А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодеи поневоле" (страница 16)

   Он радостно улыбался перепуганным злодеям, которые спешно погнали своих коней прочь от этой поляны. Не считая Черной Метки, конечно: темный рыцарь нарочно не торопился, чтобы не потерять достоинства. При этом, правда, он старательно давил все домишки, которые ему попадались. Вослед злодеям неслись пронзительные крики:
   – Эй, вернитесь, нифтяк! Мы же даже еще не успели начать нифтяк-игры! Нифтяк-салочки и нифтяк-жмурки…
   От громкой музыки звенело в ушах.
   В нескольких футах от поляны Сэм остановил Дамаска и задумчиво поглядел на толстое полусгнившее дерево. Черная Метка с тяжелым топотом подъехал к нему и тоже остановился. Они переглянулись. Потом Черная Метка спешился, отодвинул Сэма вместе с Дамаском в сторону, вытащил свой огромный меч и сокрушительно замахнулся…
   Перерубленное с одного удара, дерево заскрипело и медленно, но неотвратимо, повалилось на грибную деревеньку. Отвратительная грохочущая музыка смолкла. Удовлетворенно кивнув друг другу, двое злодеев пустились догонять остальных.

   Путаясь в длинном зеленом плаще, волшебник Таузер со всех ног бежал к командирской палатке. Сэр Фенвик еще не спал: он сидел у входа, выбирая репьи из шерсти своей эльфогончей. Отряд ехал весь день – и ни малейших следов злодеев. Услышав топот бегущих ног, принц поднял голову.
   – Сбавьте скорость, старина! В чем дело? – спросил он, вставая.
   – Сэр! – пропыхтел Таузер. – Юный Арнольд… Он с другими воинами собирал хворост и ударился головой о корень!
   – Ну, и что тебя так встревожило? – прервал его Фенвик. – Разве у нас мало целителей? Пусть позаботятся о его шишке!
   – Не в этом дело, сэр! – отчаянно вскричал Таузер. – От удара у него слетела блокировка памяти. Он их видел, сэр! Они едут в противоположную сторону!

   Следующим вечером злодеи миновали Глинабар и ненадолго остановились на высоком холме, чтобы полюбоваться городом Глинабар, построенный эльфами и теми из людей, для которых была невыносима даже мысль о малейшем насилии над вековым лесом, превосходил всяческое воображение. Разрезанный на две части рекой Серебрянкой, он устремлялся не только вширь, огибая гигантские деревья, но и ввысь, взбираясь на высоченные стволы, перетекая от ветви к ветви подвесными мостами и ажурными виадуками Все это великолепие сияло в ночи, словно новогодняя елка Гирлянды огней шли вдоль мостов и улиц, а здания сияли, как крошечные солнца Ветер донес до путников ароматы изумительных яств и негромкие переливы музыки.
   – Какая красота! – вздохнул Робин.
   – Жареная оленина, – заскулил Арси, принюхиваясь. – А нельзя ли…
   – Нет, – вздохнул Сэм. – Это тебе не Двас, Арси, где люди вроде нас с тобой первыми появились и последними исчезнут. Это – территория Добра, здесь всегда было полным-полно героев. В этом городе мы будем мышами в лагере кошек.
   – А было бы славно пробраться туда и запалить чего-нибудь, – мечтательно проговорила Валери. – Готова поспорить, это сухое дерево вспыхнет, как…
   – Давайте сначала спасем мир, друзья мои, а потом, если хотите, вы сможете вернуться сюда и поразвлечься, – прервала их Кайлана. – Мы и так теряем уйму времени! Не пошлешь ли ты Чернеца на разведку, Ви? Пусть ищет самое высокое дерево. Надо сориентироваться, в какой стороне Фа-халли.
   Разочарованная Валери неохотно отправила ворона в полет. Спустя несколько минут он вернулся и начал перекаркиваться с хозяйкой. В конце концов колдунья указала на северо-восток:
   – Там. Полночи пути по прямой.
   Но им пришлось ехать гораздо дольше, поскольку местность была незнакомая. Этой ночью они так и не добрались до цели, а разбивая на рассвете привал, не подозревали, что в нескольких милях отсюда очень, очень рассерженный сэр Фенвик приказывал воинам, лошадям и собакам бежать быстрее ветра. Никто – тем более злодеи – не имеет права сыграть с ним такую шутку и рассчитывать на то, чтобы остаться живым. Тут дело уже не в героизме – затронута его гордость! Кипя от гнева, Фенвик скакал впереди, низко пригнувшись к шее своего коня, и слышал за спиной оглушительный топот копыт и яростный лай собак.

* * *
   С наступлением сумерек злодеи поехали дальше. Лес был густой, земля – неровная, и лошади часто спотыкались. Глядя на их мучения и измучившись сам, Робин вызвался возглавить отряд. Человеческий разум в сочетании с инстинктом лошади помогал ему выбирать наиболее удобный путь среди торчащих повсюду валунов и корней.
   – А у него это здорово получается, – негромко заметил Сэм, обращаясь к Арси. Бариганец в ответ глубокомысленно кивнул и наклонился поближе к убийце.
   – Сэмми, – тихо сказал он, – знаешь, насчет этих самых Испытаний…
   Время от времени Валери отправляла Чернеца в небо, чтобы не потерять направление. В сгустившейся темноте они выехали из чащи на небольшую поляну – и оказались перед целью своего путешествия.
   Громадина, возвышающаяся в центре круглой лужайки, могла быть только Фа-халли, и ничем иным. Чудовищно широкий ствол, который не смогли бы обхватить даже десять мужчин, изборожденная вековыми морщинами кора, напоминающая в свете луны засохшую кровь… Могучая крона терялась в небесах, а на ветвях торчали щетинистые пучки плоских игл, совершенно не похожих ни на какие другие листья. Злодеи как по команде задрали головы, пытаясь на взгляд определить высоту дерева. Арси для этого понадобилось коснуться макушкой задней луки седла. На фоне темного неба далекая вершина казалась черным копьем, готовым пронзить луну. Кайлана пришла в себя первой.
   – Ну что ж, это, несомненно, оно. Осталось только найти Испытание.
   Валери вытянула перед собой руку и сосредоточилась. К ее растопыренным пальцам начали стекаться зеленые и голубые искры, которые с негромким звуком взрывались у кончиков черных ногтей.
   – Мощная магия, – сообщила колдунья. – Как и в тот раз. Только теперь я чувствую еще помехи от самого дерева.
   – Робин! – жизнерадостно окликнул Арси кентавра. Обернувшись, менестрель увидел, что бариганец, широко улыбаясь, манит его к себе. Любознательно навострив уши, кентавр потрусил к нему.
   – Сдается мне, девочки долго еще будут возиться, – доверительным тоном сказал бариганец кентавру, слезая с Пудика. – Пока мы тут ждем, почему бы не устроиться поудобнее. Сэм! Черная Метка! – крикнул он. – Дорога была длинная. Давайте-ка отдохнем, освежимся и дадим нашему другу-менестрелю случай похвастать своими талантами!
   Не понимая, к чему клонит Арси, Сэм тем не менее охотно спешился и привязал коня. Черная Метка последовал его примеру, а Арси пока начал выяснять репертуар Робина.
   – Арси, а может все-таки не стоит здесь очень шуметь? – спросил Сэм, озираясь. – Все же это леса Фенвика…
   – Ха! Подумаешь, Фенвик! – Арси презрительно махнул бурдюком, который достал из седельной сумки, и особенным образом подмигнул Сэму. Это был старинный знак, означающий: «Я-тут-кое-что-задумал-а-ты-мне-подыграй». – Фенвик двумя руками собственной задницы не найдет.

   Фенвик не питал склонности к ночным переходам, но если необходимо… Принц хорошо знал, на что способны его люди: марш-бросок – короткий отдых – и новый марш-бросок. И когда перед ними раскинулся Глинский лес, у них даже нашлись силы на радостные крики.

   – Мелодию, менестрель, мелодию! – настаивал Арси. – Сыграй нам… Ну… Знаешь «Джек и дриада»?
   Он вытащил свою трубочку и принялся ее набивать. Все четверо удобно устроились на краю поляны. Покраснев от волнения, кентавр достал свою арфу. При первых аккордах Валери и Кайлана, все еще обсуждающие предстоящее Испытание, обернулись. Валери нахмурилась.
   – Что там еще затеяли эти любители солнечного света? – пробормотала она.
   Кайлана покачала головой:
   – Нет времени ими заниматься. Надо найти вход в Испытание – если оно действительно скрыто в этом дереве. «Земли коснись верхушкой в месте том». Но в каком именно? «Героев след ищи»…
   – Надо полагать, это он. – Валери указала на небольшую мраморную плиту, утопленную в мох у подножия дерева. Они подошли поближе и под звуки непристойной песенки, которую хором завели кентавр, Сэм и Арси, прочли:
   – «Здесь в Первый год Победы и Торжества Света владыка эльфов Тиратиллейс Паллиндартинар Фаллиннамир… – Кайлана несколько раз запнулась на звучном имени эльфа, – передал свои земли в руки великого Героя Фен-Аларана, чему вечным свидетелем стал Стражник Крови, древнее дерево духов, Фа-халли. И да чтут благоговейно эту священную рощу все потомки человека в Трое».
   – Священные рощи – разве это не по вашей части, друидка?
   Кайлана нахмурилась:
   – И да, и нет. С исчезновением друидов стало некому выполнять их обряды. Поклоняясь деревьям, эльфы не понимали их – и не знали, что почитают сами деревья. Конечно, им был известен Танец Жизни, но они предпочитали Свет, а не Равновесие. Впрочем, сейчас в мире нет даже эльфов, а загадку решить все-таки надо. Прикоснуться вершиной к земле…
   – Эта работа как раз для тебя. Согни-ка это дерево – и побыстрее.
   Было слышно, как на краю поляны Арси расточает комплименты мастерству менестреля и потчует его «напитком, который промочит твое золотое горлышко, паренек». Потом раздался кашель кентавра, и довольный голос бариганца произнес:
   – Я же говорил, отличная штука! Лучший бариганский самогон, чтоб мне лопнуть! Выпей еще, вторая легче пойдет.
   Кайлана снова посмотрела вверх, на бесконечный ствол, уходящий к небу. Мраморная доска была установлена у самых корней. Конечно, ее власть над растениями велика, но уговорить такого гиганта сложиться вдвое… Древесина наверняка начнет лопаться… Решительно сдвинув брови, она погрузила посох в мягкую почву и, когда он уперся в дрожащие корни, закрыла глаза и сосредоточилась.
   На лбу у нее выступили капли пота, но Кайлана ничего не замечала: ее мысль погрузилась в корни и начала сражаться с деревом. Сначала она пыталась уговорить его, но Фа-халли просто не обратил на нее внимания: течение его древних мыслей было слишком медлительно даже для методичной магии друидов. И кроме того, оно было слишком… слишком эльфским. Аура Фа-халли отличалась от ауры любого известного Кайлане растения. Это дерево не принадлежало Шестиземью – а, может, и вообще этому миру. Но разве существует какой-то другой мир? Может быть, тот, куда удалились эльфы? Может быть, где-то среди звезд или за солнцем есть мир, где растут только такие огромные деревья с ржаво-красной корой?
   Потом она попробовала заставить дерево согнуться, попыталась овладеть его жизненной силой, чтобы, сжав одну половину клеток и растянув другую, развернуть его, как разворачивается цветок, следующий за солнцем, – но дерево сопротивлялось. Кайлана настаивала – и тогда Фа-халли нанес ответный удар. Магия эльфов пронзила Кайлану, и она потеряла контакт с корнями, едва успев отвести избыток энергии через посох. Все травинки и даже короткий мох на поляне мгновенно сложились пополам, а Кайлана, задыхаясь, тяжело оперлась на посох. Чтобы согнуть этого гиганта, понадобился бы целый круг друидов! Открыв глаза, она по теням определила, что прошло около четверти часа. Сэм, Черная Метка и Валери с любопытством наблюдали за ней, Арси горестно рассматривал опустевший бурдюк, а кентавр рысью кружил по поляне, то икая, то напевая. Увидев, что трава под его копытами вдруг стала вдвое короче, он удивленно заморгал и поспешил к остальным.
   – Чего это вы тут делаете? – спросил он, улыбаясь обвисшими губами.
   – Пытаемся коснуться вершиной корней, – нетерпеливо ответила Валери. – И, как видишь, без особого успеха.
   – Если бы дерево было помоложе… – начала оправдываться Кайлана.
   Робин задрал голову.
   – А чего вы просто не отрежете верхушку и не положите сюда? – покачиваясь, осведомился он.
   – А как же ты ее отрежешь? – парировал Сэм, которому почему-то захотелось встать на защиту друидки. – Даже я не рискну лезть на эту штуку. Последние двадцать метров не толще веревки. А взлететь туда я уж точно не смогу.
   После этих слов все замолчали и как по команде посмотрели на Чернеца. Ворон в ответ показал им черный остренький язычок.
   – Бесполезная затея, – убежденно заявил Арси. – Это же жульничество!
   – А чего еще ожидать от злодеев? – спросила Валери, и губы ее начинали складываться в улыбку.
   – Если отрезать верхушку, дерево перестанет расти! – возразила Кайлана, но не слишком решительно.
   – Не сработает. – Арси пожал плечами. – Говорю же вам, это жульничество! Никакое волшебное Испытание на него не рассчитано.
   – Не попробуешь – не узнаешь, – глубокомысленно икнул Робин.
   Наступила долгая пауза.

   Зеленый отряд ураганом пронесся через Глинабар, и, повинуясь сигналу рогов, дежурившие в городе воины вскочили на коней. Не прошло и нескольких минут, как облава началась. И очень скоро рога протрубили сигнал торжества. След!

   – Отлично сработано, мой пернатый дружочек, – проворковала Валери, когда ворон с торжествующим карканьем слетел вниз, неся в клюве ветку с кустистыми иглами. Колдунья осторожно положила ее на мраморную плиту и отступила. Ничего не случилось.
   – Видите – говорил же я вам… – начал было Арси, но тут сверкнуло зеленое пламя, и на огромном стволе Фа-халли появилась фреска, обрамленная тончайшей резьбой в виде арки. Яркие краски казались совсем свежими, и даже в лунном свете они не поблекли.
   Фреска очень напоминала ту, что они видели в катакомбах. На ней тоже был изображен мужчина – судя по костюму, охотник. Он почему-то показался злодеям знакомым. На нем была зеленая куртка, жилет с бахромой и коричневые брюки, заправленные в сапоги. За плечом у него висел лук, на поясе – меч. Одной рукой он держал за ошейник эльфогончую, а другую протягивал к зрителям.
   – Фенвик! – воскликнул Арси. – С чего это здесь нарисован Фенвик?
   – Это не Фенвик, – возразила Кайлана. – Посмотри: он гораздо старше, и черты лица острее.
   – Это – Герой Фен-Аларан, – с пьяным благоговением произнес Робин, – Дед лорда Фендалиса, отца сэра Фенвика. Я что – сплю?
   – Да, – совершенно серьезно ответил Сэм, и Робин покорно кивнул:
   – Я так и думал.
   – Прадед Фенвика? – переспросил Арси, разглядывая фреску. Ему безумно хотелось подрисовать фигуре большие усы.
   – Ничего удивительного, – заметил Сэм. – А что говорит надпись?
   Он имел в виду остроугольные руны в верхней части арки. Древние языки в его обучение не входили.
   – Здесь говорится, – начала переводить Валери, – «Это Испытание ловца…»
   – Пловца?! – воскликнул Арси, изумленно оглядываясь.
   – Ловца, бариганец, – мягко поправила Кайлана. – Так когда-то называли тех, кого мы теперь зовем охотниками.
   – А! – успокоился Арси. – Продолжай, Ви.
   – Спасибо, – холодно отозвалась Валери. – Испытание Ловца, цель которого – Изумруд. «Коль зорок ты и если слух твой чуток, коль быстр и ловок во владенье луком, войди, пожав протянутую руку».
   – Рифмы, – отметил Сэм. – Итак, старый вопрос… Кто пойдет?
   Черная Метка поднял голову, словно к чему-то прислушиваясь, и быстро пошел туда, где были привязаны лошади.
   – Посмотри-ка, Робин, – сказал Арси, – как по-твоему, что это за дерево? – Он осторожно указал на изображение Героя. – Мне кажется, твоя арфа сделана из такого же!
   – Правда? – икнул кентавр, подаваясь вперед. – Дайка потрогать…
   Он протянул руку…
   – Стой! – крикнула Кайлана, но опоздала. Робин коснулся рукой фрески… и исчез в яркой вспышке зеленого света.
   – Попался! – торжествующе завопил Арси, и они с Сэмом обменялись традиционным Рукопожатием Соучастников, которое знал каждый мошенник.
   – Как вы могли! – возмутилась Кайлана. – Он же еле на ногах держится! Что он вам сделал?
   – Как верно заметила Ви, – ухмыльнулся Арси, – чего еще ждать от злодеев! А эти Испытания – вещь неприятная. Можно и помереть. Зато, когда он вернется к нам, тот дурень, который попрется туда следующим, будет иметь больше шансов выжить.
   Видя, что Кайлана по-прежнему кипит, Сэм попытался ее успокоить.
   – Никогда нельзя сказать заранее, – сказал он. – Может, у него и получится. Ведь кентавров по традиции учат владеть луком, да и Испытание рассчитано на того, «кто быстр и чуток»… А насчет ушей и ног у него получше, чем у нас.
   Позвякивая доспехами, рядом вновь возник Черная Метка и настоятельно поманил их за собой. На время забыв об Испытании, злодеи последовали за ним. На краю поляны рыцарь сделал им знак молчать и прислушаться.
   Ночной ветер донес звуки охотничьих рогов – пока далекие, но стремительно приближающиеся.

   Робин оказался на широкой лесной прогалине. Его спутники и огромное дерево с красноватой корой исчезли без следа. Вокруг стоял белесый туман.
   «Сон, – подумал он, чувствуя, как хмель постепенно рассеивается. – Сэм во сне подтвердил, что я сплю, значит, я еще не проснулся. Интересно, что будет в этой части сна? У меня такое чувство, будто я должен что-то сделать…»
   Сквозь туман вырисовывались силуэты деревьев и слышались слабые звуки, которые издавали звери, птицы и ветер в листве. Пахло прелыми листьями, мхом и пыльцой. Над головой проступало светло-серое небо с белыми облаками. Сквозь дымку сна Робин разглядел впереди чуть заметную тропу и двинулся по ней. В следующую минуту у левого копыта угрожающе щелкнули челюсти капкана. Робин едва успел отдернуть ногу и, вздрогнув, остановился.
   «Неужели ловушка? – подумал он. – Ловушка в лесу? Как же теперь мне отсюда выбраться?»
   Робин не сомневался, что в лесу полным-полно других ловушек, тщательно скрытых, смертельно опасных, – и всего лишь один путь, которым можно их миновать.
   «Это же сон! – строго сказал он сам себе. – Я сейчас проснусь! Сию же минуту!»
   Но лес никуда не делся. Значит, нравится ему это или нет, придется принять правила игры. Он изучил путь. Глинистый участок, потом – полоса мха, потом – прелые листья и, наконец, камни. Вдали, почти незаметная в тумане, маячила большая каменная арка. Видимо, туда ему и надо попасть. Глина была испещрена следами.
   «Следы… – подумал Робин. – Я что-то припоминаю… Что-то насчет Испытания! Кажется, Испытания охотника… Надо кого-то выследить?»
   Но кого именно? На глине было столько самых разных следов…
   Он в отчаянии начал вспоминать фреску. Там были сцены охоты – на оленей, на медведей… Может, олень? О том, как надо идти по следу, он кое-что знал: поселения коммотсов лежат в довольно диких местах, и юный жеребенок, который любит бродить на свободе, должен соображать, что к чему, чтобы не попасть в зубы лесному тигру или хуле.
   Робин отыскал след оленя и осторожно ступил на него. Послышался легкий звон, и он едва успел увернуться от просвистевшей мимо стрелы. Значит, не олень. Тогда кто же?
   Эльфогончая! Единственное животное, изображенное в центре фрески… Да, это должна быть она. Робин поискал и в конце концов нашел отпечаток, напоминающий след крупной собаки. Он поставил на него копыто. Ничего не произошло. Копыто стояло надежно.
   Он осмотрелся. Следов, похожих на собачьи, было немало, но далеко не все имели размер и угловатость, как у эльфогончей. Кентавр ступил на еще один след, потом на следующий… Он двигался вперед!
   Робин отметил про себя, что у эльфогончей (если это действительно были ее следы) шаг размашистый и необычный. В нем ощущался некий ритм, очень похожий на ритм старинного танца, который исполнялся на всех коммотских праздниках.
   Музыкальная ассоциация подействовала успокаивающе, и он легко приспособился попадать точно след в след. Правда, шаги пришлось немного укоротить, поскольку его ноги были намного длиннее, чем у собаки. Левая задняя, правая передняя, правая задняя, левая передняя… Ритм оказался настолько естественным, что Робин почти не смотрел на следы. Его копыта сами опускались на безопасные места, и только когда начался каменистый участок и следы окончательно исчезли, Робин сбился с ритма и остановился. Он оглянулся назад, но место, откуда он начал движение, уже растворилось в тумане. Робин посмотрел вперед: голый камень и никаких следов.
   Он печально икнул: самогон еще давал о себе знать.
   «Лучше остаться при том, что уже известно, – сказал он себе. – Ритм был такой же, как в Предрассветном танце Весны. И ноги чередуются так же. Пойду вперед – была не была!»
   На всякий случай Робин вынул арфу и наиграл несколько быстрых нот, чтобы освежить память. Потом он снова убрал инструмент и начал двигаться в том же ритме.
   Кентавры и их ближайшие родственники, сатиры и фавны, самой природой созданы для танцев. Особенно кентавры: имея две лишние ноги, они славятся своими невероятно сложными плясками, которые являются непременной частью всех празднеств и религиозных обрядов. Робину казалось, что он слышит, как на копытах у него позвякивают ритуальные колокольцы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация