А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 21)

   – Не сам. Работаю.
   – Тогда я, – отозвался Арси. – Предложения?
   – Во сне. Перерезать горло, – дал совет Сэм. – Два сердца, не проткнешь. Горло.
   – Ладно.
   Черная Метка снова повел их по диким местам. Из-за темноты и необычайно густого тумана, которым славилась эта страна, совершенно невозможно было понять, куда они идут, а главное – как смогут вернуться. Казалось, что местность – перелески, каменистые холмы и небольшие извивистые ручьи, похожие друг на друга, специально рассчитаны на то, чтобы сбивать путников с толку. Но Черная Метка уверенно шел вперед и только иногда задерживался на вершине холма, чтобы оглядеться или сориентироваться по звездам.
   В конце концов в небольшой рощице у подножия крутого холма они наткнулись на крошечный грот. С холма стекал водопад высотой футов в десять. Свет луны сделал его воду серебряной. Черная Метка поднял над головой щит и шагнул прямо под водопад. Струя воды отразилась от щита неестественно широким веером – в точности, как в свое время случилось с пламенем Люматикса. За водопадом открылось отверстие, в глубине которого что-то поблескивало. Черная Метка вошел в него, и злодеи, хотя и с опаской, последовали за ним. Миновав короткий туннель, они очутились в круглом зале высотой в два человеческих роста. Чуть в стороне стоял небольшой алтарь; в полуразрушенную чашу со сталактита на своде размеренно падали капли. Сэм вздрогнул, поняв, что вода капает с интервалом ровно в одну секунду, словно отмеряя ход времени.
   Черная Метка подошел к алтарю, окунул перчатку в чашу, а потом резко отломил кончик сталактита. Отсчет времени оборвался – и пещера сразу же изменилась.
   Стены замерцали фиолетовым светом. Послышался грохот, словно где-то упали камни, и стена за алтарем начала преображаться: плитка за плиткой переворачивалась, превращая серый невзрачный камень в блестящее многоцветное мозаичное полотно. Злодеи отступили, спасаясь от летящих во все стороны острых осколков, и только Черная Метка не двинулся с места. Он стоял, в безмолвии глядя на фреску, и ждал.
   Наконец грохот утих, и злодеи смогли как следует рассмотреть фреску. Драконы парили над замками, вокруг которых расстилались бесконечные поля, полчища демонических созданий отступали под натиском сверкающих армий Света, но центральной фигурой на фреске был человек – рыцарь в сияющих доспехах. У него были светло-коричневые волосы и роскошные усы, наполовину седые. Острый взгляд серых глаз, суровое обветренное лицо. Шлем с фиолетовым плюмажем рыцарь держал под мышкой, в одной руке у него был сверкающий меч, в другой – щит с золотым грифоном на красном поле.
   – Похоже, это Испытание как раз для тебя, рыцарь, – сказала Валери, рассматривая фреску.
   – Почти то же самое я видел во сне! – воскликнул Робин. – Но это же… Постойте-ка!
   – Ага, – пробормотал Арси и, глядя на кентавра, украдкой достал кинжал.
   – Что вы задумали? – вскричал Робин. – И что это такое?
   Арси приготовился нанести удар, но тут ему на плечо легла тяжелая рука. Повернувшись, он увидел, что Черная Метка отрицательно качает головой. Арси с досадой поморщился, но Черная Метка знаком попросил, чтобы он на него положился. С обиженным видом Арси убрал кинжал, а Кайлана, вздохнув, повернулась к кентавру:
   – Наверное, мы должны были раньше все тебе рассказать, Робин, но наш поход имеет довольно необычную цель, которую ты мог бы и не одобрить. Надеюсь, ты, как и мои спутники, окажешься достаточно мудрым, чтобы понять, в чем дело.
   Кайлана вкратце объяснила кентавру про нарушение равновесия, про тайну Врат Тьмы, Ключа и Лабиринта Робин слушал ее с возрастающим ужасом. Уничтожить сделанное Героями? Освободить Тьму и Зло? Этого нельзя допустить! И в то же время он чувствовал неуверенность: люди, с которыми он путешествовал, не были похожи на злых демонов, порой вели себя совсем как обычные люди. От Робина не укрылись неловкие попытки Сэма добиться внимания Кайланы, он слышал, как Арси насвистывает в тон его арфе, видел, как переживает гибель своего коня Черная Метка… Все это не вязалось с его представлением о воплощениях Тьмы…
   Впрочем, долг превыше всего. Он внимательно выслушал все, что говорила Кайлана, и заставил себя отринуть сомнения. Под пристальным взглядом Кайланы Робин собрал волю в кулак и, овладев своими мыслями, ответил так, как учил его Миззамир.
   – О! Конечно, вам надо было раньше мне все рассказать. До чего интересно! Какая выйдет баллада – не важно, добьетесь ли вы успеха, или потерпите поражение! Прошу вас, разрешите мне и дальше идти с вами! Правда, помощи от меня мало… Я могу разве что развлекать вас музыкой… Но это так… необычно, что, помимо всего прочего, я просто сгораю от любопытства… – Он заикался, голова у него шла кругом, но он старался говорить только правду. Это было нетрудно: кентавры по природе своей правдивый народ. А склонность любого поэта слегка приукрашивать помогала ему довольно успешно скрывать истинные чувства.
   – Послушай-ка, менестрель, – вмешался Сэм, – если ты твердо намерен и дальше идти с нами, то изволь быть не просто рядом. Если мы вступаем в бой, ты тоже сражаешься. А если спасаемся бегством, то тоже бежишь. И никаких обмороков или внезапных исчезновений. Понятно?
   – Понятно, – твердо ответил Робин. И в этом не покривил душой: он действительно понял каждое сказанное ему слово. А вот как он к ним отнесется – это другое дело.
   – Ну ладно, хватит об этом, – нетерпеливо сказала Валери. – Черная Метка?
   Рыцарь кивнул и шагнул к фреске. На мгновение остановившись перед ней, он провел пальцами по изображению золотого грифона на щите, а потом прижал к нему закованную в металл руку. Вспыхнул ослепительный свет – и рыцарь исчез.
   – Надеюсь, он пройдет Испытание, – встревоженно пробормотала Кайлана. – Времени у нас остается все меньше. Нас, наверное, и сейчас кто-то преследует. Интересно, убьют ли нас раньше, чем мир исчезнет во вспышке, или мы удостоимся чести присутствовать при этом событии?
   – А как правильно пишется «вспышка»? – справился Робин. – «Ф» или «в»?
   Он склонился над куском пергамента, стараясь не выдать своего облегчения. Хвала богам, злодеи ему поверили. Теперь надо написать несколько убедительных баллад, чтобы убедить их, что его и впрямь интересует их сумасшедший заговор. Кстати, это будет неплохим отчетом для Миззамира…
   – Не люблю я гадать, как помру, – проворчал Арси, вытаскивая трубку. – Сейчас остается только ждать. И покурить, если есть табачок.
   – Должен же существовать какой-то способ сделать это по-человечески! – раздраженно проговорила Валери, постукивая ногой по полу. – Ужасно противно, что моя жизнь зависит от таких кретинов, как вы. Не обижайтесь, конечно.
   – Да что на тебя обижаться, – сладким голосом отозвался Сэм.
   – Я не тревожусь, – задумчиво произнесла Кайлана – Мне кажется, черный рыцарь лучше всех нас знает, что делает.
   – Необычный он парень, – сказал Арси. – За всю дорогу ни словечка… Не спит, не ест…
   Они продолжали рассматривать фреску. Капли беспорядочно стучали о каменный пол.
   – Герой сэр Прайз, – заметила Валери, глядя на мозаику. – Сильный был человек.
   – А что говорит надпись? – от нечего делать спросил Арси.
   Валери всмотрелась в руны.
   – «Вот Испытание Чести», – прочла она. – «Если правда – друг тебе, и не сломишься в беде, свет царит в твоей судьбе».
   – Вроде рифмуется, – неохотно признал Сэм.
   – А кто сказал, что должно рифмоваться? – спросил Робин.
   Сэм пожал плечами:
   – Ну, мне кажется, это славная деталь. Надеюсь, когда ты напишешь о нас песню – если, конечно, мы останемся живы…
   – …и ты сможешь вспомнить хоть что-то, о чем стоит писать, – вставил Арси.
   – Я надеюсь, что тебе удастся ее зарифмовать. По крайней мере попробуй. Теперешние баллады – часто просто набор фраз.
   – Это точно, – согласился Арси. – Чертовски трудно бывает припомнить слова после первых семи кружек пива. Ненастоящие это песни.
   – Еще бы, – сказала Кайлана. – Настоящие песни пропали вместе с бардами…
   – А кто такие… – довольно сердито начал Робин, но тут раздался щелчок, и в зале вновь появился Черная Метка, судя по всему, целый и невредимый. В руке он держал кристалл сочного фиолетового цвета. Рыцарь поспешно направился к водопаду, настойчиво маня за собой своих спутников. Стены пещеры зашатались, раздался стон и скрежет ломающегося камня, и они едва успели выскочить наружу, как земля содрогнулась, и храм, скрытый в сердце горы, перестал существовать. На месте озера образовалась груда камней, а водопад исчез, просочившись в землю. Остановившись на безопасном расстоянии, Валери выгнула бровь.
   – Хитроумный тип этот сэр Прайз, – заметила она. Стоящий рядом Черная Метка молча кивнул. – Я им почти восхищаюсь.

   6

   Дальнейший путь по неприветливому Кварту пролегал без приключений. Злодеи обходили стороной угрюмые замки феодальных лордов, но, когда как-то на рассвете вдали показался большой город, они отбросили мысли о завтраке и дневном сне и поспешили к нему, предвкушая возможность как следует отдохнуть и пополнить запасы. Сэм дал себе клятву не притрагиваться к спиртному. Около полудня они миновали городские ворота и вместе с тяжелыми повозками, запряженными волами, вошли в Мартогон. Население этого города, построенного, вопреки желанию соседних феодов, неподалеку от побережья, состояло в основном из купцов, благодаря чему он был едва ли не единственным местом в Кварте, где путешественники могли надеяться на вежливое обращение.
   – Фенвик, наверное, до сих пор ищет нас в топях, – рассмеялся Сэм.
   – Я думаю, на два дня можно здесь задержаться, – предложила Кайлана. – А завтра вечером снова двинемся в путь.
   – Звучит неплохо, – сказал Арси. Остальные с ним согласились – и все разошлись по своим делам.

   Сэм решил первым делом, конечно же, купить новую одежду. Он знал, что выглядит как злодей – и к тому же весьма оборванный. Шагая по улице, он ловил на себе подозрительные взгляды прохожих, и поэтому, едва завидев лавку портного, со всех ног бросился туда.
   Правда, оказавшись внутри, Сэм почувствовал себя еще неувереннее. Владелец лавки, который деловито обмеривал толстенького купца, бросил на нового посетителя взгляд, каким обычно награждают дохлую крысу, и, казалось, забыл о его существовании.
   Для членов Гильдии убийц вся одежда шилась не просто по заказам, а по специальным заказам: со множеством потайных карманов, петель и прорезей, куда можно было помещать профессиональный инструмент. Еще бы – ведь даже средней руки убийца чувствовал себя раздетым, если при нем не было по крайней мере четырнадцати различных видов оружия. А что касается повседневной одежды, в те времена у Сэма была уйма денег, и он мог позволить себе покупать все самое лучшее. Когда-то люди просили, чтобы их обслужил именно он, зная его репутацию человека, который никогда не промахивается, и Сэм завел себе целый гардероб, чтобы проще было выслеживать жертву. Купец, солдат, нищий, принц, вор – он мог прикинуться кем угодно, и никто бы не догадался о его профессии. Но со временем все костюмы пришлось продать, один за другим, чтобы не помереть с голоду, и в конце концов у него остался только «рабочий» костюм тускло-черного цвета, который так хорошо помогал растворяться в тенях. И он ни за что не соглашался его менять, даже несмотря на опасность, – отчасти из гордости, отчасти из-за отсутствия финансов.
   Та же самая гордость не давала ему покоя и сейчас, когда он решал, какой из костюмов выбрать. Он не мог позволить себе шить костюм на заказ. От старого все же придется отказаться, решительно говорил он себе, но чем его заменить? На витрине он не обнаружил ни одной подходящей расцветки – сплошная пестрота. Как можно работать в таком наряде? А сделать заказ не хватит денег. Сэм задумчиво почесал небритую щеку. Может быть… Он поморщился. Это было позорно, горько, неприятно… Но неизбежно. Придется предъявить Арси счет.
   Арси тем временем не терял времени даром. Следуя примеру Сэма, он отправился в торговую часть города, где вызвал переполох среди честных бариганских купцов, для которых появление в городе незнакомого соотечественника было событием, по важности не уступающим коронации. Они наперебой с ним здоровались, проявляя солидарность, свойственную переехавшим в город деревенским жителям, а он вежливо раскланивался, осведомлялся, как идут дела, и расхваливал их дома и сады. Каждый считал своим долгом угостить его яблоками или печеньем, и Арси никого не обидел отказом. Как и Сэм, он тоже посетил лавку портного, только другую, и вышел оттуда облаченный в новую рубаху темно-зеленого цвета и щегольские коричневые брюки с желтой вышивкой на отворотах, которая удачно оттеняла его начищенные до блеска коричневые сапоги. Еще несколько остановок – и он приобрел кисет с табаком, новое огниво и новую шляпу взамен кожаной шапки, потерянной на болотах. Шляпа была коричневая, с ярко-синим пером. Перья в Кварте были обязательным элементом любого костюма, как в Двасе – туника, а в Трое – жилет с бахромой. Арси с довольной ухмылкой поглядел на себя в зеркало, несколько раз приподнял шляпу, приветствуя самого себя, а потом направился в центр города, где рассчитывал слегка возместить расходы.
   Он стоял на углу, изучая ранних прохожих, когда знакомый голос у него за спиной прошипел:
   – Арси!
   Обернувшись, Арси увидел, что из темного переулка его манит к себе Сэм. Бариганец оставил свой наблюдательный пост и направился туда.
   – Привет, паренек, – тихо проговорил он, подойдя достаточно близко, – в чем дело?
   – Деньги, Арси. Мне нужно починить костюм – или купить новый. Иначе я не смогу закончить работу.
   Сэм взмахнул рваным рукавом, словно общипанный ворон.
   – Работу? – озадаченно переспросил Арси.
   – Миззамира, дурень! – прошипел Сэм.
   – А, ну да. Нет вопросов. – Пожав плечами, Арси перебрал свои кошельки и, развязав один, заглянул внутрь. – Здесь примерно сорок пять теллинов золотом и серебром… Хватит?
   Сэм выпучил глаза от изумления:
   – Э-э… да, вполне.
   Арси с ухмылкой протянул ему кошелек:
   – Ну, тогда держи. И… что останется, тоже твое.
   Сэм с беспокойством посмотрел на бариганца. Арси стал главой воровской гильдии Бисторта не за счет своей щедрости. Более того, он принадлежал именно к тому разряду воров, которые готовы украсть у человека все, включая шнурки от ботинок, и трудно было представить его преспокойно вручающим сорок пять теллинов золотом и серебром нанятому им убийце, чтобы тот мог купить себе новую одежду.
   Наблюдая за недоумением Сэма, Арси вспомнил туман и трясину, мучительную боль, ужас, близкую смерть… И сильные руки, которые вырвали его из грязи и бросили на спину кентавру.
   «Может, раньше мы и не были друзьями, паренек, – думал он, – но теперь мы определенно друзья… Хотя я никогда не стану смущать тебя, говоря об этом вслух».
   – Купи себе что-нибудь симпатичное, – посоветовал он Сэму, сдвигая набекрень свою новую шляпу, – и, клянусь грудью Беллы, мой даритель смерти, заодно побрейся и постриги волосы!
   С этими словами вор повернулся и не спеша пошел вдоль улицы, а Сэм остался стоять с кошельком в руке. Несколько секунд он не двигался, а потом почти беззвучно прошептал вслед удаляющейся фигурке:
   – Спасибо.

   – Пойми же наконец, ты слишком заметен! – суров проговорила Кайлана, глядя на высокую фигуру в черных латах. Рыцарь никак не отреагировал на ее слова. – И ты по-прежнему не желаешь вылезать из своих лат? – спросила она.
   Шлем утвердительно наклонился. Кайлана вздохнула.
   – Ты совсем сбил меня с толку, черный рыцарь. Не ешь, не спишь, не пьешь, не разговариваешь. Зато сражаешься и вроде бы мыслишь – и ты слышишь мои слова. Как же ты не поймешь, что своей черной броней ты привлекаешь внимание всех!
   Черная Метка упрямо скрестил руки на груди. Кайлана забарабанила пальцами по своему посоху.
   – Нельзя, чтобы ты в таком виде разгуливал по городу, – сказала она. – Люди будут на тебя пялиться.
   Закованная в шлем голова вскинула подбородок, выражая высокомерное презрение. Кайлана с досадой пожала плечами:
   – Ну ладно. Пожалуй, ты сам в состоянии о себе позаботиться. Только все-таки постарайся не ввязываться в неприятности.
   Закончив эту беседу, она тоже отправилась по магазинам. Самой ей, правда, почти ничего не было нужно, но она взяла на себя покупку мехов для воды, дорожных сумок и провизии.
   Валери тоже немного прогулялась по городу, но долго не выдержала. Рискнув на мгновение открыться палящему солнцу, она сняла плащ, вывернула его наизнанку и торопливо надела опять. Красная подкладка отражала больше тепла, и колдунье стало легче. Кроме того, в алом плаще она привлекала к себе меньше внимания. После этого колдунья вернулась в гостиницу, в которой они решили остановиться. Чернец, сидя у нее на плече, с любопытством озирался по сторонам.
   Оставшись один, Робин отправился искать укромное место. Прохожие показывали на него пальцем и откровенно глазели, а дети в испуге разбегались. Кентавры в Кварте были в диковинку. Нырнув в первую попавшуюся конюшню, он схватился за браслет на запястье и в следующее мгновение оказался в Серебряной Башне, в рабочем кабинете Миззамира.
   Кабинет был пуст, но звон колокольчика сообщил о его прибытии, и Робин едва успел пригладить гриву и поправить воротник рубашки, как в дверях возникла окутанная сиянием фигура седовласого волшебника-эльфа. Робин почтительно поклонился, и Миззамир приветливо ему кивнул.
   – Итак, юный Робин, как обстоят дела? – осведомился волшебник, выгибая свою изящную бровь. – Помнится, в прошлый раз вы докладывали, что они собираются перебить друг друга.
   – Сударь, так мне показалось… Но когда я вернулся, то нашел их в полном здравии и замечательном настроении. Как будто ссоры и не было.
   Робин неловко переминался с ноги на ногу. Волшебник был явно удивлен.
   – Гм, очень странно. Не удалось ли вам выяснить, куда они направляются?
   – Да, сударь, удалось.
   Робин с гордым видом вынул свои заметки, но, к его изумлению, Миззамир не был поражен, узнав, что злодеи намереваются восстановить Радужный Ключ и открыть Врата Тьмы. Он лишь глубокомысленно кивал, а когда Робин закончил рассказ, задумчиво произнес:
   – Да, я этого и ожидал. Ну, ничего страшного… Хотя мне хотелось бы попробовать остановить их прежде, чем их убьют Испытания. Или, если уж на то пошло, Фенвик. – Он вздохнул. – Чем они заняты сейчас?
   – Злодеи, сударь? Они остановились передохнуть в городе, называемом Мартогон, и разошлись – каждый по своим делам.
   – Разошлись, вот как? – Миззамир посмотрел в окно, на безоблачное синее небо. – Что ж, весьма кстати. Если Фенвик намерен повторить свою попытку, то мне остается только попробовать его опередить. Возвращайтесь в Мартогон, Робин… Я скоро тоже там появлюсь. Но вы меня не ждите.
   Робин почтительно кивнул, поклонился, нажал на два серых камня на браслете и, очутившись снова в конюшне, озадаченно покачал головой. Лицо волшебника, особенно когда он был pаздосадован, кого-то ему напомнило. А может, просто освещение виновато?
   Робин улегся в свободном стойле, но лошадь за стенкой вела себя беспокойно, и уснуть ему не удалось.

   Сэм купил недорогую коричневую тунику и зеленые брюки, быстро переоделся и, заботливо сложив свою черную униформу, протянул ее портному.
   – Я прошу починить это, – сказал он. – Никаких переделок, никаких украшений. Только ремонт.
   Портной сморщил нос. Перья на его шляпе возмущенно затрепетали. Он приподнял край бывшего плаща, и истертая ткань в солнечном свете стала похожа на изделие халтурщицы-кружевницы.
   – Сударь, – начал портной, – вы уверены, что не хотите купить…
   – Купил я уже достаточно, спасибо, – оборвал его Сэм. – Вы можете это починить или нет?
   – Сударь, – обиженно ответил портной, – учитывая степень изношенности, придется ставить много латок… Сэм скрипнул зубами:
   – И подходящей ткани, надо полагать, у вас нет?
   – Она не пользуется спросом, сударь, – объяснил мастер.
   Сэму с трудом удалось сохранить самообладание.
   – Послушайте, – сказал он, – я – член театральной труппы…
   – Знаю, знаю, – оживился портной. – Прибыли к нам на ярмарку?
   – Да, – подтвердил Сэм. – Мы будем играть… – он лихорадочно соображал, – «Освальд, принц Вольский». Знаете, где дядя этого парня убивает его отца и женится на его матери? Очень хорошая пьеса, – добавил он.
   Сэм действительно однажды видел этот спектакль, когда был моложе… Труппа приезжала в Бисторт, и их с Катой ужасно позабавили запутанные сцены отравлений, выполненные, с точки зрения профессиональных убийц, на редкость бездарно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация