнией или Тор ударит огненным молотом. Вот-вот сейчас разверзнется земля и она провалится прямо в ледяной поток, стремящийся к пасти дракона Нидхегга*. Родичей она уже обманула – так не хочет ли безумная обмануть и богов? Рагна-Гейда почти считала себя мертвой, и надежду ей давало лишь удивление: как она смогла на такое решиться? Собственная дерзость казалась ей настолько невероятной, что невольно приходила мысль: нет, это невозможно, боги подсказали ей эти слова! Но в самом дальнем, самом укромном уголке разума жило упрямое: нет. Боги тут ни при чем.
   – О чем… о чем она говорила? – первым подал голос Сэг-Гельмир, глядя то на Стролингов, то на Модвида.
   – Это не она. Сам Отец Ратей говорит ее устами! – пробормотал Гро-Орм. Жрец ощущал некую растерянность: почему на сей раз Один не его устами изъявил свою волю? Разве он, Гро-Орм, чем-то прогневал Отца Колдовства?
   Модвид побледнел, на лбу его выступили крупные капли пота. Холодная змейка ползла по спине под рубахой; нужно было сейчас же взять себя в руки и ответить хоть что-нибудь, но слов не находилось, язык не повиновался. Что можно возразить? Можно обмануть людей, но не Всеотца, чей единственный глаз ясно видит в ночной тьме и проникает на самое дно человеческой души.
   – Она говорит… Я знаю, о чем она говорит! – крикнул Скъельд, от потрясения забывший, что сначала надо бы послушать мнение старших. – Я давно об этом думал! На нас возле кургана напали какие-то люди! Мы думали, что это мертвец, но их было больше одного! Это был ты, Модвид! Сам Отец Ратей указал на тебя!
   – Эта пряжка – она из нашего мешка! – подал голос и Гейр. После заступничества самого Одина ему было нечего стыдиться своих подозрений.
   Все взглянули на пряжку на груди Модвида, и тот с невольной поспешностью накрыл ее ладонью, как бы защищаясь. Под десятком изумленных и гневных взглядов Модвид снова стал самим собой: когда дело прояснялось и начинало пахнуть кровью, возвращались и силы, и уверенность.
   – Уж не хотите ли вы отнять у меня эту пряжку, раз она ваша? – с вызовом спросил он, оглядывая лица Стролингов, и невесело усмехнулся. Будто хотел показать крепкие зубы и предупредить, что будет кусаться. Рука с пряжки соскользнула вниз – к рукояти меча. – Попробуйте возьмите!
   – Да уж конечно, у нас это получится не хуже, чем вышло у тебя! – крикнул Кольбьерн. Лицо его из удивленного стало жестким, хельд шагнул к Модвиду. – Только мы не так трусливы, чтобы прятаться под пустым оленьим черепом! Ты сам натянул на себя шкуру мертвеца, и скоро убедишься, как она тебе пристала!
   – Остановись, Кольбьерн! – Гро-Орм шагнул вперед и встал перед Стролингами, спиной загородив от них Модвида. – Отец Ратей открыл нам истину, но не требовал человеческой жертвы! Здесь, на земле богов, ты можешь вызвать твоего врага на поединок. А ты, Модвид сын Сэорма, можешь снять с себя обвинение.
   – Я не буду ничего с себя снимать! – с упрямой издевкой ответил Модвид, выглядывая из-за плеча высокого жреца, чтобы держать в поле зрения всех противников. – Чтобы владеть богатством, нужно не только взять его, но и удержать!
   – Только трус нападает так, как ты напал на нас! – горячо воскликнул Скъельд, надеясь все-таки раздразнить Модвида и подтолкнуть к поединку.
   – А вы бежали от меня, как трусы! И кричали, как дети, увидавшие тролля в темном углу, – с вызывающей насмешкой отвечал Модвид. Он не снимал руки с рукояти меча и напряженно каждое мгновение ждал выпада. – Любопытно было бы расспросить ваших женщин, не в мокрых ли штанах вы приехали домой?
   – Ах ты, сын козла и троллихи! – взревел Кольбьерн, но Хальм крепко держал брата за руки, не давая броситься вперед.
   – Не сейчас! – сурово отрезал он. – Мы не принесли жертв и не попросили благословения для поединка.
   – Дождемся хевдинга, – с неприкрытым злорадством поддержал родича Эггбранд. – Пусть он будет свидетелем… только вместо нашей сестры Модвид обручится с самой Хель!
   – Я не буду дожидаться хевдинга! – сказал Модвид, в упор глядя на Эггбранда. – Все равно я не поеду с вами на Острый мыс: не очень-то вы надежные спутники, если вчетвером бегаете от четверых! По волосам и гребень, и едва ли хевдинг окажется лучше своей дружины.
   Не слушая ответов, Модвид пошел прочь из круга серых камней, за ним зашагали его родичи. Стролинги смотрели им вслед. Возле самых ворот святилища Модвид обернулся.
   – Не знаю, кто из вас обручится в скором времени с Хель, – сказал он и уколол взглядом Эггбранда. – Но я возьму в жены ту, которую выбрал, даже если все ваши мертвецы встанут из могил, чтобы мне помешать.
   Модвид ушел к своей землянке, а Стролинги все стояли перед жертвенником, как будто не решались покинуть священное место, где внезапно узнали и сделали так много. Много больше, чем собирались.
   Рагна-Гейда была потрясена, пожалуй, больше всех. Успокаиваясь, она все яснее осознавала, что сама выдумала «прорицание вельвы».[31] Породившее его чувство походило на вдохновение, помогавшее быстро и складно придумывать стихи; только этот душевный порыв был сильнее, острее, отчаяннее всех предыдущих.
   Как вовремя не ум, но душа ее вспомнила слова Сэг-Гельмира о том, что каждый сам выращивает свою судьбу! Этот благословенный росток, на котором так быстро вызрела ссора Стролингов с Модвидом и отказ в его сватовстве, был взращен ее собственной рукой. И боги не наказали обманщицу! Ни мать, ни сам Гро-Орм не сумели отличить правду от лжи! И пусть Модвид теперь грозит чем хочет.
   И вдруг она увидела Вигмара. Он стоял в первом ряду толпы, меж двух серых валунов, похожий на тролля в каменных вратах. Скрестив руки на груди, он смотрел прямо на Рагну-Гейду, и его взгляд показался даже веселым. Вигмар как будто знал, что не Один, а сама «прорицательница» разоблачила Модвида, и одобрял ее смелость. Да, если про кого и можно сказать, что он сам выращивает свою судьбу, так это про Вигмара сына Хроара. Он понимает в этом толк.

   Под вечер измученная Рагна-Гейда почти жалела и о том, что поехала на жертвоприношение в Гранитный Круг, и о том, что это жертвоприношение было назначено, и даже почти о том, что вообще родилась на свет. Надежды повидаться с Вигмаром уже казались глупыми. Как тут можно обменяться хоть словом, если она ни на мгновение не остается одна, если вокруг, задевая плечами и локтями, то и дело хватая за рукав, толкутся родичи, челядь, гости, Фригг знает какой знакомый и незнакомый народ. И некуда спрятаться на тесном пространстве долины, где между землянками бродит и сидит на бревнах, кажется, все взрослое население округи и даже часть детей. Уж скорее бы все это кончилось! Дома, на покое, скорее можно изыскать средство скрыться от бдительных глаз. И к концу первого дня осенних жертвоприношений Рагна-Гейда так же нетерпеливо мечтала об отъезде домой, как еще вчера мечтала о приезде к святилищу.
   В конце ужина к ней протолкался мальчишка лет двенадцати.
   – А я сочинил для тебя стих! – заявил он, вытянувшись перед Рагной-Гейдой.
   Она вгляделась в подвижную мордочку мальчишки и узнала Арне, младшего сына Грима Опушки. Лицо подростка ходило ходуном от сдерживаемого смеха, и он старательно делал Рагне-Гейде какие-то знаки глазами. Его распирала важная тайна, но Рагна-Гейда так устала и переволновалась, что не хватало сил даже на любопытство.
   – Ты сочинил стих? – морща брови, повторила она. – Какой?
   – А вот слушай! – радостно объявил мальчишка и проговорил, понизив голос, подражая песне мертвеца из могилы:

Племя лесное у каменных врат
В темную полночь мудрости ищет!

   «Ну и что?» – хотела спросить Рагна-Гейда. Но «сочинитель» с восторженной многозначительностью двинул бровями, как будто намекая на известную им двоим важную тайну, и Рагна-Гейда сообразила. Этот стих Арне сын Грима только передал, а не придумал. Не так уж давно она сама позвала Вигмара на свидание при помощи этой же уловки. Мудрость – это она сама, Рагна-Гейда.[32] Племя лесное – это Вигмар Лисица. И у каменных ворот святилища он будет ждать ее в полночь! Неизвестно, понял ли Арне смысл произнесенного стиха, но Рагна-Гейда поняла и обрадовалась. На душе стало легче: Вигмар подставил плечо под ее груз.
   К полуночи ужин в землянке Стролингов еще продолжался: мужчины по-прежнему сидели за столами, неутомимо поедая уже второго барана, пили пиво, пели нестройными голосами боевые песни, старики вспоминали победы, одержанные в прежние годы над глупыми и заносчивыми фьяллями, а заодно и над другими врагами, молодые обещали при случае проявить себя не хуже. Но женщины уже спали, лишь одна-две зевавших служанки ходили вокруг низких столов с ковшами пива. Никто не обратил внимания на то, как притворно сонная Рагна-Гейда вышла из-за занавески, где спала фру Арнхильд, и неслышно скользнула за дверь. Мало ли зачем понадобится человеку среди ночи выйти?
   Прикрыв за собой дверь, Рагна-Гейда стряхнула напускную сонливость и немного постояла, прислушиваясь. После дымного сумрака землянки снаружи казалось холодно, но свежо, небо оставалось ясным. Громады каменных столпов святилища были не видны, но Рагне-Гейде казалось, что их холодное дыхание гладит ветерком ее щеки.
   Неслышно ступая по стылой земле, беглянка торопливо направилась к святилищу. Еще в прошлом году она обмирала бы от страха при мысли, что идет к священному месту в полночь, в пору разгула злобных духов. Хорошо пугать маленьких детей троллями и темными альвами, когда сидишь в теплом доме, а ночью возле священных камней и взрослой девушке нетрудно вообразить: вот сейчас из-под земли выскочит темная фигурка ростом едва по пояс тебе, но вцепится в ноги с неодолимой силой, скрипуче рассмеется и потащит за собой под землю, в пещеры, куда не проникает луч солнца… Но Рагна-Гейда не думала об этом. Ее заботило одно: как бы кого не встретить! Что, спрашивается, знатной девушке, дочери Кольбьерна хельда, делать среди ночи возле святилища? Уже завтра начнут рассказывать, что видели ее едущей на волке со змеями вместо поводий![33] Особенно после сегодняшнего «пророчества»! Да ладно, пусть бы рассказывали так. Гораздо хуже, если кто-нибудь увидит ее в объятиях Вигмара сына Хроара. Вот тогда…
   Темная фигура неслышно отделилась от высокого валуна – именно так выходят на землю каменные тролли. Но Рагна-Гейда даже не вздрогнула: она сразу узнала Вигмара. В темноте нельзя было разглядеть лицо или фигуру, но хватало того теплого восторженного чувства, которое охватывало ее рядом с ним. Не говоря ни слова, Вигмар схватил девушку за руку и потянул за собой, в промежуток между стоячими камнями.
   – Куда ты?.. – шепнула Рагна-Гейда, но продолжать не стала: они уже оказались за чертой камней, то есть внутри святилища.
   – Здесь нас никто не увидит, – усмехнувшись шепотом, ответил Вигмар. – Разве что какой-нибудь пьяный тролль.
   С этими словами он потянул ее к себе, и Рагна-Гейда только для порядка успела спросить:
   – Почему пьяный?
   – А ты видела здесь хоть кого-нибудь трезвого? – весело шепнул Вигмар в самое ухо, обнимая ее. – Или человека, или тролля?
   – Если ты так хотел меня видеть, то мог бы назначить время и пораньше! – сказала Рагна-Гейда чуть погодя. – Зачем было ждать до самой полуночи – ведь стемнело давным-давно! Я все время думала о тебе! Я так много хотела тебе сказать! Ты не знаешь, как я измучилась!
   – Я очень рад, что ты измучилась! – ласково ответил Вигмар. – Я ведь только об этом и просил тебя – чтобы ты всегда думала обо мне!
   – Это я обещала тебе давным-давно! – горячо отвечала она. – Еще там, у того камня.
   – Это верно! Но ведь Высокий говорил: женское сердце слеплено на колесе! Оно легко забывает…
   – Молчи! – Рагна-Гейда сердито закрыла ему рот ладонью. Вигмар накрыл ее руку своей и прижал к губам. – Ты мог сегодня убедиться, как я думаю о тебе! – закончила она, вспомнив о «пророчестве».
   – Да, я все видел, – серьезно ответил Вигмар. – И я тоже думал о тебе. Потому и не мог прийти раньше.
   – Как же так?
   – А вот так. Я был у Кетиля Ржанки.
   – Зачем он тебе? – возмутилась Рагна-Гейда, не понимая, каким образом мысли о ней могут привести Вигмара к одному из богатых окрестных бондов.
   – А вот зачем. Я весь вечер вел с ним учтивую беседу… Можешь смеяться, но я в самом деле был так учтив, что два-три тролля в Медном Лесу умерли от удивления! И все намекал ему на одно обстоятельство. На то, что если один из его сыновей посватается к Эльдис и согласится жить у нас в усадьбе, то после смерти моего отца весь Серый Кабан достанется им.
   – Ну и что?
   – Ну и то! – наставительно, как ребенку, пояснил Вигмар. – Я же не могу уехать Ньерд знает куда и не вернуться, оставив усадьбу, отца и Эльдис безо всякой помощи и поддержки.
   – Уехать… – тихо повторила Рагна-Гейда. Это было то самое, единственное возможное решение, и она понимала его неизбежность, но все же не могла пока свыкнуться.
   – Ну, да, – так же тихо отозвался Вигмар. Он стыдился в душе, что не может предложить ей ничего лучше. Не такой участи заслуживала прекраснейшая из известных ему женщин, благородная, умная, нежная, отважная. Но разве он виноват? Их судьбу определили не самые добрые норны. – Ты же понимаешь… Если я к тебе посватаюсь, меня ждет участь тех глупых великанов, которые в разное время сватались к Фрейе. То есть молотом по голове. А ждать, пока «горе забудется, Бальдр возвратится» не имеет смысла. Ты сама сегодня увидела, что будет, если ждать и ничего не делать.
   – Да, – еле слышно выдохнула Рагна-Гейда.
   Словно стараясь смягчить беду, она снова потянулась к Вигмару и снова обняла. Так Аскр и Эмбла когда-то стояли лицом к лицу с пустым миром соленых камней, в котором были единственными людьми. Рагна-Гейда хорошо понимала: Модвиду Весло отказали, но завтра явится Модвид Парус или Модвид Штевень, и когда-нибудь родичи ее просватают. Не за Вигмара. За кого угодно, но только не за него.
   – Значит, нам придется бежать, – продолжал Вигмар. Прижав голову Рагны-Гейды к своему плечу, он шептал ей в самое ухо: – У меня есть еще кое-что из того золота – не все успело уйти обратно в землю. Мы поедем к раудам. Я знаю там одного человека. И он мой должник. Он поможет нам найти и купить хорошую усадьбу, даст людей на первое время, пока я подберу подходящих… и поможет спрятаться, если будут искать…
   Рагна-Гейда тяжко вздохнула, словно пыталась одним вздохом выбросить из груди казнящие сомнения, сожаления. Для нее это решение означало вечную разлуку с матерью и братьями, может быть, проклятие отца… Но она не возразила. Дом женщины там, где ее избранник.
   – И что он ответил? – спросила она, имея в виду Кетиля Ржанку.
   – Обещал дать ответ после того, как все вернутся с Острого мыса. Он так удивился, когда сообразил, что Эльдис уже невеста… Я и сам, признаться, не так давно это понял. Все считал ее маленькой, а на том пиру – помнишь, у вас? – заметил, как на нее пару раз посмотрел Гейр… Ну, как на девушку. Ее уже можно сватать.
   – А тебе не приходило в голову, что она тоже может иметь на этот счет свое мнение? – стараясь усмехнуться, спросила Рагна-Гейда. – Может, ей не очень-то по сердцу сыновья Кетиля Ржанки?
   – Я очень надеюсь, что у нее нет своего мнения на этот счет! – благоговейно, словно молитву доброму богу, произнес Вигмар. – Она сделает все так, как я скажу. Не все же девушки такие… такие решительные, как ты! – Вигмар на миг прижался губами ко лбу Рагны-Гейды и продолжал: – Я не думаю, чтобы Кетиль отказался. Не очень приятно брать в род неведомо чью дочь, но когда у бонда пятеро сыновей, ему не приходится привередничать. Есть приданое – и ладно.
   – Значит…
   – Значит, не позже Середины Зимы. Ты только постарайся, чтобы до тех пор… Ну, притворись больной…
   – Да, да! – поспешно, с решимостью отчаяния ответила Рагна-Гейда. – Я что-нибудь придумаю. Что мне стоит? Будет нужно – я устрою еще одно «пророчество». «Внимайте словам моим, боги и смертные!» – воскликнула она, подражая вещей вельве, но голос ее прозвучал не величественно, а с болезненной тоской. Тяжело дается разрыв с родней, с обычаем и совестью – тем, у кого есть обычаи и совесть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация