А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 32)

   – Что же, в таком случае, от нее остается? – перебила Кайлана. – Если лишить человека желания творить зло, какую ценность будет иметь творимое им добро? Если правила игры составлены так, что проиграть невозможно, разве выигрыш может хоть чего-нибудь стоить?
   – Испытание проходишь ты, а не я, – упрекнула ее богиня. – А твоя безумная и слепая вера? Какой смысл имеет она? В одну минуту ты готова исцелять, а в следующую – убивать… Как ты можешь жить, зная, что твоя вера причинит людям страдания и даже, возможно, смерть? Только представь, насколько отвратительнее станет мир, когда ты добьешься своего?
   – Такова природа вещей, – повторила Кайлана. – Мир основан на равновесии и противоборстве. В этом состоит моя вера.

   Высоко на краю кратера Робин и Валери тоже заметили приближение рассвета.
   – Сумасшедшие! – прошипела Валери. – Нам не удастся уйти днем! Верхом или нет, нас поймают, не пройдет и пяти минут! О чем они думают?
   Внезапно Робин услышал какой-то странный звук. Поначалу ему показалось, что это отдаленный гром, но на предрассветном небе не было ни облачка. Да и для грома звук был слишком ровный… Робин повертел головой, определяя направление. Восток. Он посмотрел в ту сторону, но было еще слишком темно. Робин пожал плечами, а звук нарастал…

   Кайлана тяжело оперлась на посох, физически ощущая волны божественного гнева.
   – Ты ослеплена невежеством и не желаешь внять голосу разума! Ты не в состоянии увидеть истину и понять, как глупа и бесполезна твоя вера… Я надеялась, что ты хотя бы прислушаешься к моим словам, – но нет! Тебе незнакомы даже элементарные основы нормального мышления, ты погибнешь в своем бессмысленном походе, и, несмотря на свою принадлежность к Свету, я не могу не считать, что мир станет лучше без твоего черствого и слепого сердца! Бери Часть и уходи… Меня утомило твое упрямство, и я нужна моим верующим.
   Кайлана вдруг начала тонуть в ледяной синей воде… Она забилась, задыхаясь, и…
   И обнаружила, что лежит на берегу озера, а в руке у нее зажат кристалл, сине-голубой, словно воды озера и небо над ним.
   Друидка медленно встала. Голова у нее раскалывалась, беседа с божеством стремительно стиралась из памяти. Она не могла припомнить уже многих деталей… Впрочем, это было не важно – существовали вопросы, которые требовалось решить. Они проговорили несколько часов – а созванные ею животные…
   Кайлана резко вскинула голову и замерла, прислушиваясь. А потом, зажав в одной руке кристалл, а в другой – посох, бросилась бежать.

   Срезающий Траву, старший табунщик клана, с нескрываемой яростью рассматривал разрезанные стены загона. Его сын и подмастерье, Пыльный Ветер, стоял рядом, держа в руках сумку с инструментами для ремонта.
   – Нам придется выслеживать тантелоп, отец? – спросил он.
   Срезающий Траву вздохнул:
   – Может быть, нам повезет, сын мой, и тантелопы вернутся сами… Они знают, что здесь хорошая вода и много еды. Они привыкли считать загон своим домом. Я молю благосклонную Мейлу о том, чтобы мы вскоре услышали топот копыт, возвещающий об их возвращении.
   – Отец! По-моему, я уже его слышу! – воскликнул парнишка. Срезающий Траву прислушался, а потом, бросив слово, которого Пыльный Ветер никогда еще не слышал от отца, схватил сына за руку и побежал.
   Злодеи услышали низкий раскатистый звук примерно в тот момент, когда в становище началась паника. Варвары поспешно выводили из шатров детей и вытаскивали нехитрый скарб. Одни бежали на запад, другие спешили к храму, надеясь укрыться за каменными стенами, третьи, потеряв голову, беспорядочно метались. Мимо Черной Метки пробежал Арси, увлекаемый толпой. Рыцарь схватил его за шкирку и поднял. Несколько секунд бариганец по инерции перебирал коротенькими ножками, а потом, немного опомнившись, крикнул:
   – Эй, бронированный дурень! Отпусти меня! Животные бегут!
   Сэм, стоящий за два шатра от них, услышал знакомый голос, но слов не разобрал. Он побежал на него и чуть не налетел на Кайлану, которая с трудом протолкалась через толпу варваров, пытавшихся найти убежище в храме.
   – Кайлана! Где… – начал он, счастливый уже оттого, что, видит ее, но она перебила его, даже не взглянув в его сторону:
   – Найди остальных! Надо срочно подниматься к Робину и Валери!
   Они побежали к южному краю становища, причем Черная Метка для скорости сунул Арси себе под мышку. Быстро светало. Рокочущий звук с каждым мгновением становился все громче.
   Навстречу им уже бежали Робин и Валери. Кентавр кричал на бегу:
   – Животные в панике! Сюда несется настоящая лавина!
   – Сделай что-нибудь, друидка! – рявкнула Валери. – Животные ведь по твоей специальности, не так ли?
   Чернец с тревожным карканьем кружил у нее над головой. Валери остановилась, но Робин понесся дальше, к шатрам, на бегу крича им, чтобы они спасались. Через несколько секунд он уже скрылся из виду.
   – Действительно, это я позвала животных, – ответила Кайлана и ненадолго задумалась. – Мы должны встать в круг лицом внутрь…
   – И что толку? – спросил Сэм, покорно, впрочем, становясь рядом с Черной Меткой.
   – Да нас в лепешку растопчут! – вскричал Арси. От топота уже сотрясалась земля. – Какая разница, какой узор оставят на песке наши трупы?
   – Молчать! – приказала Кайлана и, заняв в круге свое место, стиснула посох и закрыла глаза. Земля дрожала так сильно, что они с трудом удерживались на ногах.
   Обернувшись, Сэм увидел в рассветных лучах стену пыли, неумолимо надвигающуюся на них. Мычание и вой заглушили топот копыт, в пыли уже можно было различить опущенные рога и бешено мелькающие копыта.
   Вот несутся знакомые тантелопы, раздувая ноздри, и шеи их покачиваются словно мачты, а вон – вилороги мчатся огромными скачками, и тяжелые бизоны громыхают, словно косматые грозовые тучи. Здесь были и орниксы, более высокие, чем вилороги, и громадные желто-серые виумпсы, массивные существа размером с дом; их гигантские бивни сверкали, а из длинных хоботов, поднятых вверх, вырывались оглушительные трубные звуки… В следующее мгновение лавина накрыла злодеев. Пыль забилась в ноздри, Сэм почувствовал странное головокружение…
   …запах пота и пыли… его копыта подминают под себя землю, вон шатры – страшно! – но не повернуть, не обогнуть… он не останавливается, и стены падают под его весом, он разрывает их бивнями и топчет их… а вон каменная стена – запах людей, – и он перескакивает через нее, вместе с остальными, легкий как ветер… одно копыто соскользнуло по коже, но другие нашли опору… А нога рассечена, и от запаха собственной крови еще страшнее, и сердце у него разрывается, но он старается не упасть и бежит дальше, вверх по склону, а со всех сторон и под ногами что-то мягкое, мокрое, но остановиться нельзя, нельзя… воздух полон страха и крови, и можно только бежать, бежать, бежать…

   Едва скрывшись за шатрами, Робин схватился за волшебный браслет. Он даже не замедлил бега, и только звонкие удары собственных копыт по камню смогли заставить его остановиться и с неловкостью осмотреться. У дальней стены стоял Миззамир и глядел на кентавра с нескрываемым удивлением.
   – Ну-ну… А я уже начал гадать, что с вами случилось, – сказал маг. Он как раз завтракал, и на столе, из-за которого он поднялся, были красиво разложены рогалики, фрукты, и стоял бокал с прозрачным вином. – Думал, уж не совратили ли вас злодеи…
   – Меня? Нет, сударь! – пролепетал Робин. – Просто трудно было уйти… Все время что-то происходило…
   – Я понимаю, – ласково прервал Миззамир его оправдания. – Их визит в Натодик был… весьма неприятным.
   – Да, сударь, – ответил Робин, энергично кивая.
   – Ну, ничего не изменишь… Чем они заняты сейчас?
   – Нас… то есть их взяли в плен степняки Шейсти, – доложил Робин. – Но они сбежали… А когда я уходил, на становище неслись поддавшиеся панике животные. Не знаю, как им удастся уцелеть.
   – Похоже, что эти злодеи обладают великолепной способностью к выживанию, Робин, – вздохнул Миззамир и отхлебнул вина. Они находились не в той комнате, где Робин обычно разговаривал с Миззамиром, и кентавр невольно подумал о том, восстановили ли окно с витражом. – Впрочем, это мне на руку, ибо я по-прежнему не теряю надежды спасти их… А что Ключ?
   – Они не знали, где находится Испытание в Шейсти, – ответил кентавр. – И нас взяли в плен раньше, чем они начали поиски.
   – Ключ очень важен, Робин… Вы знаете, где они хранят Части?
   – Нет, сударь, хотя думаю, что пока каждый держит у себя одну… Не считая меня, конечно.
   – А вы не могли бы… получить эти Части? – небрежно осведомился Миззамир. Робин покачал головой:
   – Темный рыцарь никогда не спит. Он увидит, если я попытаюсь забрать Части.
   – Ах да… этот рыцарь… – Миззамир ненадолго погрузился в свои мысли, а потом спросил: – Как он себя называет?
   – Он не разговаривает, сударь… Мы… Остальные называют его Черная Метка, сударь. Наверное, из-за черных доспехов.
   – Гм… Игра слов… – Миззамир еще поразмыслил. – Ну ладно, будьте внимательны, Робин. Если злодеи выживут, вы должны и дальше сопровождать их… И если представится возможность, захватите хотя бы один кристалл и принесите мне. Одной Части вполне достаточно для спасения мира, и у нас появится время, чтобы получить остальные, а заодно и самих злодеев.
   – Да, сударь, – с низким поклоном сказал Робин.
   Однако он чувствовал себя неуверенно: ему представлялась ослепительная вспышка, в которой камни и растения испаряются, превращаясь в энергию…

   Солнечный свет на веках. Спина нестерпимо чешется. Жарко. Во рту – привкус грязи. Посвистывание ветерка, шуршание травы. И отчего-то звенит в ушах. Что он забыл? А, да.
   Он судорожно вздохнул, наполняя грудь чистым и теплым воздухом. Ребра болели. Интересно, он давно забыл, что надо дышать? И кто он такой?
   …он был копытами, рогами и бегом, скачкой по траве, и…
   У него две руки и две ноги – и они болят…
   …он бежал, и падал, и…
   У него только одно сердце, которое сейчас бьется в груди… он был…
   …он был…
   Он был Сэмом. Убийцей по имени Сэмаландер, выросшим в Бисторте… Убить Миззамира… Поход… Кайлана, Испытания, судьба мира… Варвары… плен… побег… паническое бегство животных…
   Он стремительно сел, широко раскрыв глаза. Вокруг расстилалась бесконечная степь, превращенная в месиво из травы и земли. Откуда-то донеслось царапанье по металлу. Над головой было ярко-синее небо, и в нем кружились несколько грифов. Был почти полдень.
   Он чувствовал себя избитым – но все-таки был цел. Трава, там, где она осталась невытоптанной, достигала почти трех футов в высоту. На трясущихся ногах он поднялся и осмотрелся. Ни становища, ни храма, ни кратера…
   Зато в нескольких ярдах от себя он увидел Черную Метку: тот сидел на земле, потирая пальцами шлем. Это и было источником металлического царапанья. Чуть в стороне лежала фигура в черном, на плече у нее сидел ворон, – Валери. Колдунья дышала ровно, да и ворон не выглядел обеспокоенным. Слева послышался стон – это где-то в траве пришел в себя Арси. Оставалось еще двое. Сэм, шатаясь, отправился на поиски.
   В конце концов он нашел Кайлану, которая лежала на земле лицом вниз. Дыхание ее было слабым, и, когда Сэм осторожно перевернул ее, взяв за плечи, она не пришла в себя.
   Арси и Черная Метка подошли и встали рядом. Голова друидки бессильно упала на подушку из медно-рыжих волос, рука разжалась… Из ослабевших пальцев выпала долька сияющего сине-голубого кристалла.

   На рассвете Фенвик со своим отрядом выехал из города и к полудню достиг становища. На краю кратера их проводник остановился и, выругавшись, во весь опор погнал тантелопу к развалинам храма. Фенвик и его люди поспешили следом.
   Становище превратилось в хорошо утоптанную площадку, заваленную обрывками кожи от шатров и тушами животных. Жрицы богини Мейлы помогали степнякам спасать то, что еще можно было спасти. Те, кто спасался от животных бегством, постепенно возвращались из степи.
   Подошел помрачневший проводник.
   – Кто-нибудь пострадал? – спросил Фенвик. Варвар покачал головой:
   – Несколько раненых, но благодаря благосклонности Мейлы нас покинули только немногие… Да и те были убиты не животными, а злодеями во время бегства.
   – Значит, бойня продолжается, – пробормотал Фенвик, с досадой ударив кулаком по седлу. Потом, резко вскинув голову, он крикнул: – Таузер! Зантир! Мне нужно, чтобы вы отправили сообщение! Этому насилию пора положить конец!
   Дракон поведет разведку, и две армии возьмут их в клещи… Уйти им не удастся.
   Под полуденным солнцем от пожарища поднимался пар.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация