А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Серп и молот против самурайского меча" (страница 35)

   1 сентября, опасаясь малочисленности советского десанта, капитан Г.И. Брунштейн высадил на острове Кунашир сначала передовой отряд с первого траулера, а затем в подкрепление ему второй отряд. И хотя эти отряды не встречали сопротивления японцев, занятие Кунашира завершилось только к 4 сентября. Остров Шикотан из Малой Курильской гряды был также без боя занят советскими войсками 1 сентября[615].
   Операция же по занятию островов Хабомаи (Плоские) – эти названия они получили позднее, а тогда назывались Суйсё – началась 2 сентября, когда капитан Леонов получил от своего командования приказ подготовить оперативный план занятия этих островов и поручил капитану третьего ранга Чичерину возглавить соответствующую группу войск на случай их занятия. Из-за плохой связи в сложных погодных условиях Леонов не смог, по его словам, точно разъяснить Чичерину, что требуется только план высадки, а не его выполнение к 3 сентября.
   Прибыв на Кунашир в 6.00 того же дня, Чичерин организовал две группы для десанта на острова Хабомаи: первую для занятия островов Сибоцу (о. Зеленый), Суйсё (о. Танфильева), Ври, или Юру (о. Юрий) и Акиюри, или Акиюру (о. Анучина), а вторую – для занятия островов Тараку (о. Полонского) и Хаукарумошир (о-ва Дёмина).
   3 сентября эти группы отправились без санкции более высокого советского командования на указанные острова и, не встретив никакого сопротивления со стороны японцев, завершили их занятие 5 сентября; после подписания японской стороной официального Акта о капитуляции. При этом штаб Дальневосточного округа назвал их «исконными русскими территориями» (но только с японскими наименованиями), хотя эти о-ва можно было отторгать у Японии лишь как меру наказания за агрессию, а не как «исконные русские территории», каковыми они не являлись[616].
   Располагая политико-административной картой Японии, советское командование могло знать, что эти острова в административном отношении не входят в состав Курильских островов (Тисима), а относятся к уезду Ханасаки префектуры Хоккайдо. Но с точки зрения обычного употребления и в ряде официальных изданий, в том числе в толковых словарях и лекциях, острова Хабомаи включались в Японии в состав Курильских островов. Но если бы американцы, делая акцент на политико-административном делении Японии, заняли их как часть своей зоны оккупации – префектуры Хоккайдо, то советская сторона, очевидно, не стала бы настаивать на ином, обычном и, следовательно, юридически правомерном толковании пределов Курильских островов[617], чтобы не конфликтовать с США. А поскольку советские войска так или иначе опередили здесь американские, последние, зная, что Курилы (Тисима) в обычном словоупотреблении включали в себя и острова Хабомаи, учитывая их небольшое стратегическое значение[618], не стали в свою очередь конфликтовать с СССР и настаивать на том, что при распределении зон принятия капитуляции японских войск США брали за основу политико-административное деление страны, отложив этот вопрос до переговоров о мирном урегулировании с Японией.
   В связи с высказанными соображениями любопытен тот факт, что по прибытии на Хабомаи бойцы отряда Чичерина в первую очередь поинтересовались, не высадились ли здесь американские войска, и успокоились только получив отрицательный ответ.
   Не имеет значения с юридической точки зрения, на наш взгляд, и упрек в адрес нашей страны, что занятие островов Хабомаи советской стороной произошло после подписания Акта о капитуляции, претворявшего в правовом отношении заключительный вариант общего приказа Макартура № 1 о распределении зон капитуляции японских войск, так как в этих документах не определен конечный срок выполнения упомянутого приказа.
   2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе состоялась официальная церемония подписания Акта о капитуляции.
   С японской стороны этот документ от имени императора и правительства Японии подписали министр иностранных дел М. Сигэмицу и представитель имперской Главной ставки вооруженных сил Японии начальник Генерального штаба Е. Умэдзу, от союзных держав – генерал Д. Макартур, от США – адмирал Ч. Нимиц, от Китайской Республики – Су Юнчан, от Великобритании – Б. Фрезер, от СССР – генерал-майор К.Н. Деревянко, затем представители Австралии, Канады, Франции, Нидерландов и Новой Зеландии.
   В этом документе провозглашалось принятие Японией условий Потсдамской декларации союзных держав – США, Китая и Великобритании, к которым присоединился Советский Союз, согласие на безоговорочную капитуляцию всех вооруженных сил Японии и вооруженных сил под ее контролем и немедленное прекращение военных действий, а также обязательство выполнять все распоряжения Верховного главнокомандующего вооруженными силами союзных держав, необходимые для осуществления данной капитуляции и условий Потсдамской декларации, или любого другого назначенного союзными державами представителя.

   При этом соотношение противостоящих группировок войск СССР и Японии было представлено следующим образом:

   Таблица № 11
   Состав и соотношение сил советских и японских войск на Дальнем Востоке к началу советско-японской войны 1945 г.
   На ЗабФ сосредоточилось на направлении главного удара 70% стрелковых войск и до 90% танков и артиллерии. Это позволило создать превосходство над противником: по пехоте – в 1,7 раза, орудиях – 0,45 раза, минометах – 9,6 раза, танках и САУ – 5,1 раза и самолетам – в 2,6 раза. На 28-километровом участке прорыва 1-го ДФ соотношение сил и средств было: в людях – 1,5:1, в орудиях – 4: 1, танках и САУ – 8:1[619].
   Однако, поданным, выявленным недавно в Российском государственном военном архиве (РГВА), в списке, представленном в конце августа 1945 г. штабом Квантунской армии советскому командованию, к моменту объявления 15 августа императором Хирохито о капитуляции японских вооруженных сил советским войскам противостояли в Маньчжурии и Корее японские войска численностью 712 966 чел., причем непосредственное ведение боевых действий было предписано только 357 541 чел. Даже если учесть, что в этом списке отсутствуют сведения о 4,2% (289 из 1223) частей японских вооруженных сил, разница по сравнению с официальными данными получается огромной. Скорее всего, она была вызвана вынужденной переброской перед самым началом войны с СССР значительной части личного состава этих войск в другие, более «горячие» районы, с точки зрения обороны Японской империи.
   В представленном списке почти нет сведений о японской военной авиации, так как к началу войны ее практически не было (хотя в число советских трофеев был включен 861 самолет, не способный к боевым вылетам), а упоминание о войсках Маньчжоу-го и Внутренней Монголии вообще отсутствует[620], так как перед самым началом войны между СССР и Японией они были расформированы, а их вооружение было передано Квантунской армии[621] (см. таблицу 12).
   * Включая 68 пехотных полков и отдельных батальонов, 2 кавалерийских, 2 смешанных и 2 мотомеханических полка.
   ** Включая 6 прожекторных частей (2328 чел.).
   *** На о-ве Шамшу один танковый полк, одна танковая рота и четыре полка в Маньчжурии (2857 чел.).
   **** В штабе Квантунской армии числилось 6397 человек, местонахождение 4150 человек было неизвестно[622].

   Несмотря на большую численность, многие части Квантунской армии считались «отдельными», были рассредоточены на расстоянии 1,5 млн. кв. км, между ними нередко отсутствовало взаимодействие, хромала дисциплина, и поэтому в полной мере оказать сопротивление советским войскам, как это было, например в 1939 г. на р. Халхин-Гол, они не смогли.
   Но это отнюдь не умаляет заслуг советских солдат и офицеров, героически сражавшихся с противником, причем немало из них погибло.
   Важной особенностью дальневосточной кампании Советских вооруженных сил 1945 г. было сосредоточение войск и техники на направлениях главных ударов. Например, военное руководство Забайкальского фронта сконцентрировало на направлении главного удара 70% стрелковых войск и до 90% танков и артиллерии. Это дало возможность повысить превосходство над врагом: по пехоте – в 1,7 раза, в орудиях – 4,5 раза, минометах – 9,6 раза, танках и САУ – 5,1 раза и самолетах – 2,6 раза. На 29-километровом участке прорыва 1-го Дальневосточного фронта соотношение сил и средств было таким: в живой силе – 1,5:1, в орудиях – 4:1, танках и САУ – 8:1, в пользу советских войск. Аналогичная ситуация сложилась и на участках прорыва на направлении главного удара 2-го Дальневосточного фронта[623].

   Таблица № 12


   Таблица № 13
   Потери Советских Вооруженных Сил в войне с Японией в 1945 г.
   ЦАМО. Ф.19-А. Оп.2651. Д.7. Л.358—360.

   В результате самоотверженных действий советских войск противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике, было пленено более полумиллиона японских военнослужащих и взяты большие трофеи.
   Кроме того, японцы потеряли убитыми около 84 000 человек[624].
   В период советско-японской войны ярко проявились отвага и героизм советских воинов. Свыше 550 соединениям, частям, кораблям и учреждениям Советских вооруженных сил были присвоены гвардейские звания и почетные наименования или награждены боевыми орденами СССР. 308 тыс. воинов-дальневосточников за их личные подвиги были удостоены боевых орденов и медалей.
   87 солдат и офицеров – звания Героя Советского Союза, а шестеро, кроме того, награждены второй медалью «Золотая Звезда»[625].

   Таблица № 14
   Количество пленных и трофеи, взятые советскими войсками в период советско-японской войны 1945 г.
   30 сентября 1945 г. в ознаменование блестящей победы Советских вооруженных сил в завершающей кампании Великой Отечественной войны была учреждена медаль «За победу над Японией», которой награждено более 1,8 млн. человек[626].
   Первые предварительные данные о потерях сторон с 8 августа по 9 сентября были опубликованы в газете «Правда» 12 сентября 1945 г. Позднее они были пересмотрены в «Краткой истории Великой Отечественной войны Советского Союза» (М., 1965) и представлены следующим образом: Япония – более 677 тыс. чел., в том числе 84 тыс. чел. убитыми, СССР – около 32 тыс. чел.
   Обращает на себя внимание тот факт, что в эти потери Японии, очевидно, были включены ввиду отсутствия каких-либо оговорок 594 тыс. японских военнослужащих, сложивших оружие при капитуляции. Вызывают сомнения и данные о трофеях Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронта – в общее число 3700 артиллерийских орудий, минометов и гранатометов были включены ручные гранатометы, преобладавшие в этой группе японского оружия, в число 600 единиц бронетехники – бронемашины, тракторы и тягачи, в числе около 12 тыс. пулеметов – главным образом ручные пулеметы, а в число 861 самолета – японские учебно-тренировочные самолеты и гражданские самолеты Маньчжоу-го[627]. Хотя со времени советско-японской войны 1945 г. прошло более полувека, до сих пор остается немало связанных с нею спорных вопросов.
   Нет достаточной ясности о соотношении сил Красной армии и группировки японской армии на территории Маньчжурии (Квантунская армия), Севера Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов. Приоткрывшиеся в недавнее время отечественные архивы дают совершенно иные данные, нежели, например, в «Истории Второй мировой войны», в которой утверждается, что советским войскам в августе 1945 г. противостояла группировка японских войск численностью около 1,2 млн. чел., оснащенная более чем 20 тыс. орудий и минометов, 2,3 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, 4,3 тыс. боевых самолетов[628]. Эти же данные приводятся в таблице № 10.
   Достаточно, однако, сравнить данные таблицы № 6 об оснащении танками и артиллерией японской армии в 1945 г., чтобы увидеть, что к тому времени основная боевая техника из Маньчжурии была переброшена на другие фронты или в метрополию для защиты от возможной высадки в Японии американской армии. Если же судить по трофеям (таблица № 14, то Красной армией было захвачено 686 танков, 15 САУ и 861 самолет. А куда же девались 1499 танков и 2439 самолетов, которые составляют разницу между вышеупомянутыми данными «Истории…»? Неужели всю эту технику разгромили советские войска за семь дней боевых действий? Нет, просто такого количества ни танков, ни самолетов в Маньчжурии не было. Иначе вряд ли 6-я Гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника Кравченко прошла за три дня 450 км, а могла и больше продвинуться, если бы транспортная авиация успевала снабжать ее горючим.
   Вызывают сомнения и данные о потерях. Первоначально в советских сообщениях указывалось, что наши общие потери составляли 8 тыс. чел., а японские – 80 тыс. Ни один уважающий себя специалист не может поверить, чтобы наступающая (советская) сторона потеряла людей в 10 раз меньше, чем обороняющаяся (японская), которая к тому же оказывала «жестокое сопротивление». Затем цифра наших потерь (возьмем только убитых и пропавших без вести) была уточнена и достигла 11 516 чел. (и она повторена в таблице № 13). Однако и это оказалось не совсем точно. Но по данным дальнейших исследований цифра только безвозвратных потерь Красной армии составила 12 031 чел.[629]. Однако и эти цифры вряд ли являются окончательными.
   Вызывают недоумение и данные о количестве японских военнопленных (таблица № 14). В Российском государственном военном архиве (РГВА), где находятся основные документы относительно военнопленных вражеских армий времен Второй мировой войны, имеется около 520 тыс. личных дел на умерших в советском плену и репатриированных на родину военнопленных японской армии. 20 тыс. японских военнопленных было передано МНР, свыше 15 тыс. умерло в Маньчжурии в приемных лагерях, около 15 тыс. использовалось на хозяйственных работах в советских частях в Маньчжурии. Тем не менее упомянутая в таблице цифра в 593 990 чел. никак не получается. Впрочем, это была головная боль у руководства МВД и Министерства обороны СССР, которые никак не могли договориться между собой: а сколько же на самом деле было пленено японцев?
   Предположим, что советским войскам противостояла японская группировка в 1 200 000 чел., из числа которых 80 000 чел. погибло в боях, а 594 000 чел. было пленено, то есть всего 674 000 чел. А куда же исчезли 526 000 японских военнослужащих? Дезертировали из действующей армии и скрылись в метрополии? Какое-то число вполне могло бежать, но не пять сотен тысяч? Ответ один – такого числа японских войск, который приводится в таблице № 10, не было. А откуда же могла появиться подобная статистика? Ответ содержится в рассекреченных в 90-е годы документах управления Совета министров СССР по делам репатриации, которое возглавлял генерал-полковник Ф.И. Голиков, а именно в следующей таблице – № 15.

   Таблица № 15
   Репатриация иностранных граждан в 1945—1951 гг.[630]

   Из этой таблицы видно, что было арестовано почти полмиллиона японских гражданских лиц, которые находились на территории, занятой советскими войсками в результате советско-японской войны 1945 г. Ведь для того чтобы освободить этих японцев, советские власти должны были подвергнуть их заключению. К тому же освобождение их началось, как следует из хранящихся там же документов, отнюдь не в 1945 г., а позднее (в 1946 г. было репатриировано из них только 15 869 чел.). Это были гражданские лица, подданные Японии – члены семей военнослужащих, полицейские, представители администрации, бизнесмены и др. во Внутренней Монголии, Маньчжурии, Корее, на Сахалине и Курилах, которые вместе с военнослужащими, сложившими оружие по приказу императора и взятыми в плен в ходе боев, главным образом оборонительных, и составили приведенное в таблице № 15 огромное общее число направленных в специальные лагеря японцев – 1 017 174 человека, почти на полмиллиона превышающее последние уточненные данные Института военной истории на 1999 г. о японцах, взятых в плен. (На переговорах о восстановлении дипломатических отношений между СССР и Японией в октябре 1996 г. в Москве японской стороне было сообщено, что в 1945 г. было пленено 594 000 японских военнослужащих, из них репатриировано в Японию в 1946—1951 гг. 510 407 чел., передано властям КНР в 1950 г. – 961 чел., репатриировано в 1946—1950 гг. в Японию 507 589 гражданских лиц, причем освобождено в районах боевых действий 70 880 чел., а отбывают наказание за преступления 1133 чел. – 859 военных и 274 гражданских лица).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация