А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спящее золото. Книга 1: Сокровища Севера" (страница 13)

   Глава 6

   – Да ты меня совсем не слушаешь! – с обидой сказала Сольвейг.
   Словно разбуженный ее голосом, Эрнольв обернулся. Четырнадцатилетняя Сольвейг, маленькая и сероглазая, в облаке длинных золотистых волос казалась похожей на светлого альва, случайно заглянувшего в каменистый Аскефьорд. Ее братья Сельви и Слагви чуть поодаль выбирали поставленные на ночь сети, а Сольвейг сидела на носу лодки и с упреком смотрела на Эрнольва.
   – Я ведь не выдумываю, как ваша Ингирид, я всегда говорю правду, – продолжала девочка. – А завтра вас всех уже здесь не будет, и только норны знают, увидимся ли мы еще. Все может быть.
   Эрнольв кивнул. Сольвейг ни в чем не походила на Ингирид – она не смеялась, не дразнила его, не морщилась при виде его уродливого лица, а обращалась с ним по-старому, как будто ничего не изменилось. Пока Халльмунд был жив, фру Ванбьерг надеялась со временем сосватать младшему сыну именно Сольвейг и даже намекала ее отцу, Стуре-Одду, что не сейчас, но будущей зимой или даже через зиму совсем неплохо бы справить свадьбу… Теперь же с этим покончено, и Эрнольв испытывал искреннюю и нежную грусть при мысли о том, что надолго расстается с такой хорошей девочкой. Давно ли он носил ее на своей спине, играя в «похищение великаном»? Ей это очень нравилось. И она совсем не боялась тролля из Дымной горы, возле которой стояла усадьба Стуре-Одда.
   – Тебе вовсе незачем быть таким грустным, – продолжала Сольвейг. – Я слушала всю ночь и вчера, и сегодня тоже. Если бы вас ждал неудачный поход, то наш тролль обязательно дал бы знать. Он, знаешь, выходит каждую ночь и поет. Имен не называет, но поет. А ты такой хмурый, как будто он уже назвал тебя самого.
   – Я… я как будто нездоров, – неохотно признался Эрнольв. – Меня то ли лихорадит… То ли я не знаю что. Погляжу на воду – то какое-то золото светится, то опять мертвец…
   – Страшно? – с заинтересованным сочувствием спросила Сольвейг.
   – А, теперь он рассказывает ей страшные саги! – решил Слагви, услышавший обрывок разговора.
   – Пусть поболтают! – одобрил Сельви. – А то уплывем, и всю зиму ее будет веселить только старый тролль.
   – Нет, сейчас вроде бы уже не страшно, – с сомнением, прислушиваясь к себе, ответил Эрнольв. – Как рассвело, так мне сразу полегчало. Знаешь, одним ударом… Как будто веревку разрубили. Или молния ударила.
   Сольвейг понимающе кивнула. Ингирид непременно заметила бы, что его лихорадит от страха предстоящего похода, но Сольвейг была совсем не такой – умной не по годам, проницательной. Она слышала землю и богов не хуже самой Тордис, но не уставала от людей, а всегда и всем старалась помочь.
   – Ой, смотри, – вдруг тихо, восторженно шепнула девушка, глядя в сторону далекого устья фьорда.
   Позади них задушенно охнул Слагви и тихо просвистел его брат. Обернувшись, Эрнольв глянул и оторопел. Высоко на скале над блестящей водой фьорда, на фоне сероватого, розовеющего неба виднелся силуэт высокой, стройной девушки в блестящей черной кольчуге. Ее длинные, вьющиеся колечками черные волосы густой волной медленно стелились по ветру, огромные глаза горели ярким синим огнем, а рука со сверкающим мечом указывала на юг. Прибрежные горы, поросшие редким ельником, дремлющая вода фьорда, отливающая стальным блеском, красноватое, отражающее пролитую где-то кровь небо – все замерло в восторге перед величественной и прекрасной Всадницей Бури, посланной богами. Где-то вдали медленно и величаво перекатывались по облакам отзвуки грома.
   Затаив дыхание, трое мужчин рассматривали чудесное видение, и им казалось, что прошла целая вечность. Но вот фигура валькирии побледнела и растаяла. Все осталось как прежде – горы, вода фьорда, рассветное небо. Только ее не было. Но Сольвейг продолжала смотреть, прижав руки к груди. По ее щекам текли слезы, а в глазах горел такой восторг перед красотой и мощью небесных миров, что сама она казалась гостьей оттуда. Мир, к которому стремилось ее сердце и который умели видеть ее глаза, потаенно жил в ней самой и отзывался светлым отблеском на всякий небесный луч.
   – Это она… Она, Регинлейв! – благоговейно шептала Сольвейг. – Она вернулась! Вернулась! Теперь все будет хорошо!
   – Но она же… – озадаченно начал Сельви.
   – Ее же столько лет не видели! – окончил за него Слагви.
   – Вы забыли, – упрекнула братьев Сольвейг, все не решаясь отвести глаз от высокой скалы. – Она ушла, потому что Торбранд конунг женился. А теперь кюна умерла, он опять свободен. И Регинлейв должна была вернуться. Она вернулась. Это и есть то знамение, которого конунг ждал, и все люди ждали. Боги теперь с нами. Поход будет удачным. И мы все еще увидимся!
   Сольвейг всхлипнула, слезы побежали из ее глаз быстрее, как будто сердце не вмещало счастья. Она вдруг подпрыгнула, порывисто обняла Эрнольва за шею, торопливо поцеловала и побежала обнимать братьев.
   – Она показалась нам, вам троим, вам троим! – нараспев, с восторгом твердила девочка. – Значит, вы все трое останетесь живы, все трое! Ах, как хорошо!
   – Я бы скорее подумал… – начал было Слагви, но брат сделал свирепое лицо, и тот умолк. Сельви тоже скорее подумал бы, что валькирия показалась тем воинам, кого ей предстоит вскоре забрать в Валхаллу. Но глупые домыслы следует держать при себе и душить на корню. Оба брата были уверены, что Сольвейг сумеет истолковать знамение гораздо лучше них. Может быть, Регинлейв и хотела показаться именно ей, а им уж так, заодно.
   – Скорее! Скорее поплывем в Ясеневый Двор! – Смахнув слезы рукавом, Сольвейг от нетерпения подпрыгивала на месте. – Скорее поплывем к конунгу! Конунг так ждет, так ждет этого знамения! Скорее! Чтобы все люди быстрее узнали!
   Бросив сети, братья стали толкать лодку с берега. Эрнольв, забывший про ночное нездоровье, налег обеими руками с такой силой, что лодка на четыре шага влетела в воду, окатив брызгами братьев.
   – Ну, тролль одноглазый! – с дружеским возмущением закричал Слагви. – Ты давай бери весло да греби получше! Тоже мне, морской великан!
   Сольвейг засмеялась. Эрнольв легко подхватил ее на руки и перенес в лодку. И вот они уже плывут по сероватой воде Аскефьорда, где в мелких волнах поблескивают стальные отблески, словно дно выложено острыми мечами, а сверху их красит розовым рассветный свет небес. Наверное, не зря валькирия показалась и ему, Эрнольву сыну Хравна, который больше всех сомневался в необходимости этого похода. И он, пожалуй, верно поступил, решившись идти со всеми, хотя по-прежнему не уверен в правоте всего затеянного дела. Правду знают боги. Людям она открывается со временем, и желающим ее знать приходится терпеть.

   Настоящий герой никогда не суетится и не бегает по всем окрестным усадьбам с криком: «А вы слышали, какой подвиг я совершил?!» Даже если люди и спросят, почему он опоздал к ужину и отчего у него такой потрепанный вид – уж не бился ли он с каким-нибудь чудовищем? – герой только пожмет плечами и небрежно скажет: «Мало ли какая безделица случается к ночи?»[22]
   Вернувшись домой с копьем Гаммаль-Хьерта, Вигмар не стал рассказывать эту сагу никому, кроме своих домочадцев. Слава, как и месть, требует умения выждать. Но по округе побежали слухи: мертвец больше не напоминал о себе, и нашлись герои, которые отважились в ясный полдень побывать возле обрушенного кургана. Всем хотелось знать имя победителя, однако Вигмар и теперь не спешил складывать о себе хвалебные песни и выкрикивать их с верхушки самой высокой сосны. Даже услышав от Грима Опушки, что к Стролингам приехал старший сын Кольбьерна, Эггбранд, он только хмыкнул. Что мне за дело, кто там приезжает к этим крикливым хвастунам, способным только на разговоры о подвигах?
   Все ждали, что теперь Стролинги устроят пир.
   – Конечно, они устроят пир – отчего же богатым людям не пировать! Но мне вовсе не думается, что тебя туда позовут! – с досадой отрезал Хроар. С тех пор как ноги отказались носить его и хозяин усадьбы Серый Кабан стал проводить все свое время сидя в гриднице на скамье, его нрав сильно испортился. – И к лучшему! Нечего тебе тереться возле этих Стролингов! Нам не дождаться от них чести, а за бесчестьем не стоит ходить!
   Вигмар усмехнулся, дернул себя за косичку, упавшую на плечо. Новость, принесенная Гримом, порадовала его: вот уже больше половины месяца он ждал этого случая.
   – А я уверен, что меня позовут! – весело ответил Вигмар. – Стролинги хотят посмеяться надо мной – ведь себя они почитают величайшими героями, победителями мертвеца! Но мы еще посмотрим, кто над кем посмеется!
   Гест* из усадьбы Оленья Роща прискакал всего за день до назначенного срока, как будто о Вигмаре случайно вспомнили в последний миг. Именно так Стролинги и хотели представить дело, но Вигмар не остался в долгу. Он явился на пир самым последним, когда люди уже сидели за столами – и получилось так, словно все ждали его.
   – Не очень-то ты торопился, Вигмар сын Хроара! – крикнул Кольбьерн через всю гридницу, перекрывая стук ножей и общий говор. – Уж не захромал ли твой конь по дороге?
   – Не больше, чем конь твоего геста, который приезжал меня звать! – небрежно ответил Вигмар.
   Копье с золотой насечкой привычно лежало у него на плече, и он был готов спорить хоть с целым миром. Теперь он не думал о своей рубахе, плаще, башмаках, которым никогда не сравняться с богатыми нарядами Атли и других щеголей. Одежда пачкается, рвется и гниет, но честь и слава – никогда.
   Взгляды гостей и хозяев дружно устремились к копью, но Вигмар с видом простодушной вежливости отвечал на приветствия соседей, словно не замечая вопрошающих взглядов. Его провели на место, он сел, небрежно прислонив копье к стене позади себя. И не удержался – быстро глянул на Рагну-Гейду, не сводившую с него взора, сделал ей мимолетный знак глазами. И отвернулся. Пусть не говорят, что он только и умеет, что пялить глаза на дочь Кольбьерна.
   Рагна-Гейда тоже отвернулась, опустила глаза. Все утро она ждала его, роняла ножи и посуду, чуть не всыпала в похлебку лишнюю ложку соли, не замечая, что делает, а думая только об одном: приедет или не приедет? Каждый раз, когда в сенях взвизгивала дверь, у Рагны-Гейды обрывалось сердце. Каждый раз, увидев на пороге кого-то другого, она ощущала и тоскливое разочарование, и облегчение отсрочки. Что с ней будет, когда он наконец войдет! Он посмотрит на нее… и всякому в доме станет ясно, что между ними что-то есть. Он не посмотрит… Богиня Фригг, может быть, он и не думает о ней! Первое казалось тревожным и опасным, второе – болезненным. Рагну-Гейду измучило ожидание, она отмечала каждое бесполезно промелькнувшее мгновение, и в душе воцарялась пустота, схожая со слабостью тела после лихорадки. Пусть смотрит или не смотрит, все равно, лишь бы приехал! Если Вигмар не приедет – зачем тогда весь этот пир, зачем она вообще живет на свете?
   Сердце Рагны-Гейды громко стучало, щеки горели от волнения. Атли сын Логмунда, явившийся раньше всех, уже не раз восхитился: как она сегодня хороша. Бедный Атли, он думал, что это ему девушка так трепетно радуется! Многие женщины находили красивыми его ясные голубые глаза, кудрявые русые волосы и такую же бородку, прямой небольшой нос и густые черные брови. Но Рагна-Гейда вовсе не замечала его красоты. Сияющие улыбкой открытые черты Атли казались ей какими-то детскими, как будто он к двадцати трем годам еще не стал мужчиной.
   Млея от горделивой радости, Атли увлеченно рассказывал, как видел мертвого оборотня, бродящего в долине позади пастбища, и не сомневался, что Рагна-Гейда не меньше него самого занята рассказом. А она бессмысленно улыбалась и прислушивалась к каждому звуку во дворе: не он… опять не он… да где же он, богиня Фригг! Атли, который и прежде казался ей очень скучным собеседником, сегодня раздражал в особенности. Напрасно некоторые мужчины считают, что женщины любят разговорчивых. Важно не сколько сказано, а что сказано. Можно не закрывать рта целый день, но так и не сказать ничего достойного.
   Наконец внесли столы, гости расселись, Кольбьерн хельд поднял кубок Одину… И вот он появился, Вигмар Лисица, и весь пир обрел единственный смысл, который только мог иметь для Рагны-Гейды. Она прятала глаза, ей казалось, что вся гридница видит и понимает: дочка гордого Кольбьерна просто влюблена в Вигмара. В одного из самых неподходящих для нее людей во всей округе. Богиня Фригг, откуда же это все взялось, если он не подходит ей? И что теперь с этим делать? Как унять эту счастливую дрожь, где взять любви к другому, подходящему?
   – Ты едва не опоздал к самому любопытному! – сказал Гейр, провожавший последнего гостя на место. – Эггбранд только начал рассказывать, кто и почему напал на нас там, на побережье.
   – Вот как! – Вигмар вскинул на него глаза. Такие новости стоили путешествия от Серого Кабана до Оленьей Рощи! В тревогах и заботах с мертвецом они позабыли, с чего все началось.
   Гейр с жаром закивал, а Вигмар перевел взгляд на Эггбранда, сидевшего напротив хозяина. Даже Логмунд Лягушка сегодня не обижался, что его лишили почетного места – оно по праву принадлежало Эггбранду, сыну Кольбьерна и хирдману Ингстейна хевдинга. Эггбранду уже исполнилось тридцать, его борода и волосы были чуть темнее, чем у всех Стролингов, глаза отливали больше сталью, чем зеленью, и смотрели остро. Имея два повода гордиться собой, он на всех вокруг поглядывал свысока, и редкая его встреча с Вигмаром обходилась без ссоры. Если того и другого спрашивали о причинах, ответ звучал один: «Я его терпеть не могу, и когда-нибудь он у меня дождется!»
   – Это правда? – быстро спросил Вигмар. – Ты можешь рассказать, с кем нам пришлось драться?
   – Иной раз на расстоянии видно лучше, чем вблизи! – с насмешкой ответил Эггбранд. – Раз уж ты сам не смог разглядеть, кто лишил вас корабля, то я помогу тебе узнать.
   На язык Вигмару прыгнуло замечание, что иные люди всегда ухитряются оказаться на расстоянии от битвы, но он сдержался: сейчас не время ссориться. Эггбранд несколько мгновений помолчал, давая возможность ответить, бросил косой насмешливый взгляд: что, Лисица, прикусил язык? И не дождавшись ответа, продолжал рассказывать:
   – Наш гест прожил на усадьбе Фрейвида хевдинга несколько дней и успел узнать обо всем подробно. Западное побережье само виновато в том, что фьялли пошли на них военным походом. Летом, еще до Дня Высокого Солнца, какая-то ведьма с западного побережья наслала болезнь на дружину Модольва Золотой Пряжки, и у него умерло то ли пятнадцать, то ли двадцать человек. Там был еще племянник Модольва, любимец Торбранда конунга. Он хоть и не умер, но после «гнилой смерти» стал лицом уродливее подземного тролля. Модольв Золотая Пряжка вернулся к себе домой в Аскефьорд, но ведьма достала их и там – в усадьбе Торбранда конунга тоже началась «гнилая смерть». Умерло не очень много народу, как говорят, но скончалась кюна Бломменатт и оба ее сына. Торбранд конунг разом остался без жены и без наследников и тут же стал собирать войско на Квиттингский Запад. Он хотел отомстить Фрейвиду хевдингу, в доме которого жила та ведьма, но Фрейвид заранее ушел в свою внутреннюю усадьбу, в горы. А ведьма осталась. Она вызвала Большого Тюленя, и он утопил все шестнадцать кораблей Торбранда. Он потерял больше трети дружины, пришлось возвращаться домой пешком, по берегу. А по пути они захватывали все корабли, которые только попадались. Вот и наш «Олень» попал туда же. Надо думать, стоит теперь где-нибудь в Аскефьорде.
   Слушатели качали головами, переглядывались, подталкивали друг друга от избытка чувств, от изумления и тревоги. Вот так дела! Ни в одной саге не говорится о подобном! Чтобы одна ведьма потопила шестнадцать кораблей!
   – А мне еще помнится, что этот Модольв Золотая Пряжка ссорился с Гримкелем ярлом, родичем нашего конунга, – добавил Логмунд Лягушка. – Это верно?
   – И это было! – Эггбранд кивнул. – Модольв ярл приплыл на Острый мыс и хотел купить железа, но наш конунг велел ему ничего не продавать. Иначе наше железо обратилось бы в мечи против нас!
   – Это правильно! Конунг рассудил мудро! – на разные голоса одобрила гридница.
   – Однако так все и вышло! – негромко заметил Грим Опушка, но его почти никто не услышал.
   – И что же теперь? – перекрывая общий шум, воскликнула фру Арнхильд. – Если правда все то, что я слышала о Торбранде конунге, он не смирится с этими обидами и пойдет воевать снова.
   – Ха! И пусть идет! – крикнул Кольбьерн хельд. – Фрейвид Огниво заслужил такое разорение! Зачем он держит у себя в доме ведьму?
   Фру Арнхильд покосилась на мужа, подавила досадливый вздох. Он отважный человек, Кольбьерн хельд, но порой не видит дальше своего носа. Если дружины фьяллей пойдут, как прежде, морем, то усадьбе Оленья Роща почти нечего бояться – она далеко от побережья. Но если фьялли двинутся по суше, то Квиттингский Север первым окажется на их пути. Гораздо раньше, чем владения Фрейвида Огниво.
   – А если война затронет и нас, то на Севере немало храбрецов! – крикнул Скъельд. – Не так ли, Вигмар Лисица?
   – Разумеется, если ты имеешь в виду себя и своих братьев, – откликнулся Вигмар. – Вы, конечно, уже рассказали своему старшему брату, сколько раз выходили биться с мертвецом?
   «И сколько раз убегали от него», – братья Стролинги отлично поняли невысказанное продолжение.
   – Так или иначе, мы сделали свое дело! – крикнул Гейр. – Мы добыли из могилы много золота, и вот уже больше полумесяца мертвец не выходит из могилы! Мы лишили его силы!
   – А если он объявится, то я сам разберусь с ним! – с надменной уверенностью добавил Эггбранд, и Гейр оглянулся на старшего брата с почтительной завистью. Наверное, Ингстейн хевдинг гордится, что у него на службе такой доблестный человек!
   – А если вы добыли сокровища из могилы, то почему бы нам не сравнить их прямо сейчас? – небрежно предложил Вигмар.
   По гриднице пробежал гул, гости заерзали на скамьях от нетерпения, возбужденно поглядывая то на одного спорщика, то на другого.
   – Можно и сейчас! – крикнул Модвид Весло. – Может быть, и ты что-нибудь принес? Должно быть, все колени ободрал, пока ползал по земле и собирал рассыпанное золото?
   Гости понимающе засмеялись. Многие из них успели побывать возле кургана после памятного столкновения Стролингов с «мертвецом» и нашли среди вереска кто перстень, кто обручье, кто узорную застежку. Золотом щеголяли даже бонды, и теперь северное пограничье казалось самой богатой и удачливой частью Квиттинга.
   – Нам не нужно далеко ходить! – Кольбьерн хельд поднял стоявший перед ним золотой кубок. – Вот что мы привезли из могилы! Едва ли на всем Квиттинге найдутся подобные сокровища! Разве что у самого конунга!
   Вигмар сразу увидел в этом кубке что-то знакомое: по бокам бежали бесконечным кругом олени с ветвистыми рогами, попирая копытами ряд полупрозрачных красновато-рыжих камней разного размера, вделанных чуть пониже. Похожий узор он видел на одной из чаш внутри кургана.
   – А вот и еще!
   Горделиво усмехаясь, Скъельд, Хальм, Фридмунд подняли золотые кубки. Разноцветные камни, чудесная чеканка: птицы с распростертыми крыльями, горбатые лоси и кони, вставшие на дыбы. Волк терзает косулю, присевший под деревом бородатый воин натягивает тетиву на короткий крутой лук. Женщина со множеством косичек, в непривычном платье с широкими рукавами держит в руках стрелу, и почему-то сразу становится ясно, что эта стрела – знак брачного выбора. Золото жило своей непостижимой, неизменной жизнью, хранило внутренний, богатый, древний и вечно молодой мир. Каждый кубок казался умнее и выразительнее, чем лицо нового хозяина.
   Вигмар быстро скользнул взглядом по довольным лицам Стролингов и вдруг ощутил снисходительную жалость. Они были слепы и глухи, они видели только золото, а тех людей, которые века назад держали в руках эти кубки, разглядеть не могли. Стролингам не довелось узнать, как велик и разнообразен мир. А значит, настоящего клада они не нашли и остались гораздо беднее Вигмара.
   – Не только вы добыли кое-что из кургана! – Модвид Весло поднялся, держа в руках небольшой мешочек. – Посмотрите, что нашел там я!
   Он бережно развернул серую холстину и поднял на вытянутых руках серебряное блюдо с гладким дном и золотой гирляндой из резных листьев и крупных ягод по краям.
   – Это блюдо? Нет, это старинная женская застежка на юбку! Да нет, это умбон с щита! Только щит был очень большой! – на разные голоса заговорила гридница. – Странное какое-то блюдо! У нас таких ягод не растет! Может, это брусника?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация