А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Часы королевского астролога" (страница 18)

   Москва. Наше время

   Глебов лениво ковырял ложечкой шоколадный десерт, когда в уютный зал «Миранды» впорхнула Астра Ельцова.
   – Выглядите по-весеннему нарядно, – вяло заметил он. – Я вам заказал корзиночки со свежей клубникой и сливками. Что-нибудь еще?
   – Как же моя фигура?
   – Бросьте. Для женщин вашего типа внешность не играет первостепенной роли.
   Он мялся, желая задать ей вопрос и не решаясь… Через окна в кафе проникало солнце. Пятна света придавали воздуху янтарный оттенок.
   Астра повесила на спинку стула легкий жакет и с удовольствием села. Ноги гудели. С утра она успела съездить на Востряковское кладбище, а пару часов до встречи с клиентом провела на Остоженке у его дома, наблюдая, не выйдет ли Магда. Она не сомневалась, что без труда узнает эту женщину. Но та не появилась.
   – Пора бы познакомиться с вашей женой.
   Кровь бросилась ему в лицо, ложка выпала из ухоженных пальцев.
   – Ни в коем случае! Я запрещаю вам! Слышите? Вы… вы все испортите. Вы обещали! – гневные нотки в его голосе сменились на жалобные. – Магда… она мне не простит слежки. Вы ее не знаете…
   – Никто не собирается следить за ней.
   – Вы не знаете Магды, – обреченно повторил Глебов. – Она все поймет, догадается. И вообще, разве сейчас это важно? Убитая женщина – вот, что лишает меня покоя. Я не сплю. Понимаете? Стоит мне закрыть глаза, как появляется она – в этом чудовищно ярком, нелепом наряде, с полосой на шее… Я целовал эту шею… – Он побледнел и отвернулся. – Я постоянно думаю, обнаружили ее или нет? Нехорошо, если она все еще…
   За соседним столиком сидели девушки, оживленно болтая и поглядывая на Глебова. Одна из девушек – худенькая блондинка в красных брючках – помахала ему рукой. Он смешался и замолчал.
   Астра воспользовалась моментом.
   – Не разыгрывайте комедию, – резко произнесла она, наклоняясь к собеседнику. – Вы забыли, что я умею видеть насквозь. Вы лжете.
   – Уверяю вас, нет…
   – Лжете, лжете! Никакого трупа нет и не было. Чего вы добиваетесь?
   – К-как не было?
   – Обыкновенно. В вашем гнездышке на улице Шумилова никакого мертвого тела не обнаружено. Вы за кого меня принимаете, Алексей?
   Он смотрел на Астру, и его глаза разгорались, как два угля.
   – Не обнаружено? А кто там был? Милиция? Вы им позвонили?
   – Не хватало устроить ложный вызов следственной бригады. Вы на это рассчитывали? Детские игры, господин Глебов. Вы бы еще пожарных вызвали и «Скорую помощь» в придачу. Старый и глупый трюк.
   – Что же… постойте… погодите… – На его лбу выступила испарина, а руки потянулись к вороту пуловера, словно он собирался ослабить узел галстука, которого в помине не было. – Вы говорите, тела не нашли? Адрес! Перепутали адрес…
   – Не валяйте дурака. Лучше скажите, зачем вам понадобился этот розыгрыш?
   – Пф-ф-ф-ф… – с шумом выдохнул Глебов. Весь лоск слетел с него, и он из подтянутого элегантного мужчины превратился в растекшуюся медузу. Впрочем, только на минуту. – Я рассказал вам правду. Хотя… теперь у меня нет уверенности. Вдруг это… Нет, но я же не идиот? Я видел, я осматривал тело…
   Астра сжалилась над ним.
   – Могли вы ошибиться и принять спящую Коломбину за мертвую? Возможно, она напилась или потеряла сознание, и вы решили…
   – Исключено!
   Официантка, проходя мимо с подносом сладостей, повернулась в их сторону.
   – Я, наверное… – он понизил голос и провел ладонью по лицу. – Я тогда выпил лишнего… Вы на белую горячку намекаете? Я не алкоголик!
   – Где же мертвое тело? Вы его с собой унесли?
   – Я?! – Он вскочил, оглянулся и сел. – Боже мой, до чего я дошел! Я не отдаю себе отчета, что делаю… Не может такого быть. Я точно помню…
   Он бессвязно бормотал оправдания, Астра же думала о другом.
   – У вас есть ключи от той квартиры?
   – Нет. Я говорил уже… Ключи были только у нее…
   – Как же вы ушли? Оставили дверь открытой?
   Глебов наморщил лоб, и капельки пота поползли, задерживаясь на его красиво изогнутых бровях.
   – Да, вероятно… то есть нет. Я захлопнул дверь… кажется. Она захлопывалась! Я был в таком состоянии… что… нет, точно, захлопнул.
   – Вы пробовали звонить вашей любовнице?
   – После того?
   – До, разумеется.
   – Она всегда делала это сама. Таковы были правила. Она их диктовала, я соглашался.
   – Но ее номер, разве он не высвечивался на вашем мобильном?
   – Высвечивался – ну и что? Я ей не звонил и не пытался ничего вынюхивать. Зачем? К тому же телефон мог быть зарегистрирован на кого угодно.
   – Значит, все-таки вынюхивали.
   – Да нет же! – Глебов взорвался, тем самым выдавая себя. – Я вас нанял не для того, чтобы вы меня же во всем подозревали! Простите, нервы…
   «Она что-то знает, – пронеслось в его воспаленном сознании. – Что-то чувствует! Я сам полез в петлю, обратившись к ней. Как же теперь быть?»
   – А она вам… звонила? Вчера или сегодня?
   Он отшатнулся, на его скулах выступили желваки.
   – Мертвая? Вы… шутите?
   – Нисколько.
   – Нет, не звонила.
   Астра сделала то, чего Глебов совершенно не ожидал, – принялась есть клубнику со сливками.
   – Вкусно…
   У него пересохло в горле от ее вопросов. Он подозвал официантку и попросил принести воды. Та озабоченно спросила:
   – Вам нехорошо?
   – Нет-нет… все в порядке… Душно у вас.
   Она пожала плечами. В зале было довольно прохладно.
   – Мы вот что сделаем, – заявила вдруг Астра, откладывая ложку. – Поищем труп. Допустим, вы действительно видели мертвое тело. Не будем сейчас гадать, кто убийца. Допустим, вы!
   Глебов хотел возразить, но сдался и глотнул воды.
   – Раз тела нет в квартире, значит, его кто-то спрятал.
   – И этот «кто-то» – я? Убиваю, заметаю следы, сообщаю вам о трупе, от которого избавился? По-вашему, я псих?
   – Хорошо, не вы. Ваша жена. Где она могла бы спрятать тело?
   Он стиснул в руке стакан, не замечая этого:
   – Мне не хочется подставлять ее…
   – А вы не подставляете. Мы же никуда не звоним, никого не вызываем. Я просто хочу убедиться, что мои догадки не верны. Итак, где?
   Глебов повел головой, словно у него затекла шея.
   – Она не дура…
   – Вы бы не женились на глупой женщине.
   – Да… черт! Вы приперли меня к стенке. Ну только чтобы отбросить ложную версию. У нас, вернее у Магды, есть дача в Линьковке, недалеко от города. Час езды. Это дом ее родителей, он достался ей в наследство. После их гибели она не может там находиться.
   – Дом стоит закрытый?
   Он кивнул.
   – Вы там бывали? У вас есть ключи?
   – Бывал и бываю. Это моя обязанность: поддерживать там порядок, проветривать. Магда сказала, что ноги ее там не будет. В доме все напоминает ей о тяжелой утрате. Она еще не готова… хотя прошло семь лет.
   – А что, ей не по карману нанять сторожа или прислугу, которая следила бы за домом? – удивленно спросила Астра.
   Глебов выдавил кривую улыбку.
   – Надо знать Магду. Она и мысли не допускает, чтобы кто-то посторонний хозяйничал в «родовом гнезде». Родительский дом для нее стал чуть ли не святыней, мемориалом покойных отца и матери. Честно говоря, у меня каждый раз мороз по коже идет от их коттеджа. Настоящий склеп. И как они там жили?
   – Ясно. Поехали в Линьковку.
   – Прямо сейчас? – опешил он. – Так сразу?
   – А чего тянуть? Вы на машине?

   Глава 18

   Феоктистов места себе не находил. Свидание на кладбище! Извращение какое-то. С другой стороны, Гриша прав. На могиле родителей Магда погрузится в горе… В этом состоянии любой человек – особенно женщина – беззащитен, уязвим и нуждается в поддержке, участии. Он жаждет сочувствия и невольно, на уровне подсознания потянется к тому, кто окажется рядом и разделит его скорбь.
   – Она всегда ездит на кладбище без мужа, – говорил Таврин. – Я выяснил. Госпожа Глебова весьма эмоциональная дама, а ее супруг – прагматик до мозга костей. Ему непонятно, как можно столько лет подряд убиваться. Слезами мертвых не вернешь. Кстати, вы говорили ей, что были знакомы с Левашовыми?
   – Нет. Зачем? Не хочу представляться ей этаким добрым дядюшкой, другом семьи. Посоветуй еще заменить ей отца!
   «Было бы разумнее, чем набиваться в ухажеры», – подумал Таврин. Толстяк прочитал это в его глазах и побагровел, его отвисшие щеки затряслись от негодования. Сразу же заныли почки, сдавило в груди – наверное, давление подпрыгнуло.
   – Ты меня в гроб загонишь, – простонал он и полез в карман за лекарством. – Дай воды.
   Проглотив таблетку, Феоктистов тяжело задышал… Здоровье никуда не годится. Что, если он доживает последние годы? Он не может умереть, не одержав победы над Магдой, – это вдруг приобрело бульшую значимость, чем просто секс и даже финансовая прибыль, которой он посвятил лучшую часть жизни. Господин Феоктистов мог теперь позволить себе самую изысканную проститутку. Денег у него предостаточно – не успеет истратить. Но все померкло перед желанием покорить дочь Левашовых, добиться от нее взаимности. В крайнем случае, силой взять то, что не удастся получить по доброй воле! Подчинить себе именно ее, Магду. Единственную женщину на земле. Еву, созданную для него безымянным и далеким Богом, непонятным, пугающим, который готовит страшный суд. Как предстать перед ним и сознаться в своем бессилии, в своей несостоятельности?
   Начальник службы безопасности стоял, качаясь с носков на пятки. У него дел невпроворот, а тут амурами босса приходится заниматься. Угораздило же старикана попасть в когти к молодой львице. Эк его крючит! Небось без виагры ни мур-мур, а туда же, облизывается, как жирный похотливый кот.
   «Господи! Еще удар его хватит, без работы останусь!» – со странной усмешкой подумал Таврин.
   – Не стоит нервничать. Я все обдумал. На кладбище она не сможет исчезнуть, как в прошлый раз. Положите на могилу цветы, заговорите с ней о Левашовых – и она ваша.
   – Я не знал Руфину и Филиппа так уж близко. У нас были общие интересы по бизнесу. Левашовы – замкнутые, застегнутые на все пуговицы люди. Их даже хоронили в закрытых гробах. Такая вот ирония судьбы! Жили затворниками: ни друзей, ни увлечений. Только дом и работа. Дочка вся в них пошла.
   – Придумайте что-нибудь. Главное, завязать разговор…
   Легко сказать: придумайте! Магда не похожа на других женщин, к ней особый ключик подобрать требуется. Пожалуй, Гриша рассчитал верно. Разговор о родителях она оборвать не сможет, а там, слово за слово потянется, глядишь – согласится поехать в ресторан «помянуть покойных». Выпьет, расслабится…
   Хмельные мысли вскружили голову Феоктистова, или лекарство подействовало, но он повеселел, просветлел лицом.
   – Ты точно время знаешь, когда она на могилку придет?
   – Не извольте беспокоиться, – дурашливо, по-лакейски поклонился Таврин. – Точность, как в аптеке. Магда Филипповна предварительно созванивается с кладбищенской обслугой, чтобы они все к ее приходу приготовили: вычистили, выпололи, подкрасили. Те и рады стараться: денежки-то она им немалые отстегивает, не экономит.
   Игорь Владимирович брезгливо поморщился. Дескать, лакей есть лакей, и рассуждения у него лакейские, и выражения.
   – Ты меня туда отвезешь и будешь ждать в отдалении, – решительным тоном приказал он. – Не вздумай подслушивать и подсматривать! Всему есть предел, Гриша. Бывают моменты, когда человека должно оставить одного. И чтобы никаких охранников.
   – Но…
   – Никаких «но»!
   – Слушаюсь, Игорь Владимирович.
   Феоктистов сидел в кабинете, раз за разом прокручивая в уме все детали того разговора. Вроде бы все они с Гришей предусмотрели, а беспричинная тревога гложет и гложет. Этой ночью сон бежал от него, мучили боли в пояснице, одышка. Совсем сдает тело, не выдерживает нагрузок. Поехать в Германию, лечь в клинику? Потом, потом, если все сложится, сладится…
   – Не люблю врачей, – проворчал он, хрипло дыша. – Залечат, угробят. Им только деньги подавай. За деньги они сто болезней придумают, чтобы текли монеты из кошельков пациентов в их бездонные карманы.
   Он полез в сейф, достал купленное для Магды колье, залюбовался. Не классический вариант, а красиво – глаз не отведешь. Камни крупные, оригинальной огранки, редкого сочетания цветов. Ей понравится… Он бы хоть завтра преподнес украшение, но на кладбище неуместно, неловко. Ничего, потом.
   Толстяк нажал кнопку вызова секретарши:
   – Пригласи ко мне Таврина.
   – Он на объекте. Там ЧП какое-то. Сигнализация отказала. Григорий Иванович сказал, что задержится. Поедет на фирму, которая датчики устанавливала, еще куда-то. Перезвонить ему?
   – Не надо. Ступай.
   Она скрылась, беззвучно прикрыв за собой дверь. Банкир терпеть не мог шума. Он стал таким раздражительным!
   Феоктистов откинулся на спинку кресла необъятных размеров, сделанного на заказ для его тучной фигуры. В глазах потемнело, навалилась предательская слабость. Неужели он трусит? Завтра он увидит Магду, заговорит с ней…
   Руки и ноги налились тяжестью, по спине побежали мурашки. Завтра все решится. Только бы Магда не оттолкнула, не ускользнула от него.
   Черт с ним, с Тавриным. Пусть ездит по объектам. Сейчас не до него.
   – Мне лучше побыть одному. Приготовиться…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация