А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный трон" (страница 16)

   – Нет, – покачал головой Спархок. – Как будто бы все.
   – А как насчет того стирика, что наслал на нас солдат церкви? – напомнил Келтэн.
   – Я уже и забыл про это, – проворчал Спархок. – Это случилось незадолго до того, как я подслушал разговор Крегера и Гарпарина. Келтэн и я были тщательно переодеты и загримированы, но там был стирик, который легко узнал нас через эту маскировку. А вскоре после этого на нас напали люди Энниаса.
   – Ты считаешь, что между этими событиями есть связь? – спросил Комьер.
   – Думаю, что да. Стирик следил за мной несколько дней перед этим, и я уверен, что именно он указал солдатам меня и Келтэна. А из этого вытекает, что он связан с Энниасом.
   – Достаточно хрупкая связь, Спархок. Всем известно сильное предубеждение Энниаса против Стириков.
   – Значит, не настолько сильное, чтобы отказываться от их помощи, если она ему необходима. Два раза я поймал его на использовании магии.
   – Священник? – воскликнул Долмант. – Но это же строжайше запрещено.
   – А его заговор по убийству графа Редана, Ваша Светлость? Не думаю, чтобы Энниас предавал законам большое значение. Он не такой уж искусный маг, но кто-то должен был обучить его этому. И это был стирик.
   Дареллон сплел свои тонкие пальцы на столе перед собой.
   – Да. Тут стирики и там стирики, – глубокомысленно заметил он. – Как сказал Абриэль, в срединном королевстве замечено увеличение активности стириков. Многие из них пришли из Земоха. Если Энниас нашел стирика который посвятил его в тайны магии, то это мог быть стирик из Земоха.
   – По-моему вы усложняете, Лорд Дареллон, – сказал Долмант. – Даже Энниас не станет иметь дел с Оттом.
   – А мне все же кажется, что такое предположение не следует так уж сразу отметать.
   – Мои Лорды, – тихо сказала Сефрения. – Вспомните, что случилось сегодня утром. – Не были ли вы введены в заблуждение весьма призрачными обвинениями первосвященника Энниаса? Они были грубыми, необоснованными, даже детскими. Вы, эленийцы, тонкие, мудрые люди. Если бы ваши умы не были затуманены, вы просто посмеялись бы над неуклюжими попытками Энниаса оболгать пандионцев. Но вы этого не сделали, как и ваши короли.
   – Так к чему же ты клонишь, Сефрения? – спросил Вэнион.
   – Я могу высказать, как мне кажется, некоторые соображения, связанные с мыслью, высказанной Лордом Дареллоном. Вы, наверное, заметили, что сегодня утром Энниас, обычно изворотливый, как змея, лгал грубо и прямолинейно. Мы, стирики – люди простые, и нашим колдунам не нужно особого труда, чтобы убедить нас в чем-то. Вы, эленийцы, гораздо более скептики, вас не так легко ввести в заблуждение, конечно, если кто-то не будет втайне давить на вас.
   Долмант наклонился вперед, пытливо глядя на Сефрению.
   – Но Энниас – тоже элениец, с мышлением, взращенным в теологических диспутах. Почему же он был так груб и прямолинеен?
   – Тем не менее это говорил Энниас, Долмант. Но сделал он это так, как сделал бы колдун-стирик: изложил все в простых, даже примитивных выражениях, полностью полагаясь на свою магию, заставляющую принимать все на веру.
   – Так сегодня утром кто-то использовал подобную магию в Зале Совета? – спросил Дареллон.
   – Да.
   – По-моему, мы забрались слишком далеко в своих рассуждениях, – сказал Комьер. – Сейчас наша главная задача – это снарядить сэра Спархока в путь, в Боррату. Чем быстрее мы разыщем лекарство для королевы Эланы, тем быстрее сможем устранить угрозу, исходящую от Энниаса. Пока мы не отрежем ему доступ к казне Элении, он будет и дальше творить, что ему вздумается.
   – Тебе пора собираться в дорогу, Спархок, – сказал Вэнион. – А я пока опишу симптомы болезни королевы.
   – Не стоит, Вэнион, – прервала его Сефрения. – Я знаю все гораздо глубже, чем ты.
   – Но ты же не можешь писать, Сефрения, – напомнил Магистр.
   – А мне это не потребуется, Вэнион, – мелодично ответила женщина. – Я сама обо всем расскажу врачам в Боррате.
   – Ты едешь вместе со Спархоком? – удивленно посмотрел на нее Вэнион.
   – Конечно. Ему потребуется моя помощь, когда он доберется до Каммории.
   – Я тоже еду с вами, – заявил Келтэн. – Если Спархок встретится с Мартэлом в Каммории, я хочу быть там, чтобы полюбоваться на эту встречу, – он усмехнулся своему другу и предложил: – Я, так и быть, оставлю тебе Мартэла, если ты мне отдашь Адуса.
   – Весьма любезно с твоей стороны.
   – Вы по пути в Боррату будете проезжать через Чиреллос. Пожалуй, и я поеду с вами, – сказал Долмант.
   – Для нас это будет большая честь, Ваша Светлость, – поклонился Спархок и посмотрел на графа Редана. – Может быть, и вы захотите присоединиться к нам, мой Лорд?
   – Нет. Спасибо вам за все, сэр Спархок. Я возвращаюсь в Арсиум с племянником и Лордом Абриэлем.
   – Я не хочу задерживать тебя, Спархок, – нахмурившись произнес Комьер, – но Дареллон прав. Энниас мог предположить, каков будет наш следующий шаг. В Эозии не так уж много таких университетов, как Борратский. Вполне возможно, что Мартэл уже в Каммории и получил приказ от Энниаса любым путем помешать тебе добраться до Борраты. Я думаю, будет лучше, если ты дождешься в Чиреллосе, пока к тебе присоединятся рыцари наших Орденов.
   – Хорошая мысль, – сказал Вэнион. – Пусть остальные присоединятся к нему в Замке Ордена Пандиона в Чиреллосе.
   – Ну что ж, тогда пора, – сказал Спархок. Он взглянул на Сефрению и спросил: – Ты оставишь Флейту здесь?
   – Нет, она будет со мной.
   – Мы отправляемся в опасное путешествие, – предупредил Спархок.
   – Я смогу ее защитить, если, конечно, ей потребуется моя защита. Кроме того, это решение проистекает не от меня.
   – Я вижу, тебе нравится разговаривать с Сефренией, – сказал Келтэн Спархоку. – Все-таки какая-никакая работа для мозгов, когда пытаешься разгадать, что она говорит.
   Спархок пропустил это мимо ушей.


   Позднее, когда Спархок и его спутники во дворе Замка собирались уже взобраться на коней, к ним подошел послушник Берит.
   – Там у ворот какой-то хромой нищий мальчик, мой Лорд, – обратился он к Спархоку. – Он говорит, что у него есть что-то срочное для вас.
   – Пропусти его сюда, – сказал Спархок.
   Берит ошарашенно посмотрел на него.
   – Я знаю этого мальчика, – объяснил Спархок. – Это мой помощник.
   – Как пожелает мой господин.
   – Кстати, Берит…
   – Да, мой господин?
   – Не подходи слишком близко к этому мальчишке. У него странные наклонности, и он может обчистить твои карманы, не успеешь ты и глазом моргнуть.
   – Я буду иметь это в виду, мой господин.
   Через несколько минут во дворе появился Телэн в сопровождении Берита.
   – У меня назрели большие трудности, Спархок, – с ходу заявил он.
   – О?
   – Кто-то из людей первосвященника обнаружил, что я помогаю тебе. И теперь они ищут меня по всему Симмуру.
   – Я говорил тебе, что ты когда-нибудь допрыгаешься, – прорычал на него Кьюрик. Оруженосец повернулся к Спархоку и спросил: – Что мы теперь будем делать? Я не хочу, чтобы он гнил в какой-нибудь темнице.
   Спархок озадаченно потер подбородок.
   – Я думаю, мы могли бы взять его с собой. По крайней мере до Димоса, – он ухмыльнулся и добавил: – Там мы можем оставить его с Эсладой и мальчиками.
   – Ты что, псих что ли, Спархок?!
   – Я почему-то думал, что тебя приведет в восхищение мое предложение, Кьюрик.
   – Это самое нелепое предложение из всех, что я слышал в своей жизни.
   – Неужели ты не хочешь познакомить его с братьями?
   Спархок посмотрел на мальчика.
   – Много ты стянул у Берита? – грозно спросил он.
   – Не слишком.
   – Отдай все назад.
   – Ты заставляешь меня разочаровываться, Спархок.
   – Жизнь полна разочарований, мой мальчик. А теперь отдай все назад.

   11

   Вскоре после полудня Спархок и его спутники проехали по подвесному мосту и выехали на дорогу в Димос. Небо почти расчистилось, и о непогоде напоминал только порывистый ветер. Дорога из Симмура в Димос была самой оживленной в Элении. То и дело грохотали по ней повозки и экипажи, шли на рынки в Симмур крестьяне с тяжелой поклажей на плечах. Спархок ехал впереди кавалькады и встречные путники расступались, давая ему дорогу. Фарэн снова приобрел свой надменный вид и шел ровной неутомимой рысью.
   – У тебя норовистый конь, Спархок, – заметил Долмант, кутаясь в тяжелый черный плащ.
   – Он просто пускает пыль в глаза, – сказал Спархок. – Фарэн считает, что так он оказывает глубочайшее впечатление на окружающих.
   – Он просто убивает время, дожидаясь, пока ему подвернется случай укусить кого-нибудь, – рассмеялся Келтэн.
   – Неужели он так злобен? – простодушно удивился патриарх.
   – Такова натура любой хорошей боевой лошади, Ваша Светлость, – объяснил Спархок. – А у Фарэна все это пошло еще дальше.
   – А он когда-нибудь кусал тебя?
   – Однажды. Но я тогда объяснил ему, что мне бы не хотелось, чтобы впредь он повторял это.
   – Объяснил?
   – Да, правда не без помощи крепкой палки. Но зато он схватил мою мысль на лету.
   – Вряд ли мы сможем сегодня далеко уехать, Спархок, – крикнул Кьюрик из арьергарда их процессии, где он ехал, ведя в поводу двух вьючных лошадей. – Мы слишком поздно выехали. Здесь неподалеку есть одна гостиница, может быть нам стоит остановиться там, как следует выспаться ночью и выехать завтра пораньше?
   – Это дельное предложение, Спархок, – поддержал его Келтэн. – Что-то мне не хочется снова спать на голой земле.
   – Уговорили, – согласился Спархок и взглянул на Телэна, ехавшего на усталого вида гнедой рядом с небольшой белой лошадкой Сефрении. Мальчик посматривал иногда назад полным тревоги взглядом. – Ты что-то подозрительно тих, Телэн, – сказал Спархок.
   – Молодым людям не подобает болтать в присутствии старших, Спархок, – напыщенно ответил мальчик. – Это одно из основных правил, усвоенных мною в школе, куда определил меня Кьюрик. Я стараюсь следовать этим правилам, когда они не приносят мне слишком много неудобств.
   – Довольно дерзкий молодой человек, – отметил Долмант.
   – Он еще и вороват, Ваша Светлость, – предупредил Келтэн, подмигивая Телэну. – Держитесь от него подальше, если у вас есть при себе что-нибудь ценное.
   Долмант строго посмотрел на мальчика.
   – Тебя не смущает, что Церковь неодобрительно относится к воровству?
   – Да, – вздохнул Телэн, – я знаю. Церковь не справедлива к подобным вещам.
   – Приглядывай за своим языком, Телэн! – прикрикнул на него Кьюрик.
   – Не могу, Кьюрик. Все время мешает нос.
   – Испорченность мальчика вполне объяснима, – рассудительно сказал Долмант. – Вряд ли кто-нибудь серьезно занимался воспитанием его нравственности. – Патриарх вздохнул. – Во многом несчастные дети улицы так же непросвещенны, как и стирики, – сказал он и лукаво улыбнулся Сефрении, ехавшей, держа впереди себя Флейту, укутанную в старый плащ.
   – В действительности, Ваша Светлость, – не согласился Телэн, – я регулярно посещаю службы в церкви, особое внимание уделяя проповедям.
   – Это удивляет, – сказал патриарх.
   – Вовсе нет, – сказал Телэн, – многие воры ходят в церковь. Чаша с пожертвованиями несет в себе массу возможностей.
   Ошеломленный патриарх промолчал.
   – Взгляните на это с такой точки зрения, Ваша Светлость, – начал Телэн с притворной серьезностью. – Церковь распределяет деньги среди бедных, не так ли?
   – Разумеется.
   – Но я же один из них. Я просто беру мою долю, когда чаша проходит мимо меня. Это сберегает церкви ее драгоценное время и избавляет ее от необходимости искать меня, чтобы отдать мне деньги. Мне нравится, когда я могу быть кому-то полезным.
   Во время этого объяснения Долмант в недоумении смотрел на юного философа, а потом внезапно громко рассмеялся.
   Через несколько миль путники наткнулись на небольшую группку людей в домотканых стирикских одеждах. Завидев Спархока и остальных, они в страхе кинулись бежать в придорожное поле.
   – Чего они так испугались? – озадаченно спросил Телэн.
   – Новости быстро распространяются в Стирикуме, – сказала Сефрения. – А за последнее время произошло много такого, что может заставить их бояться.
   – А что?
   Спархок коротко рассказал ему о том, что произошло в деревне стириков в Арсиуме. Телэн побледнел.
   – Какой ужас! – воскликнул он.
   – Церковь уже сотни лет борется с такими зверствами, – печально сказал Долмант.
   – Я надеюсь, в этой части Арсиума больше не повторится такое, – сказал Спархок. – Я послал нескольких человек разобраться с теми, кто это сделал.
   – Вы повесили их? – горячо спросил Телэн.
   – Сефрения не позволила нам сделать этого, поэтому мои люди выпороли их прутьями.
   – И все?
   – Прутья были все в шипах. Эти колючки вырастают очень длинными и прочными в Арсиуме. Я велел своим людям серьезно отнестись к заданию.
   – Возможно, это было уже несколько чересчур, – сказал Долмант.
   – Порой это вполне подходящая мера, Ваша Светлость. Стирики всегда были друзьями рыцарей Храма, а нам очень не нравится, когда с нашими друзьями обходятся плохо.
   Бледное зимнее солнце скрылось за холодным пурпурным облаком, висящим над горизонтом, когда путники подъехали к придорожному постоялому двору. В харчевне их накормили незатейливой пищей: жидкой похлебкой и жирными кусками баранины. Поужинав, они рано отправились на покой. Следующее утро встретило их ясной и холодной погодой. Дорога покрылась корочкой льда, трава побелела от инея. Яркое солнце почти совсем не грело. Лошади несли своих завернувшихся в плащи седоков легким галопом. Дорога пролегала по холмам центральной Элении, через поля, лежащие под паром. Спархок огляделся вокруг. Это были места его и Келтэна детства, и он снова остро переживал чувства возвратившегося домой после долгой разлуки человека. Духовный аскетизм, бывший неотъемлемой частью воспитания Рыцаря Пандиона, обычно заставлял Спархока подавлять свои эмоции, но как он ни старался, кое-что порой трогало его до глубины души. Спустя некоторое время Кьюрик внезапно окликнул едущих впереди.
   – Нас догоняет какой-то всадник, – сообщил он.
   Спархок натянул поводья и поворотил Фарэна.
   – Келтэн! – сказал он резко.
   – Понял, – кивнул тот, откидывая плащ, чтобы освободить рукоять меча.
   Спархок сделал то же самое, и они вдвоем отъехали шагов на сто назад по дороге, чтобы перехватить приближающегося всадника.
   Однако предосторожности на этот раз оказались излишними: это был Берит. На нем был плащ обыкновенного горожанина, руки, держащие поводья покраснели от утреннего холода. Лошадь его была взмылена и исходила паром. Поравнявшись со Спархоком и Келтэном, он остановил усталое животное и, тяжело дыша доложил:
   – У меня послание для вас от Лорда Вэниона, сэр Спархок.
   – Какое?
   – Королевский Совет узаконил статус принца Личеаса.
   – Они сделали что?
   – Когда короли Талесии, Дэйры и Арсиума сошлись на том, что Личеас не может быть Принцем-Регентом, Энниас созвал Королевский Совет и они объявили Личеаса законнорожденным – первосвященник предъявил документ, подтверждающий, что принцесса Арриса была замужем за герцогом Остэном из Ворденаиса.
   – Но это абсурд! – вскипел Спархок.
   – Так же считает и лорд Вэнион. Документ выглядит достоверно, а герцог Остэн умер несколько лет назад и некому было опровергнуть свидетельство Энниаса. Граф Лэнды внимательнейшим образом изучил пергамент, но в конце концов даже он был вынужден проголосовать «за».
   Спархок выругался.
   – Я знал герцога Остэна, – сказал Келтэн. – Он был убежденный холостяк. К тому же он презирал женщин.
   – У вас что-то случилось? – спросил Долмант, подъезжая к ним вместе с Сефренией, Кьюриком и Телэном.
   – Королевский Совет признал Личеаса законнорожденным, – объяснил Келтэн. – Энниас представил бумагу, где говорится, что принцесса Арриса была замужем.
   – Странно, – сказал Долмант.
   – И как к стати, – добавила Сефрения.
   – А может документ быть фальшивым? – спросил Долмант.
   – Очень просто, Ваша Светлость, – сказал Телэн. – Я знаю в Симмуре одного человека, который может, если вы захотите, предоставить вам ничем не отличающийся от настоящего документ, удостоверяющий, что у Архипрелата Кливониса девять жен, одна из которых – троллиха, а еще одна – великанша-людоедка.
   – Что там не говори, это случилось, – сказал Спархок хмуро. – И это продвигает Личеаса на шаг ближе к трону.
   – Когда это произошло, Берит? – спросил Кьюрик.
   – Вчера поздно ночью.
   Кьюрик задумчиво поскреб бороду.
   – Арриса содержится в монастыре в Димосе. Если Энниас недавно придумал свою новую хитрость, она, наверно, не знает еще, что она жена.
   – Вдова, – поправил его Берит.
   – Ну, пусть будет вдова. Арриса блудила со всем Симмуром, и была очень горда тем, что делала это по своей воле, никогда не побывав у алтаря, простите, Ваша Светлость. Я думаю нетрудно будет заставить ее подписать бумагу о том, что она никогда не была замужем. Поможет ли такой ход замутить воду первосвященнику?
   – Где ты нашел такого человека, Спархок? – воскликнул Келтэн. – Это же просто сокровище!
   Спархок что-то торопливо обдумывал.
   – Законнорожденный, незаконнорожденный – это все дела мирские, связанные с правами наследования и так далее, а вот церемония бракосочетания является религиозным актом, так ведь, Ваша Светлость?
   – Да.
   – Если удастся получить бумагу, о которой говорил Кьюрик, сможет ли Церковь предоставить документ о ее незамужестве?
   Долмант помолчал.
   – Я боюсь, это было бы в высшей степени странно…
   – Но это возможно? – с ударением спросил Спархок.
   – Вероятно да.
   – Тогда Церковь может приказать Энниасу забрать назад свой подозрительный документ?
   – Несомненно.
   Спархок повернулся к Келтэну.
   – Кто унаследовал владения и титул герцога Остэна? – спросил он.
   – Его племянник. Полнейший, к стати, осел. Он так сильно потрясен своей герцогской короной, что спускает деньги гораздо быстрее чем они приходят к нему.
   – Как ты думаешь, что он скажет, если узнает, что лишен наследства и все его владения и титул переходят к Личеасу?
   – Я думаю, крику будет на всю Талесию.
   Улыбка тронула губы Спархока.
   – Я знаю одного честного судью в Ворденаисе, это дело будет как раз для него. Если герцог подаст в суд и заведет тяжбу по этому вопросу, предоставив бумагу, подтверждающее его положение, дело будет решено в его пользу?
   – У суда просто не будет выбора, – ухмыльнулся Келтэн.
   – А разве это не способ?
   Слушая этот разговор Долмант заговорщически улыбался, но вдруг его лицо приняло благочестиво-серьезное выражение.
   – Давайте-ка поторопимся в Димос, дорогие друзья, – предложил он. – Я чувствую себя обязанным как можно быстрее исповедовать некую грешницу.
   – Я всегда думал, что воры – самые изворотливые люди в мире, – сказал Телэн. – Но по сравнению со знатью и священниками мы – просто недоучки-любители.
   – Интересно, как Платим разрешил бы подобную ситуацию? – поинтересовался Келтэн, когда они вновь тронулись в путь.
   – Он бы просто зарезал Личеаса, – пожал плечами Телэн. – Ведь мертвые бастарды не могут наследовать трон?
   Келтэн рассмеялся.
   – В этом есть очарование непосредственности, которое мне очень по душе.
   – Но нельзя решать мировые проблемы посредством убийства, Келтэн, – неодобрительно проговорил Долмант.
   – Почему, Ваша Светлость? Я не говорил об убийстве. Рыцари Храма являются солдатами Бога, и если Бог повелевает им убить кого-то, это акт веры, а не убийство. Ведь может быть такое, что Церковь по Божьей воле поручит мне и Спархоку расправиться с Личеасом, Энниасом и Оттом заодно?
   – Ни в коем случае.
   Келтэн вздохнул.
   – Это было просто предположение.
   – А кто такой Отт? – с любопытством спросил Телэн.
   – Где ты вырос, мальчик? – спросил его Берит.
   – На улице.
   – Даже на улице ты должен был слышать об императоре Земоха.
   – А где он, этот Земох?
   – Если бы ты остался в школе, куда я тебя определил, ты бы знал это, – проворчал Кьюрик.
   – Школа надоела мне, Кьюрик. Они там потратили целые месяцы, обучая меня письму. А после того, как я научился писать мое имя, мне, по-моему не нужно все остальное.
   – Вот поэтому ты и не знаешь, где находится Земох и почему Отт может оказаться тем, от кого ты примешь смерть.
   – Почему это кто-то, кого я даже не знаю, хочет убить меня?
   – Потому что ты – элениец.
   – Каждый человек – элениец, если он, конечно, не стирик.
   – Этого мальчика еще учить и учить, – заметил Келтэн. – Кому-нибудь следовало заняться им.
   – Если вы позволите, мои Лорды, – сказал Берит, тщательно подбирая слова, «Из-за присутствия патриарха» – подумал Спархок, – я мог бы заняться этим, ведь ваши умы сейчас заняты важнейшими государственными делами. Я знаю историю не больше, чем любой другой послушник, но, смею надеяться, что моих познаний достанет, чтобы преподать этому мальчишке простейшие и всем известные вещи.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация