А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 43)

   Вставая, Сэм протянул руку, чтобы опереться, и оцарапался об острый камень. Инстинктивно дернувшись, он подвернул ногу.
   – Ой! – громко вскрикнул он, и на лице его отразился ужас.
   Арси был поражен.
   – Паренек! Да ты ведь вскрикнул! – ахнул вор. – Сколько лет я тебя знаю и никогда такого не слышал! Что там случилось?
   – Я… – Сэм запрыгал на одной ноге, чтобы снять вес с подвернутой. – Ох! Уй! Черт!
   Тут он упал. Черная Метка и Робин его подхватили.
   – Да ты неуклюжий, как щенок, дурень! – Арси спрыгнул с валуна и подошел к трясущемуся от страха убийце. – Ну-ка, выкладывай!
   – Я… наверное, надо сказать, что я пожертвовал своей убийственностью, – тихо ответил Сэм. – С помощью Сердцекамня… Другого выхода не было…
   – Сэм? Это правда?
   Под взглядом невообразимо зеленых глаз Кайланы у Сэма сжалось сердце. Может быть, теперь, когда он перестал быть дарителем смерти и превратился в обычного человека, она посмотрит на него иначе? Он не желал признаваться себе в том, что эта мысль пришла ему в голову, когда он принял условия Испытания. Друидка собиралась сказать что-то еще, но тут вмешалась Валери:
   – Вперед! Нам надо идти! Чернец вернулся и сказал, что пока Части Ключа не нашел, зато в нашу сторону направляется довольно большой отряд.
   Валери вывела их на тропу, уходящую к перевалам. Чернец снова улетел, чтобы продолжить поиски. Злодеи пошли дальше. Сэм пробирался между скал, и его неловкость выглядела как пародия на прежнюю отточенность движений.

* * *
   В своей башне Миззамир закончил приготовления к поискам Части Ключа. Он переоделся и постарался немного успокоиться. Он установил зеркало и произнес волшебную формулу. Здесь, на восточном краю Шестиземья, он был в безопасности.

   Чернец тоже искал Часть. Он летел высоко над скалами, паря в восходящих потоках воздуха. На минуту отвлекшись, чтобы шугануть сову, которая пыталась заснуть в тени древесного ствола, он полетел дальше, осматривая землю своими зоркими черными глазками. Вдали он видел яркие одежды воинов, преследовавших его госпожу; ее саму и ее спутников скрывали от него скалы. Внезапно далеко внизу мелькнул красноватый отблеск. Красивый красный камешек! Ворон снизился, чтобы разглядеть его получше.
   Но, приземлившись, он разочаровался. Камешек был слишком маленький, не такой, как другие красивые камни. Он был красный, блестящий и красивый, да, но совсем крошечный, размером с глаз белки. Он застрял в щели в скале.
   Ворон любил блестящие вещи. И пусть это был не тот камень, который он искал, но зато блестящий и славный, и как раз такого размера, что его легко было взять в клюв. Он подхватил его и для надежности спрятал себе под язык. Блестящий камешек – его собственный! Чернец самодовольно распушил перья и снова взлетел, чтобы искать камень, который нужен его госпоже.

   Миззамир без труда отыскал Часть. Магическая вещь такой силы не могла затеряться в пустынной земле Одена. Несколько минут сосредоточенных поисков – и он увидел рубиново-красную дольку, лежащую среди других камней на дне ущелья. Миззамир удовлетворенно улыбнулся. Рядом никого не было. Он еще раз сосредоточился на камне, чтобы получше определить его местонахождение, поскольку собирался пройти через зеркало. Он никогда не был в тех местах, поэтому не мог перенестись. Таково было одно из его немногих ограничений.

* * *
   Уйти от преследования оказалось нелегко, тем более что Сэму с Робином каждый шаг давался с трудом. Арси тоже скоро начал задыхаться: маленький рост заставлял его карабкаться по камням, через которые остальные просто перешагивали. Всем не терпелось узнать, что пережил Сэм и почему стал таким беспомощным и неловким, но необходимость двигаться быстро и бесшумно исключала расспросы. Наконец, для того чтобы сбить с толку погоню и облегчить передвижение, злодеи вошли в реку и двинулись по мелководью. Чернец куда-то пропал, зато Валери осенила неплохая идея. Когда они остановились передохнуть, она решила ее проверить.
   Опустив руку в специальный мешочек, изготовленный из таинственного шелка червя-деомера, который мог вместить больше, чем кажется, колдунья извлекла оттуда сверкающий кусок желтого кристалла, который получила в своем Испытании, и, сжав его в руках, сосредоточилась на нем.
   Подобное зовет подобное, сила зовет силу. Каждый является частью целого и все стремятся соединиться. Что тебя зовет?
   Поначалу отклика не было. Потом из камня начало струиться странное тепло. Это была магия, сила – не добрая и не злая, а просто заранее установленная цель и энергия. Перед внутренним взором натуанки вдруг заструился золотой свет, она услышала пение флейты. Прохладный сине-голубой цвет пульсировал рядом, и Кайлана вздрогнула, почувствовав, что кристалл в ее холщовой сумке начал светиться. Густой фиолетовый бас гудел в суме Черной Метки; медный оранжевый и яркий зеленый бились в переполненном рюкзаке Арси: вор по своей привычке украл зеленую Часть, которую Сэм когда-то забрал у кентавра. И вдали, видимый и слышный только Валери, звенел и переливался, возвещая о своем присутствии, яркий красный кристалл. Валери открыла глаза, в которых все еще плясали многоцветные искры.
   – Туда, – указала она.
   Злодеи сразу же вышли из русла реки и поспешили в определенном ею направлении.

* * *
   Материализовавшись, Миззамир сразу направился к Части, лежащей на куче щебня. Он протянул к ней руку – и в этот момент кристалл начал светиться теплым рубиновым светом. А еще он, казалось, издавал звук, напоминавший валторну – или, может быть, виолончель. Миззамир удивленно нахмурился, но, похоже, звук и свечение не имели отношения к нему. Он осторожно взял Часть. Она не изменилась и по-прежнему светилась у него на ладони.
   Наконец-то! Часть Ключа у него в руках! Теперь судьба мира обеспечена. Заключенная в кристалле сила приятно волновала его, и он нежно провел пальцем по алой поверхности. Миззамир сам участвовал в разработке Ключа, но творение богов было настолько прекрасным, что он не мог не испытывать восхищения.
   Маг продолжал любоваться светящимся камнем, когда шорох камней заставил его изумленно поднять голову. По осыпи съезжали злодеи, с которыми у него уже было так много неприятных столкновений. Как это ни странно, они все еще живы! Вспомнив кинжалы убийцы, Миззамир поспешно создал вокруг себя стену защитной магии и повернулся лицом к незваным гостям.
   Впереди шла колдунья в черном, держа в руке желтую Часть Ключа, светящуюся, как и красная. При виде мага колдунья проворно спряталась за остальными: друидкой, настороженно сжимавшей свой посох, кентавром, переминающимся с ноги на ногу, и странным рыцарем, чье присутствие тревожило волшебника. Злодеи остановились.
   Арси дернул Сэма за пояс.
   – Вот он, Сэмми, приятель! Быстрее! Доставай кинжалы и покажи ему! Я же плачу! – прошипел он.
   – Я…
   Сэм начал неловко вытаскивать кинжал из-за пояса.
   Миззамир улыбнулся и сказал:
   – Ну, вот мы все наконец и встретились. Пожалуйста, положите на землю остальные Части Ключа – я знаю, что они у вас, – и обещаю, что вам ничего плохого не сделают.
   – Нет, – твердо заявила Кайлана, а Черная Метка кивнул.
   Это движение заставило Миззамира устремить взгляд на рыцаря – и Сэм, вытащив кинжал из ножен, неловко отвел руку назад и метнул его.
   Миззамир инстинктивно отпрянул, хотя кинжал пролетел мимо и, ударившись о скалу, со стуком упал на землю. Арси пораженно чертыхнулся.
   У Сэма отвисла челюсть. Он промахнулся. Он промахнулся!!! Страх сжал его словно тисками; предчувствие неотвратимой смерти пригнуло Сэма к земле. У него подкосились ноги, когда он понял, чем на самом деле пожертвовал. Миззамир со вздохом поднял руку, и злодеев сковала холодная неподвижность. Миззамир набрал в грудь побольше воздуха, готовясь закончить заклинание, которое заставит их оставаться на одном месте, пока он не передумает.
   Но, привыкнув к преданности кентавра, он не распространил заклинания на него. Даже зная, что менестрель оказался перебежчиком, Миззамир считал его слишком робким, чтобы воспринимать как угрозу. Он знал, что Робин глубоко уважает его самого и могущество, которым он обладает. Кентавр и так не двинется с места…
   Под топот копыт к Миззамиру метнулась серая молния. Защитная магия волшебника была рассчитана на мелкие предметы и не справилась с большим тяжелым кентавром. Посыпались оранжево-серебряные искры, и Часть, выбитая из рук Миззамира, отлетела в сторону.
   Миззамир упал – и его заклинание распалось. Злодеи начали стремительно действовать. Робин отчаянно молотил мага копытами и кулаками, не давая ему сосредоточиться и завершить хотя бы одно заклинание; Арси бросился вперед, схватил красную Часть, и злодеи бросились бежать к перевалу. Когда Сэм, спотыкаясь, миновал его, Кайлана крикнула Робину: – Спеши, кентавр! Ты идешь с нами! Робин в последний раз лягнул Миззамира и поскакал догонять друзей. Когда он пронесся мимо друидки, Кайлана коснулась посохом скалы и послала древнему камню мощный приказ.
   Склон горы затрещал, задрожал – и лопнул. Тысячи камней покатились вниз, туда, где поднимался с земли Миззамир. С негромким возгласом раздражения маг исчез за мгновение до того, как скала обрушилась в ущелье, где он только что находился.
   – Ох, у нас… все кусочки, – прохрипел на бегу Арси. – Что теперь?
   – Не знаю! – тяжело дыша, отозвалась Валери, карабкаясь по камням. – Бхазо сказал…
   – Впереди должен быть проход! – выдохнул Робин, поводя ушами. – Я слышу шум реки!
   Сэм и Черная Метка молчали.
   Внезапно из облаков упала черная птица. Кайлана раздраженно подняла голову:
   – Ну, твой ворон соизволил вернуться, несмотря на то что не сумел найти… – начала она, но Валери, выслушав приглушенное карканье своего спутника, вдруг остановилась и стремительно побежала обратно.
   – Мы пошли не в ту сторону! – крикнула она. – Фенвик со своими людьми…
   Стрела вонзилась в землю перед ней, и колдунья замолчала. Злодеи в отчаянии подняли головы: воины в зелено-желтых и бело-голубых доспехах выскакивали повсюду из-за скал. Сэму вдруг отчаянно захотелось сдаться и успокоиться, отдохнуть и выспаться, и – да, пусть даже умереть, но только перестать волноваться… Но это им было не суждено.
   Черная Метка обнажил меч, Робин сделал то же самое. Но у Арси возникла мысль получше. Он бросился бежать к проходу в горах, и остальные без колебаний последовали за ним. Робин и Черная Метка шли в арьергарде, пробивая себе дорогу сквозь первые ряды нападающих. Стрелы отскакивали от черных доспехов рыцаря, но кентавр не обладал такой защитой, и ему пришлось туго. Впрочем, скоро они оказались среди камней, где в них было трудно попасть.
   Миновав проход между скал, злодеи выскочили на глинистый склон, размытый водой, и покатились вниз. Преследователи по-прежнему были совсем рядом. Скользя по склону, Валери крикнула, перекрывая стоны и проклятия:
   – Быстро! Собирай Ключ из Частей! Мы сможем скрыться только в Лабиринте!
   – А где вход? – крикнула Кайлана. – Разве он здесь, в Одене?
   – Он там, где понадобится! – ответила колдунья. – Нам нужен только Ключ и, если верить преданиям, поток быстрой воды.
   – Впереди водопад! – объявил Робин. Он несся галопом, хотя на скользкой глине это было опасно.
   – Великолепно!
   Приземлившись, они сразу же повернули, стараясь как можно быстрее миновать мелководье. Впереди был уже виден водопад: сорок футов ревущей и пенящейся воды, над которой сияла радуга. Солнце уже несколько часов стояло в зените: Свет в мире был необычайно силен. Времени оставалось совсем мало.
   У края водопада они остановились: идти было некуда, со всех сторон вставали крутые скалы. Позади все ближе звучали крики преследователей. Арси вытащил из карманов три Части Ключа, которые были у него. Кайлана, Валери и Черная Метка быстро прибавили к ним свои, и вор торопливо начал складывать их воедино.
   – Скорее! – проржал Робин: отряд Тасмина заходил с фланга, а люди Фенвика открыли со скал убийственный огонь по злодеям.
   Сэм пронзительно вскрикнул: одна стрела впилась ему в спину, другая – в ногу. Боль! Мучительная боль! Она прокатилась по телу, заставив убийцу свернуться в калачик. Его крик был еще страшнее, чем обычное молчание: его голос, обычно спокойный и сдержанный, сейчас срывался в бессильном страдании.
   Черная Метка заслонил щитом Валери и Арси, которые собирали Ключ. Но они отчего-то собирали его слишком долго…
   – Идиот! – вдруг крикнула Валери. – По цветам спектра! Складывай их по порядку, как в радуге!
   – Ох! Каждый-охотник-желает-знать… – невнятно забормотал Арси, – красный-оранжевый-желтый…
   В Кайлану лучники, похоже, не стреляли, и она, пользуясь этим, принялась превращать скалы в жидкую грязь. Воины падали на острые камни, и многие встретили на них свою смерть. Робин подобрал лук и колчан и под прикрытием скалы начал отвечать на выстрелы с легендарной меткостью кентавров. В воздухе разносились крики, приказы, свист и шипение стрел… Сэм, у которого от боли темнело в глазах, с трудом различил лорда Тасмина, отдающего приказы своим людям, и Фенвика, ведущего на подмогу второй отряд. Принц уже не размахивал своим мечом, а держал его как положено, перед собой, и двигался со смертоносной решительностью. Два отряда как раз соединились, когда раздался торжествующий крик:
   – Фиолетовый!
   Потом послышался очень громкий щелчок – и последняя Часть Ключа встала на место.
   Ослепительно белая вспышка сверкнула под водопадом. Арси и Валери зажмурились, а когда вновь открыли глаза, Радужный Ключ, абсолютно круглый, висел в воздухе, настолько яркий, что было больно смотреть. В своей белизне он переливался всеми цветами радуги и пульсировал, искажая саму ткань реальности.
   Воздух сгустился, земля задрожала. Небо покрылось рябью. Злодеи попадали, теряя ориентацию в меняющейся реальности, которая изгибалась, чтобы открыть место чему-то громадному. Ключ звал Замок – и Замок явился: перед злодеями возник Лабиринт. Он был везде и нигде, тонкая нить в ткани реальности, которая оставалась незаметной, пока нужный крючок не вытянул ее наружу.
   Радуга водопада, вместившая в себя все элементы спектра, стала дверью. Когда на нее упал свет Ключа, она уплотнилась и расширилась, превратившись в многоцветное сооружение не толще мыльного пузыря, но столь же реальное, как лед. В светящемся пространстве позади него сгустились белые вихри, то взмывая высоко в воздух, то зарываясь глубоко в землю.
   Люматикс, который как раз в этот момент решил продолжить разведку, лучше всего видел, как возникал Лабиринт, – и потом потратил немало времени на то, чтобы подробнее описать, как это происходило. Но когда слушатели просили громадного розово-золотого дракона сказать, на что все-таки был похож Лабиринт, Люматикс долго мялся, а потом смущенно пробормотал, что ему показалось, будто какой-то бог взял громадную кастрюлю белоснежной лапши и вывалил ее на оденскую землю.
   К счастью, когда волшебное колебание мира прекратилось, и Лабиринт застыл, сверкая в солнечных лучах, первыми опомнились именно злодеи, призвавшие его. Радужный Ключ внезапно померк и с негромким стуком упал на землю. Арси схватил его, пинком привел Сэма в чувство, и все шестеро поднялись, потрясенно глядя на величественное сооружение. Потом они вбежали под сверкающую радужную арку, и последняя фигура – хромой окровавленный человек в черном – исчез внутри прежде, чем люди Фенвика и Тасмина успели выпустить хоть одну стрелу или произнести какое-нибудь заклинание.
   Опомнившись, они подошли к арке и неуверенно остановились у входа. Лабиринт, залитый светом высокого солнца, напоминал огромный замок из песка, и его магия отбрасывала на лица зрителей странные блики.
   Оденцы начали пятиться, о чем-то тихо переговариваясь. В культуре Одена радуга считалась дверью в мир мертвых: может, это и было место пиршеств и счастья, но все равно никто из живущих не стремился попасть туда до срока. Их предводитель, лорд Тасмин, тоже смотрел на арку с подозрением, а потом сделал знак своим людям не приближаться к ней.
   Фенвик нахмурился, поднял меч и направился к входу. Там он остановился и повернулся к своим людям.
   Но воины Зеленого отряда, цвет рыцарства всего Шестиземья… старательно отводили глаза!
   – Ну? Вперед! – гневно взревел принц. – Идите за ними! Идите за мной!
   Наступило долгое молчание, которое нарушало только тяжелое дыхание людей и собак. Позванивали доспехи.
   Люди отворачивались, вертели в руках оружие, исподтишка посматривали на Фенвика, переглядывались. А потом Таузер испуганным голосом ответил за всех:
   – Сэр, мы всегда готовы идти за вами. Мы прошли с вами сквозь топь и огонь, сквозь лес и наводнение, по всему Шестиземью… Но мы не войдем за вами в Лабиринт.
   Молодой принц возмущенно посмотрел на своего мага, но Таузер продолжал с видом человека, который находится во власти более серьезных страхов, чем гнев своего предводителя:
   – Если вы войдете в эту дверь, сэр, то вы войдете в нее один.
   Фенвик долго стоял не двигаясь, и глаза его блестели в лучах солнца. Потом он сказал, резко и решительно:
   – Ладно. Мы останемся здесь на неделю. Если за это время ничего не случится, мы вернемся домой. Но если им удастся каким-то чудом еще раз остаться в живых и даже разгадать тайну Лабиринта…
   Воины недоверчиво зашумели. Фенвик не обратил на это внимания.
   – Тогда мы будем готовы. Если магия исчезнет, мы пройдем за ними до центра и будем сражаться там. Таузер, вы с другими волшебниками будете круглосуточно наблюдать за магическим полем этого здания. При малейшем изменении известите меня. Остальные пусть разобьют лагерь и вызовут лекарей из замка Чистолунья, чтобы исцелить раненых и воскресить погибших. В следующий раз мы не потерпим поражения.
   Солнце, стоящее в самом зените, заливало Лабиринт золотым светом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация