А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Муравьи" (страница 14)


...
   Жертвенность: Наблюдая за муравьем, можно сказать, что им движут отнюдь не шкурные интересы. Отрубленная голова еще попытается быть полезной другим, кусая вражеские ноги, дробя зерно, торакс потащится закрыть собой врагу вход в муравейник.
   Самоотречение? Фанатизм по отношению к Городу? Отупение из-за коллективного образа жизни?
   Нет, муравей умеет жить в одиночку. Ему не нужно Племя, он может даже взбунтоваться.
   Почему же он жертвует собой?
   На моей стадии исследовательских работ я сказал бы: из скромности. Кажется, что для муравья его смерть не такое важное событие, чтобы отвлечь его от дела, которым он занимался пару мгновений назад.
Эдмон Уэллс.«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»
   Огибая деревья, кочки и колючие кусты, разведчики себе на беду продвигаются к Востоку.
   Дорога сузилась, но дорожные рабочие еще тут. Никогда нельзя пренебрегать путями, ведущими из одного Города в другой. Рабочие расчищают мох, убирают соломинки, при помощи железы Дюфура расставляют обонятельные дорожные знаки.
   Сейчас уже редкий рабочий идет им навстречу. На земле повсюду встречаются указательные феромоны: «На перекрестке № 29 идите в обход через боярышник!»
   Наверное, речь идет о последних следах вражеской засады.
   По дороге № 103683 переживает сюрприз за сюрпризом. Он никогда не бывал в этих местах.
   Тут встречаются сатанинские грибы в восемьдесят голов высотой! А это ведь довольно распространенный на Западе вид.
   Он узнает зловонную бархатницу, чей неприятный запах привлекает мух, жемчужные грибы-дождевики, он залезает на гриб-лисичку и с удовольствием топчется в его мягкой плоти.
   Он видит разные удивительные растения: дикую коноплю, чьи цветы так хорошо удерживают росу, великолепные и тревожные орхидеи, кошачьи лапки с длинными стеблями…
   Он подходит к бальзамину, цветы которого похожи на пчел, и неосторожно дотрагивается до него. Зрелые плоды немедленно взрываются прямо ему в лицо, покрыв его желтыми клейкими семечками! Хорошо хоть это не альтенария…
   Не падая духом, № 103683 забирается на лютик, чтобы поближе рассмотреть небо. Он видит в нем пчел, выписывающих восьмерки для того, чтобы оповестить своих сестер о том, что здесь есть цветы с пыльцой.
   Пейзаж становится все более диким. Плывут странные запахи. Сотни неизвестных маленьких существ шныряют во все стороны. Об этом догадываешься только по шелесту сухих листьев.
   Полный впечатлений, № 103683 догоняет отряд. И они спокойным шагом приближаются к предместьям Федерального Города Зуби-зуби-кан. Издалека он напоминает самую обычную рощицу. Если бы не запах и не проторенная дорога, никто бы и не подумал искать здесь Город. На самом деле, Зуби-зуби-кан – классический Город рыжих муравьев, с корнем, куполом из веточек и свалками. Но все спрятано под кустами.
   Входы в Город расположены высоко, почти на уровне вершины купола. До них надо добираться через заросли папоротника и шиповника, что и делают разведчики.
   А там кипит жизнь. Тлю не так легко заметить, она одного цвета с листьями. Однако опытный усик и глаз без труда замечают тысячи маленьких зеленых бородавок, медленно растущих по мере поглощения растительного сока.
   Очень давно между тлей и муравьями был заключен договор: тля кормит муравьев, те, в благодарность, ее защищают. Правда, в некоторых Городах «дойных коров» снабжают опознавательными запахами и обрезают им крылья: так удобнее пасти стадо… В Зуби-зуби-кане эта бесчестная практика в ходу. Из чувства вины, а может быть, просто чтобы идти в ногу со временем, Город построил на втором этаже грандиозный хлев, оборудованный всем необходимым для удовлетворения потребностей тли. Муравьи-кормилицы ухаживают там за яйцами тли так же тщательно, как за яйцами мирмесеян. От этого, без сомнения, местный скот такой красивый и важный.
   № 103683 и его товарищи подходят к стаду, сосущему ветку шиповника. Они выделяют два-три вопроса, но тля не выпускает свои хоботы из растительной плоти и не обращает на пришельцев ни малейшего внимания. В конце концов, может быть, они даже и не знают обонятельного языка муравьев… Разведчики усиками ищут пастуха, но никого не находят.
   И тут происходит что-то невообразимое. В середину стада падают три божьи коровки. Эти ужасные хищники сеют панику в рядах тли: бедная скотинка не может даже бежать, крылья-то у нее обрезаны!
   Но, к счастью, вслед за «волками» появляются пастухи. Из-за листа выскакивают два зубизубиканских муравья. Они прятались, чтобы подпустить красных, в черных горошинах, хищников поближе. Муравьи прицеливаются, рассчитанный залп кислоты – и разбойницы повержены. Потом отважные стрелки бегут успокоить еще испуганное стадо. Они доят букашек, барабанят по их брюшкам, ласкают их усики. Тли выпускают большие шарики прозрачного сахара.
   Поглощая бесценное, сладкое, как ликер, молочко, зубизубиканские пастухи замечают белоканских разведчиков.
   Муравьи здороваются, вступают в усиковый контакт.
   Мы идем на охоту на ящерицу, — выделяет один из белоканцев.
   Тогда вам надо двигаться дальше на Восток. Одного из монстров заметили в направлении поста Гаэй-Тиоло.
   Вместо того чтобы, как это принято, предложить гостям трофаллаксию, пастухи предлагают им прямо подоить тлю. Разведчиков не надо упрашивать дважды. Каждый выбирает себе особь и начинает щекотать ей брюшко, чтобы нацедить драгоценного молочка.

   Внутри глотка темная, зловонная и маслянистая. Самка № 56, вся выпачканная в слюне, скользит в горле хищника. Зубов в глотке нет, поэтому самку не жевали, и она еще невредима. О том, чтобы покориться судьбе, нет даже и речи, ведь вместе с самкой № 56 исчезнет целый Город.
   Отчаянным усилием она вонзает мандибулы в скользкую плоть пищевода. Рефлекс спасает ее, он вызывает у ласточки рвотный позыв, та кашляет и далеко выплевывает раздражающую пищу. Ослепленная самка № 56 пытается лететь, но ее склеившиеся крылья слишком отяжелели. Она падает в самую середину реки.
   Самцы в агонии тонут вокруг нее. Она слышит в вышине, как мечутся в воздухе двадцать ее сестер, прорвавшихся из окружения ласточек. Обессиленные, они теряют высоту. Одна из них приземляется на кувшинку, где ее видят две саламандры, хватают и раздирают в клочья. Остальные королевы нашли свой конец при последовательном вмешательстве голубей, жаб, кротов, змей, летучих мышей, ежей, кур и цыплят… В конечном итоге, из полутора тысяч взлетевших самок уцелели только шесть.
   № 56 в их числе. Ее спасло чудо. Она должна жить. Она должна создать свой Город и разгадать тайну «секретного оружия». Она знает о том, что ей понадобится помощь, о том, что она может рассчитывать на великое множество друзей, уже населяющих ее лоно. Надо только выпустить их оттуда…
   Но сначала надо выпутаться из переделки…
   Рассчитав угол наклона солнечных лучей, она определяет точку своего падения в восточную реку. Небезопасное место, так как, если муравьи и населяют все острова мира, никто до сих пор не знает, как они, не умея плавать, туда попали.
   В пределах досягаемости проплывает листок, она вцепляется в него всеми мандибулами. Она лихорадочно бьет задними лапками, но тщетно: бедняжка не движется ни взад ни вперед. Довольно долго она барахтается так на поверхности воды, как вдруг под ней возникает гигантская тень. Головастик? Нет, в тысячу раз больше. Самка № 56 различает вытянутое тело с гладкой, полосатой кожей. Небывалое видение! Форель!
   Маленькие ракообразные – веслоногие рачки, водяные блохи – бегут от монстра. А тот ныряет, а затем всплывает рядом с охваченной ужасом королевой, продолжающей цепляться за свой листок.
   Со всей мощью своих плавников форель устремляется вверх и выныривает из воды. Пока большая волна увлекает муравья, форель как будто висит в воздухе, она открывает усеянную мелкими зубами пасть и глотает летящую мошку.. Потом выворачивается ударом хвоста и снова бросается в свой хрустальный мир… и новая волна заливает муравья.
   Лягушки уже успокоились и прыгают в воду, ссорясь из-за королевы и ее икры. Королева выныривает, но водоворот снова увлекает ее в негостеприимные водные глубины. Лягушки преследуют ее. Королеву сковывает холод. Она теряет сознание.

   Николя со своими новыми друзьями, Жаном и Филиппом, смотрел в столовой телевизор. Беспрестанная смена картинок убаюкивала остальных розовощеких сирот вокруг них.
   Сюжет фильма проникал через их глаза и уши в память мозга со скоростью пятьсот километров в час. Человеческий мозг способен хранить около шестидесяти миллиардов воспоминаний. Когда память переполняется, происходит автоматическая уборка, воспоминания, сочтенные наименее интересными, забываются. Остаются трагические воспоминания и сожаления об ушедших радостях.
   Сразу после фильма в этот день показывали ток-шоу на тему о насекомых. Большинство человеческого молодняка рассеялось, научная говорильня их мало вдохновляла.
   « – Профессор Ледюк, вы, вместе с профессором Розенфельдом, считаетесь самыми крупными в Европе специалистами по муравьям. Что заставило вас посвятить их изучению жизнь?
   – Однажды я открыл на кухне шкафчик и увидел армию этих насекомых. Несколько часов я наблюдал за ними как прикованный. Для меня это был урок жизни и смирения. Я захотел узнать о них больше… Вот и весь секрет, – рассмеялся профессор.
   – А что вас отличает от другого такого же знаменитого знатока муравьев, каким является профессор Розенфельд?
   – А, профессор Розенфельд! Он еще не на пенсии? – снова рассмеялся Ледюк. – Ну, если серьезно, мы с ним по разные стороны баррикад. Понимаете, есть много способов "понимать" этих насекомых… Раньше считали, что все общественные виды (термиты, пчелы, муравьи) – монархисты. Это было просто, но неверно. Потом заметили, что у муравьев королева обладает властью только производить потомство. У муравьев существует множество форм правления: монархия, олигархия, триумвират воинов, демократия, анархия и тому подобное… Иногда даже, когда граждане недовольны своим правительством, они бунтуют, и внутри Городов вспыхивают настоящие гражданские войны. Подумать только!
   – Я, как и представители так называемой "немецкой" школы, к которой я себя причисляю, полагаю, что организация мира муравьев основана на иерархии каст, на главенстве индивидуумов альфа, более одаренных, чем основная масса, и руководящих группами рабочих .. Розенфельд, связанный с так называемой "итальянской" школой, считает муравьев прирожденными анархистами и отрицает наличие более одаренных, чем основная масса, индивидуумов альфа. По его мнению, лидеры появляются только иногда, спонтанно, лишь на короткий промежуток времени, для того чтобы решить какие-то практические задачи.
   – Я вас не совсем понимаю.
   – Грубо говоря, итальянская школа думает, что любой муравей может стать лидером, коль скоро у него появилась оригинальная, заинтересовавшая остальных идея. В то время как немецкая школа считает, что только муравьи "с характером вождя" могут возглавить движение для решения какой-то задачи.
   – Значит, эти две научные школы друг к другу непримиримы?
   – Если хотите знать, бывало, что во время крупных международных конгрессов дело доходило до потасовки.
   – А, так это все то же старое соперничество между саксонским и латинским духом?
   – Нет. Эта война скорее похожа на ту, что противопоставляет сторонников понятий "врожденного" и "благоприобретенного". Рождаемся мы кретинами или становимся? Это один из вопросов, на которые мы пытаемся ответить, изучая общественное устройство муравьев.
   – А почему не поставить эксперименты на кроликах или мышах?
   – Муравьи дают нам возможность посмотреть, как функционирует общество, общество, состоящее из многих миллионов индивидуумов. Как будто наблюдаешь за целым миром. Насколько я знаю, не существует многомиллионных Городов кроликов или мышей…»
   Николя толкнули локтем.
   – Слыхал?
   Но Николя не слушал. Это лицо, эти желтые глаза, он их уже видел. Где? Когда? Он рылся в памяти. Точно, теперь он вспомнил. Это был человек с переплетом. Он сказал тогда, что его зовут Гунь, но это был тот самый профессор Ледюк, который сейчас распинался по телевизору.
   Открытие погрузило Николя в пучину размышлений. Профессор соврал для того, чтобы завладеть энциклопедией. Ее содержание было бесценным для дела изучения муравьев. Она должна была быть внизу. Она, несомненно, была в подвале. И ее все так хотели найти: папа, мама и этот Ледюк Надо найти ее, эту проклятую энциклопедию, и все станет понятно.
   Николя встал.
   – Ты куда?
   Он ничего не ответил.
   – А я думал, что ты интересуешься муравьями…
   Он дошел до двери, потом побежал по коридору в свою комнату. Ему не понадобится много вещей. Только любимая кожаная куртка, перочинный ножик и крепкие ботинки на каучуковой подошве.
   Воспитатели даже не обратили на него внимания, когда он проходил через просторный холл.
   Он убежал из детского приюта.

   Издалека Гаэй-Тиоло напоминает что-то вроде круглого кратера. Вроде норы крота. «Аванпост» – это мини-муравейник, населенный сотней особей. Он функционирует только с апреля по октябрь, а всю позднюю осень и зиму остается пустым.
   Здесь, как у примитивных муравьев, нет ни королевы, ни рабочих, ни солдат. Каждый играет все роли одновременно. Кстати, здесь не стесняются и покритиковать суету гигантских Городов. Смеются над пробками, над обвалами в коридорах, над секретными тоннелями, превращающими Город в червивое яблоко, над чрезмерно специализирующимися в какой-то одной области рабочими, которые уже не умеют охотиться, над слепыми привратниками, на всю жизнь замурованными в своих тесных ходах…
   № 103683 обследует пост. Гаэй-Тиоло состоит из чердака и большого основного зала. Над помещением проделано потолочное отверстие, через которое проскальзывают два солнечных луча, освещающих десятки военных трофеев. Трофеи пустыми оболочками висят на стенах и посвистывают от сквозняка.
   № 103683 приближается к разноцветным трупам. К нему подходит местный обитатель, гладит усики № 103683, показывает ему великолепные экземпляры, убитые благодаря разным мирмесеянским хитростям. Трофеи покрыты муравьиной кислотой, которая позволяет также предохранять трупы от тления.
   Здесь выставлены в ряд всевозможные породы бабочек и крупных насекомых, самые разнообразные по форме и цвету. Однако в коллекции не хватает весьма известного существа: королевы термитов.
   № 103683 спрашивает, не враждуют ли местные жители с соседями термитами. Абориген поднимает усики в знак удивления. Он перестает жевать мандибулами и наступает тяжелая обонятельная тишина.
   Термиты?
   Усики опускаются. Ему нечего выделить. К тому же он вообще-то занят, ему надо тушу разделывать. И так задержался. Как-нибудь в другой раз. Абориген поворачивается и уже собирается бежать по своим делам, но № 103683 настаивает.
   Такое впечатление, что его собеседник запаниковал. Его усики слегка подрагивают. Очевидно, что слово «термит» напоминает ему о чем-то ужасном. Похоже, что разговаривать на эту тему муравью не под силу. Он убегает к группе рабочих, у которых в самом разгаре настоящая попойка.
   Каждый из них наполнил свой социальный зоб цветочной медовухой, и теперь они отпивают друг у друга из брюшков, представляя собой длинную замкнутую цепочку.
   Шумно входят пять охотников, приписанных к аванпосту. Перед собой они толкают гусеницу.
   Посмотрите, кого мы нашли. Самое удивительное то, что она дает мед!
   Тот, кто выделил эту новость, теребит пленницу окончаниями усиков. Потом он дает ей листок и как только гусеница начинает есть, прыгает ей на спину. Гусеница выгибается, но поделать ничего не может. Муравей крепко держит ее, вонзив когти ей в бока, поворачивается и лижет ее последний сегмент до тех пор, пока не появляется ликер. Все поздравляют его и из мандибулы в мандибулу передают неизвестное им до сих пор молочко. Его запах отличается от запаха молочка тли. Оно более маслянистое, с более заметным привкусом растительного сока. Когда № 103683 пробует экзотический ликер, чей-то усик касается его головы.
   Это ты термитами интересуешься?
   Муравей, бросивший ему этот феромон, с виду совсем старик Весь его панцирь исцарапан ударами мандибул. № 103683 отводит усики назад в знак согласия.
   Иди за мной!
   Муравья зовут № 4000. Голова у него плоская, как лист, глаза – крошечные. Он выделяет дребезжащие запахи с очень слабым содержанием спирта. Может быть, из-за этого он хочет поговорить в крошечной, практически закрытой впадине в стене.
   Не бойся, здесь можно говорить, это мое жилище.
   № 103683 спрашивает его о том, что ему известно о термитнике на Востоке. Его собеседник разводит усиками.
   Почему ты этим интересуешься? Ты ведь пришел охотиться на ящериц?
   № 103683 решает открыть все карты этому старому бесполому солдату. Он рассказывает ему о таинственном «секретном оружии», примененном против солдат Ла-шола-кана. Сначала думали, что это дело карликов, но они тут оказались ни при чем. Ну и, естественно, подозрения легли на термитов с Востока, другого серьезного противника рыжих муравьев…
   Старик складывает усики в знак удивления. Он никогда не слышал ни о чем подобном. Он испытующе смотрит на № 103683 и спрашивает:
   Это секретное оружие оторвало тебе пятую лапку?
   Молодой солдат отвечает отрицательно. Он потерял ее в битве Маков, во время освобождения Ла-шола-кана. № 4000 обрадованно шевелит усиками – он тоже там был!
   Какой легион?
   Пятнадцатый, а ты?
   Третий!
   Во время последнего наступления один из них дрался на левом фланге, а другой – на правом. Бойцы вспоминают минувшие дни. На поле битвы всегда набираешься опыта. № 4000, например, заметил в самом начале сражения, как противник использовал гонцов-мошек Ему кажется, что этот метод связи на больших расстояниях гораздо лучше обычных гонцов.
   Белоканский солдат, ничего не заметивший, охотно соглашается. Потом он торопится вернуться к теме разговора:
   Почему никто не хочет говорить со мной о термитах?
   Старый воин склоняется к нему. Их головы соприкасаются.
   Здесь тоже происходят очень странные вещи…
   Его запахи намекают на тайну. Очень, очень странные… фраза отражается обонятельным эхом от стен.
   Затем № 4000 рассказывает о том, что вот уже довольно давно не видно ни одного термита из Города на Востоке. Раньше они пользовались тем, что через Сатей протекает река, и посылали шпионов на Запад. Муравьи знали об этом и худо-бедно их контролировали. Теперь нет даже шпионов. Нет ничего.
   Атакующий враг беспокоит, но исчезнувший враг озадачивает еще больше. Так как никаких стычек с термитами больше не было, муравьи с поста Гаэй-Тиоло решили сами пойти на разведку.
   Туда отправился один отряд. Больше его никто не видел. За ним пошел следующий, который исчез точно так же. Тогда подумали, что это ящерица или особенно прожорливый крот. Но нет, потому что когда нападает хищник, кто-то всегда остается в живых, хотя бы раненый. А тут все солдаты испарились.
   Что-то мне это напоминает… — начинает № 103683.
   Но старик не дает прервать свой рассказ. Он продолжает:
   После неудачи с двумя первыми экспедициями солдаты Гаэй-Тиоло решили пойти ва-банк. Они послали пол-легиона из пятисот вооруженных до зубов воинов. На этот раз были уцелевшие. Вернее, был – один-единственный. Он приплелся, проделав путь в тысячи голов, и умер в страшном бреду, едва дойдя до порога дома.
   Осмотрели труп – ни единой царапины. Его усики не пострадали в сражении. Можно было подумать, что смерть обрушилась на него безо всякой причины.
   Ты понимаешь теперь, почему никто не хочет говорить с тобой о термитнике на Востоке?
   № 103683 понимает. А главное, он доволен, он уверен в том, что напал на верный след. Если тайна «секретного оружия» имеет разгадку, то разгадка эта находится в термитнике на Востоке.

...
   Голография: Нечто общее между человеческим мозгом и муравейником выявляет голографическое изображение.
   Что такое голография? Наложение начерченных линий, освещенных под определенным углом, таким образом, что создается эффект объемной картинки. На самом деле она и существует, и не существует одновременно. От соединения начерченных линий родилось третье измерение: иллюзия рельефа. Каждый нейрон нашего мозга, как и каждая особь в муравейнике, обладает полнотой информации. Коллективность необходима для появления сознания, «рельефной мысли».
Эдмон Уэллс.«Энциклопедия относительного и абсолютного знания»
   Когда самка № 56, совсем недавно ставшая королевой, приходит в себя, то обнаруживает, что она лежит на большом галечном пляже. Несомненно, она спаслась от лягушек только благодаря быстрому течению. Она хочет взлететь, но крылья ее еще не высохли. Надо ждать…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация