А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 8)

   Сэм перебросил поводья через луку седла, позволив Дамаску шагать рядом с пони Арси. Земля была сухой и ровной, поэтому животным было нетрудно держаться рядом. Солнце поднималось все выше, и в своей черной униформе Сэму постепенно становилось жарковато. Валери снова надвинула на голову капюшон. Ворон, утомленный ночным бдением, дремал у нее на плече, спрятав голову под крыло. Отлично. Приподняв полу плаща, Сэм обследовал ее. Плащ, вымазанный глиной и кровью, был к тому же чересчур длинным и теплым для такой погоды. Однако, учитывая огромное количество нужных предметов, спрятанных в нем, просто выбросить его было нельзя. Стало быть, надо укоротить. Сэм достал свой четвертый по качеству кинжал с жемчужиной на рукояти и принялся за дело.
   Звук рвущейся ткани заставил обернуться сначала Арси, а потом и Валери. Сэм, поглощенный своим занятием, поднял голову и посмотрел на них скучающим взглядом.
   – Слишком длинный, – пробормотал он в качестве пояснения.
   Валери отвернулась, и Арси тоже… Но через секунду бариганец опять оглянулся и бросил на Сэма вопросительный взгляд. Тот подмигнул. Арси ухмыльнулся и снова стал смотреть на дорогу, но теперь он время от времени поглядывал на Сэма. Сэм укорачивал плащ постепенно: он отрезал сначала одну полоску, проверял, ровно ли получилось, подравнивал край, отрезал другую, снова проверял… при этом у него выходили лоскутки самых разных размеров, которые он исподтишка скреплял узлами. Сэм работал быстро и не забывал насвистывать за работой: убийца, которого вдруг перестало быть слышно, весьма подозрителен. Наконец он закончил портняжить и снова взялся за поводья. Валери на своем темно-гнедом жеребце ехала чуть впереди и слева. Сэм заставил Дамаска слегка ускорить шаг и поравнялся с Арси. Не говоря ни слова, он вручил бариганцу горсть черных лоскутов, из которых была связана не слишком аккуратная, зато прочная сеть фута три диаметром. При этом он сказал на языке жестов:
   – Лови птицу. Держи. Слушай меня. – Он посмотрел вперед. Валери как раз начала спускаться с холма. – Давай!
   Злодеи одновременно ударили каблуками в бока своих скакунов. Животные от неожиданности рванули вперед, в несколько прыжков настигли коня Валери и оказались по обе стороны от нее. Каурый жеребец прянул, поднялся на дыбы – и тут начался хаос.
   Арси сделал на удивление быстрый и ловкий бросок, накрыв изумленного ворона, не успевшего даже расправить крылья, ячейками сети. Дернув сеть, вор сорвал когтистые лапы с плеча Валери. Ворон яростно закаркал, но Сэм уже встал в стременах. Вспышка огня, который приходил к нему в решающие минуты, вытолкнула его из седла, и он всем телом обрушился на Валери, которая машинально схватилась рукой за расцарапанное плечо. От удара оба полетели на траву. После недолгой борьбы Сэм придавил колдунью к земле. Одной рукой он крепко сдавил ей запястья, а другой приставил к горлу кинжал. Валери, чья внушительная грудь картинно вздымалась, открыла рот, чтобы произнести слова заклинания, с помощью которого намеревалась отправить убийцу в небытие, – и тут через его плечо увидела Арси. Малявка-вор гордо восседал на своем пони, сжав грязными лапами шею ее драгоценного Чернеца! Ворон оцепенел от ужаса: доступ воздуха в его крошечные птичьи легкие почти прекратился.
   Сэм увидел, как бешеная ярость на лице колдуньи сменилась вдруг бешеной яростью, смешанной со страхом, и улыбнулся мерзкой улыбочкой.
   – Одно неверное движение, колдунья, и можешь прощаться со своим приятелем, – прошептал он.
   Ответом ему был ненавидящий взгляд. Не отрывая от нее глаз, Сэм сказал:
   – Отлично сработано, Арси. Главное – ненароком не выпусти его! Если она шевельнется, отрывай ее чертовой птице башку!
   Ворон забулькал от ужаса, а Сэм кончиком лезвия отбросил воротник плаща натуанки. Под ним, черный, словно дыра в ничто, лежал талисман. Валери в панике ахнула и начала что-то бормотать, но придушенное карканье ворона заставило ее замолчать. Сэм кинжалом подцепил тяжелую цепь и снял талисман с шеи колдуньи. Золотая оправа сверкнула в солнечных лучах, но поверхность камня осталась ровной и темной, словно озеро в полночь. Сэм перевел взгляд с талисмана на колдунью.
   – Ты, похоже, очень им дорожишь. Перед сном снимаешь с себя все драгоценности, чтобы не портить свою белую кожу, – а эту тяжесть оставляешь. Ты прячешь его под платьем, которое не скрывает больше ничего, и невольно тянешь к нему руку в трудные минуты… Может, ты сама этого не замечаешь, но так оно и есть. Ты говорила, у тебя есть свои способы пользоваться темными чарами в покоренном Светом мире… Не это ли твой способ, колдунья?
   Сэм резко дернул кинжал, разорвав цепочку. Талисман взлетел высоко в воздух. Валери бросилась за ним: страх придал ей сил и позволил вырваться из рук Сэма. Но Сэм оказался проворнее. Отскочив в сторону, он ловко поймал камень в ладонь и, когда Валери, оскалив острые зубы, приготовилась к прыжку, поднял кулак над валуном, угрожая разбить подвеску. Колдунья застыла на месте. В ту же секунду сдавленно каркнул Чернец: Арси сильнее сжал ему шею. Двойной нагрузки нервы колдуньи уже не выдержали: она ничком рухнула на траву, и плечи ее задрожали – хотя никто не решился бы сказать, от слез или от ярости.
   Сэм с Арси переглянулись, и вор медленно разжал пальцы. Ворон издал звук, удивительно напоминающий вздох облегчения. Кайлана, как всегда собранная и несуетливая, вышла из лощины, ведя в поводу лошадей Сэма и Валери. Сэм смущенно принял у нее из рук уздечку, и Дамаск немедленно ткнулся мордой ему в плечо. Кайлана осторожно подошла к лежащей на земле Валери.
   При ее приближении колдунья стремительно села. Капюшон слетел у нее с головы, и было видно, что глазам ее больно от яркого солнца. Впрочем, голос натуанки звучал сильно и гордо:
   – Ну что же – вы победили! Убейте же меня, как я убила бы вас! В конце концов вы тоже умрете, когда света станет слишком много.
   – Мы не станем тебя убивать. – Произнося эти слова, Кайлана смотрела на Сэма, и тот почему-то почувствовал, что спорить бессмысленно. – Сделать это – значит самим вырыть себе могилу. Свет в равной степени вреден нам всем. Нас слишком мало, чтобы убивать друг друга… Но ни один из нас не будет повелевать остальными. Запомни это, колдунья. – Она вновь бросила взгляд на Сэма, в одной руке державшего уздечку, а в другой – талисман. Валери надевала свой капюшон, и руки у нее уже начали краснеть от солнца. – Колдунья, Сэм угадал правильно – ты черпаешь из этого талисмана силы?
   – Да, – пробурчала Валери. – Как ты, наверное, догадалась, это портал Тьмы. Наверное, последний – о других я не знаю. Очень маленький. Очень слабый. Но для одного человека его достаточно.
   – Значит, – продолжала расспрашивать Кайлана, – не имея его, ты не можешь и колдовать?
   – Да, – слабым голосом проговорила колдунья, – без него я беспомощнее младенца. Кайлана вздохнула.
   – Ты лжешь, – безнадежно сказала она.
   – Ну хорошо, хорошо! Я могу колдовать – если амулет где-то рядом… Но все равно без портала я становлюсь слабее, чем ты.
   Она встала и принялась отряхивать платье. Кайлана кивнула: на этот раз ответ ее удовлетворил.
   Сэм подал голос:
   – Я считаю, что надо взять талисман в залог, чтобы ей опять не пришло в голову нас запугивать.
   Арси кивнул, и Кайлана тоже. Валери ничего не оставалось, как согласиться.
   – Хорошо, будь по-вашему. Отпускай Чернеца.
   Кайлана кивнула Арси, и тот снял с птицы сеть. Чернец растопырил крылья и яростно уставился на Арси. В следующее мгновение его толстый блестящий клюв стремительно ударил бариганца по руке. Арси разразился проклятиями, а ворон с торжествующим видом подлетел к Валери, уселся ей на плечо и принялся деловито чистить перья. Кайлана поочередно оглядела всех.
   – Ладно, с этим покончено. Но нам все равно требуется предводитель – это необходимо. Пусть наши побуждения различны… – она снова пристально посмотрела на каждого, – …что мне прекрасно известно… но конечная цель – восстановить Тьму в нашем мире – у нас общая. Валери знает, каким образом можно ее достичь. Все остальные – нет. Так что я предлагаю сохранить положение вещей. У кого-то есть возражения?
   Возражений не оказалось. Кайлана кивнула:
   – Я так и предполагала. Ну что ж, поехали дальше.
   – Так куда же мы все-таки едем? – поинтересовался Сэм, когда Валери села в седло.
   – Ну, поскольку цыгане нам ничем помочь не смогли, надо искать другого помощника. Дело в том, что даже сами Герои не знали, где именно спрятаны составные части Ключа. Видите ли, их сокрыли сами боги.
   – В таком случае мы мало что можем сделать, разве не так? – насмешливо спросил Арси.
   – Не совсем так, нахальный вор. Для того чтобы найти вещь, проще всего спросить у того, кто ее спрятал.
   – Ты рехнулась! – убежденно воскликнул Сэм. – Спросить у богов?! Да любой бог, если и снизойдет до того, чтобы обратить на нас внимание, то лишь затем, чтобы превратить в каких-нибудь улиток! Все боги, которые могли быть на нашей стороне, давно исчезли.
   – Не все, – загадочно ответила Валери.

   Вечером на привале Сэм достал талисман и начал его рассматривать. Он спрятал камень в потайной кошелек, не сомневаясь, что, если колдунье удастся получить его обратно, месть ее будет ужасна. Осторожно держа талисман за оправу, Сэм поворачивал его то так, то этак. Тыльная сторона была совершенно плоской и напоминала гематитовое зеркало. Он встретился взглядом с собственным отражением и поразился тому, как хищно и холодно он смотрит. Сэм подобрал веточку и потыкал ею в талисман, но встретил лишь легкое сопротивление, подобное тому, какое ощущаешь, приближая друг к другу магниты. Впрочем, скоро веточка перестала погружаться в глубь камня и переломилась. С опаской потрогав поверхность пальцем, Сэм ощутил то же сопротивление – а когда оно стало сильнее, еще и холод, словно подул морозный ветер.
   Краем глаза Сэм заметил, что к нему приближается Арси. Крадется на своих толстеньких ножках – сейчас рявкнет у меня над ухом, чтобы проверить, не подскочу ли я от неожиданности.
   – Развлекаешься, Сэм?
   Сэм даже не шевельнулся. И лишь после тщательно рассчитанной паузы оглянулся через плечо:
   – Еще бы, Чекушка. Как дела?
   Арси, слегка разочарованный тем, что не удалось застать Сэма врасплох, плюхнулся рядом на траву и вытащил трубку.
   – Тебе все это знакомо, – сказал он. – И что же ты скажешь? Это приключение или нет?
   – Во всяком случае, разнообразие. – Сэм отправил талисман обратно в кошель. – Расставшись с прошлым, брошен в неприветливую глушь в обществе двух чокнутых баб и вора, сплю под открытым небом, весь день под палящим солнцем… – продекламировал он. – У меня до сих пор лицо горит. Арси посмотрел на него повнимательнее:
   – Сдается мне, ты обгорел.
   – Дивно, – пробормотал Сэм. – Убийца с веснушками и облупленным носом.
   – По крайней мере никто тебя не заподозрит, – напомнил Арси. Сэм кивнул, и вор добавил: – Но все-таки лучше бы нам ехать ночами. Темные ночи для темных дел, как говорится. Если кто нас станет искать, так не сразу найдет. И потом… в открытую пусть маршируют Герои, а мне так лучше работается в темноте. Уж если мы взялись за это дело, так надо, чтобы все было по правилам.
   – Прекрасная мысль, – согласился Сэм. – Особенно если учесть, что по ночам теперь тоже не слишком темно.
   – Ты тоже заметил? – спросил Арси. – По-моему, это странно… Может, что-то не то с погодой?
   – Может быть, – с сомнением откликнулся Сэм. – Или с миром.
   С предложением двигаться по ночам согласились все, и поскольку времени (судя по тому, что говорила Валери) оставалось мало, то после недолгого отдыха они поехали дальше.

   Уже почти рассвело, когда отряд добрался до крайних отрогов Криворуких гор. К счастью, им почти сразу попался удобный перевал. Они уже оглядывали скалы в поисках подходящего места для остановки, когда при въезде в расщелину им встретилось первое серьезное препятствие. Все началось со сладкого запаха гниющих цветов, почуяв который, лошади начали нервно бить копытами. Олень Кайланы, дрожа, замер на месте, и она приникла к его шее, пытаясь успокоить животное. Остальные тем временем озирались по сторонам, пытаясь понять причину этой тревоги.
   Каньон был длинный, изогнутый и очень узкий; среди камней, похожих на странные изваяния, посвистывал легкий ветерок. Узкая полоска неба над неровными склонами постепенно светлела, отбрасывая в расщелину колеблющиеся тени. Под копытами лошадей похрустывал мелкий гравий.
   – Что-то мне тут не нравится, – прошептал Арси. – А вернуться нельзя?
   – Ближайший перевал – в двух неделях пути, бариганец, – ответила Валери, но голос ее был встревоженным.
   И в этот момент одна из причудливых статуй открыла громадный золотой глаз, а потом резво вскинула вытянутую змееподобную голову. Из клыкастой пасти вырвалось пламя, и пронзительно-трубный голос вскричал:
   – Злодеи!
   В следующее мгновение Сэма подбросило в воздух, а приземлившись, он увидел, как Дамаск в панике вылетает из каньона, а за ним по пятам мчатся каурый жеребец, пони и олень. Кайлана, колдунья и Арси, тоже сброшенные испуганными животными, с трудом поднимались на ноги. На их лицах ясно читалось смятение; это были лица людей, заглянувших в лицо смерти.
   Это был дракон – в точности такой, как о них говорится в легендах: золотые глаза, отверстая пасть с зубами, напоминающими сабельные клинки, дыхание, полное огненных искр, – а когда он поднялся над скалой, у него обнаружились гигантские крылья, кожистые, как у летучих мышей, смертоносные изогнутые когти и длинный гибкий хвост. Масти он был блекло-розовой, в золотую и серую крапинку, под цвет стенам расщелины. Дракон сделал глубокий вдох – и отряд рассыпался, ища укрытия среди скальных нагромождений. Струя пламени ударила в землю там, где они только что стояли, и гравий потек. Морщась от жара, Сэм перекатился в относительно безопасное место за огромным валуном. В нескольких футах от него под нависающей скалой съежилась Кайлана, а Валери и Арси втиснулись в узкую щель за источенным ветрами каменным столбом. Дракон завопил снова:
   – Злодеи! Выходите и сражайтесь, о, мерзкие существа! Арси озадаченно посмотрел на Валери.
   – Дракон Света, – выдохнула она. – Если бы у меня был мой талисман!
   – Придумай же что-нибудь! – зашипел Арси и содрогнулся, слыша тяжелую поступь приближающегося дракона. – Мы даже удрать не сможем: он всех нас спалит!
   Что-то прорычав себе под нос, Валери вытащила из кошеля какие-то предметы. Всей душой надеясь, что ее талисман не слишком далеко и, хуже того, не разбился, она сосредоточилась, потом заговорила нараспев, а на последнем слове на секунду высунулась из-за скалы и метнула в огромное розовое брюхо черную молнию. Дракон взревел – скорее от ярости, чем от боли, и струя жаркого пламени омыла их убежище.
   Этой секундной передышкой умело воспользовался Сэм. По воздуху пролетел тонкий бумажный пакет и лопнул, ударившись о драконью морду. Дракон заморгал, зачихал и начал отчаянно тереть лапами глаза и нос, в ярости хлеща вокруг себя хвостом. Кайлана недоумевающе посмотрела на убийцу, а Сэм уже готовил к броску кинжал.
   – Ослепляющий и чихательный порошок, – пробормотал он. – Единственное, чего у меня было в избытке. Надолго не хватит.
   С этими словами он метнул кинжал. Стремительно вращаясь, тот пролетел в дюйме от чихающей головы и, отскочив от скалы, впился в тонкую розовую мембрану крыла. Дракон взревел, Сэм чертыхнулся и выскочил из-за скалы, чтобы метнуть второй кинжал. Дракон, услышав хруст гравия под его ногами, ударил когтистой лапой. Сэм увернулся от когтей, но лапа его задела, и, отлетев на груду камней, он остался лежать там, ошеломленный падением.
   Тем временем Арси с удивительной легкостью вскарабкался по стене каньона, думая при этом, что делает большую глупость и вообще зря не остался дома. Выбрав удобную позицию, он взмахнул своей «утренней звездой», и удар пришелся прямо по щеке временно ослепшего дракона. Голова его мотнулась и громко стукнулась о скалу. Ответный удар сбил бариганца с уступа, и он упал дракону прямо на голову. У Арси была всего лишь секунда, чтобы осознать некоторую неловкость своего положения, а потом дракон яростно тряхнул головой. Арси заскользил, поехал, отчаянно пытаясь за что-нибудь уцепиться, и в конце концов повис на огромном веерообразном ухе, изо всех сил вцепившись в него пальцами. Дракон тряс головой, пытаясь избавиться от действия порошка и от толстенького злодея, под весом которого его нежное ухо отчаянно ныло.
   Покрепче сжав посох, Кайлана ударила им по пальцам на задней лапе дракона – единственному месту, до которого смогла дотянуться. Она промахнулась: дракон как раз передвинул лапу. Кайлана ударила еще раз – и, угодив прямо в алмазно-твердый коготь, едва не вывихнула себе плечо. Впрочем, кое-чего она добилась: под ногтем у дракона появилась ссадина, и, взвизгнув от боли, он стремительно нагнул голову, чтобы отразить эту атаку с тыла. Кайлана отскочила, прикрываясь деревянным щитом, а Арси от неожиданности выпустил ухо и полетел вниз.
   Тем временем Валери спешила туда, где неподвижно лежал Сэм. Только бы снять с этого глупца свой талисман… В этот момент на нее обрушилось что-то тяжелое, и она рухнула, словно оглушенный гиппогриф, а Арси мысленно дал себе слово поблагодарить колдунью за то, что она смягчила его падение. Он вскочил на ноги, но тут же упал опять: похоже, у него была сломана лодыжка.
   Дракон наконец прочистил нос и даже открыл покрасневшие, слезящиеся глаза. Увидев, что ему противостоят всего лишь одна молодая женщина и безоружный толстяк, дракон широко раскрыл огромную пасть, готовясь сжигать, кусать и рвать на части отвратительных приспешников зла, потревоживших его мирный сон. Но в эту минуту топот лошадиных копыт заставил его застыть в изумлении. Кайлана и Арси повернули головы, и даже Сэм с Валери очнулись, изумленно глядя на нового персонажа.
   На поле боя неторопливо въезжал крупный, холеный вороной скакун, закованный, как и всадник на нем, в тяжелые латы. Громкий хруст гравия под огромными копытами разнесся по внезапно затихшему каньону. Высокий и стройный рыцарь, сидящий в седле, не смотрел по сторонам, а целеустремленно двигался прямо на дракона. Он был с головы до ног заключен в черную броню, и забрало его шлема с черным плюмажем было закрыто. На боку у него висел огромный меч с черным эфесом, в левой руке он держал массивный черный щит без герба, а в правой – поднятое копье с истрепанным черным же бунчуком. Дракон зашипел.
   Четверо злодеев поспешно убрались с дороги боевого коня, а явно встревоженный дракон протрубил своим пронзительным голосом:
   – Кто сей темный рыцарь в черных доспехах, осмеливающийся бросить мне вызов?
   Копье медленно опустилось, и теперь его острие было направлено прямо дракону в грудь. Боевой конь рыл копытом гравий и фыркал, словно взбешенный бык. Дракон заметно смутился. Ему не раз приходилось встречаться со злодеями и прислужниками Тьмы: как и его сородичи, он, Люматикс Розово-Золотой, был драконом Добра и Света и сражался в великой Битве против созданий тьмы. И все эти создания, как правило, только рассыпали проклятия – да иногда молили о пощаде. Но крошечные злодеи, пробудившие его сейчас, вели себя по-другому. Впрочем, дракон решил не ломать над этим голову и поскорее с ними разделаться.
   – Умрите, создания зла! Познайте гнев Люматикса! – пронзительно проревел он и изрыгнул струю пламени.
   Конь рыцаря развернулся боком к огню, а всадник поднял щит. Струя пламени ударила прямо в центр щита и расплескалась, не причинив вреда ни всаднику, ни коню. Когда пламя угасло, дракон изумленно уставился на невредимого рыцаря, который уже снова поворачивался к нему, наставив свое отвратительно острое копье прямо в мягкое брюхо! Рыцарь пришпорил коня и рванулся в атаку.
   Люматикс растерянно взвизгнул. Он был слишком велик, чтобы маневрировать в узком каньоне, и слишком тяжел, чтобы взлетать без разбега. Ему оставалось полагаться лишь на зубы, когти и пламя. Мысли его были настолько заняты рыцарем, что он не видел злодеев, приближающихся с обеих сторон.
   Внезапная боль пронзила его переднюю лапу: три отравленных кинжала один за другим вонзились в нежную тонкую кожу под мышкой. Одновременно с этим в плечо ему ударил камешек и взорвался, словно ядро. За первым снарядом последовал другой, потом еще и еще: камни, заколдованные Валери, метко отправляла в цель праща бариганца. Кайлана ударила в землю своим посохом и произнесла заклинание, изменившее структуру почвы и скал: под лапами у дракона образовался тонкий слой скользкой грязи. Люматикс с яростным рыком закачался – и тут к нему подскакал рыцарь. Разбрызгивая грязь, он увернулся от огромного когтя и всадил щит прямо в раскрытую пасть. Посыпались искры и обломки зубов, но от удара рыцарь сам покачнулся в седле, и копье, вонзившись не в мягкое брюхо, а в жесткую лапу, с хрустом переломилось. Рыцарь торопливо потащил из ножен свой гигантский меч – но Люматиксу уже было достаточно. Избитый, весь в ссадинах, охромевший на две передние лапы, покрытый отвратительной грязью, он извернулся и помчался к выходу из каньона, сшибая камни гибким хвостом. Тяжелые когти заклацали по скалам, дракон набрал подходящую скорость и внезапно взлетел, оглушительно хлопая крыльями. В первую минуту победители испугались, что он вот-вот появится над каньоном, чтобы испепелить их сверху, но удары крыльев затихли вдали. Путешественники облегченно вздохнули и вопросительно уставились на своего неожиданного спасителя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация