А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спящее золото. Книга 1: Сокровища Севера" (страница 17)

   – Хродмар! – Увидев в дверях своего любимца, Торбранд конунг встал с места и сделал несколько торопливых шагов вперед. Набитая людьми душная гридница казалась ему пустой, если в ней не было Хродмара сына Кари. – Где ты пропадал так долго? Тут некоторые люди уже подумали, что ты собрал свое собственное войско и пошел на Квиттинг без нас.
   Хродмар бросил взгляд на Кольбейна ярла и его сына Асвальда – тот ехидно сощурил свои зеленые глаза. Не требуется уточнять, кто именно так подумал.
   – Тем, кто об этом беспокоится, нужно было не сидеть возле очага, а поехать в другую сторону и тоже собрать свое собственное войско, – с подчеркнуто небрежным презрением ответил Хродмар. – Мы объехали четырнадцать усадеб и дворов. Завтра все их хозяева будут здесь, конунг.
   – Я рад это слышать. И не менее я рад, что ты наконец вернулся. Пойдем, расскажешь мне подробно.
   Положив руку на плечо Хродмару, Торбранд увел его к своему месту и усадил рядом.
   – Всех, кого я встретил, ты увидишь сегодня сам, – негромко заговорил Хродмар. – А я хочу спросить: ты не забыл, о чем я тебя предупреждал?
   – Нет, я не забыл, – ответил Торбранд и наклонился к столу в поисках новой соломинки взамен окончательно изжеванной. Вставив ее в угол рта, он продолжал: – За ним присматривали. Ты был прав. Вчера вечером к нему опять подходили какие-то бонды и беседовали вполголоса.
   – Это уже в третий раз, не меньше! – негромко, но возмущенно ответил Хродмар. – Я не ясновидец, но самый глупый великан догадается, о чем у них может идти речь. Бонды не хотят бросать свои свиные корыта, а Эрнольв – твой родич. Надо полагать, он знает, как его дед с бабкой хотели захватить власть твоего отца.
   – Но он также знает, чем это кончилось, – без лишнего волнения ответил Торбранд. – Ему ничего не сделать с этим пастушеским войском. Мои люди меня не предадут, а его собственных людей здесь всего восемь человек. Остальные остались в Пологом Холме.
   – А там…
   – А там и в Ясеневом Дворе тоже не пусто. И твой отец, я думаю, не дремлет.
   – Надо полагать, да. – Хродмар наконец усмехнулся. В бдительности и верности его отца, Кари ярла, сомневаться было глупо.
   – Ну, вот… – Торбранд повел соломинкой, как будто разом разрешив все вопросы. – Мне нечего бояться. Надо полагать?
   Конунг насмешливо покосился на Хродмара, ожидая в ответ привычное «да». Хродмар улыбнулся: конунг любил поддразнивать неизменным присловьем.
   – Но так не может продолжаться, – Хродмар снова стал серьезным. – Я не хочу, чтобы эти свинопасы и дальше на каждой усадьбе бегали к нему шептаться по углам. Нужно заставить его быть на нашей стороне или… или вовсе убрать с глаз.
   – Я подумал и об этом. – Торбранд кивнул и опять вставил соломинку в рот. – Он упрям, он молчит, но думает по-своему. Я знаю, как убрать его с глаз, но так, что он будет приносить нам пользу.
   – Надо полагать, это очень хорошая мысль, если она осуществима.
   – Вполне. Скажи мне, Дважды Славный,[28] что мы будем делать, когда войско окажется собрано?
   Хродмар с удивлением посмотрел на конунга, не понимая, какого ответа он ждет.
   – Что-то я не пойму тебя, о Пламень Губителя Турсов.[29] А какие есть возможности? Распустим по домам? Побросаем в море? Засолим в сельдяной бочке?
   – Нет, мы поведем его на квиттов, – спокойно и деловито пояснил Торбранд. – Но каким путем? Мы ведь не собирались больше плыть по морю. Хватит поживы с этого чудовища. Мы пойдем по суше, если уж на море удача квиттов оказалась сильнее нашей. А на суше, как ты помнишь, у нас нет с квиттами общих границ. Между нами лежат земли раудов.
   – Ну, в этом едва ли кроется большая трудность. Едва ли Бьяртмар конунг позабыл, что твоя мать, кюна Мальвейг, была его сестрой. Бьяртмар пропустит нас через свои земли. И надо полагать, среди «рыжих»[30] найдутся желающие присоединиться к нам.
   – Надо полагать, да, – без улыбки, незаметно для самого себя повторил Торбранд. – Но мне хотелось бы знать, много ли будет этих желающих и не возглавит ли их, например, Ульвхедин ярл? Или Ингимунд Рысь?
   – Фру Ульврун не упустит случая погнать мужа в поход, – почтительно усмехнулся Хродмар. – Рауды ведь думают, что любая дочь конунга обязательно должна быть валькирией.
   – У каждого племени свои предания, – отмахнулся Торбранд. – Так вот, я думаю, что будет нелишним послать к раудам верного человека поговорить обо всем об этом. Но не тебя. Ты мне нужен здесь. Кари ярл мне нужен в Аскефьорде, Модольв ярл слишком добродушен и не умеет быть настойчивым… Не обижайся за любимого родича, храбрость в битве и настойчивость в споре – разные вещи. Кольбейн ярл хорошо поет, но ума у него маловато, а его сын умен, но слишком ядовит – он там всех настроит против себя. Так что лучше всего поехать Эрнольву.
   Хродмар ответил немым взглядом изумления.
   – Ты же говорил, что пошлешь верного человека? – наконец выговорил он. – При чем здесь Эрнольв и вообще усадьба Пологий Холм?
   – А чем тебе не нравится Эрнольв? – Торбранд развеселился, как от хорошей шутки. – Он знатного рода, все будут слушать его с уважением. Он умен, учтив, дружелюбен. Не слишком хорош собой, правда, но я ведь не свататься его посылаю. Беспокоится, достаточно ли мы готовы к такой большой войне – так пусть постарается всемерно увеличить наши силы и привлечь раудов на помощь. И он может быть настойчивым. Мы с тобой уже в этом убедились, верно?
   Хродмар помолчал. Он видел, что Торбранд не шутит, а значит, у того есть в запасе еще какое-то важное соображение.
   – И повод для поездки есть отличный, – продолжал конунг. – Моя воспитанница… То есть воспитанница Хравна и моя родственница Ингирид уже подросла и годится в жены.
   – Вот уж это верно! – отвлекаясь, насмешливо и немного презрительно фыркнул в ответ Хродмар.
   Пока он был самым красивым парнем в Аскефьорде, Ингирид не раз пыталась с ним заигрывать. И болезнь своевременно избавила его от домогательств как раз в то время, когда все другие женщины, кроме единственной, желанной и недоступной, стали Хродмару не нужны.
   – А по нашему уговору выдавать ее замуж должен сам Бьяртмар конунг. Вот пусть Эрнольв и везет ее к отцу. А заодно…
   – А ты уверен, что он тебя не предаст?
   – Уверен, – твердо, уже без улыбки ответил конунг. – Он не сможет предать меня среди людей, которые в родстве со мной, но не с ним. Он умен, честолюбив по-своему, но кроме ума у него есть еще и сердце, и оно влечет его в Аскефьорд. Тебе разъяснить, насколько это важно, или ты сам понимаешь?
   Торбранд хотел заглянуть в глаза своему любимцу, но Хродмар отвернулся. Он носил в сердце открытую рану и даже конунгу, лучшему своему другу, не позволял к ней прикасаться.
   – Так я прав? – мягко спросил Торбранд.
   И услышал в ответ именно то, на что рассчитывал:
   – Надо полагать, да.

   Глава 8

   Каждый год перед отъездом на осенний тинг Стролинги приносили жертвы. Усадьбу Оленья Роща отделял от святилища почти полный день пути; Стролинги выехали на заре и, постепенно обрастая попутчиками, незадолго до заката добрались до места.
   Святилище Гранитный Круг лежало в глубокой долине, и с перевала между двух пригорков взгляду открылось сразу все: и огромное кольцо, огражденное высокими серыми валунами, с жертвенником в самой сердцевине, и три деревянных идола – Один, Тор, Фрейр, и еще один каменный – Тюр Однорукий впереди тех трех.
   Снаружи растянулось еще одно кольцо, неровное и пестрое, составленное из землянок. Половина из них уже была покрыта, возле некоторых суетились люди, остальные еще зияли тенистыми провалами. Святилище Гранитный Круг служило местом сбора всех тех, кто хотел ехать на Острый мыс вместе со Стролингами, и здесь же родичи и друзья в последний раз пытались помирить тех, кто намеревался обратиться со своей тяжбой к самому конунгу на большом тинге всех квиттов. Здесь Квиттингский Север избирал нового хевдинга, так что постепенно осеннее жертвоприношение в святилище Гранитный Круг стало своеобразным малым тингом северной четверти, и всякий хельд, всякий бонд побогаче считал делом чести явиться сюда в лучших одеждах и со всеми людьми, каких только удавалось собрать.
   Меж землянок шевелились люди, ржали кони, но внутри гранитного круга царила тишина. Это была особая земля – земля богов. Всякий раз при виде ее в груди Рагны-Гейды теснились разом восторг и тревога, как будто через промежутки гранитных валунов она бросала взгляд в иной мир – мир богов и духов. Отряд спускался в долину, святилище становилось все ближе, сероватые глыбы камня надвигались; багровые отблески заходящего солнца мешали взглянуть выше, и оттого казалось, что валуны тянутся до самого неба. Возле них Рагне-Гейде всегда приходили на память строки из древних священных песен:

Жребий нарезан племени троллей:
В горные недра ввергли их боги;
Прочно закрыты от жгучего солнца
Тяжкие створы каменных врат…

   Просторная землянка Стролингов, покрытая старым сине-красным парусом, сразу бросалась в глаза: высланные вперед рабы успели ее подготовить. Пока мужчины ходили приветствовать Гро-Орма, здешнего жреца, фру Арнхильд с дочерью и служанками разложили огонь в очаге и принялись разбирать съестные припасы. Бык, приведенный из усадьбы, понуро стоял, привязанный позади землянки. Рабыни шепотом пересмеивались, с любопытством оглядывались на всякого проходящего – когда еще увидишь столько новых людей?
   Рагна-Гейда не отставала от них: то и дело находила предлог выскочить из землянки и поглядеть по сторонам. Она была уверена, что Вигмар уже где-то здесь, возле святилища, и ждала его появления каждый миг. Не так уж часто им выпадает случай свидеться, а теперь целый день, два дня – настоящий подарок судьбы! Целых два дня он будет где-то поблизости, и постоянное ожидание случайной или якобы случайной встречи делало Рагну-Гейду счастливой, будило радостную и беспокойную дрожь, от которой хотелось то прыгать, то петь, то хохотать. Ах, не так девушка из рода Старого Строля должна ждать встреч с мужчиной, избранным ею среди всех! Вдали от Вигмара Рагна-Гейда терзалась и тревожилась, чувствуя себя настоящей преступницей, но здесь угрызения совести отступили перед радостью и растворились в ней без остатка.
   Покончив с делами, Рагна-Гейда вышла постоять возле дверей. Здесь она застала Гейра и еще кое-кого из родни; поглядывая на проходящих, хозяева землянок кланялись, обменивались приветствиями, потом пересмеивались между собой – все как обычно.
   – Сдается мне, что Модвид не для богов и не для Гро-Орма так вырядился, – заметил Гейр. После истории с мертвым оборотнем он заметно повзрослел, стал внимательнее, осторожнее и даже проницательнее. – С чего бы это он напялил крашеную рубаху и синий плащ, в которых впору являться к самому конунгу?
   Проследив за его взглядом, Рагна-Гейда заметила Модвида Весло, шедшего во главе разряженной толпы прямо к землянке Стролингов.
   – Скоро про нашу округу скажут, что у нас самые нарядные щеголи на всем Квиттинге! – насмешливо заметила она. – Но вот скажут ли о нас, что мы самые доблестные – это еще вопрос.
   Модвид тем временем приблизился настолько, что мог поздороваться. С собой он привел своего воспитателя и нескольких родичей, разодетых в лучшее платье. Сам Модвид прибавил к роскошному наряду вышитую золотом повязку на лоб и своим самодовольным видом стал еще более противен Рагне-Гейде. «О гордый клен корабля! – ехидно сузив глаза и нарочито пристально рассматривая гостя, думала она, напрасно надеясь смутить его взглядом. – Как величаво расправил ты парус спины! И высоко вознес ты вершину волос, увитую… омытую слезами Фрейи!»
   Этот ядовитый кеннинг, обозначавший всего-навсего золотую повязку на лбу Модвида, так насмешил саму деву-скальда, что ей с трудом удалось сохранить лицо спокойным. Модвид успел увидеть лишь проблеск улыбки и решил, что наконец-то снискал одобрение самой завидной невесты в округе. Впрочем, он уже решился.
   – Ты так хороша, йомфру, что ради встречи с тобой уже стоит покинуть дом и съездить в Гранитный Круг! – сказал он, пристально глядя на Рагну-Гейду.
   Некоторые мужчины думают, что женщине приятны всякие льстивые слова. Увы: в устах неугодного они производят обратное действие и лишь увеличивают неприязнь.
   – Всякой девушке приятно побывать в таком людном месте! – с игривым смущением ответила Рагна-Гейда, опуская глаза и как-то нелепо приподнимая плечо, словно думая спрятать за ним лицо. На самом деле ей было нестерпимо смешно. – Посмотреть на таких доблестных людей… Послушать их рассказы…
   Кольбьерн и Фридмунд повели гостей внутрь землянки, и Рагна-Гейда наконец-то дала себе волю.
   – В этом плаще он похож на петуха! – восхищенно восклицала она. – О Фрейр багряного паруса плеч! А застежка-то как блестит! Сама Суль плачет от зависти! Наверное, это гораздо лучше всех ваших сокровищ!
   – Послушай! – страшным шепотом воскликнул Гейр и схватил сестру за руку. Рагна-Гейда прервала «хвалебную песнь» и улыбнулась: в недалеком еще детстве брат вот таким же образом сообщал ей, что видел тролля вон у того камня. – Послушай! Это наша застежка!
   – Как – наша?
   – Да это мы вытащили ее из-под земли!
   – Не может быть! – ответила Рагна-Гейда. Она не поняла, как это могло случиться.
   – Когда Скъельд набрал первый мешок и мы его вытащили, он был жутко тяжелый! – не слишком складно объяснил Гейр. – Я его нес к лошади и уронил. Потом стал собирать – там эта застежка сверху лежала. Я ее запомнил – никогда такого страшилища не видал. Видела, какой там узор? Вроде женщина, только вместо ног – змея, вместо рук – крылья, а на голове рога! Наверное, тоже великанша, дочь Локи! Похуже Хель! А он ее нацепил!
   – Да как же она к нему попала? – Рагна-Гейда все еще не понимала.
   – А тот мешок разрезал мертвец! Наверное, Модвид просто подобрал потом в долине.
   – Какой мертвец? Тот, что нападал на тебя или на Ярнира? Или на отца?
   – По-моему, это была лошадь Ярнира… – сообразил Гейр. – Какая разница? Он на нас кинулся одновременно.
   – Один – на четверых? – Рагна-Гейда вскинула брови в показном изумлении.
   – Ну, да. А что?
   Вместо ответа Рагна-Гейда постучала себя по лбу, с выразительным укором глядя на брата. Она и раньше догадывалась, что родилась самой сообразительной в семье, но надеялась, что хотя бы в таких важных случаях доблестные братья сделают над собой усилие.
   – Он – один! – принялась она втолковывать Гейру. – А вас – четверо. Четверо могут броситься на одного. Вы же на него не бросались?
   – Нет. Зачем нам? Мы что, дураки, по-твоему?
   – А один броситься на четверых не может. Вы же скакали в разные стороны? И никто из вас не бился с ним на пару, каждый был один?
   – Ну, да. Мы же рассказывали.
   – О богиня Фригг! Как же я тогда не сообразила! Раз мертвеца хватило на четверых, значит, его тоже было четыре!
   Нельзя сказать, что эта речь уважала законы родного языка, но до Гейра так лучше дошло. Четыре одинаковых мертвеца представились ему как наяву. Живые до жути, если так вообще может быть.
   – Но он же был один, – вымолвил Гейр, хмурясь и чувствуя, что вот-вот поймет.
   – Это Гаммаль-Хьерт был один! Ну, сообразил?
   Гейр мотнул головой.
   – Значит, с вами бился вовсе не Гаммаль-Хьерт! – победно докончила Рагна-Гейда. – Вы испугались Модвида! А он воспользовался вашим золотом!
   – Ты с ума сошла! – Гейр не поверил в подобную низость. – Он не мог так поступить!
   – Надо рассказать всем об этом!
   – Никто не поверит. Нас засмеют!
   – Ну, как хочешь. Пойдем послушаем, что он там поет о своей славе.

   Рагна-Гейда и Гейр тихонько проскользнули в землянку и пристроились возле самого входа.
   – Никто из смертных не знает, добрые или злые норны наделили его судьбой! – говорил в это время Агнар Сэг-Гельмир, один из самых уважаемых родичей Модвида – рослый, очень искусный в битве человек лет пятидесяти, из-за длинных темных волос и широкой бороды почти до пояса походивший на морского великана. Голос у него был звучный и громкий, за что он и получил свое прозвище – Ревущий-Как-Море. – Может быть, все мы доживаем сейчас последние спокойные дни. Может быть, уже вскоре на тинге Острого мыса Стюрмир конунг провозгласит поход против фьяллей.
   – Ты прав, Сэг-Гельмир! – воскликнул Кольбьерн хельд. – Я сам посоветовал бы конунгу то же самое! Война с фьяллями так же верна, как близкая зима. Так лучше не ждать, пока они нападут на нас первыми!
   – Я рад, что ты согласен со мной, – ответил Агнар, окинув взглядом лица родичей и сыновей Кольбьерна. В землянке было не слишком светло, но все сидели тесно, и в отблесках пламени на лицах Стролингов читалось полное согласие с главой рода. – Надеюсь, мы сойдемся и в другом. Всем людям Квиттингского Севера в такое время лучше держаться поближе друг к другу и позабыть старые обиды, которые раньше, быть может, разъединяли кое-кого.
   При этих словах Сэг-Гельмир быстрым взглядом соединил Модвида Весло с Эггбрандом. Он имел в виду не столько самого Эггбранда, сколько Ингстейна хевдинга, в дружине которого тот состоял. И все Стролинги, кроме разве не слишком мудрого Ярнира, поняли значение этого взгляда. А Рагна-Гейда сообразила еще больше других и беспокойно сжала руки на коленях. Слова о войне встревожили ее меньше, чем этот намек на возможное примирение.
   – Только глупый стал бы спорить с тобой, Агнар, – с некоторой осторожностью ответил Хальм Длинная Голова. Прочие Стролинги молчали, предоставив говорить тому, кого считали самым умным. – Но, как говорится, норн приговор у мыса узнаешь. Человек всегда рад примириться, если уверен, что сегодняшнее примирение не приведет к еще худшим раздорам завтра.
   – Иные люди говорят, что от судьбы не уйдешь, а другие думают, что каждый сам растит свою судьбу, – продолжал Сэг-Гельмир. – И каждый, как водится, для себя оказывается прав. У кого есть силы – тот растит судьбу, у кого нет – повинуется. Ваш род, потомки Старого Строля, доказал свою силу. И род Модвида сына Сэорма не уступит ему. Если вы будете вместе – никакой враг не одолеет вас.
   – Разве мы ссорились? – воскликнул Кольбьерн, чуть сильнее, чем нужно, изображая удивление.
   – Хвала Высокому, нет. Но что бы ты сказал, если бы мой родич Модвид предложил тебе породниться?
   Кольбьерн в первые мгновения промолчал, молчали и все Стролинги, ожидая его ответа. Кто украдкой переглядывался, кто изображал невозмутимость. Согласиться – навлечь на весь род неудовольствие хевдинга, а отказать – поссориться с Модвидом. И со всей его родней. А это немало!
   Модвид, как ни старался сохранить спокойствие, вспотел и все перебрасывал быстрый взгляд с Кольбьерна на Хальма и на Фридмунда Сказителя. Смелый и решительный в битве, в отношениях между людьми он был неуверен в себе и мнителен: все время казалось, что его не любят, над ним смеются за спиной. Молчание показалось ему верным знаком отказа, мгновения тянулись нестерпимо долго.
   Лицо Эггбранда стало злым: молчание возмутило его. Еще несколько дней назад он, поняв, какие события ожидаются отцом и еще более матерью, прямо высказал родичам волю Ингстейна хевдинга: никакой поддержки Модвиду. Чего же они ждут?
   – Ты хорошо сделал, Сэг-Гельмир, что завел этот разговор здесь, возле святилища, – в тишине произнес Хальм. По длинной землянке полетел ясно слышный вздох облегчения, вылетевший разом из десятка грудей. Стролинги очень обрадовались, что хоть кто-то заговорил! – В таком важном деле нельзя полагаться на разумение людей. Требуется спросить совета у богов. Мы принесем жертву в Гранитный Круг и попросим Гро-Орма спросить у богов, желают ли они этого брака. А умный никогда не ропщет на приговор богов. Ибо от этого ни единому еще не делалось легче, – закончил умный кузнец, и на это никто не нашел возражений.

   Эггбранд предпочел бы дождаться приезда хевдинга, но старшие рассудили, что гораздо лучше будет встретить Ингстейна с уже готовым решением. Выбрав подходящего барана, все вместе отправились к Гранитному Кругу. Прослышав о сватовстве и жертвоприношении, все съехавшиеся к святилищу побежали за Стролингами, и уже вскоре за спинами гранитных валунов волновалась толпа.
   Стоя позади братьев, Рагна-Гейда нетерпеливо скользила взглядом по лицам в толпе. Где Вигмар? Почему его до сих пор нет? Едва ли он сможет чем-то помочь, но сейчас, когда решалась ее судьба, Рагне-Гейде страстно хотелось убедиться, что все происходящее ему известно. А что, если он приедет только завтра и попадет прямо на сговор? Тогда у них даже не останется времени подумать!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация