А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный трон" (страница 37)

   24

   Путешествие через Арсианский залив прошло без происшествий. Корабль шел под хорошим ветром на северо-восток, окруженный другими кораблями Воррена.
   На третий день путешествия в полдень, Спархок вышел на палубу где уже прогуливалась Сефрения и Флейта.
   – И ты все еще сердишься на меня? – спросил у нее Спархок.
   – Нет, – вздохнула Сефрения, – наверно, уже нет.
   Спархок не знал, как ему выразить смутное беспокойство, обуревавшее его, и начал издалека.
   – Сефрения, тебе не показалось, что в Дабоуре все прошло как-то слишком гладко? У меня такое чувство, что нас водили за нос.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Я знаю, что ты несколько раз оказывала давление на Эрашама. А на Мартэла?
   – Нет, он бы почувствовал, и начал противостоять.
   – А что же с ним тогда случилось?
   – Не совсем тебя понимаю, Спархок.
   – Он вел себя, как мальчишка. Мы знаем с тобой Мартэла давно – он очень умен, и соображает быстро. То, что я делал, было так очевидно, что он должен был бы сразу все раскусить, а он даже ничего не попытался сделать, стоял как идиот и позволил мне разрушить все его планы. Меня беспокоит, что все было уж слишком легко.
   – Но Мартэл не ожидал нас увидеть в шатре Эрашама, и может быть это и сбило его с толку.
   – Мартэла так легко с толку не собьешь.
   Сефрения нахмурилась.
   – Да, – согласилась она, – тут ты прав, – она помолчала, – Ты помнишь что говорил Лорд Дареллон, перед тем, как мы покинули Симмур?
   – Нет, не помню в точности.
   – Он сказал, что Энниас вел себя как простак, когда представлял свое дело перед собранием королей. Он объявил о смерти Радена даже не уверившись, что граф действительно мертв.
   – Да, теперь вспомнил. И ты сказала, что весь план – попытка убить графа Редана и свалить вину на пандионцев – подсказан каким-то стирикским магом.
   – Может быть это заходит дальше. Мы знаем, что Мартэл якшался с Дэморгом и в это все был как-то замешан Азеш. Азешу приходилось обычно иметь дело со стириками, и он мало осведомлен во всех тонкостях эленийского ума. Боги Стирикума очень прямолинейно, они не привыкли к неожиданностям, может быть потому, что стирикам недостает изворотливости. Общая цель всех этих заговоров связана с тем, чтобы не дать Рыцарям Храма присутствовать на выборах Архипрелата в Чиреллосе. Энниас в Симмуре вел себя как деревенский стирик и Мартэл вел себя так же во дворце Эрашама.
   – Ты немного непоследовательна, Сефрения. Сначала ты говоришь, что ум стириков не отличается изощренностью, а потом начинаешь объяснять все это так запутанно, что я не поспеваю следить за твоей мыслью.
   – Азеш всегда властвовал над умами своих последователей, а они большей частью были стириками. Если Энниас и Мартэл начинают вести себя, как стирики, то это вызывает странные подозрения.
   – Прости, Сефрения, но я не могу согласиться с тобой. Каких бы грехов на них не было, но Мартэл остается эленийцем, а Энниас – священником, и они не могли отдать свою душу Азешу.
   – Может быть, сами того не желая – у Азеша есть способы сокрушать разум людей, которые ему нужны.
   – И что же все это значит?
   – Я не совсем уверена, но по моему у Азеша есть причины хотеть, чтобы Энниас стал Архипрелатом. Мы всегда должны об этом помнить. Если Азеш управляет Мартэлом и Энниасом, то они ведут себя как стирики, а стирики соображают медленно и не могут быстро отвечать на неожиданности. Это национальная черта. И неожиданности могут стать нашим лучшим оружием.
   – Так ты разгневалась на меня за то, что я удивил тебя?
   – Конечно. Я думала, ты и сам поймешь это.
   – Хорошо, я буду стараться предупреждать тебя впредь.
   – Буду тебе весьма признательна.


   Двумя днями позже их корабль вошел в залив, образованный устьями двух рек – Укеры и Симмура. Они приближались к порту Ворденаиса. Когда корабль пришвартовывался к одной из пристаней, Спархок увидел, что портовая набережная патрулируется солдатами в красном.
   – Ну и что теперь? – поинтересовался Кьюрик, когда они оба спрятались за низкой палубной надстройкой.
   Спархок нахмурился.
   – Видно придется проплыть вдоль берега и сойти на арсианской стороне.
   – Но если они охраняют порт, то граница не осталась без присмотра. Ну думай же, думай, Спархок.
   – Может, нам удастся проскользнуть ночью?
   – У нас слишком важное дело, чтобы пробовать на авось.
   Спархок выругался.
   – Нам нужно добраться до Симмура. Уже близко время, когда погибнет еще один из двенадцати, а я не знаю, сколько еще может выдержать Сефрения. Подумай-ка ты, Кьюрик, ты всегда был сообразительнее в тактике.
   – Это потому, что я не ношу доспехов. Чувство безопасности делает странные вещи с мозгами человека.
   – Спасибо, – сухо поблагодарил Спархок.
   Кьюрик задумчиво сдвинул брови.
   – Ну, – нетерпеливо поторопил его Спархок.
   – Я думаю, не торопи меня, – огрызнулся Кьюрик.
   – Мы все ближе к пристани.
   – Я вижу. Как ты думаешь, они обыскивают корабли?
   Спархок поднял голову и посмотрел над крышей надстройки.
   – Кажется нет.
   – И то слава Богу. По крайней мере, нам не придется делать скоропалительных решений. Мы сможем спуститься вниз и хорошенько все обдумать.
   – И больше никаких идей?
   – Ты слишком тороплив, Спархок. Это один из твоих основных недостатков. Тебе всегда не терпится кинуться в гущу событий, не разобравшись даже в том, что происходит.
   Их судно покачивалось на волнах у причала, и матросы собрались у одного борта и перебросили на пирс трап, по которому на палубу взбежали грузчики и тут же принялись перетаскивать на берег тюки и коробки.
   Неожиданно послышался стук копыт и на палубу вышел Фарэн. Спархок с удивлением воззрился на своего боевого коня. На спине жеребца сидела Флейта, наигрывая на своей свирели. Мелодия была сонной, дремотной. До того как Спархок или Кьюрик успели остановить его, Фарэн уже ступил на трап, ведущий на берег.
   – Что она творит?! – воскликнул Кьюрик.
   – Я даже не успел удивиться. Быстро за Сефренией!
   На пристани Флейта направила Фарэна прямо к кучке солдат церкви, стоявших в дальнем конце, которые тщательно осматривали каждого, кто сходил с корабля, но не обратили никакого внимания на маленькую девочку на огромном коне. Она несколько раз дерзко проехалась взад и вперед перед ними и вернулась назад. Казалось она смотрела прямо в глаза Спархока. Подняв свою маленькую ручку, она поманила его к себе.
   Он непонимающе уставился на девочку.
   Она скорчила ему рожицу и проехала прямо через ряды солдат. Они с отсутствующим видом посторонились, не заметив ни ее, ни Фарэна.
   – Что там происходит, вы понимаете? – спросил Спархок присоединившихся к нему Сефрению и Кьюрика.
   – Трудно сказать, – ответила Сефрения хмурясь.
   – Почему солдаты не обращают на нее ровно никакого внимания? – спросил Кьюрик, когда Флейта в очередной раз проезжала перед солдатами.
   – Они не могут ее видеть.
   – Но она же прямо перед ними!
   – Значит это не имеет значения, – лицо Сефрении медленно приняло удивленное выражение. – Я слышала о таком, – прошептала она, – но думала, что все это байки. Видно, я ошибалась, – Сефрения повернулась к Спархоку. – Она смотрела на корабль с тех пор как выехала на пристань?
   – Кажется, она звала меня.
   – Ты уверен?
   – По крайней мере мне так показалось.
   Сефрения глубоко вздохнула.
   – Что ж, – сказала она, – есть только один способ проверить это, – Сефрения поднялась и вышла из-за надстройки.
   – Сефрения! – окликнул ее Спархок, но она продолжала идти по палубе, будто не слыша. Подойдя к борту она остановилась.
   – Она же прямо у них на глазах! – придушенно воскликнул Кьюрик.
   – Я вижу.
   – У солдат наверняка есть ее описание. Она что, с ума сошла?
   – Не думаю. Посмотри, – Спархок указал на солдат. Хотя Сефрения стояла на виду, они как будто не видели ее.
   Однако Флейта увидела и сделала еще один из своих величественных жестов. Сефрения вздохнула и посмотрела на Спархока.
   – Подожди здесь, – сказала она.
   – Где здесь?
   – Здесь, на судне. – Сефрения повернулась и по трапу спустилась на пристань.
   Спархок выпрямился и с мрачным видом обнажил меч.
   – Там их не так уж много, – сказал он Кьюрику. – Если мы нападем неожиданно, то у нас есть шанс.
   – Не слишком большой, Спархок. Давай-ка лучше посмотрим, что будет дальше.
   Сефрения прошлась по пристани и остановилась прямо перед солдатами.
   Они не обратили на нее никакого внимания.
   Сефрения заговорила с одним из них.
   Тот не ответил.
   Тогда она вернулась к кораблю.
   – Все в порядке, Спархок, – прокричала она. – Они не могут ни видеть, ни слышать нас. Забирайте наших лошадей и вещи и спускайтесь.
   – Магия? – спросил Кьюрик.
   – Да, но о такой мне слышать не приходилось.
   – Тогда нам лучше делать то, что она говорит и побыстрее. Очень неприятно будет оказаться среди этих солдат, если заклинание вдруг исчезнет.
   Было жутковато опускаться по трапу прямо на глазах у целого отряда солдат церкви и идти по пристани лицом к лицу с ними. Солдаты прохаживались по пирсу со скучающими минами, даже не заподозрив, что что-то не так. Они привычно останавливали каждого моряка или пассажира, но не обращали никакого внимания ни на Спархока, ни на Кьюрика, ни на лошадей. Солдаты без всякой команды своего капрала расступились и снова сомкнули ряды, когда Спархок и Кьюрик провели лошадей с причала на мощеную булыжниками набережную.
   Не говоря ни слова, Спархок снял Флейту со спины Фарэна и взобрался в седло сам.
   – Хорошо, – сказал он Сефрении, – как она сделала это?
   – Обычным способом.
   – Она ничего не говорила и ничего не делала, как она связала заклинание?
   – При помощи своей свирели, Спархок. Я думала, что ты это уже понял. Она не произносит заклинание, она играет его.
   – Неужели это возможно? – с сомнением спросил Спархок.
   – Ты сам только что видел.
   – А ты можешь так?
   Сефрения покачала головой.
   – У меня нет слуха, Спархок, – созналась она. – Я с трудом отличаю одну ноту от другой, а мелодия должна быть очень чистой.
   Они ехали по улицам Ворденаиса.
   – Мы все еще невидимы? – спросил Кьюрик.
   – На самом деле мы не невидимы, Кьюрик, – сказала Сефрения, заворачивая в полу своего плаща Флейту, которая все еще продолжала играть свою дремотную песенку. – Если бы это было так, то мы просто не видели бы друг друга.
   – Я что-то не совсем понимаю.
   – Солдаты видели нас, Кьюрик, помнишь, они уступили нам дорогу? Просто они решили не обращать на нас внимания.
   – Решили?
   – Ну, это не совсем верное слово. Скажем так: им было приказано.
   Они покинули город через северные ворота, по-прежнему не замечаемые стражниками, и оказались на торной дороге в Симмур. За несколько недель их путешествия погода в Элении изменилась. Зима отступила, в воздухе было разлито дыхание весны – первая зелень, робкая зелень, появилась на ветвях деревьев и кустов по сторонам дороги. По полям за плугами ходили крестьяне, выворачивая огромные пласты черной земли. Пора дождей миновала, и на ярко-голубом небе лишь кое где были видны пушистые белые облачка. Свежий теплый ветер приносил с полей запах земли, роста и обновления. Свою рендорскую одежду они оставили на корабле, но Спархоку все еще казалось, что ему жарко в кожаной подкольчужной рубахе и теплом плаще.
   Кьюрик взглядом знатока осматривал свежевспаханные поля.
   – Надеюсь, мальчишки закончили с пахотой, – проворчал Кьюрик, – не хотелось бы, чтоб все это свалилось на меня, когда я вернусь домой.
   – Не бойся, Эслада проследит за этим, – заверил его Спархок.
   – Может, и так, – ответил Кьюрик. – Боюсь, что она даже лучше управляется на ферме, чем я.
   – Так и должно быть, – сказала Сефрения. – Женщины больше связаны с луной и с природным круговоротом, определяемым ею. В стирикуме женщины всегда занимаются земледелием.
   – А чем же занимаются мужчины?
   – Разными мелочами.


   Через пять дней весенним утром они подъехали к Симмуру. Спархок поднялся на вершину холма в миле от города.
   – Сможет Флейта проделать это снова? – спросил он подъехавшую вслед за ним Сефрению.
   – Что проделать?
   – Может она снова сделать так, чтобы люди не замечали нас?
   – Не знаю. Спроси у нее сам.
   – А почему бы тебе не спросить? По моему, я ей не особенно нравлюсь.
   – С чего ты взял? Она тебя просто обожает. – Сефрения наклонилась к Флейте и заговорила с ней по стирикски.
   Девочка кивнула и сделала рукой странный круговой жест.
   – Что она говорит? – спросил Спархок.
   – Приблизительно вот что: Замок Ордена находится с другой стороны Симмура. Не проще ли будет просто объехать город вокруг?
   – Хорошо, сделаем как она предлагает.
   Они поехали вокруг города. Путь их пролегал по распаханным полям и рощам, примерно в миле от городских стен. Оглядывая Симмур со стороны, Спархок подумал, что особенно привлекательным городом его не назовешь. Из-за его расположения и погоды в этих местах дым из тысяч очагов каминов и печей скапливался сумрачной завесой над крышами домов. Придавленный низким коричневатым облаком дыма, город казался мрачным и грязноватым.
   Наконец они подъехали к небольшой рощице невдалеке от стен замка. На полях вокруг него работали крестьяне, а по дороге, ведущей от Восточных ворот сновали ярко одетые путешественники.
   – Скажи ей, что уже пора, – сказал Спархок Сефрении. – Среди всех этих наверняка найдутся Энниасовы соглядатаи.
   – Она знает, Спархок. Она не глупее нас с тобой.
   – Нет, конечно, но зато слегка капризна.
   Флейта по своему обыкновению скорчила ему рожицу и принялась играть на своей свирели давешнюю дремотную мелодию, ту же, что и в Ворденаисе. Когда Флейта проиграла несколько тактов, они выехали из рощицы и направились к небольшому скоплению домов около замка. Проезжая мимо встречных крестьян Спархок каждый раз чувствовал напряжение, хотя и не сомневался в чарах волшебной свирели.
   – Успокойся, Спархок! – резко приказала ему Сефрения. – Ты усложняешь ее задачу.
   – Прости, – пробормотал он, пытаясь успокоиться. – Привычка.
   Несколько рабочих занимались починкой дороги, ведущей к Замку.
   – Соглядатаи, – ухмыльнулся Кьюрик.
   – Откуда ты знаешь? – спросил Спархок.
   – Посмотри, как они кладут булыжник, Спархок. Сразу видно, что они делают это первый раз в жизни.
   – Да, выглядит довольно неряшливо, – согласился Спархок, оглядывая вновь уложенный участок дороги.
   – Энниас, видно, стареет. Раньше он бы никогда не допустил бы таких ляпсусов, – прокомментировал Кьюрик.
   – Он взялся за слишком многое разом.
   Они проехали по подвесному мосту мимо не замечающих их рыцарей-привратников и оказались во дворе Замка.
   Юный послушник черпал воду из глубокого колодца в середине двора трудолюбиво накручивая скрипучий ворот. Сыграв последние трели своей мелодии Флейта отняла от губ свирель.
   Послушник ошарашенно взглянул на них и, придушенно выругавшись, потянулся за мечом.
   – Не спеши, брат, – сказал ему Спархок, спешиваясь.
   – Как вы прошли через ворота? – воскликнул послушник.
   – Ты не поверишь, если мы расскажем, – сказал Кьюрик, спрыгивая с лошади.
   – Простите, сэр Спархок, – сказал послушник, – вы сильно удивили меня.
   – Все в порядке. А сэр Келтэн уже вернулся?
   – Да, мой господин, вместе с рыцарями из других Орденов.
   – Хорошо. Ты не знаешь, где они?
   – Наверно в кабинете у Лорда Вэниона.
   – Спасибо, друг мой. Присмотри за нашими лошадьми.
   – Конечно, сэр Спархок.
   Они вошли в Замок, по центральному коридору прошли к Южной башне и поднялись по узкой витой лестнице.
   – Сэр Спархок, – уважительно сказал один из молодых рыцарей, стоящих на страже наверху. – Я предупрежу Лорда Вэниона.
   – Спасибо, брат, – ответил Спархок.
   Рыцарь постучал в дверь и приоткрыл ее.
   – Здесь сэр Спархок, – доложил он Вэниону.
   – Наконец-то! – донесся из комнаты голос Келтэна.
   – Входите, сэр Спархок, – поклонился Стражник.
   Вэнион сидел в своем кресле за столом, Келтэн, Бевьер, Улэф и Тиниэн вышли вперед приветствовать прибывших. На скамье в углу сидели Берит и Телэн.
   – Когда вы вернулись? – спросил Келтэна Спархок, крепко пожимая его руку.
   – В начале прошлой недели. А вы что задержались?
   – Нам пришлось совершить долгое путешествие, Келтэн, – Спархок пожал руки Тиниэна, Улэфа и Бевьера, и поклонился Вэниону. – Мой Лорд.
   – Здравствуй, Спархок, – кивнул Вэнион.
   – Ты получил мои послания?
   – Если их было только два, то да.
   – Хорошо, тогда ты знаешь, как было дело.
   Вэнион пристально посмотрел на Сефрению.
   – Ты выглядишь не очень хорошо, Матушка, – сказал он.
   – Не беспокойся, со мной все в порядке, – ответила Сефрения, устало проводя рукой по лицу.
   – Садись, Матушка, – сказал Келтэн пододвигая ей стул.
   – Спасибо, Келтэн.
   – Что было в Дабоуре, Спархок? – спросил Вэнион.
   – Мы нашли того врача. Он действительно вылечил нескольких человек, отравленных тем же ядом, что Энниас дал королеве.
   – Хвала Всевышнему! – облегченно выдохнул Вэнион.
   – Не торопись, Вэнион. Мы знаем, что это должно быть за лекарство, но его еще нужно отыскать.
   – Не совсем понятно, объясни поподробнее.
   – Вылечить отравленного этим ядом можно только с помощью магии.
   – А врач дал вам заклинание?
   – Тут и не нужно никакого заклинания. В мире есть несколько предметов, обладающих огромным могуществом. Нам нужно найти один из них.
   Вэнион нахмурился.
   – На это нужно время. Люди обычно прячут такие вещи, чтобы их не украли.
   – Я знаю.
   – Ты полностью уверен, что вы определили яд? – спросил Келтэн.
   – Я получил подтверждение от самого Мартэла, – усмехнулся Спархок.
   – Мартэл? Ты и правда успел поговорить с ним, перед тем как прикончить?
   – Я не убил его. Случай был неподходящий.
   – Для такого дела всякий случай подходит.
   – Я тоже так подумал, когда его увидел, но Сефрения заставила нас обоих отложить разбирательство.
   – Но как же так, Сефрения? – разочарованно протянул Келтэн.
   – Тебе нужно было быть там, чтобы понять, – ответила Сефрения.
   – Почему вы не забрали то, чем он лечил тех отравленных, у этого врача, – спросил Тиниэн.
   – Потому что он растер это в порошок и, смешав с вином, дал выпить больным.
   – А что, это и правда надо использовать таким образом?
   – В том-то и дело, что нет, и Сефрения объяснила ему это.
   – Может быть, ты расскажешь нам все с начала? – предложил Вэнион.
   – Хорошо, – согласился Спархок, пододвигая себе стул. Он коротко рассказал им о священном талисмане Эрашама и о тех событиях, которые привели их в шатер старца.
   – Вы слишком уж вольно обошлись с именем моего короля, – заметил Тиниэн.
   – Но нам же нет особой необходимости сообщать ему об этом. Просто нам нужно было использовать имя монарха королевства, лежащего подальше от Рендора. А Эрашам, наверно, имеет смутное представление о том, где находится Дэйра.
   – Почему же ты не сказал тогда, что приехал из Талесии?
   – Боюсь, Эрашам о ней просто никогда не слышал. В общем, «священный талисман» оказался простой безделкой. Мартэл был там и попытался подбить старого лунатика отложить восстание до того момента, когда состоятся выборы в Чиреллосе, – Спархок поведал о том, как был опрокинут план отступника.
   – Друг мой! – восхищенно воскликнул Келтэн. – Я горжусь тобой.
   – Спасибо, Келтэн, – скромно ответил Спархок, – я думаю, что все прошло отлично.
   – Он часто выражает признательность и восхищение самим собой с тех пор, как мы вышли из шатра Эрашама, – заметила Сефрения и посмотрела на Вэниона. – Керрис умер, – печально сказала она Магистру.
   Вэнион угрюмо кивнул.
   – Я знаю. А ты как об этом узнала?
   – Его призрак являлся нам, чтобы вручить свой меч Сефрении, – ответил вместо нее Спархок. – Вэнион, мы должны что-то сделать. Она не может продолжать нести эти мечи, и то бремя, которое они символизируют. Каждый раз, когда погибший рыцарь отдает ей свой меч, она становится все слабее и слабее.
   – Со мной все в порядке, Спархок, – с нажимом произнесла Сефрения.
   – Я не люблю прекословить тебе, Матушка, но ты вовсе не в порядке. Все, на что ты нынче способна, так это гордо держать голову. Еще пара мечей поставят тебя на колени.
   – А где теперь эти мечи? – спросил Вэнион.
   – Мы привели с собой мула, – ответил Кьюрик. – Они в коробке, навьюченной на него.
   – Принесите их, пожалуйста, сюда.
   – Да, конечно, Лорд Вэнион, – ответил Кьюрик, направляясь к двери.
   – Что ты задумал, Вэнион? – подозрительно спросила Сефрения.
   – Я хочу взять эти мечи, – пожал плечами Магистр, – и все, что к ним прилагается.
   – Ты не можешь.
   – О, могу, еще как могу, Сефрения. Я тоже был в тронном зале, и я знаю, какое нужно заклинание. Ты не единственная, кто должен нести это бремя. Это может делать всякий, кто был в тронном зале.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация