А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я – джедай!" (страница 1)

   Майкл Стэкпол
   Я – джедай!

   (Звездные войны)

   Глава 1

   Никто из нас не любит сидеть в засаде, главным образом потому, что никогда нельзя знать наверняка, кто в данный момент ведет охоту – мы или наши противники. Эти пираты, воюющие на стороне Империи, не раз избегали ловушек, блестяще расставленных Новой Республикой. Создается впечатление, что они прекрасно осведомлены, где и когда и даже на какой технике их ждут. После им и остается-то всего ничего: планировать свои рейды в соответствии с полученной информацией. В итоге мы неизменно остаемся внакладе: тратим драгоценные время и силы на подсчет очередных убытков, лечение ран и восстановление разбитых машин.
   Разбойный эскадрон считается элитным подразделением Новой Республики. Его пилотам поручаются наиболее трудные и ответственные задания. Последнее, например, предписывало отправиться в один из районов системы К'ватт и ждать там, удобно разместившись на нескольких астероидах покрупнее. На самом деле все обстояло иначе. Официальная версия на то и официальная версия, чтобы иметь двойное дно.
   В конечном итоге мы оказались вблизи от пятой, главной луны системы К'ватт, Алакаты, где и было быстро установлено необходимое оборудование, правда, датчики работали в минимальном режиме, дабы не привлекать лишнее внимание тех, кому предназначалась ловушка. Перед вылетом с нами провели особый инструктаж. Разведывательное управление Новой Республики поставило эскадрилью в известность, что пираты Леонии Тавиры намерены захватить пассажирский лайнер, идущий с северного континента Алакаты. Что ж, их выбор можно одобрить. Три года назад мы с Миракс провели там волнующий медовый месяц, как раз незадолго до вторжения Гранд адмирала Трауна. Поэтому у меня сохранились самые приятные воспоминания об этом месте и особенно о богачах Новой Республики, чьи шеи и руки были сплошь в драгоценных камнях и не менее драгоценных металлах.
   Я взглянул на хронометр, один из лучших приборов на «крестокрыле»:
   – «Сверкающая звезда» все еще идет по расписанию?
   Астродроид Свистун, электронный собеседник и по совместительству штурман, находился позади кабины пилота и не замедлил что-то раздраженно просвиристеть.
   – Да, я помню, что просил тебя держать меня в курсе всех изменений. Да у меня и в мыслях нет, что ты ее упустишь, – я снял руки с приборной доски и стал медленно массировать запястья, чтобы восстановить кровообращение. – Просто я беспокоюсь.
   Он тут же отозвался в излюбленной занудно-поучительной манере.
   – Эй, если терпение издавна считается добродетелью, то это вовсе не значит, что нетерпение – грех.
   И опять в ответ банальность. Благоразумно прекратив спор, я обратился к последней части дыхательного комплекса, которому когда-то научился у Люка Скайуокера, пока тот пытался завербовать меня в ряды джедаев. Сделав вдох через нос на счет четыре, я не дышал до счета семь и выдохнул на цифре восемь. Потом повторил, увеличивая промежутки. С каждым последующим вдохом нарастало ощущение, что чудовищное напряжение покидает меня, а сознание проясняется. Теперь я нуждался только в одном – в сражении… если, конечно, пираты появятся. И желательно, побыстрее.
   Некоторые события действительно происходят очень быстро. Мы с Миракс и поженились-то очень быстро, а пока я соображал что к чему, вокруг нас заварилась такая каша, которая сделала нашу семейную жизнь нелегкой. Хотя я бы назвал это – семейной жизнью с элементами экстрима. Гранд адмирал Траун и его шуты испортили нам первую годовщину. Во время второй мне пришлось спасать Иана Додонну и остальных пленников из тюрьмы на «Лусанкии». Затем во время знаменитого имперского штурма на наш дом бесцеремонно свалился «звездный разрушитель». К счастью, мы тогда отсутствовали и не смогли встретить гостей, как полагается, о чем почему-то совершенно никто не пожалел.
   В действительности, единственная польза от всего этого – последующее назначение. Выследить Леонию Тавиру – назначение, придавшее нашей жизни призрачный вкус удовольствия и отдыха. Когда между набегами ее пираты исчезали в неизвестном направлении, мы получали неделю спокойной жизни, и только по прошествии семи дней начинали оглядываться по сторонам в ожидании новой атаки. Ту злополучную неделю мы с Миракс провели с пользой: восстанавливали разрушенный дом, а заодно пытались склеить треснувшие отношения. Но как только все стало получаться, я узнал, что такое настоящий сокрушительный удар. По сравнению с ним бунт Трауна – невинная шалость.
   Миракс решила, что хочет иметь детей.
   Она решила.
   Нет, я ничего не имею против карапузов, пускающих пузыри, особенно когда их уводят по домам счастливые родители. Дети хороши лишь на расстоянии, в чужом доме. Хм. Объяснять свою жизненную позицию Миракс оказалось не самым приятным делом, которым я когда-либо занимался в своей бурной жизни. К тому же болезненным. Растерянность и обида в ее глазах еще долго преследовали меня. Честно говоря, мое мнение вряд ли было решающим, да я и сам не знал, хочу ли отговорить Миракс от опрометчивого шага. И все же, попытка не пытка.
   Ну, это как сказать… Аргументы, которые я привел любимой жене, поражали своей примитивностью и несостоятельностью. Взять, к примеру, вот этот: «Сейчас наступили тяжелые времена для Галактики». Она отбила его мощным контрударом: «Наши родители находились в сходной ситуации, и мы, как ни крути, чувствуем себя более-менее нормально». Я парировал «ненадежной, мало оплачиваемой работой». Миракс только хмыкнула в ответ: «Главное – ты жив, а все остальное дело наживное». Сентенцию она подкрепила статистическими выкладками: несколько файлов с реальной отчетностью по ее экспортно-импортным операциям. Она заявила, что в одиночку может обеспечить семью из трех или четырех человек, а я на это время вообще могу оставить службу и посвятить себя заботе о младшем поколении. Кроме того, она заметила, что носить в себе ребенка целых девять месяцев без перерыва – это все равно, что отпахать три года с лишним при сорокачасовой неделе. Что может сравниться с материнским долгом? Только отцовский! После этого Миракс сказала, что я буду великолепным отцом, поскольку мой собственный отец в свое время провел хорошую воспитательную работу. Остается только вспомнить основные навыки, и дети будут от меня без ума. Или я от детей. Впрочем, какая разница? Фраза о том, что я должен отплатить ее свекру любовью, прозвучала довольно патетически, хотя и глупо. Такое впечатление, что я предам его память, если прямо здесь и сейчас не займусь вопросами детопроизводства. Аргумент убийственный, и Миракс отлично об этом знала.
   Дискуссии по мере их нарастания привнесли немалый дискомфорт в наши отношения. Миракс превратила общение в непрерывный поток примеров из истории множества народов, вымерших только потому, что ни одна из пар не желала иметь детей. Миракс осыпала меня ядовитыми насмешками, за которыми я угадывал ее боль. Раздражение и жалость, растерянность и любовь – все это накалило эмоции до предела. Я чувствовал, что еще немного, и взорвусь. Малейший комментарий о генетической предрасположенности и дальнейшей судьбе нашего ребенка возвращал меня к нерешенной проблеме. Кусочки мозаики никак не желали складываться в красивую и понятную картинку. Я чувствовал, что так будет продолжаться, пока я не отреагирую правильно на поставленный вопрос. Вот только вопрос касался ребенка. Моего ребенка. Нашего ребенка.
   Миракс пошла далее на то, что специально включила экран Всемирной сети именно в тот момент, когда в новостях показывали очаровательных трехлетних карапузов принцессы Лейи Органы. Близнецы оказались очень милы, и их появление могло спровоцировать демографический взрыв в Новой Республике. Мою жену нельзя упрекнуть ни в черной зависти, ни в стремлении быть такой как все, просто она была ровесницей Лейи, а значит, достигла того идеального для женщины возраста, когда стоит позаботиться о потомстве.
   Если женщина хочет, значит, это неотвратимо. А информационные службы Республики, как нарочно, вновь и вновь показывали царственных близнецов. Репортеры Новой Республики предпочитали не акцентировать внимание на том, как детишки пускают слюни или ревут, упав и расшибив себе коленку, и сильно приукрашивали радости, связанные с воспитанием малышей. В итоге каждую ночь мне стал сниться один и тот же сон – я держу улыбающегося младенца, который мне говорит: «Здравствуй, папа!» Странно, но вскоре я перестал воспринимать его как ночной кошмар, напротив, постарался сохранить видение в сознании. Когда просыпался, то казалось – еще немного, и я приму все условия Миракс.
   Осознав, что собственный страх и упрямство чреваты потерями (успехов в труде предостаточно, а вот счастья в личной жизни…), я пошел на компромисс. Миракс не признает ни завтра, ни вчера, она живет сегодня. Черта, которая неизменно вызывает у меня недоумение, смешанное с восхищением, ибо я мыслю сразу несколькими годами. Я сказал Миракс, что мы вернемся к вопросу о детях сразу после финального сражения с пиратами. Таким образом, не сказано «нет», и вместе с тем выгадывается время. Жена восприняла мое решение спокойно, чем снова удивила. Похоже, она решила играть роль невинной жертвы, вызывая у меня тем самым чувство вины. Неплохая тактика в данной ситуации.
   … Я выбрался из паутины воспоминаний и неохотно сказал:
   – Свистун, напомни, когда вернемся домой, что мы с Миракс должны принять окончательно решение по поводу ребенка. Сразу же, а не когда-нибудь после. Тавира больше не будет влиять на мою личную жизнь.
   В ответ – гомерический хохот Свистуна, в котором, впрочем, улавливались довольные нотки. Хоть кого-то я сегодня сумел осчастливить.
   Я взглянул на главный монитор. Ага, не зря мы здесь фланировали. «Сверкающая Звезда» взлетела с Алакаты, и был отчетливо виден еще один корабль. Свистун идентифицировал его как крейсер, известный под названием «Жирный куш». В отличие от консервативного дизайна этот был щедро усыпан бородавчатыми выступами. Выступы отделились от корабля-матки и направились к лайнеру.
   Я включил комлинк:
   – Проныра-9 – Проныре-лидеру, есть контакт. Один крейсер и восемнадцать нехороших парней направляются к «Сверкающей звезде».
   Голос босса как всегда был спокоен и холоден:
   – Вас понял, девятый. Два звена уничтожают истребители. Одно занимается крейсером.
   Пальцы привычно нашли панель тактического управления.
   – Просыпайтесь, сони, у нас тут драка.
   Вот это мне нравится больше всего! Я завел двигатели. «Крестокрыл» выпрыгнул из темноты, словно веселое привидение из могилы, неожиданно очутившись перед носом лайнера. Слева насмешливо мигнул огнями Оурил, два других моих ведомых – Вуррульф и Гуфран – подобрались справа. Я вдавил акселератор и с наслаждением приготовился к схватке.
   Жаль, что они не видели моей улыбки. Любому человеческому существу, находящемуся в здравом уме и твердой памяти, она показалась бы дикой. Лететь внутри металла навстречу смерти – глупо. Занятие для самоубийц. Но ловкость и изворотливость плюс профессионализм обычно снижали риск, уж я-то знаю наверняка. Примеры? Легко! В моей жизни случалось всякое, но мало что может сравниться с ощущениями, которые испытываешь, находясь в самом центре космической заварушки. Любое сражение возвращает тебя к тому первобытному естественному состоянию, которое мы утратили, благодаря цивилизации. Не спорю, ее блага – благо. Но разве жизнь без риска это жизнь? Если я потеряю физическую форму и самообладание, то умру, а вместе со мной погибнут и мои друзья. Но пока у меня нет чувства, что это произойдет.
   Звонкий щелчок – переключение с лазерных пушек на протонные торпеды. А теперь немного огня. Я выбрал цель, зафиксировал ее на дисплее. Свистун также сосредоточил свое внимание на ближайшем истребителе.
   Теперь привычным движением нажмем на гашетку и выпустим первую торпеду. Есть! Она ушла красиво, оставив после себя горячее облако. Пока торпеды уничтожали противника, наша эскадрилья готовилась к новой атаке – обычная тактика по уничтожению врага. Силы неравные. Их почему-то всегда больше.
   Пираты использовали свое обычное оружие, агрегат, получивший у нас кодовое название «исТРИбитель». Интересный внешний вид, и больше ничего. Почти ничего. Круглая кабина и ионные двигатели, все практически так же, как на базовой модели сейнарской ДИшки – товара широкого потребления, после водорода и глупости он у нас первый в Галактике на душу населения. К кабине присоединены три острых лезвия, расположенные на расстоянии в сто двадцать градусов друг от друга. Два под днищем корабля, в то время как третье грациозно венчает вершину кабины. Сооружение оборудовано спаренными мощными лазерами (тоже привет от «колесников») и ионной пушкой. Такие корабли обладают дополнительными возможностями по сканированию территории, что для пилота, находящегося внутри, является весьма ощутимым плюсом. Со стороны «исТРИбитель» напоминает гигантскую лапу с тремя когтями, ухватившую стальной шар. Может быть, потому в народе их так и называют – «когти». Однако современные технологии и блестящая упаковка мало помогли «когтю», который я атаковал. Торпеда аккуратно пробила левый борт и застряла в кабине перед тем, как взорваться. Мой коронный номер. Истребитель превратился в золотой шар огня, яркие искры посыпались вниз, исчезая в темной неизвестности. Еще три «когтя» постигла та же участь, а спустя несколько секунд два выстрела уничтожили и других сопровождающих, к сожалению, не всех.
   – Держитесь цели. У нас еще трое в свободном полете. Оурил, мы с тобой в паре слева.
   – Понял. Продолж-жим.
   «Крестокрыл» резко взмыл вверх и на полной скорости описал круг. Пока пираты разгадывали мой дальнейший ход, выделывая замысловатые пируэты, я свернул направо и выпустил перед носом их предводителя несколько лазерных обойм. Ослепив его, выиграл несколько минут. На всякий случай связался с Оурилом:
   – Я в эпицентре.
   Комлинк несколько раз пискнул, давая понять, что Оурил должным образом оценил сообщение.
   Атакуемый корабль на дисплее подался чуть в сторону, обрисовался зеленым контуром. Я с наслаждением нажал на гашетку. По зеленому ударили две красные молнии. Первая мгновенно срубила дефлекторное поле, словно комета пробуравила лед. Вторая разрушила кабину. Из черной дыры вырвалось пламя, и «коготь» спикировал вниз, на территорию Алакаты.
   Оурил вертелся около второго пирата, в очередной раз прицеливаясь. Предыдущими выстрелами уже был разрушен корпус, а затем и подожжен корабль. Теперь «исТРИбитель» выглядел как астероид. К счастью, уже не опасный.
   Из кабины я видел бело-зеленый шар Алакаты и «Сверкающую Звезду» над ней. С моего борта «Жирный куш» выглядел как мерзопакостное насекомое в космической пустоте. Турболазеры вдоль корпуса безуспешно пытались достать один из наших «крестокрылов», выстрелы скорее напоминали укусы назойливого комара. Полковник Селчу, Хобби, Йансон и Гэвин Дарклайтер – крепкие орешки, и этим горе-воякам явно не по зубам. Поскольку мы уничтожили «когти», крейсер нам не страшен.
   Атаку начали Тикхо и Хобби. Они развернулись и выпустили каждый по торпеде в нос кораблю. С другой стороны Гэвин и Уэс Йансон угостили пирата хорошей порцией лазера. Второй выстрел Гэвина расплавил башни на корпусе, в то время как Йансон от души расправлялся с тем, что составляло правый борт. В считанные минуты решающее преимущество было достигнуто, хотя потребовалось несколько больше усилий, чем предполагалось.
   Я последовал за Оурилом и присоединился к общему сражению. Потеря семи кораблей ввела пиратов в состояние шока, что немаловажно, хоть и далось это нам нелегко. «Когти» оказались более подвижны, чем наши «крестокрылы», ненамного, но все же достаточно, чтобы сражение затянулось. Однако на нас работал недостаток дисциплины, порожденный панической нервозностью и неуверенностью рядах противника.
   Оурил понял это первым. Выбрав для себя мишень, он подряд выпустил несколько разрядов. «Коготь» взорвался, но за секунду до этого откуда-то возник другой «коготь», решившийся на таран. Пират дал залп из ионной пушки, на поверхности защитного поля Оурила разыгралась настоящая гроза – с громом и молниями.
   Дефлекторное поле сдохло раньше, чем последствия выстрела. Мотиватор астродроида взорвался, и почти сразу же Свистун доложил, что на истребителе Оурила заглохли двигатели.
   – Оурил, отдохни-ка.
   Неизвестно, слышал ли меня Оурил, но мое предложение было от чистого сердца, как, впрочем, и дополнительный удар по пиратскому кораблю.
   Крутанувшись вправо, я рванул вперед, крикнув в комлинк:
   – Вызывает девятый. Кто-нибудь, прикройте меня сзади.
   Первым откликнулся Вуррульф:
   – Все в порядке, девятый.
   Уже легче! Обычно многие проблемы возникают в момент, когда пилот увлекается самим процессом охоты и забывает смотреть по сторонам. Иногда это сходит с рук, иногда приводит к самым печальным последствиям. Мчишься вперед и вдруг понимаешь, что ты уже не удачливый охотник, а всего лишь жертва. Роковая ошибка, которой я стараюсь избегать, особенно сейчас – на пороге самого главного предназначения в моей бурной жизни.
   Признаю, этим «когтем» управлял хороший пилот, который по странному стечению обстоятельств тоже не хотел умирать. В отличие от моих прошлых побед на этот раз Свистун молчал и не рапортовал о том, что оружие противника уничтожено. Из чего напрашивался вывод – придется снова ввязываться в схватку. Впрочем, именно об этом я и мечтал час назад.
   «Крестокрыл» попытался обойти пирата, но тот, почуяв подвох, резко затормозил, а затем подался вперед, используя всю свою изворотливость. Действительно, лучшая защита – нападение.
   Я послал ему в качестве подарка два отличных снаряда.
   Мимо! Прошли чуть выше, не причинив пиратскому «когтю» ни малейшего вреда.
   А вот у меня, похоже, возникли небольшие проблемы…
   Я подал назад, галантно уступая противнику бескрайнюю территорию.
   Он попался на удочку: сосредоточившись на моем лобовом стекле, «коготь» не заметил, как я выпустил две лазерные молнии в корпус неуязвимого доселе корабля. Всего два удара – и полностью разрушен защитный щит, а в правом борту зазияла хорошая пробоина.
   Еще парочка лазерных «приветов» лишили «коготь» обычной мобильности. Так-то!
   Свистун показал на дисплее все потери, которые понес мой достойный противник.
   Что ж, обратимся к здравому смыслу. Всей птичке пропасть, коль увяз коготок.
   – Говорит капитан Корран Хорн, военные силы Новой Республики. Предлагаю сдаться.
   Ответил мелодичный женский голос:
   – Капитан, а вы в курсе, что пираты никогда не сдаются?
   – Почему же никогда? Слишком громко сказано. Взять, например, ваш крейсер.
   – Риизоло – дурак, поэтому он ни за что не ручался своей головой. А я вот поручусь.
   Женщина засмеялась. Ситх подери, мне понравился серебристый перелив!
   – Капитан, мне незачем жить, если я потеряла уважение к себе. Не люблю проигрывать.
   Еще один удар, Хорн! Только вы и я.
   – Но в таком случае вы умрете.
   Выстрел уничтожит «коготь». Она знала это.
   – Наверное. Но надеюсь, умру не одна.
   Ее корабль замер, словно ранкор перед последним прыжком.
   – Капитан Хорн, вы выполните желание дамы?
   Ответить я не успел. «Коготь» стремительно ринулся на «крестокрыл». Жертва превратилась в агрессивного и безумного охотника. На задворках сознания мелькнула и сразу погасла мысль: «О какой чести и уважении она говорит! Чего-чего, а у пиратов не было да и не будет ни того ни другого!»
   Палец накрыл красную кнопку. Пуск. Послушная торпеда полетела навстречу цели. Как бы хороша не была дама, уже ничего не сделать, чтобы избежать столкновения. И все-таки прекрасная незнакомка попыталась. Мимо меня пролетели два лазерных шара. В последний момент она успела выстрелить еще раз, но голубую молнию поглотил мощный взрыв.
   Я почему-то был уверен, что в какую-то секунду она искренне верила, что победила.
   Это только на экране взрывы выглядят красиво. В эпицентре событий сразу же после уничтожения нескольких объектов посредством торпед у нас неизменно возникает одна и та же проблема. Слишком много энергии выбрасывается в пространство, к тому же лазеры, которые используют пираты, разрушают слой атмосферы, и скопление образовавшихся ядовитых газов может привести к повторным взрывам.
   На сегодня – все. Индикатор на экране зажегся спокойным зеленым цветом, что означало – поблизости нет враждебно настроенных объектов. Мы, не сговариваясь, – вот что значит профессиональная привычка! – стали подсчитывать ущерб от схватки. У Оурила повреждена только фронтальная панель защиты. Вуррульф и Гуфран рапортовали, что их «крестокрылы» не получили даже царапины. Ну, здесь, они, по-моему, несколько лукавили, ладно, техники разберутся. Из нашей бравой эскадрильи только Реми Поллар вышла из боя с серьезными повреждениями, но она заверила, что как только ее подберет спасательная шлюпка со «Сверкающей звезды», проблемы будут решены.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация