А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 19)

   – Но, сэр… а как же курганные твари?
   – Их ни одной не осталось, друг мой, – весело ответил Фенвик и свистнул, подзывая к себе капитана кавалеристов. – Свет прогнал эти создания тьмы в небытие.
   – А Ортамот? – нервно спросил Джеффрис. Фенвик расхохотался:
   – Ортамот! Только не говорите мне, что вы пугаетесь детских сказочек! Пошли! Вы поедете со мной. Противному Ортамоту я вас не отдам!
   Все еще продолжая смеяться, принц принялся распределять людей на команды. Вскоре ночь разорвал топот лошадиных копыт.

   – Не могу сказать, что мне по душе такие прогулки, – проворчал Робин. Его копыта с чавканьем погружались в жидкую грязь, и ему приходилось высоко поднимать колени, ленивому пони, чтобы не запутаться в болотной траве.
   – Да уж, не пикничок, – согласился Сэм. – Сбряцал бы нам что-нибудь на своей арфочке – если, конечно, остальные не возражают.
   Остальные, ковыляя по грязи, разнообразными звуками выразили отсутствие возражений. Робин содрогнулся, вспомнив слова Миззамира относительно того, что одной фальшивой ноты может оказаться достаточно, чтобы получить кинжал в спину, но вынул арфу и начал на ходу настраивать ее с помощью серебряного камертона. Как ни странно, ему сразу же стало легче идти, хотя теперь он не следил за тем, куда ставить ноги – они сами выбирали дорогу, – а когда струны запели в лад, отступил страх, сменившись веселой уверенностью. Робин был сыном одного из лучших резчиков по дереву и сам делал себе инструмент – правда, под наблюдением настоящего менестреля; – благодаря чему арфа идеально соответствовала его телу и стилю игры. Прижав ее к груди, Робин ненадолго задумался, перебирая свой репертуар, и наконец остановился на «Балладе Трисата Лэма»: она была жизнерадостной и исполнялась в ритме марша. Перебирая огрубевшими за время похода пальцами струны, он запел:


На краю края земли
Жил веселый Трисат Лэм.
Сердцем чист, хоть сам в грязи,
Славный воин Трисат Лэм.


   Казалось, злодеи слегка повеселели и начали шагать бодрее.
   – Неплохо, кентавр, – похвалила Кайлана. – В прежние времена ты мог бы надеяться стать настоящим бардом.
   – А кто такие барды? – спросил Робин под залихватский проигрыш.
   Кайлана удивленно и печально покачала головой:
   – Может, когда-нибудь я тебе расскажу. А пока продолжай, пожалуйста.
   – Ага, давай наяривай, – добавил Арси, перепрыгивая с кочки на кочку, чтобы не провалиться в глубокие лужи. Робин залился румянцем и снова запел:


Гиппогрифа зарубил
На войне в Бареме.
Трубы громкие трубят
В честь Трисата Лэма!


   – Интересно, как это у тебя вышло, – прервал его Сэм. – Точь-в-точь словно трубы вдали протрубили!
   – Я… – начал было Робин и внезапно похолодел. Он приглушил струны – и зов охотничьего рога протяжно разнесся над топью. Почти сразу же ему отозвался второй рог – ближе.
   – Бежать или биться? – отрывисто спросила Кайлана. – Я слышу трех лошадей и нескольких собак. Они будут здесь через считанные минуты. Эльфогончие взяли наш след, а против эльфийских созданий я бессильна.
   – Биться, – ответил Сэм, стремительно выхватывая два кинжала.
   – Ну что ж, – пробормотал Арси, отстегивая «утреннюю звезду».
   – Выбирать нам особенно не из чего, – решила Валери, а Черная Метка просто молча обнажил меч. Через мгновение из тумана возникли человеческие фигуры – и бой начался.
   Сэм увернулся от просвистевшего над ухом меча, который едва не снес ему голову. Увидев, что удар прошел мимо цели, воин в зеленом плаще поверх блестящих доспехов резко вскинул к губам охотничий рог. Сэм молниеносно взмахнул руками – и воин с хрипом упал. На шее у него появились две вертикальные щели.
   Во время наводнения Кайлана потеряла свой деревянный щит и теперь чуть было не стала жертвой мощного удара палицей, который попытался нанести ей какой-то не в меру пылкий охотник-жрец из тех, что служат богине Артеллис. Уворачиваясь от него, она поскользнулась и шлепнулась в лужу. Прозвучал торжествующий крик: «Один есть!» Лежа в воде, Кайлана нащупала посох и, чуть слышно прошептав слово власти, сильнее сжала пальцы, освобождая энергию.
   Арси плясал вокруг третьего воина, сидящего на лошади, заставляя его крутиться на одном месте. Всадник сыпал проклятиями. Из тумана выскочили три белые рыжеухие собаки и бросились на бариганца. Арси едва успел отскочить. Воин развернул лошадь – и оказался лицом к лицу с огромным рыцарем в черных латах, поднимающим тяжелый меч. Свистнул клинок – и воин свалился с лошади, чтобы избежать удара.
   Валери посмотрела туда, где держал оборону бариганец. Ее глаза сузились. Она не забыла эльфогончих – этих жестоких охотничьих собак, принадлежавших людям, которые разрушили ее жизнь. Она вытянула перед собой руку с черными ногтями и с шипением произнесла слова заклинания. Арси, который как раз в этот момент стукнул одну из гончих «утренней звездой», выпучил глаза, когда все три собаки вдруг вспыхнули ярким пламенем и с жалобным визгом бросились врассыпную. Тем временем Кайлана стремительным движением швырнула в своего противника, который начал спешиваться, чтобы ее прикончить, большого и гладкого электрического червя. Он обвился вокруг шеи воина, словно сверкающий шарф, и вонзился пылающим разрядом в его тело. Воин сдавленно вскрикнул и, упав, забился в конвульсиях. По его кольчуге плясали быстрые фиолетовые искры.
   Черная Метка и его противник со звоном скрестили мечи; увидев это, Сэм выхватил еще один кинжал, но в это мгновение крупный пес на последнем издыхании налетел на него сзади и сбил с ног. Сэм упал лицом в грязь, но извернулся и схватил собаку за горло.
   – Ха! – воскликнул последний воин, когда безмолвный рыцарь стал наседать на него. – Вы можете меня убить, но и сами погибнете в огненной буре, которую я вызову моим магическим кристаллом.
   Он протянул руку к расшитому рунами кошелю, где хранился кристалл, но пальцы его нащупали пустоту. Огромный черный меч опустился, и последнее, что увидел волшебник-воин, была ухмыляющаяся физиономия бариганца, который сидел на кочке и, подняв над головой кошель, издевательски им покачивал.
   Сэм с хрустом сломал гончей хребет – и наступила напряженная тишина, которую нарушал только удаляющийся топот копыт. Черная Метка принялся чистить лезвие, Кайлана вылезла из лужи, Валери с легкой улыбкой потирала руки, Арси подвешивал кошель к своему поясу… А в отдалении стоял потрясенный Робин, белый словно сугроб в лунном свете. Сэм смущенно покашлял.
   – Э-э… Ни в ком не торчит лишний семидюймовый кусок стали? – извиняющимся голосом спросил он.
   Все хором изумленно сказали «нет» – за исключением Робина.
   – Вы только что убили этих людей… – пролепетал кентавр.
   Жестом поманив за собой Кайлану, Сэм подошел к кентавру и со снисходительной улыбкой посмотрел на него:
   – Раньше никогда не видел сражения?
   Кентавр покачал головой.
   – Так я и думал… Ну, если бы ты не пытался отсидеться в кустах, то, наверное, так легко не поймал бы вот это… Или, во всяком случае, заметил бы сразу.
   Робин посмотрел вниз. Убийца легонько похлопывал его по конской груди. Там, в мощных мышцах, торчала черная рукоять кинжала, украшенная сердоликом. Из-под нее стекала узкая струйка крови. Робин задрожал всем телом, прижал остроконечные уши к голове, закатил огромные карие глаза и рухнул на землю в глубоком обмороке. Болотная жижа отвратительно хлюпнула.
   Кайлана поспешно вытащила кинжал и залепила рану целебными травами.
   – Яд? – отрывисто спросила она.
   – Нет, – тихо отозвался Сэм. – По-моему, он просто испугался вида собственной крови.
   – Ты знал, что попал в одного из нас? – спросила Валери, подходя ближе.
   Сэм кивнул и отвел взгляд. Ему показалось, что в отдалении мелькнули огни факелов.
   – Я никогда не промахиваюсь.
   – А, брось! – фыркнул Арси. – Дешевый трюк для клиентов!
   – Нет, правда, – ответил Сэм. – Когда я стреляю или метаю нож, я могу попасть не туда, куда целился, но куда-нибудь я обязательно попадаю. Всегда.
   – Возможно, врожденная магия, – заметила Валери, но в голосе ее чувствовалось недоверие. – У твоих родителей были магические таланты?
   Сэм молча покачал головой. Эта тема была ему неприятна. Он снова закашлялся.
   Ресницы Робина затрепетали, он привстал и ошарашенно потряс головой. Сэм посмотрел на него и сказал:
   – Извини.
   Робин выпучил глаза, но Сэм уже отошел со словами:
   – Нам лучше бы поторопиться… Я слышу звук рогов.
   Кайлана осмотрела отряд. Израненные, усталые, надышавшиеся ядовитых испарений болот…
   – Еще одного нападения нам не пережить, – медленно проговорила она. – Валери, если ты вызовешь колдовской туман, я постараюсь скрыть наши следы от их гончих.

   Воинам Зеленого отряда стало не по себе, когда из темноты медленно выплыл странный маслянистый туман. Гончие бегали по кругу, сбитые с толку, а призывы рогов становились все глуше и реже: плотный туман заглушал все звуки.
   – Какое-то жуткое место, – сказал целитель, тоже поклоняющийся богине Артеллис. Сторонники этой веры служили в Зеленом отряде с момента его создания. И хотя он искренне верил в свою богиню, топи были поистине забытым богами местом, и здесь не приходилось рассчитывать на ее помощь.
   Другой член группы, следопыт, кивнул:
   – И не говори… Когда сэр Фенвик отправлял нас сюда, тумана не было. По-моему, лучше будет отыскать остальных и вернуться.
   – Хорошая мысль. – Третий воин поднес рог к губам. Протяжный звук пронесся над топью и умер вдалеке. Целитель зажег фонарь, и на свет сразу же слетелись какие-то мошки. Тишину нарушало только шебуршание псов и чавканье копыт по грязи.
   – Хо! Смотрите-ка! – радостно воскликнул охотник, указывая налево. Повернувшись, остальные увидели три тусклых мерцающих огонька – несомненно, фонари еще одной группы.
   – Ну, наконец-то, – с облегчением вздохнул воин. Они повернули лошадей к огням и пустили их рысью, чтобы поскорее оказаться среди друзей, в их надежном кругу. Собаки тревожно поскуливали, и лошадям, казалось, не особенно хотелось приближаться к огням, но всадники не обратили на это внимания.
   Они едва успели ахнуть от ужаса, когда земля внезапно разверзлась, и лошади провалились в зыбучий песок. Барахтаясь в нем, целитель почувствовал чье-то склизкое прикосновение, и тут же из песка высунулась огромная когтистая рука, ухватила его за шею и утянула вниз. Сверкнули длинные зубы… Огни, к которым так стремились люди, нырнули в яму, словно гигантские зловещие светляки, и в мгновение ока высосали из умирающих жизненную силу, превратив их в усохшие бледные трупы с широко раскрытыми от страха глазами. По всему болоту замерцали огни, знаменуя пришествие смерти.
   – Что это? – спросил Арси, вглядываясь в тусклый свет, пляшущий в отдалении.
   Валери подняла глаза – и поспешно отвернулась.
   – Не смотри на них, бариганец.
   – Но…
   – Никаких «но»! – рявкнула Валери, становясь перед ним. – И никто пусть не смотрит! Не знаю, откуда они взялись, но силы эти куда темнее нас с вами. Не обращайте внимания на эти огни, не смотрите на них и, уж конечно, ни в коем случае не приближайтесь!
   Сэм закрутил головой, пытаясь следить за огнями, не глядя на них. Вокруг клубился созданный Валери туман.
   – Напоминают фонари.
   – А как они называются? – спросил Робин.
   – В подземном мире мы называли их «файхиллин»… А тут их зовут, кажется, Блуждающими огнями. Они очень, очень опасны!
   Валери решительно двинулась вперед, и остальные поспешили за ней. Чернец у нее на плече зажмурил глаза и распушил перья. Огни не приближались – и злодеи тоже не стали искать с ними встречи.

   – Скоро рассвет, сэр Фенвик.
   Закутавшись в плащ и надвинув на лоб капюшон, Таузер всматривался в плотный туман. Фенвик натянул поводья, и Джеффрис, Таузер и целитель по имени Мелла, ехавшие с ним, тоже остановились. Отсюда, с вершины холма, им открылось зрелище, которое они уже почти отчаялись увидеть: цепочка людей, бредущих по топям, и лошадь… То есть кентавр! Трое воинов из Зеленого отряда с зажженными фонарями околачивались совсем рядом со злодеями, хотя, судя по всему, не видели их. Возликовав, Фенвик поднес к губам рог и протрубил сигнал атаки. Его отряд помчался вниз по склону, вторая группа тоже рванулась вперед – и злодеи оказались зажатыми в клещи.
   Разумеется, они слышали клич рожка и топот копыт, поэтому успели подготовиться к отражению атаки. У подножия холма лошадей встретил мысленный приказ Кайланы остановиться. Кони налетели друг на друга, заметались и с плеском провалились в канаву, где уже барахтались эльфогончие. Только Фенвику удалось удержаться в седле. На воинов, что атаковали с тыла, Валери наслала заклинание сна, и заснувшие лошади, хоть и быстро проснулись, успели уронить своих всадников и пробежаться по неожиданно задремавшим псам. Фенвик пришпорил своего коня – и получил прицельный удар «утренней звездой» прямо по коленной чашечке. Лезвие Светодруга блеснуло, подобно замерзшей молнии, и кто-то пронзительно вскрикнул.
   Тем временем Таузер выбрался из канавы и начал творить заклинание. Огненная струя взметнулась вверх и взорвалась яркой вспышкой, залившей все вокруг золотистым сиянием. Ослепленная Валери съежилась. Две эльфогончие, щелкая зубами, бросились на нее, но она успела выкрикнуть заклинание, и собаки отпрянули, спасаясь от роя черных стрел. Они огрызались и рычали, а Чернец с громким карканьем молотил клювом по нежным собачьим носам, раскрыв крылья, чтобы защитить хозяйку от яркого света.
   Внезапно грудь Таузера пронзила обжигающая боль, и он упал. Глаза у него остекленели. Сэм, с окровавленным кинжалом в руке, отвернулся от трупа и увидел, как конь Фенвика встал на дыбы, готовясь опустить копыта на крошечную фигурку, скорчившуюся во мху. Не раздумывая, он метнул кинжал. Свистнув в воздухе, лезвие отсекло лошади хвост. От боли она прыгнула вперед, перескочив через Арси. Услышав за спиной шорох, Сэм бросился в сторону, но лезвие меча все-таки задело его ногу. Чертыхнувшись, он пинком опрокинул противника в глубокую лужу и поспешил выручать Арси.
   Какой-то круглый предмет упал у самых ног Робина, и кентавр потрясенно уставился на человеческую голову, чьи глаза еще продолжали изумленно моргать. Менестрель отвернулся, и его тут же вывернуло наизнанку, а Черная Метка тем временем проткнул своим громадным мечом второго противника. Сэм вывел кентавра из оцепенения, забросив ему на спину тяжелого бариганца.
   – Держись, Робин! Нам придется бежать отсюда со всех ног!
   Кайлана и Фенвик оказались один на один. Она сжимала в руке посох, а он сидел верхом на коне, высоко подняв сверкающий меч. Звон клинков у него за спиной возвещал об успехах Черной Метки. Опустив оружие, принц улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой.
   – Что в таком месте делает столь милая девушка? – спросил Фенвик. – Почему бы вам не поехать со мной? Такая красавица должна принадлежать Свету, а не Тьме.
   Кайлана бросила на него яростный взгляд:
   – Ты слишком похож на своего прадеда, царственный дурень.
   – Сопротивление бесполезно, дивный цветочек!
   – Ты умрешь первым, глупая жаба! С неожиданным проворством она взмахнула посохом и ударила его прямо по лбу. Бац! Фенвик закачался в седле и упал с лошади.
   – Люблю женщин с характером! – невнятно проговорил он сквозь грязь, залепившую рот.
   Кайлана сгребла Валери в охапку и окликнула Черную Метку:
   – Быстрее! Приходится отступать!
   Они бросились наутек, преследуемые оставшимися в живых воинами и рычащими псами. Только один лекарь из Зеленого отряда остался на поле боя – помочь вышедшему из строя командиру и остальным. Злодеи выбежали из освещенного круга и, оказавшись в темноте, споткнулись и покатились по поросшему мхом склону прямо в раскрытую черную пасть, которая проглотила их всех, начиная с друидки и кончая кентавром с бариганцем на спине. Преследователи остановились и начали бестолково топтаться на месте.
   – Куда они подевались? – спросил один. Джеффрис содрогнулся.
   – Может, их утащил Ортамот, – прошептал он. Второй воин осмотрелся и, вспомнив детские страхи, почувствовал себя неуютно.
   – Они исчезли. Скоро рассвет. Давайте-ка возвращаться к остальным.
   Они вернулись в лагерь, когда небо на востоке уже начало розоветь и утренний ветерок развеял последние клочья тумана.

   – Так… И кто же тут у меня? – спросил голос.
   Сэм открыл слипшиеся глаза. Голос принадлежал какому-то скрюченному двуногому существу, которое можно было лишь с большим трудом разглядеть в полумраке. Сэм безнадежно закрыл глаза.
   «Я умер, – сказал он себе, – и попал прямо в ад, как мне всегда и предсказывали».
   – Эй! Эй? Ты, просыпайся-ка, ты!
   Когтистый палец постучал Сэма по груди, и он снова открыл глаза.
   Они очутились в какой-то норе, выстланной сеном. Здесь было сыро, гулко и очень темно – но Сэм, привыкший работать по ночам, умел хорошо ориентироваться по едва заметному движению теней, шорохам и теплу. Огонь – охотничье пламя убийцы – затеплился в его крови и пробудил древние инстинкты, не раз спасавшие ему жизнь. Чувство опасности дало о себе знать – но не особенно остро. Оно всего лишь предупреждало о том, что надо быть осторожным.
   На фоне холодных стен он видел своих спутников как размытые пятна тепла, но стоящая перед ним фигура была такой же холодной, как стены, и от нее пахло грязью, кровью и мускусом, словно от ящерицы. Постепенно глаза начали привыкать к темноте, и Сэм стал различать новые подробности. Робин стонал и пытался подняться на ноги. Остальные тоже лежали – кроме Черной Метки, который стоял в углу, потирая шлем. Сэм внутренне содрогнулся, заметив, что от него не исходит тепла, но успокоил себя тем, что это, наверное, из-за лат. Кайлана зашевелилась, встала и окликнула темноту:
   – Эй?
   – Эге-гей! – отозвался странный голос, направляясь к ней.
   «Она не видит его, – вдруг сообразил Сэм. – Она обычная, в ней нет огня, того огня в крови, который дает возможность видеть в ночи… А что, если эта тварь опасна?»
   Он напрягся, готовясь к прыжку и не сводя глаз со странного существа. Оно снова заговорило:
   – Раненые люди, да… В топях опять кровь! Разбудила старика Ортамота – и малышей тоже! – радостно булькал голос.
   Сэм судорожно сглотнул. Ортамот! Болотный демон, похищающий жизнь! Ортамот был грозой всего Шестиземья: поговаривали, что он может выскочить из-под земли, где ни пожелает, и особенно охоч до маленьких непослушных детей…
   – День сейчас, – с отвращением пробормотал Ортамот. И добавил уже веселее: – Малыши вернулись домой. Видишь?
   Неожиданно в темноте возникло сияние, которое постепенно усиливалось: по туннелю в пещеру вплывал поток тех самых золотистых огоньков, на которые Валери запретила смотреть. Сэм попытался не смотреть на них и сейчас, но это было невозможно.
   Блуждающие огни заполонили пещеру, и теперь Сэм мог ясно рассмотреть своих спутников. Они уже встали – все, кроме Арси, который так и остался лежать там, где упал со спины кентавра. И Ортамота Сэм тоже увидел.
   Это было кошмарное зрелище – немыслимое сочетание человека и ящерицы: чешуйчатая кожа, мощные руки с когтистыми пальцами, толстый мускулистый крокодилий хвост. Вытянутая зубастая пасть тоже наводила на мысль о крокодиле; большие глаза были разноцветными: один кроваво-красный, другой – темно-желтый. Зрачки напоминали кошачьи, но как бы сдвоенные: они пересекались, образуя косой крест. На Ортамоте была потрепанная туника, сделанная из разномастных кусочков меха… Впрочем, если верить легендам, это был не мех, а волосы нехороших девочек и мальчиков – и, разумеется, неосторожных путников. Красный глаз подмигнул Сэму.
   – Старина Ортамот – уродина, правда? Откусит тебе голову за секунду, он может!
   Сэм в этом ни капли не сомневался. Под морщинистой кожей, покрытой крепкой чешуей, перекатывались узлы мощных мускулов. Ортамот был высок, но согнут почти вдвое, поэтому казался одного роста с Сэмом. Убийца приготовился дорого продать свою жизнь. Ортамот издал странное прерывистое шипение – и Сэм с изумлением понял, что он так смеется.
   – Если ты дашь нам повод, мы постараемся убить тебя, – отважно объявила Кайлана. Валери и Черная Метка молча смотрели на Ортамота, а Робин трясся от боли и ужаса. Он никак не мог понять, как ему и на сей раз удалось получить рану.
   – Нет, сегодня откусывать не хочу. Малыши хорошо поохотились, да? – Ортамот посмотрел на огни. Послышался переливчатый свист, такой высокий, что человеческий слух едва его улавливал. – Эх, взбаламутили трясину, задали старику Ортамоту работенку. – Качая головой, он вновь повернулся к злодеям. – На чердаке рыщут охотники. Ищут вас. А вы здесь отсиживаетесь, да?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация