А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 41)

   Кто-то протрубил в охотничий рог. Залаяли гончие. Этот шум разбудил Люматикса, который своим острым драконьим зрением разглядел убегающих. Он взревел и взвился к набухшим серым облакам.
   Копыта стучали по твердой просоленной земле, равнина огласилась азартными криками. На мгновение огромная тень, слишком стремительная, чтобы быть облаком, закрыла луну – и Сэм напрягся, ожидая, что лошадь в испуге прянет в сторону, но она продолжала скакать прямо, словно не заметив дракона, пронесшегося прямо над ней. Люматикс заложил крутой вираж и устремился на беглецов, освещенный короткой молнией.
   Фенвик услышал, как Таузер закричал: «Нет!» – и ночь озарилась ослепительной вспышкой. Злодеи неизбежно погибли бы, если бы не странные свойства соли. Люматикс никогда прежде не видел солончаковой степи и не знал, почему Тасмин и Фенвик старались не разводить большого огня и раскладывали костры только на крупных плоских камнях.
   Волна голубого пламени понеслась по равнине, опалив даже огнеупорную шкуру дракона. Люматикс взвизгнул и проворно набрал высоту. Огонь с ревом лизнул копыта лошадей и кентавра, но пока он распространялся так быстро, что не успевал обжигать. А потом пламя, усиливаясь с каждым мгновением, устремилось в противоположную сторону, прямо на Фенвика и его воинов.
   Преследователи остановились, а потом повернули назад. Пламя распространялось широкой полосой, и ветер с невероятной скоростью гнал его к лагерю. Любой всадник, оказавшийся у него на пути, моментально бы стал кучкой пепла. Пламя должно было очень быстро истощиться, но до тех пор надо было спасаться бегством – или умереть.
   Злодеи знали, что все боги, которые могли бы встать на их сторону, давно исчезли, и уцелели они лишь благодаря невероятной удаче: они получили только легкие ожоги, да глаза у них немного слезились от аммиачных паров.
   – Куда мы бежим? – крикнул Арси; ветер хлестал его по губам, обрывая слова.
   – Подальше! – крикнула в ответ Валери. – Нет времени искать последнее Испытание… Прежде всего надо увеличить расстояние между ними и нами!
   – Нельзя оставлять Кайлану! – крикнул Сэм, который все еще дергал лошадь за гриву, пытаясь заставить ее повернуть. Но та не обращала на это никакого внимания, хотя он даже вырвал огромный клок из рыжей гривы. А когда он замахнулся, чтобы ударить ее, в надежде, что, испугавшись, она остановится, лошадь повернула голову и, не замедляя бега, так на него посмотрела, что Сэм едва не забыл, что надо держаться. Глаза у лошади оказались зеленого, до боли знакомого цвета.
   – Впереди… горы! – крикнул Робин, задыхаясь от бега. Его подковы расшатались за время долгих переходов по каменистой местности, и в этой стремительной скачке он уже потерял обе левые. Ход у него стал неровным, и копыта болели.
   Горы поднимались к небесам зубчатыми уступами, которым сильные ветра и дожди придали самые причудливые формы: здесь чудился лежащий дракон, там – затаившийся кролик, чуть подальше распростер крылья орел, еще дальше – человек нахмурил густые брови… В свете молний фигуры казались ожившими. В воздухе все сильнее пахло грозой.
   – Робин! Ты сможешь пройти по холмам? – крикнула Валери.
   – Надеюсь! Готов попытаться!
   У первой осыпи они остановились, и седоки спешились. Позаимствованный черным рыцарем конь сразу же повернулся и ускакал прочь, но когда Сэм соскользнул со спины своей кобылы, она вдруг странно замерцала – и вдруг превратилась в знакомую фигуру друидки с растрепанными волосами. Арси был изумлен до глубины души:
   – Как это у тебя выходит, подружка?
   – Кайлана! Как… где… – начал было Сэм, но друидка молча указала на равнину, и Валери, посмотрев туда же, разразилась проклятиями.
   Огонь погас: то ли по естественным причинам, то ли постарались волшебники Фенвика, но главное, что Зеленый отряд был уже близко. Можно было даже разглядеть фигуру их предводителя. Он размахивал мечом, который сиял белым пламенем. При виде его Сэм содрогнулся.
   – В горы! – приказала Кайлана. – Надо добраться до безопасного места, пока не началась гроза!
   – В этих проклятущих скалах негде укрыться! – возразил Арси. – Нас поймают, как кроликов!
   – Это моя забота! Вперед!
   Скользя и спотыкаясь, злодеи начали карабкаться по неровным склонам. Робину пришлось нелегко, но его человеческий разум помогал находить дорогу, а Черная Метка время от времени подталкивал его сзади.
   Сэм шел последним. Первые капли дождя упали на камни. Обернувшись, Сэм понял, что хотя преследователи не видят их, но наверняка выследят, если не отвлечь Фенвика, пока дождь не смоет следы.
   Он спрыгнул назад и побежал вдоль края осыпи, делая все, чтобы его заметили. Дождь вдруг хлынул как из ведра, и Сэм мгновенно промок до нитки. Преследователи заметили его и стремительно приближались. Сэм прикинул на глаз расстояние. Ярдов триста. Или меньше? Он нырнул в проход между скалами, по которому уже тек ручеек, и начал карабкаться вверх, не прячась и не обращая ни на что внимания, а потом оглянулся назад.
   Все шло, как он и задумал. Зеленый отряд во весь опор несся к нему, смыкая кольцо. Сэм свернул с тропы и полез прямо по скале, словно загнанный на дерево зверь.

   Злодеи все дальше углублялись в каньон. Робин все время старался перескочить через громадные камни и все время срывался. Дно каньона постепенно превращалось в приличную речушку. Пусть мир и был насквозь пронизан светом, но дожди в нем по-прежнему были обильными. Арси первым попытался пересчитать своих спутников, когда вспышка молнии на мгновение осветила каньон.
   – Где убийца? – крикнул он, перекрывая вой ветра. Кайлана остановилась и обернулась, но Валери схватила ее за руку и потащила дальше по лужам.
   – Мы не стали останавливаться из-за тебя – не станем и из-за него! Пошли! – закричала она, и Кайлана, сжав посох, поспешила за ней.
   – Надо найти сухую пещеру, – объяснила друидка, стараясь, чтобы ее услышали все. – Каньон вот-вот затопит стекающая с гор дождевая вода.
   – А что такое «сухая пещера»? – крикнул Робин и тут же отчаянно заржал: предательский камень выскользнул из-под копыта, и кентавр тяжело повалился в грязь. Черная Метка помог ему подняться и ткнул пальцем куда-то вверх.
   Там, под выступом скалы, на котором росло несколько тощих сосенок, виднелась темная тень. Арси и Валери уже карабкались туда, пока Черная Метка с Кайланой помогали Робину, неловко скакавшему на трех ногах.
   – Перелома нет, – отрывисто бросила на ходу Кайлана. – Но есть растяжение. Идем, мы поможем тебе добраться до пещеры.
   – Сам смогу.
   Робин стиснул зубы и начал подъем, используя все шесть конечностей. Когда поврежденная нога подгибалась, он подтягивался на руках. От дождя острые камни стали очень скользкими, и к тому моменту, когда они добрались до сухой пещеры, Робин был весь в крови. Кайлана и Черная Метка получили немало ушибов и вымазались в грязи. Вода в каньоне уже угрожающе бурлила.
   Колдунья и Арси, успевшие относительно благополучно подняться, сбросили вниз веревку, привязав ее к корням дерева, вылезавшим из свода пещеры. Сначала по ней поднялась Кайлана, потом – Черная Метка. Рыцарь уперся ногами в камни и начал выбирать веревку, постепенно вытягивая наверх кентавра. Робин помогал ему, как мог, и в конце концов оказался в пещере. Намокшая от дождя и крови грива облепила его лицо и плечи. В пещере силы окончательно оставили его, и он рухнул прямо на каменный пол.
   Ни герои, ни злодеи не знали, что за происходящим с большим интересом наблюдают глаза хорошо им знакомого эльфа. Сфокусировав волшебное зеркало на Фенвике, Миззамир сумел добиться достаточно ясного изображения и широкой панорамы. Он увидел, как Сэм отвлек преследователей на себя, и с досадой прищелкнул языком. Подтащив к зеркалу мягкое кресло, он уселся, приготовившись следить за развитием событий. Злодеи быстро исчезли из поля зрения, скрытые магией друидки и бурей, которая пришла ей на помощь, но местность, где находился сэр Фенвик, по-прежнему была ему хорошо видна.
   Сэм карабкался по скале, пока та не кончилась: дальше шла отвесная стена. Сэм пристроился на узком карнизе и посмотрел вниз. Фенвик, Тасмин и остальные остановились у подножия и, в свою очередь, глядели на Сэма. Ему показалось, что он узнал эту… как ее, Дану?.. из Путак-Эйзума. Фенвик выкрикнул что-то, воины в зелено-желтых доспехах окружили каменный шпиль, на котором сидел убийца. Сэм посмотрел вверх; нависшая над ним часть скалы напоминала птицу с загнутым клювом. Огромные крылья, немного неровные, были широко распростерты, а когти обхватывали карниз, где устроился Сэм.
   Миззамир тоже разглядел странную каменную фигуру и нахмурился. Она показалась ему чем-то знакомой… Много лет тому назад, во время Войны, в дождь и грозу, вечно мрачный Тамарн удалился заключать договор с богами – или по крайней мере так он сказал…
   Фенвик со вздохом вернул в ножны свой светящийся меч по имени Светодруг, Убийца Тьмы. Казалось, благородное оружие загудело от разочарования. Вместо него принц снял с плеча лук.
   – Ну, хоть одного мы загнали на дерево.
   – Идти за остальными смертельно опасно, – согласился лорд Тасмин. – Мне приходилось бывать в этих местах… Во время дождя ущелья превращаются в бурные реки… Лезть туда в такую погоду – самоубийство.
   – Продолжим поиски, когда дождь прекратится, – кивнул Фенвик. – Но от этого нам никто не мешает избавиться прямо сейчас.
   – Мне отправить за ним кого-нибудь? – предложил лорд Тасмин.
   Фенвик покачал головой.
   – Нет, это бессмысленно… И кроме того… – Принц прищурился, чтобы получше рассмотреть злодея. Убийца. Это мог быть только он. Не отрывая от него взгляда, он вынул из колчана одну стрелу с широким острым наконечником в форме креста, который врезался в плоть, разрывая внутренности. – …Этот – мой.
   Он наложил стрелу, натянул тетиву и высоко поднял лук. Казалось, человек под скалой, похожей на орла, пристально за ним наблюдает. Фенвик едва не расхохотался. Дождь стекал по стреле ему на руку, но изготовленный в Трое лук не боялся воды.
   – Спрятаться тебе некуда, скорпион. Как ты ни хитер, но летать так быстро, как моя стрела, ты не можешь!
   Стрела понеслась к цели, и человек на карнизе качнулся.
   Сэм был ранен в бедро. Он знал, что Фенвик метил ему в живот, обрекая на медленную и мучительную смерть, которой ему едва удалось избежать. Он чувствовал, как острие царапает кость, и привалился к скале, дав себе клятву встретить смерть стоя.
   – О, вы его только задели, Фенвик, – заметил Тасмин. – Теряете меткость.
   – Не теряю.
   Вторая стрела просвистела сквозь дождь.
   От этой Сэм увернулся удачнее, хотя она скользнула ему по руке и застряла в плече. Но все же ему опять повезло: Фенвик хотел попасть в легкое. Боль была мучительной, особенно из-за того, что в рану попадала соль, которую дождь смывал с камней. Сэм посмотрел вниз, на Фенвика, и стиснул в руке кинжал. Неудачный угол – но Фенвик с ним ведь прекрасно справляется… Однако Фенвик может и промахнуться. Сэм не промахивается никогда.
   – Подонок! – прошипел Сэм, обращаясь к стоящему внизу герою. – Посмотрим, как твой отряд будет нас преследовать, пока тебя воскрешают!
   Если бы только он подошел чуть поближе…
   – Фенни, не будьте жестоким… Приканчивайте беднягу. В конце концов, он же человек, как вы и я!
   Вид у Тасмина был встревоженный. Фигура наверху поникла. Сэр Фенвик вздохнул.
   – Ладно. Я подъеду поближе – легче будет целиться.
   Фенвик заставил коня сделать несколько шагов вперед и чуть в сторону и достал третью стрелу.
   Что-то стремительно сверкнуло, и Фенвик отпрянул. Его конь поднялся на дыбы, и блестящий предмет, звякнув о камень, снова взвился в воздух. Кто-то из воинов слева от принца чертыхнулся, что свидетельствовало о не слишком серьезной ране. Фенвик успокоил коня и посмотрел на человека на скале, который едва не упал от усилия, затраченного на бросок.
   – Еще не потерял жала, скорпион? Попробуй-ка вот это!
   Фенвик натянул лук; человек медленно оседал на карниз, но все-таки оставался в поле зрения. На мгновение облака разошлись, словно для того, чтобы принцу легче было целиться: поток лунного света упал на скалу. Фенвик выстрелил.
   Увидев, что бросок оказался неудачным, Сэм почувствовал, что силы покидают его: он потерял слишком много крови, и огонь, поддерживавший его, погас. Он упал на колени. Кровь из ран смешивалась с дождевой водой, но крови было больше… Гораздо больше… «Странно, какие детали замечаешь в последние минуты, – подумал Сэм, чувствуя, как стрела летит прямо к нему, в его сердце, так быстро, что уворачиваться бесполезно… – Смотришь на трещины в скале, залитые кровью, и они вдруг начинают казаться такими правильными, что невольно становится интересно, как это выглядело до того, как над ними в течение ста пятидесяти лет трудились ветер и дождь… и… они светятся?»
   Слабая вспышка алого света – и карниз опустел. Острый слух Фенвика уловил звук разбитой о камень стрелы. Тасмин изумленно поднял брови.
   – Клянусь кровью Крора, Фенни, вот это выстрел! Вы же буквально его уничтожили! Заговоренная стрела, да?
   Сэр Фенвик ничего не ответил, глядя на пустой скальный карниз. Лицо его оставалось непроницаемым. Каменный орел взирал на него с такой же невозмутимостью.
   Миззамир резко выпрямился в кресле. Испытание Тамарна! Последнее Испытание… последний шанс. Необходимо что-то предпринять. Он поспешно собрал компоненты для наиболее сильных заклинаний и напоследок еще раз пристально всмотрелся в зеркало.

   Вода бурлила всего тремя футами ниже их тесного убежища. Пещера оказалась очень неглубокой, так что злодеи с трудом в ней помещались. Ветер задувал туда капли дождя, и все замерзли и промокли. Робин провалился в тяжелый сон. Его поврежденная нога сильно опухла. Кайлана как могла очистила и перевязала его раны, раны Арси и Валери и свои собственные, а потом все прижались друг к другу, чтобы сохранить остатки тепла. Арси с Валери задремали. Черная Метка наблюдал за входом. Кайлана свернулась под боком у кентавра и тоже заснула. Но сон ее был беспокойным: ей снился человек в черном, покинувший их в начале грозы.

   Сэм упал на холодный камень. Глаза застилал алый с черным туман, стрелы раздирали плоть. Ощущения опасности не было – только сумрак обреченности. Сейчас он умрет от руки напыщенного дурака – да к тому же троянца. Чертовы эльфолюбы! И ему придется попасть в особый ад, уготованный тем убийцам, которые умерли, не закончив задания… И что за медленная и мучительная смерть! Почему он не мог получить хороший удар мечом, или сгореть в драконьем огне, или… На этом Сэм потерял сознание.
   Когда он снова очнулся, то первым делом почувствовал боль и только потом – ярость. Стрелы все еще терзали тело, соль разъедала раны. А ведь он еще даже не умер! Этот проклятый Фенвик даже не смог убить его, когда он сдался!
   Будь ты проклят, Азал, Темный Владыка, ведь я служу тебе так давно! Где же твое освобождение? Неужели даже ты меня бросаешь?
   Сэм перекатился на спину, задыхаясь от подступающей к горлу тошноты. Он ничего не видел, но его шестое чувство упрямо твердило ему, что опасности нет. Он ухватился за древко стрелы, царапавшей кость бедра, и начал ее вытягивать. Зазубрена? Нет. Хорошо. Ох уж эти герои… Он медленно и осторожно вытащил стрелу и опять потерял сознание.
   Снова придя в себя спустя несколько минут, он вытащил вторую стрелу из плеча, протащив ее сквозь тело, как его когда-то учили, и даже успел затолкать в раны край куртки, прежде чем еще раз забыться.
   Когда он опять очнулся, примерно полчаса спустя, в голове у него слегка прояснилось, хотя раны опухли. Но все же он смог наконец задумался о том, где очутился и что может по этому поводу предпринять. Он с трудом разлепил слипшиеся от крови веки и осмотрелся. От яркого белого света глазам стало больно, а разглядеть ничего не удалось. Сэм прищурился, пытаясь сфокусировать взгляд.
   Первое, что он увидел, был он сам: бледный, окровавленный, помятый. Его полубессознательные действия, похоже, спасли ему жизнь: окровавленные стрелы, лежавшие рядом, были снабжены смертоносными наконечниками, и любая из них наверняка пропорола бы какой-нибудь важный орган, если бы он не вынул ее вовремя. Но он все равно скоро умрет, если не найдет способа очистить раны, поесть и попить. Вода… Тут было какое-то обещание. Он слышал звуки капели, а комната, в которой он находился… Да, комната. Белый мрамор. Кажется, довольно большая… Сэм, кряхтя, повернулся и прислушался к эху. Пятьдесят или шестьдесят квадратных футов? Воздух чистый, запахов нет – кроме запаха его собственной крови. Источник света не ясен. И звук падающих капель.
   Сэм перекатился на здоровый бок и осмотрелся. Звук доносился из центра комнаты, где возвышалась простая беломраморная чаша фонтана. Вернее, их было две – одна над другой, и нижняя была чуть больше. Вода медленно перетекала с верхнего уровня на нижний. Цепляясь здоровой рукой, Сэм подполз к фонтану и обнаружил, что края нижней чаши только слегка влажные: вода уходила в основание, видимо, там скрывался какой-то насос. Чтобы напиться, ему придется встать – а как же! Отдыхая и стараясь набраться сил, он вдруг обратил внимание на странный ритм капели – и уже в следующую секунду понял, в чем дело: он напоминал биение сердца… Более того – он полностью совпадал с его собственным медленным и неровным пульсом!
   Ухватившись за край верхней чаши, он привстал и сумел зачерпнуть несколько пригоршней холодной воды. Если даже она отравленная, это не имеет особого значения: из комнаты не было выхода, а без воды он так или иначе быстро умрет.
   Однако вода оказалась приятно освежающей, и Сэм сразу почувствовал себя лучше. Он даже сделал попытку промыть раны. Потом он медленно выпрямился и заглянул в верхнюю чашу фонтана, которая оказалась на уровне его пояса. Поверхность воды была чистой и неподвижной, а отражение благодаря какому-то световому эффекту казалось на удивление четким, начиная с налившихся кровью глаз и кончая звездообразной родинкой на плече. Ее вид был Сэму неприятен, и он опустил руку в воду, чтобы разбить изображение; но когда его пальцы коснулись поверхности, навстречу им высунулась другая рука и крепко схватила Сэма за запястье. Зарычав, собственное отражение втащило его в чашу!

* * *
   – Ну, нельзя же дать им уйти! Таузер, собери своих магов и прогони грозу!
   Фенвик уже овладел собой и разослал людей по незатопленным каньонам – искать следы злодеев. Люматикс обследовал местность с высоты. Сам Фенвик и лорд Тасмин укрылись от дождя под выступом скалы.

   Вскоре после того, как Зеленый отряд покинул башню, напоминавшую орла, на карнизе, с которого исчез убийца, вспыхнул белый свет. Миззамир хмуро взглянул на облака и сделал магический жест. Капли дождя расступились и теперь падали вокруг Миззамира, не задевая его. Маг наклонился, изучая надписи на камне. Они до сих пор слабо светились. Ему нельзя попасть внутрь Испытания обычным способом – это очевидно… Но быть может, оно ненадолго откроется? В конце концов, он ведь может открывать порталы между мирами! Он – самый могущественный волшебник на свете, и стал еще могущественнее в эти благословенные дни, когда сила Добра стала такой мощной, что даже начинающие волшебники способны творить заклинания, в былые времена доступные лишь искушенным магам. У этих древних магических Испытаний должны быть какие-то слабые места. Ему достаточно только ненадолго его открыть и одним поворотом магии вывести оттуда волшебное и реальное его содержание: убийцу и Часть Ключа. Тогда он сможет спасти и то, и другое. Решив, что на такое дело не жалко потратить усилия, Миззамир принялся чертить руны и выкладывать компоненты, необходимые для заклинания, создавая поверх слабо светящегося входа в Испытание кольцо собственной магии.

   Упав в чашу, Сэм, вместо того чтобы оказаться на ее каменном дне, повалился на что-то брыкающееся и явно живое. Вода успокоила боль и придала ему сил. Сэм отбивался, смаргивая воду с ресниц. Наконец он и его противник вынырнули на поверхность. Чаша оказалась глубиной в три или четыре фута, а дно ее – неожиданно ровным.
   Сэм с изумлением посмотрел на того, с кем сражался. Это оказалось не водяное чудище, как он себе представлял в воспаленном сознании, а его собственное отражение. Двойник стоял перед ним, задыхаясь и отплевываясь, – зеркальное изображение его самого, включая одежду и раны… если не считать того, что раны немного поджили – словно полученные повреждения поровну разделились между ними в тот момент, когда отражение возникло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация