А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тиски доктринерства" (страница 22)

   Глава двадцать шестая

   Англия с воздуха, на критический взгляд Уэнтика, за двести лет изменилась трагически.
   Проснувшись утром, они с Джексоном разглядывали очертания проплывающего под самолетом побережья. Погода была серой и скучной, облачность стояла на высоте шестисот метров. По требованию Уэнтика пилот медленно вел самолет вдоль береговой черты на высоте ста пятидесяти метров. Всюду беспорядочно разросшиеся деревья и неухоженный кустарник скрывали руины зданий. Они пролетали над тем, что когда-то было большим городом – Уэнтик думал, что это Борнмут, но уверенности у него не было, – и не заметили никакого движения.
   Через десять минут они углубились внутрь острова; Уэнтик был подавлен предчувствием зрелища знакомой сельской местности. Знакомой ли? Он знал плотно населенную Англию, озабоченную недостатком пространства. Здесь же…
   В дверях салона появился штурман.
   – Уровень радиации на земле очень высокий, сэр, – сказал он Джексону, – но не смертельный.
   – Спасибо.
   Джексон взглянул на карту этой части Англии. Старую карту, как заметил Уэнтик, где были отмечены города и дороги.
   Протянув Уэнтику карту, он сказал:
   – Думаю, там, где я отметил. Восточный край долины Солсбери, возле Эймсбери.
   – Не слишком ли это далеко от Лондона? – усомнился Уэнтик.
   – Боюсь, да. Не забывайте, что Англия вашего времени участвует в войне. Если наш самолет внезапно появится в густонаселенной местности, трудно сказать, что произойдет. Думаю, безопасно оказаться ближе к Лондону мы не сможем.
   Уэнтик на мгновение задумался, потом согласился.
   Джексон нажал полуутопленную кнопку и снова появился штурман.
   – Вы доставите нас сюда, – сказал ему Джексон, отдавая карту. Тот кивнул и удалился в пилотскую кабину. Спустя несколько мгновений самолет изменил курс.
   Джексон обратился к Уэнтику:
   – Генератор поля смещения, установленный здесь на борту, значительно более совершенен, чем тот, что в тюрьме. Тюремный гораздо больше, потому что служит еще и в качестве генератора непосредственной энергии. Этот портативнее и позволяет в определенных пределах регулировать фактический размер поля смещения. Единственным его недостатком является несколько больший коэффициент разброса искажений.
   – Это существенно меняет дело?
   – Не думаю. Мы прибыли с хорошим запасом времени.
   Уэнтик пожал плечами. Это теперь мало что значило.
   Через десять минут тон шума двигателей снова изменился и они стали медленно приближаться к земле. Джексон поднялся на ноги.
   – Пойдемте, – сказал он.
   Он двинулся в хвостовую часть самолета мимо крохотных, но роскошно отделанных кают и вошел в специально оборудованный отсек. Здесь находился генератор поля смещения вместе с его длинным пультом управления.
* * *
   Уэнтик выбрался через главный люк. Холодный февральский ветер с юго-запада шевелил сухую траву вокруг ног. Перед ним простиралась вдаль крохотная частица долины Солсбери. В сотне метров впереди поднимался небольшой холм, поросший почти голыми кустарником и деревьями. По обе стороны холма неухоженная долина тянулась до горизонта. Джексон установил карман поля смещения диаметром менее километра, но с того места, где стоял Уэнтик, увидеть его границы было невозможно. Следом за ним в проеме люка показался Джексон.
   – Сколько вам потребуется времени? – спросил он.
   Уэнтик подумал.
   – До завтрашнего вечера. Может быть больше, не могу сказать с уверенностью.
   Джексон протянул ему карту и сказал:
   – Если пойдете этой дорогой, – он показал направление к холму, – то километра через полтора окажетесь возле одной из ваших главных дорог. На карте мы здесь. Эта дорога приведет вас в Лондон.
   Уэнтик кивнул.
   – Что-нибудь еще?
   – Не думаю.
   Джексон протянул руку, рукопожатие было неловким.
   – Постарайтесь обернуться как можно скорее, – сказал Джексон. – Мы здесь на виду. Не хочу привлекать нежелательное внимание. – Он оглядел невзрачную растительность, такую непохожую на бразильскую.
   – Удачи, доктор Уэнтик.
   Уэнтик снова кивнул. Говорить было нечего. Он отвернулся и направился к главной дороге.
   Он решил подняться на вершину холма. Склон был не очень крутым, усилия на подъем с лихвой окупятся широким видом с высоты холма. Уэнтик шел быстро, подсознательное разочарование двух последних дней спешило заявить о себе. Он должен действовать и чем скорее покончит с этим, тем лучше.
   Склон стал немного круче, еще через несколько минут он достиг вершины холма.
   Деревья в листве…
   Открывшийся склон холма порос кустарником и деревьями. Резко контрастируя с той частью долины, откуда он только что пришел, изобилием зелени.
   Тепло. Середина августа.
   Уэнтик оглянулся и увидел Джексона, который стоял возле самолета. Расстояние до этого пожилого мужчины – два столетия. Для него английская сельская местность – анахронизм. Уэнтик осмотрел свою одежду: невыразительная серость хорошо облегающего фигуру материала. Или это я не на своем месте?
   С вершины холма открывался вид на несколько километров во все стороны. Самолет Джексона к югу от него, за ним до горизонта яркое безоблачное небо. Эта долина совершенно не похожа на ту другую, с которой он свыкся в Бразилии; здесь все в зелени, она очень холмиста, испещрена множеством цветовых оттенков.
   Он повернулся в ту сторону, где по словам Джексона пролегала дорога. Ландшафт был более ровным, склон холма совершенно пологим. Менее чем в километре вниз по склону стояла рощица, за ней тянулась ограда. Дальше было два или три обработанных поля и прямая линия деревьев, видимо, вдоль дороги.
   Уэнтик стал спускаться.
   На душе полегчало, по-английски спокойное послеполуденное время. Война, и Джексон, и его Бразилия внезапно отодвинулись куда-то невообразимо далеко. Он давно позабыл радость пешей прогулки налегке.
   Менее чем за десять минут он вышел к дороге. Перебравшись через низенький деревянный забор, он спустился по зеленому откосу к обочине.
   Движения на дороге не было.
   Уэнтик стоял возле неожиданно безмолвной дороги, не соображая что ему делать. Он предполагал остановить попутную машину. Озадаченно постояв еще несколько секунд, он двинулся по обочине в сторону Лондона.
   Почти тут же послышался шум мотора и Уэнтик остановился. С западной стороны приближалась направлявшаяся в Лондон машина. Он подождал, пока она покажется, вышел на середину дороги и замахал обеими руками.
   Это был большой многоместный легковой автомобиль белого цвета, способный развивать скорость километров до ста двадцати в час, если не больше. Увидев Уэнтика, водитель сразу притормозил, и машина остановилась рядом с ним.
   В ней было двое полицейских.
   Оба выскочили из машины и подошли к нему. Внезапно его охватила непонятная тревога, когда он увидел, что на головах полицейских тяжелые металлические каски и они вооружены.
   – Что вы здесь делаете? – спросил один из них.
   – Пытаюсь добраться до Лондона, – ответил Уэнтик.
   – Какого черта вам там надо?
   Он ошалело огляделся. Что-то было не так.
   – Я долго отсутствовал. Мне надо домой, – сказал он.
   – Предъявите документы.
   – Какие документы?
   Полицейский схватил его за плечо.
   – Удостоверение личности и разрешение на поездку.
   – Я же сказал вам. Меня долго здесь не было. У меня нет никаких документов.
   – Где вы были?
   – В Америке, – ответил он не задумываясь.
   Полицейские переглянулись.
   – Америка подверглась бомбардировке, – сказал один из них.
   Уэнтик снова огляделся. Что-то страшно ненормальное было в этом допросе на обочине неиспользуемой дороги в пустынной сельской местности.
   Он сказал:
   – Подождите, я все могу объяснить. Но я сейчас же должен попасть в Лондон. Можете вы взять меня с собой?
   Полицейский медленно покачал головой.
   – Лондон эвакуирован. Все дороги перекрыты.
   – Эвакуирован? – недоверчиво повторил Уэнтик. – Куда?..
   – В городе осталось совсем немного людей. Большинство из них так или иначе связано с правительством. И они живут в убежищах.
   – Какое сегодня число? – спросил Уэнтик.
   – 22-е августа, – ответил полицейский.
   Вот оно искажение поля смещения…
   – Но бомбардировка… – начал говорить Уэнтик.
   – Мы знаем.
   Внезапно из полицейской машины послышалось звучание зуммера и один из них пошел к ней. Он достал из салона переговорное устройство. Некоторое время слушал, потом положил аппарат обратно.
   Второй смотрел в его сторону.
   – Можете вы мне сказать, где моя семья?
   – В каком районе Лондона вы жили?
   – Хэмпстед.
   Полицейский достал из нагрудного кармана буклет и стал листать его.
   – Вероятно она в графстве Хартфордшир. Где точно, сказать не могу. За последнюю неделю эвакуированы все крупные британские города.
   Вернулся второй полицейский и крепко взял Уэнтика за руку. Первому он сказал:
   – Последний сигнал тревоги. У нас всего двадцать минут.
   Уэнтик отчаянно рванул руку и помчался к откосу. Полицейский бросился за ним, но Уэнтик резко метнулся в сторону. Он забрался на откос и тяжело перевалился на другую сторону забора. Скатившись в высокую траву, он вскочил на ноги и побежал. Оба полицейских поднялись следом за ним, но даже не сделали попытку перелезть через забор.
   Уэнтик бежал, не останавливаясь, пока не добрался до противоположного конца поля. Только там он остановился и оглянулся назад. Оба стража порядка наблюдали за ним. Увидев, что он остановился, они исчезли за откосом. Через несколько секунд заработал мотор.
   Его рокот стал удаляться и через полминуты умолк вовсе.
   Вокруг была полная тишина.
   Уэнтик двинулся к холму, еле переставляя ноги. Лондон эвакуирован, как и все другие города. Джин где-то в Хартфордшире ждет вместе со всем остальным населением неизбежного прихода войны. А лето длится себе как ни в чем не бывало.
   На вершине холма он остановился и посмотрел на расстилавшуюся от него к северу холмистую равнину. Затем повернулся в противоположную сторону, где его дожидался серебристый самолет.
   Он стоял целых полчаса, пока из южной части долины не задул холодный февральский ветер, тогда как теплое августовское солнце продолжало согревать ему лицо и плечи. Из-за южного горизонта взметнулась ярчайшая вспышка света и следом за ней почти одновременно еще две справа и слева от него.
   Минутой позже ревущий звук, подобный дальнему грому поздним осенним вечером, сотряс воздух и на какое-то мгновение вся местность, казалось, замерла. Грохот стих вовсе, а Уэнтик все следил за расползавшимися вдалеке по небу облаками, черными и высокими.
   Он закрыл глаза и прислушался, ожидая нового удара грома.
   Наступил вечер. Он сидел, прислонившись к стволу дерева, и смотрел на серебристый самолет в низине. Только когда солнце стало садиться, мужчина в ярко зеленой накидке подошел к люку и обвел взглядом небо, ставшее теперь темно-синим, исполосованным черным. Он постоял, долго вглядываясь в высь, затем поднялся внутрь.
   Минутой позже самолет исчез.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация