А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Молот и наковальня" (страница 10)

   – И что же ты намерен делать теперь, досточтимый иподрунгарий? – спросил он Тиберия. – Присоединятся ли все твои корабли к моей флотилии? И присоединятся ли ко мне остальные корабли с Ключа? – Маниакис слегка повернул голову и, понизив голос, спросил у Фракса:
   – Какую часть флота с Ключа он привел сюда?
   – Примерно треть, – ответил тот.
   – Весьма осмотрительная стратегия.
   Фракс фыркнул:
   – Во время гражданской войны осмотрительность по большей части очень расточительная штука.
   А Тиберий уже отвечал на вопрос:
   – Поскольку я не был в точности осведомлен о твоих взглядах, величайший, то перед отплытием пообещал.., если быть точным, поклялся, что капитанам и командам судов не причинят никакого вреда, независимо от того, согласятся они присоединиться к тебе или откажутся. А это, в свою очередь, зависело от того, каким человеком ты окажешься. – Тиберий выглядел явно обеспокоенным. – Надеюсь, ты не заставишь меня нарушить клятву, величайший?
   Маниакис только диву дался, как иподрунгарий мог рассчитывать на успех в случае сражения, принеся подобную клятву. Потом понял и пожал плечами. Действительно, запах ереси мог сплотить капитанов вокруг Генесия, как ничто другое.
   – Что ж, – сказал он, – если кто-то предпочитает остаться на стороне кровавого палача, который намерен скормить по кусочку всю Видессийскую империю Царю Царей Сабрацу, – скатертью дорога. Имея командирами подобных болванов, Генесий станет только слабее.
   Тиберий обмозговал сказанное и так и эдак, потом все-таки – гораздо медленнее, чем надеялся Маниакис, – обнаружил в шутке соль и рассмеялся:
   – Отлично сказано! Ну уж теперь-то, когда доказано, что ты придерживаешься истинной веры, мало кто из моих капитанов не примкнет к правому делу!
   – Из тех твоих капитанов, которые находятся здесь? – поинтересовался Маниакис. – А как насчет оставшихся на Ключе?
   – Боюсь, большинство из них склонны принять сторону твоего врага, – ответил Тиберий. – Я привел те корабли, капитаны которых сами склонялись присоединиться к тебе.
   В этот момент к ограждению правого борта вышел Курикий и встал рядом с Маниакисом. Глаза Тиберия расширились от изумления, когда он узнал казначея.
   – Да, я тоже на стороне Маниакиса, – произнес Курикий, – как и многие другие влиятельные люди в столице. То, что ты делаешь сейчас для спасения Видессии, заставляет меня освободить тебя от твоих долговых обязательств по отношению ко мне в знак признательности за твои заслуги перед империей.
   – О, ты.., ты очень добр, высокочтимый Курикий, и очень великодушен! – Тиберий поклонился казначею едва ли не ниже, чем Маниакису.
   – Скажи, а друнгарий флота на Ключе по-прежнему Эринакий? – спросил Курикий.
   – Совершенно верно, – ответил Тиберий. – Генесий уничтожал генералов и назначал новых до тех пор, пока среди них едва ли остался хоть один, способный отличить запад от востока, если ты понимаешь, что я хочу этим сказать. Но он не решился так же разделаться с нами, моряками, понимая, что не сможет найти нам равноценную замену.
   – Равноценной замены убитым генералам он тоже так и не нашел, – заметил Маниакис и, понизив голос, попросил Курикия:
   – Расскажи мне об этом Эринакии. Ведь мы, васпураканцы, не очень-то смыслим в морских баталиях.
   – Он весьма вспыльчив. Можно сказать, всегда как на иголках, – начал Курикий. – За все шесть последних лет ни разу открыто не высказался против Генесия. Но он не задержал нашего торговца, когда мы проходили мимо Ключа; не преследовал нас и потом, хотя легко мог сделать и то и другое. На чьей стороне он сейчас, судить не берусь.
   Маниакис задумчиво дергал себя за бороду.
   – У собравшихся здесь ноблей имеются с ним какие-нибудь связи? – спросил он наконец.
   – Он занимал у меня деньги три года назад, – ответил казначей. – Примерно тогда же, когда и Тиберий. Но Эринакии вернул всю сумму раньше назначенного срока. – В голосе казначея прозвучала обида, будто друнгарий нанес ему ущерб. Впрочем, с его точки зрения, так и было, ведь в результате он частично недополучил свои проценты. – Я должен навести справки, – продолжил Курикий, – но в предварительном порядке скажу, что ни о каких тесных связях между друнгарием и кем-либо из моих единомышленников мне не известно.
   – Ладно, посмотрим, как можно помочь делу! – Маниакис старался говорить по возможности бодро, хотя на душе у него кошки скребли. Надо же, совсем недавно Курикий и его знатные сотоварищи вовсю хвастали своими знакомствами со всеми самыми важными и нужными людьми! Но в первый же раз, когда действительно потребовалась их поддержка, они подложили ему свинью. – Скажи-ка мне, – крикнул он Тиберию, – знал ли Эринакий, почему ты выбрал именно этих капитанов, когда собирал флотилию, которая направилась на поиски моих кораблей?
   – Не уверен, – ответил иподрунгарий. – Мы не затрагивали эту тему. Но если он задумается над тем, кто ушел в море, а кто остался, то быстро доберется до сути. Иногда кажется, что Эринакий сплошь покрыт острыми колючками, как еж, это верно. Но ум у него не менее острый.
   Выслушав ответ, Маниакис обратился к Фраксу:
   – Может ли наша флотилия совместно с кораблями иподрунгария нанести поражение той части флота, которая осталась на Ключе?
   По-видимому, не вполне отдавая себе отчет в том, что делает, капитан “Возрождающего” скорчил одну за другой несколько уморительно-глубокомысленных гримас, а затем проговорил:
   – Думаю, сможем, величайший. Если только на помощь Эринакию не придет флот из Видесса. Но с другой стороны, если он пустит в дело все свои силы, мы понесем такие потери, которые не позволят нам бросить вызов флоту, стоящему в гаванях столицы.
   Фракс имел обыкновение высказываться предельно пессимистически независимо от того, насколько плоха ситуация в действительности. Маниакис уже привык к этой манере и включил ее в свои расчеты.
   – Насколько вероятно, что Эринакий пустит в дело все свои силы? – задал он следующий вопрос.
   – Если тебе нужно мое личное мнение, величайший, то вряд ли он так поступит, – ответил Фракс. – Будь у него такое намерение, он встретил бы нас, не разбивая свой флот на части, далеко к югу отсюда. Но это лишь мое предположение. Желаешь знать точнее – спроси Тиберия.
   – Ты прав, – сказал Маниакис и прокричал свой вопрос иподрунгарию.
   Тиберий долго размышлял, дергая себя то за один ус, то за другой.
   – Просто не знаю, что и сказать, величайший, – ответил он наконец. – Бывали дни, когда он поносил Генесия на все лады, осыпал такими проклятиями, которые, будь он колдуном, в два счета прикончили бы любого, причем тот бедняга радовался бы донельзя, что смерть пришла так быстро и избавила его от ужасных мучений. А в другие дни он поносил мятежников теми же самыми словами. Думаю, Эринакий и сам не знает, на какую сторону ему стать, когда придет время выбирать.
   – А это время наступит очень скоро, – сказал Маниакис.

   * * *

   Горы Ключа имели две главные вершины. Казалось, они вырастают прямо из морской пучины. Внизу на их склонах зеленела растительность, выше виднелись серо-коричневые пятна голой скальной породы. Ни одна из вершин не была достаточно высока, чтобы на ней летом оставался снег.
   Сами по себе вершины мало интересовали Маниакиса; они лишь указывали то место, где посреди моря лежал остров. Зато его очень интересовали порты Ключа, особенно южный, Гавдос. Часть флота, остававшаяся под командованием Эринакия, вышла в море и заняла позиции неподалеку от этого порта. Надежды застать дромоны флота врасплох, у причалов либо вытащенными на берег, не сбылись. Эринакий недвусмысленно давал понять, что хорошо подготовился к сражению.
   Галера Тиберия лежала в дрейфе борт о борт с “Возрождающим”, так что иподрунгарий мог, не надсаживая голос, рассказывать Маниакису все необходимое о кораблях и капитанах неприятельского флота.
   – Каким судном командует сам Эринакий? – спросил Маниакис для начала.
   Тиберий окинул взглядом приближающиеся дромоны.
   – Было бы легче определить, если бы они шли под парусами, – ответил он брюзгливым тоном. – Но он уже свернул их и опустил мачту, готовясь к бою. То же и на остальных кораблях. Я думаю, вон там! Слева по борту. Да, вон тот, с красными глазами под самым тараном.
   – Теперь я его легко могу отличить, – пробормотал Маниакис.
   Гребцы корабля Эринакия гнали дромон вперед мощными, ровными и быстрыми рывками весел. Маниакис не мог припомнить, чтобы ему раньше доводилось видеть такую великолепную слаженность: казалось, одна рука движет всеми веслами сразу. Корабль быстро приближался; вскоре стали видны отсверки солнечных бликов на его таране, бронза которого позеленела от морской влаги всюду, кроме блестящего полированного, несущего смертельную угрозу острия. Было ясно, что команда Эринакия приложит все старания, чтобы таран нанес врагу максимальный ущерб.
   – Двигайтесь встречным курсом, – приказал Маниакис. – Поднимем щит мира; но если он все же ринется на нас, необходимо, чтобы все были готовы мгновенно вступить в жестокую схватку.
   – Да уж, подготовиться надо, – согласился Фракс. – Иначе можно считать себя покойниками. – Он успел оценить, на что способны гребцы друнгария, а также возможности приближающегося судна, которое было заметно больше “Возрождающего” и куда лучше вооружено.
   Дромон Эринакия надвигался потрясающе быстро. Маниакис не видел на его носу никаких признаков щита мира, только таран, направленный в одну точку, в борт его собственного корабля, чуть левее носа. Весла вражеской галеры взлетали и падали, взлетали и падали…
   – Лево на борт! – скомандовал Фракс рулевому на корме. – Клянусь Фосом, ему не удержать угол атаки!
   "Возрождающий” слегка изменил курс, но Эринакий и его команда показали настоящий класс: спустя несколько мгновений сверкающее острие тарана снова смотрело в ту же точку, что и прежде. Фракс прикусил губу.
   – Хороши! – пробормотал он. – Очень хороши!
   Оба дромона уже сблизились на расстояние выстрела из лука, когда матрос на носу галеры Эринакия поднял щит мира.
   – Отвернуть в сторону! – закричал Маниакис.
   – Что? Никак ты сошел с ума? – Фракс одарил его бешеным взглядом. – Это же просто хитрость, величайший! Стоит подставить ему борт, и мы глазом не успеем моргнуть, как окажемся на дне!
   – Отваливай в сторону! – повторил Маниакис. – Немедленно!
   Если его предположения верны, Эринакий захотел посмотреть, не сдадут ли у него нервы в решающий момент. Если неверны… Тогда рыбешек, морских ежей и моллюсков, ползающих по морскому дну, сегодня ждет отличный ужин.
   – Право на борт! – прокричал рулевому Фракс – со слезами на глазах и с болью в голосе. Галера Эринакия была настолько близко, что даже отворачивать рискованно: если оба корабля свернут в одну сторону, столкновение неизбежно.
   Мгновение казалось, что так и будет. Флагман с Ключа начал повторять движение “Возрождающего”. Маниакиса прошиб холодный пот. Если Эринакий решил сохранить верность Генесию, лучшую возможность сделать великолепный подарок тирану трудно было представить. Но дромон друнгария тут же отвернул вправо и занял параллельную позицию, едва не цепляя кончиками своих весел за весла “Возрождающего”.
   Легко перекрыв узкую полоску воды между двумя кораблями, хриплый голос проревел:
   – Эй, там! Решили проверить, насколько у вас нервы крепкие, что ли?
   Если у ограждения на левом борту дромона стоял сам Эринакий, то он выглядел в точности так, как его описывал Курикий: нервный человек с ястребиными чертами красного злого лица, украшенного клочковатой, с волчьей проседью бородой.
   – А разве ты сам не пытался выяснить именно это, высокочтимый Эринакий? – прокричал в ответ Маниакис.
   Друнгарий расхохотался. Его смех напоминал волчий вой.
   – Да, я имел в виду что-то в таком духе! – рявкнул он. – Ну и как тебе это понравилось?
   Маниакис еще не забыл мгновенного липкого ужаса, охватившего его перед, казалось бы, неизбежным столкновением. Но ужас уже почти смыла волна жаркого гнева; первая его мысль была о мести. Но потом ему стало стыдно, и стыд легко погасил ярость. В конце концов, Эринакий имел полное право знать, какого монарха он увидит на троне, если пошлет Генесия к Скотосу.
   – И что же, удалось мне пройти твое маленькое испытание, высокочтимый Эринакий? – спросил Маниакис.
   Тем временем расстояние между двумя дромонами увеличилось, и друнгарию пришлось немного повысить голос.
   – Да, тебе это удалось, – ответил он и добавил, как бы подводя итог: – величайший. – Маниакис почти не обратил внимания на это слегка грубоватое признание своего верховенства. Он с тревогой наблюдал за тем, что происходило на флангах противостоящих друг другу флотилий. В центре, где капитаны обеих сторон видели своих командиров ведущими переговоры, тоже воздержались от боевых действий. Но на флангах разгорелось настоящее сражение. Пара-другая протараненных дромонов уже пошла ко дну, люди барахтались в воде, отчаянно цепляясь за весла, доски и обломки обшивки. На нескольких кораблях полыхали пожары, вызванные боевой горючей смесью, использовавшейся на видессийском флоте.
   – Может, прикажешь своему трубачу сыграть перемирие? – спросил Маниакис. – Ибо в гражданской войне империя всегда несет двойные потери, получая незаживающую рану всякий раз, когда гибнет еще один воин, на чьей бы стороне он ни сражался.
   – Одной этой причины более чем достаточно, чтобы сыграть перемирие, – отозвался Эринакий. – Генесий не понял такой простой истины до сих пор и не поймет никогда, проживи он хоть тысячу лет! – Друнгарий подал знак трубачу.
   Сладкие звуки сигнала перемирия поплыли над водой. Маниакис слегка подтолкнул локтем Фракса, тот подозвал своего горниста, и спустя мгновение простая мелодия, призывающая прекратить сражение, лилась уже с обоих флагманов.
   Не все капитаны и далеко не сразу вняли этому призыву. Некоторые командиры кораблей с Ключа искренне сохраняли верность Генесию. А кое-кто из капитанов Маниакиса, успевших ввязаться в сражение до того, как прозвучал сигнал к перемирию, не желал прекращать почти выигранную схватку.
   Эринакий с Маниакисом принялись вместе наводить порядок. Дромоны Маниакиса выходили из сражения там, где могли это сделать. А где не могли, внезапно получили поддержку верных Эринакию кораблей. Большинство дромонов, капитаны которых остались на стороне Генесия, пошло ко дну, кое-кто сдался. На двух или трех взбунтовавшаяся команда силой принудила к капитуляции своих непокорных капитанов.
   Но несколько кораблей сумели-таки прорваться и устремились на северо-запад, к Видессу; их весла бешено вспенивали воду. Отчаяние позволило им развить скорость, которая оказалась не под силу их преследователям.
   – Когда завтра поутру Генесий узнает об измене и поражении, он от злости повыдергает себе усы, – усмехнулся Эринакий. Точнее, ощерил зубы в волчьем оскале. – Эта мысль греет мне душу.
   – Мне тоже, – согласился Маниакис. – Но это значит, что завтра нам придется заботиться о собственной безопасности куда больше, нежели сегодня. Есть ли у тебя колдун, которому ты доверяешь? Тиран уже пытался покончить со мной при помощи магии.
   Эринакий пренебрежительно махнул рукой, всем своим видом выразив глубочайшее презрение:
   – Я флотоводец и никогда не позволял замусоривать себе голову всей этой ерундой, связанной с колдовством.
   – Поступай как знаешь, – не стал спорить Маниакис, хотя не разделял, да после той ночи в Опсикионе и не мог разделять столь пренебрежительного отношения к магии. Да, колдовское искусство – непростая штука, его трудно применить так, чтобы достичь нужного результата, а во время сражений от него мало проку. Но, несмотря на это, оно вполне реально и может оказаться смертельно опасным.
   – Неужели ты доверяешь ему? – прошептал Маниакису на ухо настырный Фракс. – Даже без кораблей Тиберия флот Ключа не уступает по силе нашему. А если они в сговоре, то перетопят нас всех, как котят.
   – Если бы Эринакий действительно хотел с нами разделаться, он мог прекрасно обойтись без давешней пантомимы, – устало ответил Маниакис. – Достаточно было выстроить флот сразу за мысом – и дело сделано. Ведь нам необходимо привлечь как можно больше людей под свои знамена, Фракс; мы с самого начала только на это и могли рассчитывать. И если бы вышло иначе, разве мы продвинулись бы так далеко?
   – Понимаю. – Фракс упрямо выпятил подбородок. – Целиком и полностью согласен с тобой. Одно маленькое “но”: мы продвинулись так далеко с теми людьми, которым можно доверять. Во всяком случае большинству из них. Но если мы пойдем вместе с этим флотом на Видесс, а Эринакий в последний момент передумает, мы уподобимся человеку, который шел на двух ногах и вдруг обнаружил, что одна из них отвалилась.
   – Очень живописно, – заметил Маниакис. – Беда в том, что, двинувшись на Видесс без флота с Ключа, мы уподобимся одноногому с самого начала.
   Фракс досадливо поморщился, но кивнул:
   – В общем-то верно. Согласен. Но будь осторожен, величайший!
   – Постараюсь, – пообещал Маниакис и, повысив голос, обратился к Эринакию:
   – У твоих пирсов найдется место для моих кораблей?
   – Да. Мы разместим их в Гавдосе или в Сикеоте, на северной оконечности острова, – ответил друнгарий. – Думаю, ты захочешь держать основную часть моих кораблей в одной гавани, а основную часть своих в другой. Чтобы постоянно находиться в окружении вооруженных людей, которым полностью доверяешь.
   Вряд ли он мог слышать тихий разговор Маниакиса с Фраксом. Да, не мог. Один взгляд, брошенный на широкую полосу воды, разделявшую два флагмана, убедил Маниакиса в этом. Он вовсе не собирался устраивать друнгарию проверку на сообразительность, но тот, похоже, устроил себе такую проверку сам. И прошел ее с блеском.
   – Если ты полагаешь, что я упущу случай поймать тебя на слове, высокочтимый Эринакий, то ты ошибаешься, – сказал Маниакис.
   В ответ друнгарий засмеялся своим лающим смехом.
   – С твоей стороны было бы непростительной глупостью отказаться, пока я на деле не докажу, чего стою. Так как? Гавдос или Сикеота? Северный порт немного просторнее, зато к южному проще подходы. Но я полагаю, ты в любом случае захочешь иметь меня в заложниках? – Друнгарий сформулировал свое предположение в виде вопроса, но голос его звучал утвердительно.
   – Ну, раз уж ты сам упомянул об этом, то да! – дипломатично отозвался Маниакис, вызвав своим ответом новый взрыв волчьего хохота. – Какой порт выберем? – повернулся он к Фраксу.
   – Гавдос, – без колебаний ответил тот. – Друнгарий прав: туда легче подойти, а ведь далеко не все наши капитаны прежде бывали на Ключе.
   В Каставале был хороший порт, в Опсикионе тоже; столица имела три великолепные гавани – северную, южную и западную. И только западный порт Видесса мог выдержать сравнение с гаванью в бухте на южном побережье Ключа. Казалось, сам Фос аккуратно вырезал идеальный круг из практически прямой береговой линии, оставив относительно узкий проход из моря в обширную, безопасную бухту. Даже самые свирепые штормы теряли здесь свою силу; они не могли добраться до стоящих в гавани судов, напоминая о себе лишь порывами ветра да легким волнением.
   Если бы Видесс не стоял на скрещении сухопутных и морских торговых путей; если бы столица империи не должна была поддерживать свое богатство, ввергая в бедность возможных соперников, то империей вполне можно было бы управлять с Ключа. Интересно, подумал Маниакис, как бы выглядел мир, в котором островитяне, далеко распространив свою власть, заправляют делами на материке, а не наоборот?
   Если бы. В действительности городок Гавдос был куда меньше Каставалы, не говоря уже об Опсикионе. А о сравнении с Видессом не могло быть речи. Казалось, все поселение почти целиком состоит из пакгаузов, флотских казарм, таверн, борделей и тому подобных заведений. Если флот вдруг уйдет отсюда навсегда, жизнь в местечке вскоре замрет.
   – На севере, в Сикеоте, то же самое? – спросил Маниакис.
   Фраксу не надо было объяснять, что он имел в виду.
   – В точности то же самое, величайший, – последовал ответ. – Этот остров с незапамятных времен служит лишь базой для военно-морского флота. Выращиваемого здесь зерна не хватает даже на то, чтобы прокормить всех моряков, а ни один город не может прожить только на рыбе.
   – Значит, вот оно как, – задумчиво пробормотал Маниакис. – Даже если друнгарий флота решится на мятеж, его люди обречены на голод. Разве что им удастся одержать молниеносную победу. Понятно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация