А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный трон" (страница 9)

   6

   – Потише, Спархок, – содрогнувшись прошипел Келтэн, – мне и правда довольно-таки больно.
   – Но я должен промыть рану, прежде чем перевязать ее, – ответил Спархок, продолжая протирать рану на боку Келтэна тряпицей, смоченной в вине.
   – По-моему ты слишком стараешься, Спархок.
   Платим, переваливаясь, обогнул дымный очаг и подошел к лежанке, на которой расположился Келтэн.
   – Ну как, он в порядке? – поинтересовался он.
   – Надеюсь, – ответил Спархок, – просто он потерял много крови и теперь ему нужно восстановить силы. Сядь, – добавил он, обращаясь к своему другу. – Теперь я перевяжу тебя.
   Спархок отложил тряпицу и взял с края лежанки длинную полосу чистого полотна. Келтэн, поворчав, перевел себя в сидячее положение и Спархок принялся обматывать бинт вокруг его туловища.
   – Не так туго, – проворчал Келтэн, – должна же у меня остаться хоть какая-нибудь возможность дышать, как ты думаешь?
   – Прекрати плакаться, Келтэн.
   – Солдаты церкви, с которыми вы дрались, преследовали вас по каким-то причинам, или просто развлекались? – спросил Платим.
   – Причины были, – отвечал Спархок, завязывая узел на повязке, – случилось так, что последнее время наши отношения с первосвященником не складывались.
   – Хорошо. Для вас. Не знаю как вы, знать, но мы, простолюдины, так все его ненавидим.
   – И мы относимся к нему довольно холодно.
   – Надо же, хоть в чем-то мы сходимся. А как ты думаешь, есть у королевы Эланы шанс выздороветь?
   – Мы приложим к этому все возможные усилия.
   – Дай ей Бог. Она наша единственная надежда, – вздохнул Платим, и в его облике промелькнуло нечто человеческое, – если власть возьмет Энниас, это будет плохо для всех.
   – Платим, – удивленно проговорил Спархок, – в тебе, кажется, проснулись верноподданнические чувства?
   – Быть грабителем – не значит быть предателем, – гордо заявил разбойник, – я так же уважаю корону, как и любой человек в королевстве. Я даже уважал Алдреаса, хотя тот и был слабоват, – глаза Платима хитро блеснули, – а что, его и правда соблазнила собственная сестра? Ходили такие слухи…
   – Трудно сказать точно, – пожал плечами Спархок.
   – Всем известно, как она бесилась, когда твой отец заставил Алдреаса жениться на будущей матери королевы Эланы, – усмехнулся Платим, – она-то надеялась заполучить в мужья своего брата, а вместе с ним – трон и власть в стране.
   – Но это было бы незаконно, – вступил в разговор Келтэн.
   – Нашелся бы способ обойти закон. Да, все равно, после женитьбы Алдреаса она сразу сбежала из дворца. Говорят, ее нашли только через несколько недель в дешевом публичном доме вверх по реке. Пол-Симмура успело позабавиться с ней, пока ее смогли вытащить оттуда. – Платим искоса взглянул на двух друзей. – Что с ней сделали потом, отрубили голову?
   – Нет, – отозвался Спархок. – Она заключена в женский монастырь в Димосе. Это монастырь славится строгостью.
   – Ну наконец-то она отдохнет. Ведь принцесса Арриса была очень занятой госпожой, – Платим выпрямился, и указав на ближайшую лежанку, сказал Спархоку. – Ты можешь воспользоваться ею. Я распорядился, так что сейчас все воры и нищие в Симмуре ищут этого вашего Крегера. Если только он высунет нос на улицу, не позже чем через час мы об этом узнаем. А сейчас вам стоит отдохнуть.
   Спархок кивнул и поднялся на ноги.
   – Как ты? – спросил он Келтэна.
   – Превосходно.
   – Тебе нужно что-нибудь?
   – Разве что пива – исключительно лишь для того, что бы восстановить ту кровь, которую я потерял.


   В логове Платима невозможно было определить время, так как подвал этот не имел окон. Спархок почувствовал легкое прикосновение, и тут же проснулся, поймав разбудившую его руку.
   Телэн, давешний мальчишка-рисовальщик, стоял над ним с угрюмым сердитым видом.
   – Никогда не пытайся залезть в карман кому-нибудь, если у тебя от холода дрожат руки, – сказал ему Спархок, и, отерев с лица мальчика дождевые капли, добавил, – сегодня непогожее утро. Тебе понадобилось что-то именно в моем кармане?
   – Нет. Ты просто попался мне под руку.
   – Ты бы не хотел отдать кольцо моего друга?
   – О, я как раз и собирался отдать. Я взял его просто так, для практики, – Телэн достал из-за пазухи кольцо, и, восхищенно взглянув на него, добавил, – Я специально счистил с него кровь.
   – Я думаю Келтэн оценит эту услугу.
   – Да, кстати, я встретил того человека, которого вы ищете.
   – Крегера? Где?
   – Он остановился в публичном доме на улице Львов.
   – В публичном доме?
   – Видно, он соскучился по ласке.
   Спархок сел. Потрогав свой подбородок, он убедился, что борода из конского волоса пребывает на месте.
   – Пойдем-ка поговорим с Платимом, – сказал он.
   – Может, разбудить твоего друга?
   – Пусть спит. Не стоит тащить его под дождь сейчас, пока он еще слаб.
   Платим мирно похрапывал на своем стуле, но когда Телэн дотронулся до его плеча, сразу открыл глаза.
   – Мальчик нашел Крегера, – сказал ему Спархок.
   – Я так думаю, ты собираешься сходить туда?
   Спархок кивнул.
   – А солдаты первосвященника? Что, если они все еще ищут вас?
   – Возможно.
   – И они знают, как вы выглядите?
   – Да.
   – Тогда тебе и твоему другу далеко не уйти.
   – Придется попробовать.
   – Платим, – вступил в разговор Телэн.
   – Что?
   – Помнишь, как мы смывались из Симмура, что бы побыстрее добраться до Визела?
   Платим ухмыльнулся, и, почесывая короткими пальцами обширный живот, посмотрел на Спархока.
   – Как сильно привязан ты к своей бороде? – спросил он.
   – Не то, чтобы очень сильно. Но почему ты спрашиваешь?
   – Если бы ты согласился сбрить ее, я бы, смог бы подсказать тебе, как можно ходить по городу не узнанным.
   Спархок начал по кускам отдирать изрядно надоевшую ему бороду.
   – Ты действительно не очень-то к ней привязан, – рассмеялся Платим, и, посмотрев на Телэна, добавил: – Ступай, принеси, сам знаешь что, из того вон комода.
   Телэн отправился к огромному деревянному коробу, громоздящемуся в углу подвала, и принялся копаться в его обширных недрах. Тем временем Спархок расправлялся с последними остатками бороды на своем многострадальном лице. Когда с бородой было полностью покончено, Телэн вернулся, неся в руках старый грязный плащ и пару ботинок, больше походящих на бесформенные кожаные бурдюки.
   – Может, еще что-то можно удалить с твоего лица? – смеясь, спросил Платим.
   Спархок принял от Телэна принесенный плащ, налил на его край немного вина и мокрым углом стал тереть лицо, удаляя остатки клея и бутафорского багрового шрама.
   – А нос? – спросил Платим.
   – Нет, это настоящий.
   – Как же тебя угораздило так его искалечить?
   – Это долгая история.
   Платим пожал плечами.
   – Снимай свои ботинки и штаны и надевай это, – Платим указал на вещи, принесенные Телэном.
   Спархок снял ботинки и кожаные штаны, и Телэн обернул вокруг него плащ, закрепив его концы на плечах, так что плащ закрывал все его тело от подбородка до колен.
   Платим оценивающе оглядел его.
   – Ну, теперь надень эти ботинки и измажь ноги – они у тебя смотрятся слишком чистыми.
   Телэн еще раз навестил комод в углу и возвратился с потертой кожаной шапкой, длинным тонким посохом и комком грязной дерюги.
   – Надень шапку и обвяжи этим лоскутом глаза, – скомандовал Платим.
   Спархок повиновался.
   – Тебе хорошо видно через эту повязку?
   – Я могу различать вещи, вот, пожалуй, и все.
   – Это и не нужно, что бы ты хорошо видел. Ты сейчас – слепой. Принеси-ка ему чашку для подаяний, Телэн, – Платим снова обернулся к Спархоку, – пока ты здесь, потренируйся немного в ходьбе. Постарательнее стучи перед собой палкой да не забывай время от времени спотыкаться и наталкиваться на что-нибудь.
   – Интересная мысль, Платим. Но ведь я знаю, куда иду, не покажется ли это кому-нибудь подозрительным?
   – У тебя будет поводырь – Телэн. Вы будете просто парой обычных нищих.
   Спархок передвинул ножны и попытался скрыть под плащом свой тяжелый меч. Платим покачал головой:
   – Слишком заметно. Лучше оставить меч, а под плащом спрятать кинжал.
   – Пожалуй, ты прав, – Спархок стянул с себя перевязь с мечом и отдал толстяку в оранжевом камзоле. – Сохрани его.
   Некоторое время после этого Спархок тренировался в походке слепца, усердно стуча перед собой длинным деревянным посохом.
   – Неплохо, – оценил его старания Платим, – ты быстро схватываешь. Пожалуй, тебя уже можно выпускать на улицу. Телэн по дороге обучит тебя просить милостыню.
   Из сумерек подвала возникла фигура Телэна. Его левая нога была гротесково изогнута, и он ковылял, опираясь на костыль. На нем уже не было вызывающе-красного жилета – его заменило неприметное серое тряпье.
   – Это не причиняет тебе боли? – спросил Спархок, указывая палкой на ногу мальчика.
   – Не особо. Нужно просто ставить ногу на внешнее ребро ступни и выворачивать колено вовнутрь.
   – Выглядит весьма убедительно.
   – Еще бы. Я долго этим промышлял.
   – Ну так что, вы готовы? – прервал их беседу Платим.
   – Насколько это возможно – да. Хотя я не думаю, чтобы из меня получился хороший нищий.
   – Телэн обучит тебя основам. Это не так уж трудно. Удачи тебе, Спархок.
   – Спасибо. Я думаю, она мне сегодня понадобится.
   Была уже середина серого дождливого утра, когда Спархок и его проводник выбрались из подвала и двинулись по проулку прочь от логова Платима. Когда они проходили мимо Сэфа, стоящего на страже у дверей, толстяк не удостоил их своим вниманием.
   На улице Телэн взял Спархока за угол плаща и повел его за собой, в то время как Спархок ревностно принялся исполнять свои обязанности слепого: стучать посохом по дороге перед собой и спотыкаться на неровностях, которыми изобиловал их путь.
   – Есть несколько способов просить подаяние, – этими словами начал Телэн урок нищенства, – некоторые просто сидят, держа перед собой чашку для подаяний. Хотя, конечно, этим много не соберешь, если только день не праздничный, и ты сидишь не у церкви. Некоторые суют свою чашку прямо в лица прохожим. Это приносит больше, но если прохожий окажется раздражен чем-нибудь, то можно здорово получить на орехи. Ты у нас вроде как слепой, поэтому тебе нужен другой способ.
   – Я должен что-нибудь говорить?
   – Да, – кивнул Телэн, – нужно как-то привлекать их внимание. Самое простое – это кричать «подайте». У тебя не будет времени на длинные речи, да и люди не очень-то любят, когда нищие надолго привлекают их внимание. Если кто-нибудь решит дать тебе что-то, он постарается сделать это побыстрее. Постарайся сделать свой голос пожалобнее, как будто вот-вот заплачешь.
   – Я вижу, нищенство – это целое искусство.
   – Если нужно надуть людей, и надуть их одним-двумя словами, так вложи в них всю душу. У тебя не найдется нескольких медяков?
   – Если ты их еще не стащил. А зачем?
   – Нужно же тебе греметь чем-нибудь в чашке. К тому же, когда мы подойдем к борделю, это будет выглядеть так, будто бы ты уже что-то получил.
   – Я не успеваю следить за твоей речью, Телэн.
   – Ты хочешь дождаться Крегера у выхода из борделя? Если ты захочешь войти туда, то тебе придется иметь дело с вышибалами, а это много шуму. К тому же мадам может вызвать стражников. Так что лучше подождать снаружи.
   – Хорошо, подождем.
   – Ну вот, встанем у дверей и будем просить милостыню, пока он не войдет туда, – мальчик помолчал немного и спросил, – ты хочешь убить его? Можно мне будет посмотреть?
   – Нет. Я хочу задать ему несколько вопросов.
   – А, – разочарованно протянул Телэн.
   Дождь все усиливался, и капли воды стекали с промокшего плаща Спархока на его голые ноги.
   Они добрались до улицы Львов и свернули в проулок налево.
   – Публичный дом чуть выше, – пояснил Телэн, продолжая тащить Спархока за край плаща. Внезапно проводник остановился.
   – Что случилось? – спросил Спархок.
   – Нас опередили, – ответил мальчик, – какой-то одноногий стоит напротив входа.
   – Просит милостыню?
   – Что же еще?
   – И что теперь делать?
   – Ничего особенного, – самоуверенно ответил Телэн, – я пойду и скажу ему, чтобы он убирался.
   – Думаешь, он уйдет?
   – Еще бы, когда я скажу ему, что так велел Платим. Подожди здесь, я сейчас.
   Мальчик торопливо проковылял к дверям борделя, выкрашенным в красный цвет, и перебросился несколькими быстрыми фразами со стоящим там одноногим нищим. Некоторое время тот внимательно рассматривал Телэна, потом его отсутствующая нога каким-то чудом появилась из-под грубого рубища, и он крадучись двинулся прочь. Телэн вернулся к своему подопечному и подвел его к дверям борделя.
   – Теперь прислонись к стене и держи наготове чашку, на случай если кто пройдет мимо. Только держи ее не слишком ровно и прямо перед ними, не забывай – ты, все же, слепой.
   Цветущего вида купец проходил в этот момент мимо них, плотно завернувшись в плащ. Спархок протянул руку с чашкой и жалобным голосом проговорил:
   – Подайте…
   Купец проигнорировал его призыв.
   – Неплохо, – оценил Телэн, – только нужно еще побольше плаксивости.
   – Ты думаешь из-за этого он мне ничего не подал?
   – Да нет… Купцы всегда подают очень редко.
   По улице проходили несколько рабочих в кожаных робах. Они громко о чем-то говорили и не слишком твердо держались на ногах.
   – Подайте! – со слезами в голосе прокричал Спархок.
   – Пожалуйста, добрые люди, – добавил, шмыгая носом, Телэн, приглушенным от слез голосом, – помогите моему бедному слепому отцу и мне!
   – Почему бы нет, – пробормотал один из рабочих, шаря в карманах в поисках мелочи. Выудив медяк, он бросил его в чашку Спархока.
   – Видно, слепой проныра решил набрать денег на визит к девочкам, – сострил один из рабочих.
   – Это его дело, – пробасил самый большой из них.
   – Первая кровь, – сказал Телэн, когда рабочие отправились своей дорогой, – положи монету в карман, не стоит, чтобы в чашке было слишком много.
   В течение следующего часа Спархок с его юным учителем собрали еще с дюжину монет. Спархок даже вошел в азарт и ликовал в душе всякий раз, когда ему удавалось заполучить монетку с прохожего.
   От этого увлекательного занятия его внимание отвлек ярко раскрашенный экипаж, остановившийся в этот момент перед дверью борделя. Одетый в ливрею молодой лакей спрыгнул с задка, опустил приступку, и открыл дверцу. Из экипажа вылез человек, одетый в зеленый бархат. Спархок узнал его.
   – Я не задержусь долго, дорогой, – сказал одетый в зеленое лакею, нежно потрепав его по мальчишеской щеке. Затем, хихикнув, добавил, – мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь узнал что мы были здесь и решил, что я часто посещаю подобные заведения, – он закатил глаза и засеменил к красной двери, потом обернулся и сказал: – Отведите экипаж вверх по улице и ждите меня там.
   – Подайте слепому, – протянул Спархок, гремя медяками в своей чашке.
   – Прочь с дороги, – воскликнул хозяин экипажа, отмахиваясь от него как от надоедливой мухи.
   Одетый в зеленый бархат человек вошел внутрь, а его экипаж тронулся и покатил вверх по улице.
   – Странно, – пробормотал Спархок, – никогда бы не подумал, что мне придется увидеть подобное – барон Гарпарин посещает бордель.
   – Но у знати тоже ведь бывают такие же желания, правда? – сказал Телэн.
   – Да, у Гарпарина такие желания бывают, но вряд ли здешние девочки удовлетворят его. Скорей, он заинтересовался бы тобой.
   – Не беда, – краснея пробормотал Телэн.
   Спархок насупил брови.
   – Что нужно Гарпарину в том же борделе, где остановился Крегер?
   – Они знают друг друга? – спросил Телэн.
   – Вообще-то вряд ли. Гарпарин – член Королевского Совета и друг Энниаса. А Крегер – третьесортная жаба. Но если они все же встречаются здесь, я много бы отдал, чтобы узнать, о чем пойдет разговор.
   – Тогда войди внутрь.
   – Что?..
   – Это публичный дом, а слепой тоже нуждается в любви. Только не затевай драк, – Телэн осторожно огляделся. – Как войдешь, спроси Нейвин, она из людей Платима. Она отведет тебя туда, где ты сможешь все подслушать.
   – Похоже, Платим держит в руках весь город.
   – Да – ночью, а днем – Энниас.
   – Ты войдешь со мной туда?
   – Нет. Шанда не пускает в дом детей, по крайней мере – мальчиков.
   – Шанда?
   – Здешняя мадам.
   – Интересно… Так звали любовницу Крегера. Какая она из себя, эта Шанда? Худая?
   – Да. С этаким все время кислым видом.
   – Это она.
   – Она знает тебя?
   – Мы встречались один раз, лет двенадцать назад.
   – Ничего, повязка у тебя почти закрывает лицо, да и темновато там внутри. Она точно не узнает тебя, если ты еще изменишь голос. Ну иди же. Я посторожу. Я знаю всех стражников и шпионов здесь.
   – Хорошо.
   – А ты взял денег на девочку? Шанда не даст тебе и взглянуть на своих шлюх, пока ты не выложишь денег. Если у тебя нет сейчас, Я могу одолжить.
   – Надеюсь, у меня хватит и так, если, конечно, ты снова не обчистил мои карманы.
   – Мог ли я, мой господин?
   – Почему нет? Я скоро вернусь – жди.
   – Приятно поразвлечься. Я слышал, Нейвин – очень резвая девчонка.
   Не обратив на укол своего проводника внимания, Спархок открыл красную дверь борделя и вошел. Прихожая была наполнена запахом дешевых духов. Спархок старательно постукивал посохом, ощупывая пол и стены.
   – Эй! – проговорил он скрипучим голосом, – есть здесь кто-нибудь?
   Дверь в дальнем углу прихожей отворилась. В проеме показалась худая женщина, одетая в желтое бархатное платье. Грязноватые светлые волосы обрамляли лицо с застывшим на нем неодобрительным выражением.
   – Что тебе нужно? – неприязненно спросила она. – Здесь не место просить милостыню.
   – А я здесь вовсе не затем, – проскрипел Спархок, – я пришел, чтобы купить, или, по крайней мере, взять на время.
   – А деньги-то у тебя имеются?
   – Да.
   – А ну, покажи-ка.
   Спархок сунул руку под свой рваный плащ, и, вынув из кармана несколько монет, показал, держа на раскрытой ладони. Глаза женщины алчно блеснули.
   – Даже и не помышляй об этом, – предупредил ее Спархок.
   – Ты не слепой! – воскликнула она.
   – Ты наблюдательна.
   – Ладно. И чего же ты хочешь?
   – Друг посоветовал мне спросить Нейвин.
   – А, Нейвин. В последнее время многие спрашивают ее. Что ж, я пошлю за ней, после того, как ты заплатишь.
   – Сколько?
   Хозяйка назвала цену, и, получив деньги скрылась за дверью. Через некоторое время она вернулась с миловидной брюнеткой лет двадцати.
   – Вот это и есть Нейвин. Надеюсь вы хорошо проведете время.
   Притворно улыбнувшись Спархоку, мадам удалилась в свою комнату.
   – Ты ведь не настоящий слепой, правда? – кокетливо спросила Нейвин. Когда она говорила, на щеках появлялись ямочки. На ней было полупрозрачное ярко-красное платье.
   – Да, – согласился Спархок, – не настоящий.
   – Хорошо, а то я раньше никогда не бывала со слепым, и не умею с ними. Пойдем наверх, – сказала девушка и повела его к лестнице в верхнюю часть дома. – Чего бы ты хотел сейчас больше всего? – спросила она, улыбаясь ему через плечо.
   – Сейчас мне больше всего хотелось бы услышать кое-что.
   – Услышать? Но что?
   – Меня послал Платим. У Шанды есть друг, который остановился здесь. Зовут его Крегер.
   – Такой трусоватый, с противными глазками?
   – Точно. И еще – сюда только-что вошел знатный человек в зеленом. Между ними должен быть разговор. Вот мне и хотелось бы его услышать. – Он стянул с глаз надоевшую повязку.
   – Так ты вовсе не хочешь… – она не договорила и обиженно надула губы.
   – Не сегодня, сестренка, – сказал Спархок, – у меня другим голова забита.
   – Ты мне нравишься, – вздохнула Нейвин, – нам было бы хорошо вдвоем.
   – Как-нибудь в другой раз, может быть. Так ты сможешь показать мне место где можно послушать разговор Крегера с тем типом?
   – Наверно да, – снова вздохнула девушка. – Это на самом верху. Мы можем пойти в комнату Федры – она как-раз ушла навестить свою мать.
   – Мать?
   – Да, мать. И у нас, между прочим, есть матери. Комната Федры соседняя с комнатой дружка Шанды. Если ты приложишь ухо к стене, то сможешь услышать, что у него делается.
   – Отлично. Идем быстрее – я не хочу ничего пропустить.
   Маленькая бедно обставленная комната находилась в конце коридора. Единственная свеча на столе освещала ее. Нейвин закрыла дверь, и, сбросив платье, легла на кровать.
   – На всякий случай – если кто-нибудь войдет, или ты передумаешь, – объяснила она, посылая Спархоку многообещающий лукавый взгляд.
   – Какая стена? – тихо спросил он.
   – Вот эта.
   Спархок прошел через комнату и прислонился к стене.
   – …моему господину Мартэлу, – услышал он знакомый голос. – Мне нужно что-нибудь, что доказывало, что вы действительно от Энниаса, и все, что вы скажете исходит от него.
   Это был Крегер. Спархок ликующе улыбнулся и плотнее прижал ухо к стене.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация