А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 17)

   Он покинул родное племя и принял предложение Миззамира в надежде повидать мир – и вот этот мир пытается его убить, и где? В собственном сне! Подражая бегу эльфогончей, он перебирал копытами, стараясь двигаться как можно быстрее.
   Под задним копытом земля провалилась, но остальные три стояли твердо. Человек на его месте обязательно бы споткнулся и упал, но Робин удержался и продолжил движение. Он увернулся от просвистевшего мимо копья, сумел избежать броска змеи, которая с шипением выползла из трещины у него под ногами, и, сделав последний прыжок, приземлился на мох перед каменной аркой. Здесь он был в безопасности.
   Робин перевел дыхание и огляделся. Лес окончательно растворился в тумане; теперь он стоял в начале длинного коридора, а арка превратилась в подставку, на которой лежал лук и одна-единственная серебряная стрела. В дальнем конце коридора размытым пятном маячила едва различимая мишень, на которой даже не было видно колец.
   – Разрази меня ящур! – воскликнул Робин, вызвав гулкое эхо. – Я эту штуку почти не вижу, не говоря уж о том, чтобы в нее попасть!
   Он взял в руки лук. Это было великолепное оружие, сделанное из какого-то темного дерева с сероватыми прожилками. Оно было в превосходном состоянии – впрочем, чему удивляться? Во сне иначе и не бывает. Робин натянул тетиву, взял стрелу и снова посмотрел на мишень.
   – Ну что ж – до сих пор я следовал своему сну, – сказал он, пытаясь понять, к кому обращается. Остатки бариганского самогона покидали его тело, и он начал ощущать ясность мыслей, не присущую снам, хотя и по-прежнему не мог понять, где он находится. – Но я же менестрель! Я не стрелял из лука с самого детства. Нет, надо немного повысить свои шансы.
   Он двинулся вперед, намереваясь подойти поближе к мишени, но оказалось, что силы, управлявшие его странным сном, не терпят жульничества.
   Мишень неожиданно замерцала и превратилась в громадное чешуйчатое чудовище с огромными клыками и волосатыми лапами, как у медведя. Оглушительно взревев, оно бросилось на кентавра, выбивая огромными когтями искры из каменных плит.
   Первой мыслью Робина было бежать, но в воздухе вдруг образовалась вязкость, знакомая всем по кошмарным снам. Он понимал, что не сможет опередить чудовище, но ноги его ныли от желания попробовать. И все же Робин справился со своими инстинктами. Он не двинулся с места и вновь натянул тетиву. Усилием воли он заставил себя сохранять хладнокровие и тщательно прицелился. Оперение стрелы щекотало щеку. Чудовище было уже так близко, что он чувствовал его смрадное дыхание. Лук был тугой, и руки дрожали от непривычного усилия. Один выстрел, всего один… Вон туда, где нога соединяется с грудью… Зверь прыгнул с торжествующим рыком – и Робин пустил стрелу.
   Чудовище перевернулось на лету и тяжело рухнуло на пол. Робин с изумлением уставился на стрелу, торчавшую из горла зверя. В следующее мгновение чудовище вновь замерцало и исчезло, а вместо него на каменных плитах возник большой серый кристалл.

   – Фенвик! – Валери с проклятием вскочила в седло. – Как он мог добраться сюда так быстро?!
   – Какая разница?! – крикнул Сэм. – Надо уезжать! Давай, Кайлана!
   Но друидка не двигалась.
   – Нам нужен Изумруд! – твердо сказала она. – Какой смысл спасаться сейчас, если мир все равно погибнет?
   И в этот момент яркая вспышка зеленого света заставила их обернуться.

   Робин поднял камень, похожий на дольку, – и вдруг снова оказался на поляне. Он увидел злодеев, смотрящих на него, как на чудо, – и тут его нервы не выдержали.
   Бух.
   – Живой! – изумленно воскликнул Арси.
   Все бросились к кентавру, без чувств упавшему у подножия Фа-халли. Сэм подхватил Изумруд, выпавший из руки менестреля, и сунул его в свой самый надежный карман, а Кайлана принялась торопливо приводить в чувство несчастного кентавра. Черная Метка и Валери нетерпеливо ерзали в седлах, желая поскорее убраться отсюда. Рога затрубили снова – уже значительно ближе. Робин с трудом поднялся на свои четыре ноги. Его качало.
   – Знаешь, Кайлана, мне снился такой странный сон… – начал он озадаченно.
   Друидка вскочила на своего пегого конька и крикнула:
   – Некогда, менестрель! Надо спешить!
   Злодеи пришпорили лошадей и галопом унеслись с поляны. Кайлана скакала первой, надеясь, что ее знание леса поможет ей выбрать самый короткий путь сквозь лабиринт деревьев. Робин, замыкающий кавалькаду, ошеломленно потряхивал головой, начиная потихоньку разбираться в своем сне…
   – Куда мы едем? – крикнул Арси, прижимаясь к шее своего пони, чтобы не задеть какую-нибудь низкую ветку.
   – Северо-запад! – откликнулась Валери. – Если память мне не изменяет, мы попадем прямо к Салтагнуму!
   – Пересекать Салтагнум? – заржал Робин. – Зачем?
   – А ты предпочел бы, чтобы эльфогончии разорвали тебе брюхо? – огрызнулся Сэм.
   Робин замолчал. Конечно, он знал, что благородный охотник Фенвик со своими людьми не причинит ему зла, но Миззамир обязал его повсюду следовать за злодеями, и если они собираются спасаться бегством, он должен бежать вместе с ними.
   Это какой-то кошмар, с тоской думал Сэм. Ветки хлестали его по щекам, Дамаск тяжело дышал, а налетая на паутину, Сэм содрогался от отвращения и вытирал лицо краем плаща: он с детства терпеть не мог пауков. Звуки рожков и лай эльфогончих становились все громче, а над головами беглецов парила огромная птица, похожая на коршуна. Нет, скорее похожая на орла…

   Под сенью священного Фа-халли Фенвик объявил пятиминутный привал. Он упустил из виду, что его отряд, несмотря на постоянные тренировки, слегка растерял форму: ведь им уже несколько лет не приходилось участвовать в серьезных сражениях. Ночной воздух туманился от тяжелого дыхания лошадей и собак. Остро пахло потом.
   Солнечный орел, крайне недовольный тем, что его заставили летать ночью, хлопая крыльями, приземлился Фенвику на запястье и сбивчиво заклекотал, торопясь рассказать о том, что видел. Принцу пришлось долго успокаивать его, пока орел наконец не начал внятно изъясняться на языке пернатых. Услышанное навело Фенвика на отличную мысль.
   – Значит, они поскакали к Салтагнуму? – проговорил он, поглаживая орла по голове. – Хотят пересечь Салтагнумский брод и думают, что я не отважусь на это?
   Он жестом подозвал к себе Таузера, который никак не мог прийти в себя после быстрой скачки. Его зеленый балахон измялся и сбился. Волшебник, кряхтя, поднялся и подошел к командиру.
   – Таузер, старый друг, прости, что побеспокоил, но я хочу, чтобы ты со своими волшебниками кое-чем занялся. Кстати, как они себя чувствуют?
   – Зантир упал с лошади и ушиб руку, – смущенно доложил главный волшебник. – Впрочем, ничего страшного. Сэр… – Он неуверенно помолчал, а потом протянул Фенвику небольшую веточку. – Мелла нашел это на Памятном Камне.
   Принц посмотрел на ветку. Вместо листьев на ней были зеленоватые иглы необычной формы.
   – Не понимаю… Что в ней особенного?
   – Сэр… – Таузер с трудом заставил себя продолжать. – У нас возникли подозрения, и Маркус воспользовался чарами Иного Зрения… Это… Это вершина Фа-халли, сэр.
   Повисло молчание. Потом Фенвик медленно сжал в руке ветку. Она хрустнула, и в воздухе остро запахло смолой.
   – Таузер, – произнес принц голосом холодным как скалы перед рассветом, – Таузер, бери своих магов и второй взвод. Воспользуйтесь магией. Перенеситесь прямиком к броду. Там разделитесь на две части и займите позиции в пределах видимости друг друга по обе стороны брода. Если злодеи попытаются пересечь Салтагнум, вспомни свое замечательное заклинание «Высокие Волны Вейтана».
   – Сэр! – Таузер изумленно заморгал. – В это время года там полно речного мусора – бревен, ила, веток… Это будут не волны, а лавина грязи, которая сметет все на своем пути.
   – Да. – Фенвик свистнул, давая команду окончить привал, и вскочил в седло. – Друидка спасется: силы природы повинуются ей… А менестреля, я знаю, Миззамир обеспечил чем-то, что тоже его обезопасит. Но злодеи, осквернившие Фа-халли, погибнут, и трупы их выплывут по Салтагнуму к нашим ногам.
   – А если они все-таки уцелеют? – спросил Таузер.
   – Тогда они пожалеют, что не погибли.

   Преступники мчались во весь опор, но воины Зеленого отряда были гораздо опытнее в скачках по лесу и, кроме того, лучше знали местность. В воздухе уже разливался жемчужно-серый предутренний свет. Звуки рожков говорили, что погоня все ближе.
   – Это просто безумие! – пропыхтел Сэм. – Как можно убежать от лучшего охотника Шестиземья среди ночи, на его земле да еще и без отдыха…
   – А почему они вообще за вами гонятся? – воскликнул Робин, чье любопытство и досада превозмогли усталость и страх.
   Его вопрос остался без ответа: дорога пошла под уклон, и ветер донес запахи соли и грязи.
   – Салтагнум впереди! – крикнула Кайлана.
   – А позади Фенвик, – коротко бросил Арси, придерживая шапку рукой, чтобы не слетела. Валери отважилась оглянуться и увидела, как из леса рекой вытекают белые гончие и всадники. Из кривого кустарника, окружающего морское болото, называемое Салтагнумом, внезапно послышался пронзительный свист, и на злодеев посыпался дождь стрел. Лошадь Кайланы, раненная в ногу, пронзительно заржала и едва не упала, но тут навстречу преследователям развернул своего боевого скакуна рыцарь в черных доспехах. Его огромный меч был обнажен, плюмаж развевался на ветру, из ноздрей коня валил пар, словно это был огнедышащий дракон. Безмолвная атака рыцаря внушала больше ужаса, чем самый оглушительный боевой клич. Воины Зеленого отряда остановили коней и попятились.
   Из своего укрытия волшебники Фенвика наблюдали за происходящим в подзорные трубы…
   Черная Метка прошелся по рядам преследователей словно серп по жнивью. Воины в легких доспехах не могли ему противостоять и обратились в бегство, а те, кто не успел этого сделать, быстро простились с жизнью. Но Фенвик был умелым и хладнокровным командиром: видя, что оружие его воинов бессильно против черных доспехов, он направил своих людей в обход, чтобы продолжить погоню, а сам в сопровождении офицеров поскакал навстречу странному воину.
   – Может, он действительно рыцарь, и латы у него заговоренные, – пробормотал он себе под нос, – но у меня есть волшебство посильнее.
   С этими словами он извлек из ножен, висящих у него за спиной, свой магический меч – Светодруга, Убийцу Тьмы. И так велика была мощь этого оружия, что, почуяв ее, огромный боевой конь развернулся и, испугавшись, умчал своего седока с поля битвы.
   Рыцарь не стал останавливать коня. Он бросился догонять Зеленый отряд – и своих спутников. Несмотря на размеры, боевой скакун оказался на удивление резвым. Вместо схватки Фенвику пришлось удовлетвориться стрелой, посланной вдогонку черному рыцарю. Он видел, что попал коню в ногу, но скакун лишь на мгновение сбил шаг, а потом как ни в чем не бывало понесся дальше, обгоняя самых быстрых лошадей Трои, пока не поравнялся с остальными пятью злодеями.
   Стремительный, но результативный рейд Черной Метки дал возможность беглецам выиграть время. Но трясины Салтагнума были опасны, и, когда под копытами лошадей зачавкала грязь, им пришлось притормозить, чтобы не угодить в глубокие ямы, в считанные минуты способные поглотить всадника вместе с конем.
   Но Черная Метка слишком разогнался, чтобы остановиться вовремя. Вылетев на полном скаку за границу дюн, его конь шарахнулся в сторону в попытке обогнуть яму, но раненая нога подвела, он споткнулся, и Черная Метка не удержался в седле. Тяжелые латы, служившие рыцарю столь надежной защитой, теперь могли его погубить: он начал быстро погружаться в трясину.
   Остальные злодеи думали лишь о бегстве, и только Сэм увидел, как упал Черная Метка. Усилием воли заставив себя не думать о приближающейся погоне, он развернул Дамаска, чтобы попробовать выручить рыцаря, и неожиданно стал свидетелем очень странного происшествия.
   Едва Черная Метка упал, как его конь остановился, повернулся и тревожно заржал. Рыцарь махнул рукой, словно отгоняя коня, но тот подошел к самому краю ямы – и вдруг как-то очень осознанно мотнул головой. Толстые кожаные поводья перелетели через его голову и упали рядом с рыцарем. Тот их увидел, но трогать не стал и опять замахал на коня рукой. Фыркнув, умное животное повторило попытку, и на сей раз поводья упали на голову рыцарю. Черная Метка с усилием выпростал из грязи руки, просунул их сквозь поводья – и когда поводья, словно петля, обхватили его торс, конь уперся всеми четырьмя копытами в землю и начал тянуть. Из пробитой стрелой ноги хлестала кровь. Сэм, раскрыв от изумления рот, наблюдал за этой картиной.
   Конь тянул и тянул, пока не раздался чавкающий звук и рыцарь не оказался на свободе. Увидев, что конь ранен, он подтолкнул его в сторону остальных злодеев, а сам повернулся к преследователям, до которых оставалось уже не больше сотни футов. Но конь подогнул ноги и ловко сшиб своего хозяина с таким расчетом, чтобы тот упал прямехонько поперек седла. Не дав ему опомниться, конь, хромая и спотыкаясь, понесся догонять основную группу. Сэм пришпорил Дамаска и поскакал следом. Лучники Зеленого отряда дали второй залп, но Кайлана уже вывела злодеев к броду, и они не колеблясь вошли в воду.
   Когда вокруг опять засвистели стрелы, Робин решил, что с него хватит. Он нырнул за поросшую жесткой травой дюну и съежился там, прислушиваясь к звукам погони, пронесшейся мимо.
   Пролив между Троей и Квартом был здесь уже всего, и при отливе в самом глубоком месте вода едва доходила до крупа лошади. Правда, в разгар прилива пролив можно было пересечь только на лодках, и сейчас, когда вода только-только начала спадать, кое-где лошадям предстояло перебираться вплавь. Оглянувшись, Сэм увидел, что Фенвик остановил свой отряд на берегу.
   Почему они прекратили преследование? Не могли же они так легко сдаться…
   И тут он услышал грохот.
   Две грязно-зеленые водяные стены стремительно надвигались с обеих сторон, словно ревущие, готовые к прыжку львы с гривами белой пены… Отряд был как раз на середине пролива. Ледяная вода, перемешанная с грязью и мертвыми ветками, накрыла злодеев. Сэм почувствовал сильный рывок, услышал последнее испуганное ржание Дамаска, а потом…
   Удар был настолько сильный, что Сэм чуть не потерял сознание. Его смыло с коня, застрявшую в стремени ногу обожгло болью. Обломки деревьев немилосердно колотили по голове и рукам. Сэм начал терять силы и, задыхаясь, чувствовал, что погружается все глубже и глубже…
   Кайлана при ударе выпустила из рук посох и, только уже теряя сознание, чудом нащупала среди обломков и веток кусок дерева, показавшийся ей знакомым. Без посоха она была совершенно беспомощна, но, схватив его, почувствовала, что к ней возвращается сила. Кайлана сосредоточилась – и в следующее мгновение волны вокруг улеглись, и она вынырнула на поверхность, жадно хватая ртом воздух. Но участок спокойной воды был мал: ею управляла чужая магия, магия света, и Кайлана не могла прекратить потоп полностью.
   В белой пене мелькнул комок черных перьев – и следом за ним показалась голова Валери. Лоб у колдуньи был рассечен: похоже, ей удалось удержаться на поверхности благодаря не столько своим колдовским способностям, сколько удаче. Кайлана подплыла к ней поближе.
   – Давай руку! – крикнула она и втянула ее в островок затишья.
   – Где этот идиот-убийца? – спросила колдунья, едва отдышавшись. – Без портала я не могу создать заклинание, достаточно сильное, чтобы спасти нас всех!
   Чернец в подтверждение этих слов сдавленно каркнул.
   Кайлана всмотрелась в бурлящую воду, а потом с неожиданной ловкостью подцепила крюком на конце посоха проплывавшую мимо темную фигуру.
   – Он на конце моего посоха! Я буду передавать энергию тебе!
   – Думай о холоде и помогай!
   Валери выдохнула фразу из резких колючих слов, злых как трескучий январский мороз. Кайлана почувствовала, как энергия Тьмы течет из портала по посоху, а потом по ее руке к руке Валери. Кайлана закрыла глаза и, думая о холоде, постаралась превратиться в идеальный, нейтральный проводник.
   По ногам ударило что-то огромное, гладкое, холодное, скользкое. Не удержав равновесия, Кайлана покатилась по вынырнувшей на поверхность огромной льдине, напоминающей застывший водоворот. Почти у самого края, зацепившись за ледяной выступ, лежал Черная Метка. Кайлана вытащила на льдину Сэма и, услышав рядом слабый плеск, нагнулась, чтобы второй рукой подхватить беспомощно барахтающегося Арси. С ее помощью бариганец выбрался на лед и растянулся на спине, хватая ртом воздух, как вытащенная из воды рыба. Льдина, крутясь, неслась по воде.
   – А что стало с этим придурком-кентавром? – кашляя, осведомилась Валери. Кайлана только покачала головой.
   Немного оправившись, Сэм подполз к Черной Метке. Рыцарь цеплялся за быстро тающий ледяной завиток и безмолвно глядел на бушующий поток воды. В руке он сжимал обрывок уздечки.
   – Вставай, – прохрипел Сэм, дергая его за локоть. – Давай!
   С большой неохотой Черная Метка отполз от края льдины к ее середине. Проваливаясь в беспамятство, Сэм видел на берегу воинов Зеленого отряда, провожающих взглядами ускользающую добычу. Ледяной плот вышел из области действия заклинания и быстро помчал злодеев к противоположному берегу пролива.

* * *
   – Гром и молния! – зарычал Фенвик, бросая на землю подзорную трубу. – Не знаю, как это у них получилось, но им удалось поднять ледяной плот и уплыть! Я видел это своими глазами! Таузер!

   Волшебник торопливо подбежал на зов:
   – Да, сэр Фенвик?
   – Опустите воду! Мы должны немедленно перебраться через пролив!
   – Э-э… – Таузеру явно было не по себе. – Мы… э-э… не можем, сэр. На этот потоп ушли все наши силы…
   – Ну, и когда же они к вам вернутся? – нетерпеливо спросил Фенвик.
   – Не раньше чем через сутки, сэр. – Вид у Таузера был разнесчастный. – И пока наши силы не восстановятся, переместить вас туда мы тоже не можем…
   – Гром и молния! – повторил Фенвик, с ненавистью глядя на воду. Волны вынесли на берег трупы нескольких лошадей и пустые седельные сумки. Будет пожива грифам и крабам. Но по крайней мере теперь они вынуждены идти пешком. Их будет легче поймать.
   Фенвик вздохнул и велел своим людям разбивать лагерь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация