А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный трон" (страница 31)

   20

   Спархок вздрогнул и поморщился от боли.
   – Сефрения, тебе обязательно так тыкать? – пожаловался он.
   – Да не будь же ты, как ребенок, – ответила Сефрения, продолжая подергивать иглой занозу в его руке. – Если я ее не вытащу, то может случиться нагноение.
   Спархок вздохнул и стиснул зубы. Он посмотрел на Флейту, которая, прижав обе ладошки ко рту, старалась сдержать хихиканье.
   – Тебе кажется, что это смешно? – сердито спросил ее Спархок. Девочка поднесла к губам свирель и извлекла из нее насмешливую трель.
   – Вот что я думаю, Спархок, – сказал настоятель. – Если у Энниаса есть свои люди здесь в Киприа, то, наверно, есть и в Джирохе. Может быть стоит обойти его стороной, чтобы не рисковать быть узнанными?
   – Нет, отец мой, нам все же придется туда заехать. У меня есть в Джирохе друг, и мне нужно поговорить с ним перед тем, как мы отправимся вверх по реке, – Спархок посмотрел на свое черное одеяние. – Я думаю, это поможет нам избежать случайных взглядов.
   – Все-таки это слишком опасно, Спархок.
   – Все обойдется, если мы будем осторожны.
   Кьюрик, который в это время седлал лошадей и навьючивал мула, которым снабдил их настоятель, вошел в комнату. В руках у него был длинный узкий деревянный короб.
   – Вы действительно собираетесь брать это с собой? – спросил он Сефрению.
   – Да, Кьюрик, – ответила она печально. – Непременно.
   – А что в нем?
   – Два меча. Они часть моего бремени.
   – Слишком большая коробка для двух мечей.
   – Боюсь, будут и другие, – вздохнула Сефрения и начала перевязывать руку Спархока длинным куском льняного полотна.
   – Да ни к чему эта повязка, Сефрения, – возразил Спархок. – Подумаешь, какая-то заноза.
   Сефрения посмотрела на него долгим пристальным взглядом.
   – Ну, хорошо, – сдался Спархок. – Делай как ты считаешь нужным.
   – Благодарю, – сдержанно усмехнулась Сефрения и завязала концы повязки.
   – Ну как, вы пошлете сообщение в Лариум, мой Лорд? – спросил Спархок настоятеля.
   – С первым же судном, сэр Спархок.
   Спархок что-то обдумал и сказал:
   – Я не думаю, что мы вернемся назад в Мэйдел. А там остались несколько наших товарищей, в доме маркиза Лисьена.
   – Я знаю его, – кивнул настоятель.
   – Вы не могли бы и им послать весточку? Передайте, что если все будет нормально, то из Дабоура мы вернемся прямо в Замок. Пусть и они отправляются в Симмур.
   – Хорошо, Спархок.
   Спархок в задумчивости теребил узелок на своей повязке.
   – Оставь его в покое, – строго сказала Сефрения.
   Спархок со вздохом убрал руку.
   – Я, конечно, не берусь указывать Магистрам, что они должны делать, но мне кажется, что в послании можно было бы предложить им вот что: небольшие отряды Рыцарей Храма на улицах рендорских городов, напомнили бы местным жителям, что не стоит придавать большого значения всем этим слухам.
   – И это, возможно, избавит нас от необходимости позднее вводить сюда целые армии, – согласился настоятель. – Я обязательно упомяну об этом в моем рапорте.
   Спархок встал.
   – Вот и опять я у вас в долгу, отец мой, – сказал он. – Вы всегда выручаете меня в трудные часы.
   – Мы служим одному Богу, Спархок, – ответил настоятель. – Кроме того, – усмехнулся он, – ты мне очень по душе. Кое-что вы, пандионцы, делаете не так, как мы, но вы получаете результаты, а это главное.
   – Будем надеяться и на этот раз.
   – Будьте в пустыне настороже, друзья, и удачи вам.
   – Спасибо, отец мой.
   Они спустились в главный монастырский двор, а колокола тем временем начали призывать монахов к утренне. Кьюрик привязал коробку с мечами к вьючному седлу мула и все трое взобрались на лошадей. Они выехали через главные ворота монастыря, под заполонивший все вокруг перезвон колоколов.
   Пока они добирались до пыльной прибрежной дороги, ведущей на запад, в Джирох, Спархоком овладело задумчивое настроение.
   – Что с тобой, Спархок, – спросила Сефрения.
   – Эти колокола напомнили мне, что было тогда, десять лет назад. Я знал, что когда-нибудь вернусь в этот монастырь, – он выпрямился в седле, – это славное место и жаль покидать его, но… – Спархок пожал плечами.
   Слепящие лучи утреннего солнца отражались от белесой выветренной поверхности дороги, от камней, песка и гравия слева от дороги. По правую сторону вниз резко срывался береговой откос, а за ним, за нестерпимо сияющей полоской белого прибрежного песка, раскинулись темно-голубые воды Внутреннего моря. Солнце припекало, и не больше чем через час стало совсем тепло, а еще через полчаса и вовсе жарко.
   – Интересно, здесь когда-нибудь бывает зима? – спросил Кьюрик, стирая с лица пот.
   – Это и есть зима, Кьюрик, – ответил Спархок.
   – А что же здесь творится летом?!
   – Летом тут несладко, нам бы пришлось ехать по ночам.
   – А далеко до Джироха?
   – Около пятисот лиг.
   – Недели три ходу.
   – Боюсь, что так.
   – Все ж стоило бы нам поехать морем, смерч там не смерч…
   – Нет, Кьюрик, – сказала Сефрения. – Мы не нужны Элане утопленниками.
   – А разве это, которое следит за нами, не может колдовством найти нас?
   – По-моему нет, – ответила Сефрения. – Когда это нечто искало Спархока десять лет тому назад, ему приходилось расспрашивать людей. Оно не могло само почуять его.
   – Да, я забыл об этом.
   Дни в пустыне проходили однообразно-тоскливо. Они поднимались рано-рано утром, когда на небе еще не гасли звезды, и гнали лошадей до полудня, когда солнце начинало немилосердно палить их самих и лошадей своими отвесными лучами. Потом они отдыхали в неверной призрачной тени тента, который дал им в дорогу настоятель, а их лошади лениво щипали колючую солончаковую травку. Когда солнце скатывалось из зенита, они продолжали путь и ехали до полной темноты. Временами они набредали на редкие родники, всегда окруженные густой зеленью, дающей настоящую тень и живительную прохладу. Они позволяли себе задержаться там на целый день, чтобы дать отдых лошадям и отдохнуть самим перед новой встречей с обезумевшим солнцем пустыни.
   И вот у одного из таких родников, чья кристально-чистая вода стекала по скалистому скату в небольшое прозрачное озерцо, окруженное высокими гибкими пальмами, перед ними предстала тень облаченного в черные доспехи пандионца. Спархок, одетый в одну только набедренную повязку, только что вылез, роняя на песок капли, из восхитительно холодной заводи, когда черная фигура показалась на дороге с запада. Всадник и лошадь не отбрасывали никакой тени, и было видно, как их пронизывают лучи солнца, висевшего как раз за спиной всадника. И снова Спархок почувствовал веяние могильного холода, такого странного и неожиданного в этом царстве невыносимой жары и палящего солнца; когда всадник приблизился, он увидел, что лошадь под ним – просто безглазый скелет, покрытый ссохшейся кожей. Спархок не попытался взять свое оружие, но стоял неподвижно, и только дрожь пробирала его, несмотря на жару, и смотрел как приближается призрак. А тот остановил лошадь в нескольких саженях от него и мертвенно-медленным движением вынул свой меч.
   – Матушка, – бесцветным речитативом произнес он, обращаясь к Сефрении, – я сделал все, что мог. Рыцарь отсалютовал, поднеся гарду меча к своему забралу, а потом, повернув его рукоятью вперед, протянул вперед.
   Бледная Сефрения, спотыкаясь, прошла по горячим плоским камням к рыцарю и приняла меч обеими руками.
   – О твоей жертве будут помнить в веках, сэр рыцарь, – сказала она дрожащим голосом.
   – Что значит земная память в Чертоге Смерти, Сефрения? Я сделал то, что велел мне мой долг – это и будет мне утешением в вечности, – затем его шлем с опущенным забралом повернулся к Спархоку. – Приветствую тебя, брат, – донесся из-за забрала бесцветный и какой-то далекий голос. – Знай, что вы на верном пути, в Дабоуре вы найдете то, что ищете. А когда ты выполнишь то, что велят тебе долг и честь, мы возликуем в Чертоге Смерти, ибо не напрасной станет тогда наша жертва.
   – Привет и тебе, брат мой, – ответил Спархок, с трудом выталкивая слова из пересохшего рта. – И прощай, да пребудет мир над твоей душой.
   Мгновение спустя призрак растаял в жарком мареве над пустыней.
   Ноги Сефрении подкосились и с протяжным стоном она рухнула на раскаленные камни, будто тяжесть обретшего плотность меча пригвоздила ее к земле.
   Кьюрик подбежал к бессильно распластанной на земле женщине, легко поднял ее на руки и отнес в тень, к заводи.
   А Спархок, не обращая внимания на обжигающую босые ноги гальку, отправился к месту, где она лежала и поднял меч своего погибшего брата. Позади себя он услышал звуки свирели Флейты. Мелодию эту он не слышал раньше. В ней была вечная тоска и страстный призыв или вопрос о чем-то… Спархок обернулся, держа в руке меч. Сефрения лежала на одеяле в тени пальм, под ее закрытыми глазами обрисовались темные круги. Коленопреклоненный Кьюрик заботливо склонился над ней, а Флейта сидела, скрестив ноги, невдалеке и выпускала на волю заключенные в свирели странные и страстные звуки своей песни.
   Спархок вновь пересек полоску раскаленных камней и остановился в тени. Кьюрик поднялся и подошел к нему.
   – Она не может идти сегодня, – тихо сказал оруженосец, – а может быть даже и завтра.
   Спархок кивнул.
   – Это отнимает у нее очень много сил, Спархок, – мрачно продолжал Кьюрик. – Каждый раз, когда кто-нибудь из Двенадцати погибает, она слабеет все больше. Не лучше ли будет из Джироха отослать ее назад в Симмур?
   – Может, оно и лучше, да только она не поедет.
   – Да, видно ты прав, – угрюмо согласился Кьюрик. – Ты же знаешь, мы вдвоем ехали бы гораздо быстрее.
   – Да, но что мы стали бы делать без нее, когда бы пришли на место?
   – Угу, опять верно. Ты узнал его?
   Спархок медленно кивнул.
   – Сэр Керрис, – коротко ответил он.
   – Я никогда не знал его хорошо. Но, помнится, он был немного строг и натянут, была в нем какая-то непреклонность.
   – Да, но он был хорошим человеком и славным рыцарем.
   – А что он сказал тебе? Я был слишком далеко, чтобы услышать его.
   – Он сказал, что мы на верном пути, и что мы найдем ответ в Дабоуре.
   – Это хорошо. По крайней мере, обнадеживает. А то я побаивался, что мы гоняемся за пустым звуком.
   – Да и я побаивался.
   Флейта отложила свою свирель и теперь сидела рядом с Сефренией. Девочка потянулась и взяла ее безвольную руку в свою. На ее маленьком личике застыли не детская печаль и озабоченность.
   Внезапно Спархока озарила мысль. Он подошел туда, где лежала Сефрения.
   – Флейта, – тихо позвал он.
   Малышка подняла на него глаза.
   – Не можешь ли ты как-нибудь помочь ей?
   – Это запрещено, – вдруг прошептала Сефрения. Ее глаза были по-прежнему закрыты. Она глубоко вздохнула и проговорила: – Ступай, надень что-нибудь на себя, Спархок. Нечего разгуливать в таком виде перед ребенком.
   Они провели в оазисе остаток дня, ночь и весь следующий день. На утро третьего дня Сефрения решительно поднялась и принялась собирать свои вещи.
   – Время не ждет, мои Лорды, а нам еще предстоит долгий путь, – сказала она.
   Спархок внимательно посмотрел на нее. Лицо ее по-прежнему было осунувшимся и бледным, а темные круги под глазами не уменьшились. В блестящих черных волосах появились седые пряди.
   – Может быть, лучше было бы остаться еще на день, чтобы ты как следует окрепла? – спросил он.
   – Один день не будет иметь значения, Спархок, а больше мы все равно позволить себе не сможем, – утомленным голосом ответила Сефрения. – Да и в любом случае мое здоровье не зависит от отдыха. Давай двигаться дальше, до Джироха еще очень далеко.
   Они взобрались в седла и двинули лошадей тихим шагом, но через несколько миль Сефрения резко произнесла:
   – Спархок! Этак нам придется ехать всю зиму, если мы решили устроить себе такую прогулку.
   – Хорошо, Сефрения. Поедем быстрее, если ты хочешь.


   Дней через десять после встречи с призраком они добрались до Джироха. Это был портовый город в западном Рендоре, похожий на Киприа – такие же приземистые, толстостенные, беленые дома, таким же амфитеатром поднимающие свои плоские крыши от порта к дальним предместьям. Спархок повел их бесконечными петляющими проулками к приречным кварталам города. В отличие от других мест в городе, здесь к чужеземцам относились более-менее терпимо, хотя и без особого восторга. Среди толпы рендорцев то и дело мелькали яркие одежды камморийцев, лэморкандцев и даже эленийцев. Спархок и его спутники ехали медленно, чтобы не привлекать внимание, и с этой же целью низко надвинув на лица капюшоны. К полудню они добрались до стоящего на отшибе скромного домика. Владельцем его был сэр Воррен, Рыцарь Пандиона, о чем в Джирохе мало кто знал, а был он известен как процветающий эленийский купец. Он и вправду занимался торговлей, и иногда у него даже случались доходы. Однако основной целью пребывания сэра Воррена в Джирохе была вовсе не коммерция – в Джирохе жило инкогнито довольно много пандионцев, смешавшихся с местным населением, и все их сообщения с Орденом, послания и раппорты, проходили через руки Воррена, и отправлялись им спрятанными в бесчисленные коробки и ящики с торговыми грузами, отправляющимися на его торговых кораблях в северные королевства.
   Равнодушный вислогубый слуга с тусклыми глазами, шаркая по выложенному плиткой полу, повел их через дом в тенистый, окруженный стеной садик в заднем дворе, наполненный музыкой падающих струек воды в мраморном фонтане. Вдоль стены на ухоженных клумбах дремали поражающие своими ярчайшими расцветками экзотические цветы. На скамье у фонтана сидел сам хозяин дома – сэр Воррен, высокий худой мужчина с сардоническими складками на загорелом и обветренном до цвета старого вытертого седла за долгие годы в Южном королевстве лице, покрытом сетью мелких морщинок. Хотя годы его клонились к закату, в волосах не видно было седины. На нем не было камзола, в такую жару он обходился простой полотняной рубашкой, оставлявшей открытой шею. Когда они вошли в сад, Воррен поднялся и направился им навстречу.
   – А, Махкра! – вскричал он, коротко взглянув на слугу. – Рад видеть тебя снова!
   – Воррен, – ответил Спархок, с глубоким рендорским поклоном – полуприседающим волнообразным движением.
   – Джинтал, – сказал Воррен слуге. – Будь добр, отнеси это моему комиссионеру в порт. – Он сложил вдвое лист пергамента и протянул его смуглолицему рендорцу.
   – Как прикажет хозяин, – с поклоном ответил тот.
   Они подождали, пока не услышали, как хлопнула передняя дверь.
   – Чудесный парень, – сказал Воррен, – конечно, потрясающе туп, но я избегаю набирать в слуги сообразительных, потому что умный слуга – почти обязательно шпион. Подождите-ка минутку, – прищурился он. – Я хочу быть до конца уверенным. – Воррен пересек двор и скрылся в доме.
   – Не помню, чтобы он был таким нервным, – заметил Кьюрик.
   – Он живет в самой нервной части света, – ответил на это Спархок.
   Через несколько минут Воррен вернулся.
   – Матушка, сколько лет! – тепло приветствовал он Сефрению, целуя ее ладони. – Ты благословишь меня?
   Сефрения, улыбнувшись, дотронулась до его лба и произнесла что-то по-стирикски.
   – Мне страшно недостает этого, – сознался Воррен. – Хотя, может быть, я не так много сделал за последнее время, чтобы заслужить твое благословение, Матушка, – потом он посмотрел на нее пристальней. – Ты хорошо себя чувствуешь? У тебя усталое лицо.
   – Наверно, из-за жары, – сказала Сефрения, медленно проводя рукой по глазам.
   – Садись сюда, – сказал Воррен, указывая на мраморную скамью у фонтана. – Это самое прохладное место во всем Джирохе.
   Сефрения опустилась на скамью, а Флейта уселась рядом с ней.
   – Здравствуй, Спархок, – сказал Воррен, пожимая руку своему другу. – Что так быстро заставило тебя вернуться в Джирох? Ты, может, что-то забыл здесь?
   – Ничего такого, без чего я не смог бы обойтись, – ответил Спархок.
   Воррен рассмеялся.
   – Чтобы доказать тебе, насколько я хороший друг, я не передам твоих слов Лильяс. Привет, Кьюрик, как там поживает Эслада?
   – Прекрасно, мой Лорд.
   – А сыновья? У тебя их, кажется, трое?
   – Четверо, сэр. Последний родился после вашего отъезда из Димоса.
   – Мои поздравления! – воскликнул Воррен. – Может быть и слегка запоздалые, но все-равно поздравления.
   – Благодарю вас, сэр Воррен.
   – Ну ладно, мне надо поговорить с тобой, Воррен, – сказал Спархок прерывая поток любезностей. – А у нас не так уж много времени.
   – Вот как, опять деловой визит, – протянул Воррен.
   – Вэниону удалось оповестить тебя о том, что происходит в Симмуре?
   Ироническая улыбка слетела с лица Воррена и он серьезно кивнул.
   – Именно поэтому я и удивился, увидев тебя здесь, – сказал он. – Я полагал, что вы отправились в Боррату. Вам удалось что-то разузнать?
   – Мы напали на след, – Спархок стиснул зубы и мрачно проговорил:
   – Воррен, Элана была отравлена.
   Воррен с минуту молча смотрел на него, а потом выругался.
   – Интересно, сколько времени у меня займет путь до Симмура? – холодно проговорил он. – По-моему Энниас нуждается в переделке, он гораздо лучше будет смотреться без головы.
   – Вам придется встать в очередь, сэр Воррен, – усмехнулся Кьюрик. – Я знаю по крайней мере уже дюжину человек с тем же самым желанием.
   – Как бы то ни было, – продолжал Спархок, – мы узнали, что это был рендорский яд, и что в Дабоуре есть врач, которому, возможно, известно противоядие. Туда-то мы и направляемся.
   – А где Келтэн и остальные? Вэнион написал мне, что был он и трое рыцарей из других Орденов.
   – Мы оставили их в Мэйделе. Они слишком не похожи на рендорцев и не умеют держаться по-рендорски. Так вот, скажи, ты ничего не слыхал о докторе Тэньине в Дабоуре?
   – Это тот, про которого говорят, что он излечил королевского брата от какого-то странного недуга? Еще бы, хотя вряд ли он захочет говорить об этом. Здесь ходит множество злобных слухов насчет того, как он раздобыл это лекарство, а ты знаешь, как рендорцы относятся к магии.
   – Ничего, если он сам не захочет, я заставлю его говорить.
   – Все же зря ты отправился без Келтэна и остальных. Дабоур теперь очень недружелюбное место.
   – Теперь я должен сделать все сам, – сказал Спархок. – Я послал им из Киприа приказ вернуться домой и ждать там.
   – Через кого это ты умудрился послать из Киприа что-то?
   – Это настоятель одного арсианского монастыря на окраине города, я знаю его уже давно.
   Воррен рассмеялся.
   – Он все еще пытается скрыть, что он сириникиец?
   – Ты как всегда знаешь все, Воррен.
   – Для того я здесь и поставлен. Однако настоятель хороший человек. Он умеет делать свое дело, хотя и слегка прозаичным способами.
   – Ну так ты, может быть, расскажешь, что творится сейчас в Дабоуре? Мне не хочется соваться туда с закрытыми глазами.
   Воррен удобно развалился на траве у ног Сефрении, положив руку на свое согнутое колено.
   – Дабоур всегда был странным местом. Это город Эшанда, и кочевники почитают его за святыню. В свое время там существовало с дюжину религиозных конфессий, борющихся за власть в тамошних святилищах, – он криво усмехнулся. – Поверишь ли, целых двадцать три гробницы претендуют на звание последнего пристанища Эшанда. Конечно, большинство из них поддельные, если только они не расчленили тело святого старца на части и не похоронили его по кусочкам.
   Спархок опустился на траву рядом со своим другом.
   – Это интересно, – проговорил он. – А не могли бы мы оказать тайную поддержку одной из этих конфессий, чтобы подорвать позиции Эрашама?
   – Это прекрасная идея, Спархок, но беда в том, что сегодня уже не существует этих конфессий. После того, как Эрашам узрел свое знамение, он потратил сорок лет на искоренение всех своих соперников. В срединном Рендоре была колоссальная кровавая бойня. Вся пустыня усеяна пирамидами из черепов. В конце концов он получил полную власть в Дабоуре и установил там такие порядки, что Отт из Земоха кажется по сравнению с ним добродушнейшим из правителей. У него там тысячи последователей, слепо выполняющих все его прихоти и капризы, почитая их за откровения свыше. Они бродят по улицам с испеченными солнцем мозгами, выискивая каких-нибудь нарушений невразумительных эрашамовых религиозных законов. Толпы немытых, завшивевших, потерявших всякий человеческий облик людей ищут любой возможности сжечь кого-нибудь у столба.
   – Теперь более или менее ясно, – Спархок взглянул на Сефрению. Флейта смочила в фонтане платок и мягкими прикосновениями обтирала лицо женщины. Сефрения склонила голову над плечом ребенка, если конечно, Флейта была ребенком. – Так что же, теперь Эрашам собирает там армию?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация