А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (Н-О)" (страница 98)

   Откровение

   Откровение – проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления (теофании), посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго – от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным образом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни. Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих – ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм, буддизм, даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом – только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почти ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль – манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общие указания. «Не открылось, что мы будем», говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее «О. славы сынов Божьих», которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же как тот относится к Ветхому. Это лжеучение первоначально связанное с именем южноиталийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим «Вечным Евангелием», продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее.
   Вл. С.

   Открытое море

   Открытое море, в древности разъединявшее страны и полагавшее предел их сношениям, в настоящее время, благодаря успехом техники мореплавания, является, наоборот, главным нервом международного общения и обмена. Огромные естественные богатства моря делают его источником разнообразных промыслов, растущих вместе с развитием науки и техники. Отсюда заинтересованность всех государств в установлении правильных отношений по поводу обладания и пользования морем. История международного права дает целый ряд фактов, указывающих на попытки отдельных государств определить эти отношения на чале исключительного или преобладающего господства над О. морем тех или других держав, хотя принцип свободы О. моря был формулирован еще римскими юристами, уравнивавшими общее право всех на морскую воду с правом каждого на воздух. Последнего права не признавали уже сами римские императоры, претендовавшие на всемирное господство ( «ўegv men tou kosmou kurioe o de nomoe thV ualasshV»), а по их примеру и в качестве их преемников и императоры «священной римской империи». Практическое значение подобного рода притязания получили в эпоху великих открытий и изобретений, когда отдельные государства заявили свои права на ряд новых земель и островов, лежащих по пути в Америку и в ней самой. Испания, на основании буллы папы Александра VI (1493), заявила свои права не только на все открытые Колумбом, но и на все имеющие быть вновь открытыми земли и острова, лежащие на Запад от меридиана, проходящего через Зеленый мыс, а Португалия – на земли и острова, лежащие на восток от этого меридиана. В споре за господство над теми или иными частями О. моря участвовали затем Генуя – по отношению к Лигурийскому морю, Венеция – по отношению к Адриатическому, основывая свои притязания на обязанности республики защищать морскую торговлю от сарацин и пиратов, позднее Турция, по отношению к Черному морю. Король Эрих датский и норвежский уже в 1432 г. заявил королю Англии, что никто не имеет права с древних времен на рыбную ловлю и торговлю в водах Норвежского моря без дозволения короля. Это право Дании и Норвегии нашло со стороны Англии признание в том, что она выговаривает для себя пользование норвежским морем в целом ряде договоров. Сама Англия наиболее последовательно и упорно держалась принципа исключительного верховенства сперва над «mаге Anglicanum circumquoque», позднее и над всем океаном, в качестве первой морской державы. Карл I поддерживал силой оружия свои права, на Северное море; Кромвель категорически заявил, что Англия не может терпеть, чтобы без ее разрешения на океане развивался какой-либо иной флаг, кроме британского. Фактически эти притязания выражались в преследованиях и захватах иностранных кораблей, в обложении их пошлинами, в подчинении юрисдикции, в салютах при встрече, спуске флага и т. д. В XVII ст. происходили оживленные споры из-за морского церемониала между Англией и Нидерландами. Те же требования предъявляла к Нидерландам и другим державам Франция, отказавшаяся от них лишь в ordonanсе de la Marine 1633 г. Бесконечные споры и взаимные неудобства, обусловливаемые этими притязаниями, и соединенные с невозможностью фактически везде и всегда поддерживать их силой даже по отношению к слабым морским державам, приводят, однако, в XVIII в. к признанию необходимости иного принципа свободы моря. Право всех организованных государств на пользование этой свободой формулировано еще в XVII в. Гуго Гроцием в его книге «Mare liberum» (1609). О. море по своей природе недоступно исключительному частному обладанию. Признание права собственности одной державы не дало бы ей возможности одной исчерпать все богатства моря и содействовать международному общению, ради отвлеченного права одной остальные державы лишились бы выгод, на которые они имеют право вследствие неравного распределения между ними естественных благ. Самой природой море определило служить взаимному общению народов, а это общение возможно лишь при свободе моря и доступности его всем нациям. Аргументы противника Гроция, английского писателя Сельдена («Маге clausum», 1635), на которых основывались притязания Англии, опровергнуты историей. В настоящее время встречаются лишь непризнаваемые большинством держав притязания отдельных держав на некоторые моря, прилегающие к их границам. Таковы притязания Турции на Черное и Мраморное море, Англии – на окружающие ее моря и т. д. Современное международное право признает права отдельных государств лишь на береговое море. Из принципа свободы О. моря вытекают следующие последствия. О. море свободно для судоходства и сообщений всех народов. Ни одному народу не может быть воспрещено заниматься в нем рыболовством и другими мирными промыслами. Ни одно государство не может подчинять другие своим законам относительно условий и пределов пользования О. морем, подвергать чужие суда своему суду, пошлинам, или задерживать и осматривать иностранные корабли. Все суда, находящиеся в море, подлежат юрисдикции своих государств. Последние отвечают за действия своих подданных, совершенные в О. море. В виду этого каждое государство обязывается принять меры к тому, чтобы морские сношения, рыболовство и иные промыслы, производимые в море, велись его подданными правильным и безобидным для других народов образом. Подробности каждого вида пользования О. морем и возникающих отсюда отношений регулируются специальными постановлениями так называемого морского права. О юридическом характере отношений отдельных держав и всех их вместе в литературе очень много спорят. Не будучи обладателями ни права собственности, ни исключительного верховенства на О. море, державы пользуются им, однако, и не вполне независимо друг от друга, как никому не принадлежащей вещью, они стоят между собой по отношению к О. морю в некотором союзе, определяемом нормами морского права, и не допускают к свободному пользованию им представителей неорганизованных государств, требуя от каждого корабля указания его национальности и принадлежности к определенному государству, как основания для свободного плавания. Ср. Мартенс, «Современное международное право цивилизовааных народов» (т. l); L. Hollzendorff, «Handbuch des Volkerrechts» (II, 92 ел, Гамб., 1887); Perels, «Das internationale offentl. Seerecht» (В., 1882); Couchy, « Le droit maritime inlernationale» (H., 1862).
   В. Н.

   Откуп государственных доходов

   Откуп государственных доходов частными лицами, вносящими государству эквивалент стоимости их и получающими, взамен этого, право непосредственного сбора с плательщиков, представляется явлением довольно распространенным в государствах с недостаточно выработанными системами администрации, как напр. большинство государств Востока. Как определенный способ сбора государственных доходов, О. встречается и в обеих классических странах древности. Во всех государствах древней Греции сбор доходов отдавался на О. частным лицам. В Афинах откупщики часто образовали большие компании на паях. Сбор производился либо самими откупщиками, либо через наемных слуг или рабов. За контрабандой следили сами откупщики и в предупреждение ее могли производить обыски, вследствие чего не пользовались любовью населения. За неплатеж в срок откупщики лишались гражданства, подвергались аресту и могли подвергнуться конфискации имущества. В Риме О. был столь же распространен. С древнейших времен большая часть налогов отдавалась здесь на откуп с торгов, происходивших ежегодно на формуле, под водруженным копьем (hasta – знак аукциона или торгов). Откупщики или публиканы (publicani, от риblica – государственные доходы) могли просить сенат (позже – иногда и народ) отменить торги и назначить новые, если цифра, которую они должны были платить, была несоответственно велика. О. требовал значительных денежных средств, вследствие чего оказывался под силу лишь капиталистам всаднического ценза, особенно с тех пор, как сенаторам было воспрещено заниматься денежными делами. Когда недостаточно было капиталов одного лица, составлялись компании (societates), бравшие в Италии и провинциях на О. разные доходы; впервые они упоминаются в 217 г. до Р. Хр. Один член компании, от лица всех, заключал условие О.: он назывался manceps. Во главе компании стояли ежегодно сменявшиеся magistri. Число низших и второстепенных служащих было очень велико; это были, большей частью, вольноотпущенники и рабы, но не гнушались этим занятием и граждане. Откупщики и податное население иногда заключали между собой условия, но в общем О. сильно угнетал провинциалов и даже жителей Италии; апелляция в Риме приносила мало пользы, тем более, что наместники провинций, обыкновенно должники публиканов, всячески покровительствовали им. Будучи силой в государстве, публиканы легко добивались смещения неугодных им лиц. В императорское время сохранились те же неустройства, хотя наместником дано было право налагать на публиканов административные наказания. Под конец империи на О. стали сдаваться лишь таможенные пошлины. В средние века в большей или меньшей мере мы встречаем О. государственных доходов почти во всех западных государствах. Широко развился и выработался в целую систему финансовой администрации он лишь во Франции, где еще с XIII р. сбор большей части налогов был отдан частным лицам во всех частях королевства. Условия О. не подлежали никаким общим нормам; в большинстве случаев король даже не знал, как доходны отдельные статьи, сдававшиеся на О. Первая попытка упорядочить О. сделана была министром Сюлли при Генрихе IV. Он соединил по группам схожие предметы О. и отдельные группы стал сдавать с торгов; эти меры дали чрезвычайно благоприятные финансовые результаты. В это время составились 4 группы отдававшихся на О. доходов: 1) таможни (cinq grosses fermes). 2) акциз на напитки (aides), 3) соляной налог (gabelles) в большей части Франции и 4) соляной налог в Лангедоке. Было еще 18 небольших местных статей О. Кольбер закончил, в 1681 г., реформу Сюлли, передав обществу 40 финансистов, за ежегодную сумму в 56670000 ливров, права, раньше принадлежавшие отдельным откупщикам. Окончательно организована была компания откупщиков при министре Флери (1726); решено было, что в число откупщиков не мог входить никто помимо имевших грамоту короля на звание fermier general. В 1755 г. число откупщиков было доведено до 60, а в 1780 г. понижено до первоначальной цифры. Компания, в виде гарантии, должна была вносить в казначейство аванс в 90 милл. Все сношения с правительством велись через наемное лицо, которое подписывало договор и именем которого производились иски; затем оно уступало все свои права компании и сходило со сцены, довольствуясь пенсией в 4000 ливров. при каждом возобновлении 0. бралось другое подставное лицо. Торги, с 1681 г., возобновлялись каждые 6 лет. Цена 0. в 1788 г. возросла до 91 миллиона, в 1763 г. до 124 милл., в 1774 г. достигла 162 милл. Между откупщиками и казной велся постоянный текущий счет дебета и кредита, причем казна большей частью вперед лишала себя права на ежегодные получки, заставляя компанию производить платежи за счет казны; каждые шесть лет производился окончательный подсчет и, если оказывался излишек против суммы, уплаченной в течение этого времени в счет О., то государство участвовало в дележе его, получая половину всей суммы: остальную делили между собой члены компании. Компания откупщиков сама ведала всю администрацию сбора доходов с населения. В начале она прибегала к системе вторичного О., но контрактом 1755 г. все вторичные О., число которых доходило до 250, были упразднены. Центральное управление О. имело местопребывание в Париже. В каждой области компанию представляли 1 или несколько директоров, ежегодно присылавшие в Париж отчет по делам О. в своем районе. Под начальством директоров состоял многочисленный персонал «приказчиков» по де лам О., изъятый от всяких государственных повинностей и пользовавшийся особым королевским покровительством, чтобы не встречать помех в исполнении своих служебных обязанностей. «Приказчики» (commis) присягали в присутствии интенданта и за утайку собранных денег подлежали строгими наказаниям, даже смертной казни. В общем организация О. была очень сложная и стоила больших денег. Доходы генерального откупщика состояли в 1775 г. из жалованья в 24000 ливров, 10% с внесенного в казну миллиона, 6%, с остальной внесенной суммы (560000) и подарков. К этому следует прибавить еще часть получавшуюся при дележе лишков, напр. в 1774 – 80 г. равнявшуюся 250000 ливров. Королевское правительство не уменьшало доходов откупщиков, так как король, министры и придворные имели также свою часть в них: двор пользовался ежегодными подарками от откупщиков в 210000 ливров; многим придворным назначались пенсии из средств генеральных откупщиков и т. д. Этот порядок вещей, разоблаченный одним из приказчиков О. при министре Террэ, не мог не вызывать в обществе озлобления против О., и без того находившего себе пищу в высокомерном и заносчивом поведении многих из откупщиков; публицистика выражала лишь общее мнение, представляя всю компанию откупщиков как синдикат грабителей, делящих свою добычу с двором. Наиболее сильно, однако, возбуждал неудовольствие сам характер налогов, сдававшихся на О, внутренние таможни, отделявшие провинцию от провинции, назойливость и наглость шпионов, содержавшихся откупщиками для выслеживания контрабандистов, строгие наказания контрабандистов (их ссылали на галеры, приговаривали к смерти и т. д.). Тюрго уничтожил подарок в 100000 ливров, который до него делался генеральному контролеру при возобновлении контракта; он добился также постановления, чтобы больше не назначались пенсии из средств откупщиков. Неккер сохранил О. лишь для таможен, соляного акциза и табачной монополии; налог на напитки и земельные сборы были отданы на О. 2 другим компаниям (regie general и administration generale des domaines). Эта реформа подняла к 1786 г. доход с непрямых налогов до 242 миллионов; ограничению числа откупщиков дало, кроме того, возможность удалить из их среды самые дурные элементы. Революция не удовлетворилась этими полумерами. Учредительное собрание объявило генеральные О. упраздненными; 6 комиссаров были назначены к ликвидированию дел по О. В 1793 г. была назначена новая комиссия для рассмотрения дел по О.; она нашла нужным всех откупщиков, за время последних трех контрактов, подвергнут аресту. Один из них, знаменитый Лавуазье, написал мемуар в оправдание действий своих коллег, но доводы его не имели успеха. 19 февраля 11 г. революционный трибунал приговорил всех откупщиков (числом 31) к смерти, кроме одного, вычеркнутого Робеспьером из списка, и приговор был приведен в исполнение. Приговоренные обвинены были в том, что составили заговор против французского народа, помогали врагам нации, примешивали вредные примеси к жизненным припасам, удерживали в своих руках средства, необходимые для государственной обороны. Уже через год стали раздаваться голоса, что откупщики осуждены безвинно и что конфискация их имуществ неправильна. В 1795 г. назначена была комиссия, которая, после многолетних расследований, пришла к заключению, что откупщики не только не были должны казне 130 миллионов, как утверждали их обвинители в 1793 г., но, напротив, выдали казне вперед 8 милл. (решение 1 мая 1806 г.). Ср. De Nervo, «Les finances francaises sous l'ancienne monarchie, la republique et l'empire» (П., 1863); A. Lemoine, «Les derniers fermiers gеnеraux» (П., 1873); Bouchard, «Systеme financier de l'ancienne monаrchie» (П., 1891).
   A. M. Л.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [98] 99 100 101 102

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация