А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный трон" (страница 28)

   – А далеко до этого монастыря? – спросил Кьюрик.
   – Еще с милю.
   – Довольно далеко от твоего переулка.
   – Мне довелось это узнать лет десять тому назад.
   – А поближе нельзя было найти убежище?
   – Здесь больше нет безопасных мест. Я услышал монастырские колокола и шел на звук.
   – Ты мог истечь кровью раньше, чем дошел до монастыря.
   – Та же самая мысль приходила мне на ум в ту ночь несколько раз.
   – Друзья мои, – сказала Сефрения, – поедемте-ка побыстрее. Темнеет здесь очень быстро, а ночью в пустыне холодно.
   Толстые стены монастыря вздымались на гребне высокого каменистого холма, на отлете от скотных дворов на окраине Киприа. Спархок спешился перед массивными воротами и дернул за свисающую перед ними веревку. Внутри зазвенел небольшой колокольчик. Немного погодя раздался скрип, и заслонка зарешеченного узкого окошка, прорубленного в стене рядом с воротами, медленно отворилась. Оттуда осторожно выглянул бородатый монах.
   – Добрый вечер, брат, – обратился к нему Спархок. Нельзя ли мне поговорить с отцом-настоятелем?
   – Как мне сообщить ему о вас?
   – Меня зовут Спархок. Он может быть помнит меня, я жил здесь некоторое время несколько лет назад.
   – Подождите здесь, – сказал монах, закрывая окошко.
   – Что-то не больно он радушен, – проворчал Кьюрик.
   – Их здесь не очень-то любят. Так что предосторожности вполне естественны.
   Начало смеркаться. Наконец окошко снова отворилось и оттуда донесся громоподобный голос, который скорее можно было бы ожидать услышать на парадном плацу, чем в обители Божьей.
   – Сэр Спархок!
   – Отец-настоятель, – ответил Спархок.
   – Минутку терпения, сейчас мы откроем ворота.
   Из-за ворот послышался лязг тяжелой стальной задвижки. Створки ворот тяжеловесно приоткрылись и настоятель вышел приветствовать их. Это был грубоватый немного неуклюжий человек с румяным обветренным добродушным лицом. Его высокая фигура и массивные плечи внушали невольное уважение.
   – Рад видеть тебя, мой друг, – пророкотал он, стискивая руку Спархока. – Ты хорошо выглядишь. В прошлый свой визит ты был бледноват.
   – С тех пор прошло десять лет, отец-настоятель, а за такое время человек либо поправляется, либо умирает.
   – Да, так оно и бывает, сын мой. Входите же и пригласите войти твоих спутников.
   Спархок прошел в ворота, ведя Фарэна на поводу, за ним въехали Сефрения и Кьюрик. За воротами открывался небольшой двор, окруженный высокими мрачными стенами. Камни их не были побелены, как в городе, и окна, прорубленные в стенах, были явно уже, чем диктует обычная монастырская архитектура. Из них было бы очень удобно пускать стрелы по нападающим, подумал Спархок.
   – Чем я могу помочь тебе, сэр Спархок? – спросил настоятель.
   – Я снова ищу убежища, отец мой, – ответил Спархок. – Боюсь, это скоро станет моей привычкой.
   Настоятель усмехнулся.
   – Кто же преследует тебя на сей раз?
   – Пока никто, отец мой, и хотелось бы чтобы так оно и продолжалось. Мы можем где-нибудь поговорить без свидетелей?
   – Конечно, – настоятель повернулся к бородатому монаху привратнику. – Позаботься об их лошадях, сын мой, – сказал он тоном больше похожим на приказ, чем на просьбу. Привратник заметно выпрямился и подтянулся. – Идемте, – возгласил настоятель кладя руку на плечо Спархоку.
   Кьюрик спешился и подошел помочь Сефрении. Та подала ему Флейту и легко соскользнула с седла.
   Настоятель монастыря провел их через главные двери в сводчатый каменный коридор, тускло освещенный висящими на стенах масляными светильниками. Может быть из-за особого аромата светильного масла в коридоре этом царило удивительное состояние умиротворенности и покоя, и Спархоку снова вспомнилась та ночь, десять лет назад.
   – А здесь ничего не изменилось, – заметил он, оглядываясь.
   – Церковь не подвластна времени, сын мой, – нравоучительно проговорил настоятель. – И ее институции должны отвечать этому, хотя бы внешней неизменностью.
   Наконец они подошли к просторной деревянной двери в конце коридора за которой оказалась комната с высоким потолком, вдоль стен ее протянулись полки, уставленные книгами. Угольная жаровня в углу разбрасывала по комнате багровые блики. Обстановка здесь казалась гораздо более уютной, чем обычно бывала в кабинетах настоятелей монастырей на севере. Высокие стрельчатые окна, набранные из треугольных кусочков стекла, в мощных свинцовых рамах были задрапированы бледно-голубым. Пол устилал белый ковер из сшитых овечьих шкур, в дальнем углу стояла кровать, достаточно скромная, но пошире монашеской койки.
   – Прошу, садитесь, – сказал настоятель, указывая на стулья стоящие вокруг его рабочего стола, заваленного пергаментами и книгами.
   – По-прежнему не успеваете разобраться в этом? – сказал Спархок, указывая на груду документов на столе.
   Настоятель состроил гримасу.
   – Каждый месяц я пытаюсь, но некоторые люди просто не созданы для этого, – он мрачно покосился на стол. – Иногда я думаю – сюда бы огоньку, и все проблемы были бы решены. В Чиреллосских канцеляриях небось и не замечают моих докладов. – Настоятель окинул спутников Спархока любопытным взглядом.
   – Мой оруженосец Кьюрик.
   – Кьюрик, – кивнул настоятель.
   – А это леди Сефрения, она обучает пандионцев магии.
   – Сама Сефрения пожаловала к нам? – настоятель с уважением поднялся со своего стула. – Премного наслышан о вас, мадам.
   Настоятель приветственно улыбнулся и поклонился Сефрении. Она приподняла свою вуаль и возвратила улыбку.
   – Вы очень любезны, мой Лорд, – сказала Сефрения, усаживая Флейту себе на колени. Девочка наклонилась и внимательно осмотрела на настоятеля.
   – Очаровательный ребенок, – сказал тот. – Ваша дочь?
   Сефрения рассмеялась.
   – Нет, мой Лорд. Это найденыш, мы зовем ее Флейта.
   – Странное имя, – пробормотал настоятель и снова обратил свой взгляд на Спархока. – Вы, кажется, намекали на какое-то дело, по-моему можно начать разговор.
   – До вас доходит достаточно новостей с континента, отец мой?
   – Да, меня держат в курсе дел, – осторожно сказал настоятель, опускаясь на свой стул.
   – Тогда, конечно, вы знаете, что происходит в Элении.
   – Вы имеете в виду болезнь королевы? И намерении первосвященника Энниаса?
   – Да. Но вернемся немного назад. Энниас замыслил сложный заговор с целью дискредитировать Орден Пандиона. Но нам удалось предотвратить это. После встречи монархов Западных Королевств Магистры четырех Орденов собрались в узком кругу. Энниас жаждет добраться до трона Архипрелата, и знает, что Воинствующие Ордена приложат все усилия, чтобы помешать ему в этом.
   – И если будет необходимо, с мечом в руках! – горячо воскликнул настоятель. – Да я сам… – начал было он, но поняв, что зашел слишком далеко, прервался. – Ну, если бы я не был членом монашеского братства, конечно, – заключил он не слишком убедительно.
   – Я прекрасно понимаю ваше негодование, мой Лорд, – заверил его Спархок. – Магистры обсудили положение, и заключили, что все надежды на золотой трон в Чиреллосской Базилике коренятся в положении Энниаса в Элении как главы государственного Совета, и это его положение пребудет неизменным до тех пор, пока королева Элана нездорова, – он поморщился. – Однако какую глупость я ляпнул: она стоит на грани смерти, а я назвал это «нездоровьем». Ну да вы поняли, о чем я говорю.
   – Все мы время от времени говорим не те слова, что нужно, сэр Спархок, – успокоил его настоятель. – Но все это мне известно, на прошлой неделе я получил известие от патриарха Долманта. И что вам удалось узнать в Боррате?
   – Мы говорили с одним высокоученым медиком, и он утверждает, что королева была отравлена.
   Настоятель вскочил на ноги, ругаясь, как простой матрос.
   – Вы же ее рыцарь, Спархок! Почему же вы не поехали в Симмур и не зарубили этого Энниаса, как свинью?
   – Да, это соблазнительно, – согласился Спархок, – но сейчас гораздо важнее найти противоядие. А до Энниаса еще дойдет дело, и тогда я не стану медлить. А пока… Врач в Боррате сказал нам, что яд которым была отравлена королева – рендорский.
   Аббат принялся расхаживать взад и вперед по комнате, лицо его потемнело от гнева. Когда он снова заговорил последние следы монашеской кротости исчезли из его голоса.
   – Я так понимаю, что Энниас постарается препятствовать вам на каждом шагу. Я прав?
   – Да, отец мой.
   – А улицы Киприа – не самое безопасное место в мире. Ты уже мог в этом убедиться десять лет назад… Что ж, хорошо, – сказал он решительно, – вот так мы поступим. Энниасу известно, что вы ищете совета врача, так?
   – Да, если он по-прежнему не дремлет.
   – Вот-вот, если вы сунетесь к какому-нибудь медику, он сможет понадобиться затем и вам самим, поэтому я не позволю вам этого делать.
   – Не позволите, мой Лорд? – мягко спросила Сефрения.
   – Простите, – замялся настоятель. – Я слегка увлекся. Я хотел сказать, что возражаю против этого самым решительным образом. Вместо того я пошлю несколько моих монахов привести врачей сюда. Так вы сможете поговорить, с ними не выходя отсюда. А потом мы с вами придумаем, как вам незаметно исчезнуть из города, когда понадобится.
   – А что, эленийские врачи разве согласятся пойти к пациенту на дом? – спросила Сефрения.
   – Да, если их собственное здоровье для них дороже здоровья их пациентов, – мрачно сказал отец настоятель, потом осекшись добавил: – Простите, это кажется звучит не слишком по монашески.
   – О, не стоит беспокоится, отец мой, – сказал Спархок.
   – Я пошлю несколько братьев в город. Кого им искать?
   Спархок вытащил клочок пергамента, полученный ими от старого выпивохи-доктора в Боррате, и передал его настоятелю. Тот пробежал глазами по неровным каракулям.
   – А с первым-то ты уже знаком, Спархок. Он лечил тебя тогда.
   – Да? Но я что-то не запомнил его имени.
   – Не удивительно, ты же большую часть времени провел здесь в бреду, – Настоятель еще раз взглянул на записку. – А второй умер с месяц назад. Но доктор Волди, я думаю, сможет во всем разобраться. Он, конечно немного самоуверен, но действительно лучший врач в Киприа.
   Настоятель подошел к двери и открыл ее. Двое молодых монахов стояли в коридоре у двери. Спархок заметил про себя, что они очень похожи на молодых пандионцев, стоявших на страже у дверей Магистра Вэниона.
   – Ступайте в город и приведите себя ко мне доктора Волди, – приказал им настоятель. – И не слушайте никаких оговорок.
   – Да, мой господин, – ответил молодой монах, и Спархок заметил, что он слегка прищелкнул каблуками.
   Настоятель прикрыл дверь и возвратился на свое место.
   – Это займет около часа, – сказал он, и посмотрев на усмехающегося Спархока, спросил:
   – Вас что-то рассмешило?
   – Лишь только выправка монахов, отец мой.
   – Неужели это так заметно? – сконфуженно спросил настоятель.
   – Да, мой Лорд, если обращать на это внимание.
   – По счастью здешние люди не очень разбираются в таких вещах. Я надеюсь, вы будете осторожны с этим открытием, друзья мои.
   – Ну конечно, отец мой, – сказал Спархок. – Я не сомневался в природе вашего монастыря еще десять лет назад, и до сих пор никому ничего не сказал.
   – Я надеюсь на тебя, сэр Спархок. У пандионцев, однако, острый глаз, – он поднялся. – Я пошлю за ужином. Здесь водятся серые куропатки, а у меня отличные соколы, – настоятель рассмеялся. – Вот чем я занимаюсь, вместо того, чтобы писать рапорты в Чиреллос. Что вы скажете насчет жареной дичи?
   – О, мы будем в восторге, отец мой.
   – А пока не откажитесь ли вы от бокала вина? Это конечно на красное арсианское, но тоже неплохое. Мы делаем его сами. На здешней почве хорошо только винограду.
   – Благодарю вас, мой Лорд, – сказала Сефрения, – но нельзя ли девочке и мне принести вместо этого молока?
   – Да, конечно, но у нас, к сожалению есть только козье.
   Глаза женщины заблестели.
   – О, для нас, стириков, это гораздо лучше, чем коровье.
   Спархок пожал плечами.
   Настоятель послал в кухню за ужином и молоком и разлил вино Спархоку, Кьюрику и себе. Откинувшись на стуле, он принялся лениво поигрывать своим кубком.
   – Можем ли мы быть откровенны друг с другом, Спархок? – спросил он.
   – Конечно.
   – До тебя в Джирох доходили какие-нибудь слухи о том, что случилось в Киприа после твоего отъезда?
   – Нет, я был тогда занят другими делами.
   – Ты знаешь, как рендорцы относятся к магии?
   Спархок кивнул.
   – Насколько я помню, они называют ее ведьмовством.
   – Да, и они считают это преступлением худшим, чем убийство. Ну так вот, когда ты покинул нас, здесь было множество случаев подобного рода вещей. Я был привлечен к расследованию, потому как считаюсь в этой округе одним из главных служителей церкви, – он усмехнулся. – Обычно рендорцы не обращают особого внимания, но стоит лишь кому-нибудь крикнуть «колдовство», и все они бегут ко мне, с перекошенными от страха лицами. Обычно их обвинения абсолютно лживы и происходят из-за злобы, ревности, мести или еще чего-то в таком роде. Однако в этот раз все было совсем по другому. Было очевидно, что кто-то в Киприа колдовал, и довольно искусно, – взглянув на Спархока, настоятель спросил: – Был кто-нибудь из твоих врагов посвящен в Искусство?
   – Да, один из них…
   – Ну что ж, тогда понятно. С помощью колдовства кого-то искали, и наверно тебя.
   – Вы сказали, что магия была искусна, мой Лорд, – сказала Сефрения. – Нельзя ли поподробнее об этом?
   – По улицам Киприа прошествовал сверкающий призрак, казалось, что он заключен в сияющий кокон.
   Сефрения затаила дыхание.
   – А что он сделал?
   – Он задавал вопросы людям, на тех нападал столбняк, и никто из них не мог вспомнить, чего он хотел. Но допрос он вел с пристрастием, я сам видел ожоги этих несчастных.
   – Ожоги?
   – Призрак хватал их, когда задавал допросы, и на месте его прикосновения оставался ожог. У одной бедной женщины было сожжено все предплечье. Похоже было на отпечаток руки, только с множеством пальцев.
   – А сколь пальцев, не припомните?
   – Одиннадцать, девять и два больших.
   – Дэморг, – прошептала Сефрения.
   – Ты говорила, что Младшие Боги лишили Мартэла способности вызывать подобные существа, – сказал Спархок.
   – Мартэл не вызывал его. Нечто было послано вызвать Дэморга.
   – Но это же одно и тоже.
   – Не совсем. В таком случае Мартэл может лишь частично управлять им.
   – Все это было уже десять лет назад, – пожал плечами Кьюрик. – Какой в этом интерес для нас сейчас?
   – Ты кое-что упускаешь из виду, Кьюрик, – мрачно ответила Сефрения. – Мы думали, что Дэморг появился лишь недавно, но оказывается это произошло десять лет назад, задолго до того, как начались все эти события, к которым мы сейчас причастны.
   – Что-то я не совсем понял, – сказал Кьюрик.
   Сефрения посмотрела на Спархока.
   – Это ты, дорогой мой, – полушепотом проговорила она. – Не я, не Кьюрик, не Элана и даже не Флейта. За тобой охотился Дэморг. Будь очень, очень, очень осторожен, Спархок. Азеш хочет убить тебя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация