А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (Н-О)" (страница 96)

   Осы

   Осы. Термин О. употребляется в двух разных значениях. В более широком смысле слова О. называются жалоносные перепончатокрылые из семейства Vespidae (О.), Crabronidae (песочные О.) и Pompilidae (дорожные О. или помпилиды). О. в тесном смысле слова (Vespidae s. Diploptera) составляют большое (около 1000 видов) семейство, распространенное во всех частях света. Наиболее характерная особенность их та; что передние крылья в покое складываются вдвое вдоль. Тело их обыкновенно почти голое, сяжки обыкновенно коленчатые, у самцов более утолщенные к концу и более длинные, чем у самок; сложные глаза почковидные, глазки явственные; переднегрудь доходит по бокам до основания крыльев. По своему образу жизни О. распадаются на общественных и одиночных. У первых есть самцы, самки и рабочие (недоразвитые самки), у вторых рабочих нет. Самцы лишены жала и снабжены на конце брюшка клещевидным совокупительным аппаратом, самки и рабочие имеют жало. Одиночные О. строят гнезда из глины и т. п. веществ, прикрепляя их свободно к различным предметам, или же устраивают их в норках вырытых в глине или песке или различных пустотах, надстраивая к ним иногда придаточные части (трубку) из минеральных веществ. В такое гнездо помещается запас пауков или личинок различных насекомых, которых О. парализуют ужалением в нервные узлы; такие парализованные животные весьма долго остаются живыми и служат запасом свежей пищи для личинки О., выходящей из яйца, положенного в гнездо. Некоторые одиночные О. (из подсемейства Masaridae) кладут яйца в гнезда других перепончато-крылых. У общественных О. материалом для построек гнезд служат главным образом изгрызанные и смешанные со слюной растительные вещества: частички дерева, коры, мха и др. Из разгрызанного и смешанного со слюной дерева или коры они приготовляют вещество, очень похожее на грубую бумагу или картон. Некоторые тропические формы употребляют для построения гнезд также минеральные вещества (напр. глину) и навоз. Из этих веществ общественные О. строят шестигранные или цилиндрические ячейки, несколько расширенные обыкновенно к свободному концу, которые располагаются друг около друга в один слой, образуя простые (не двойные, как у пчел) соты. Соты располагаются горизонтально один над другим, отверстиями ячеек вниз, и прикрепляются к различным предметам с помощью того же бумагообразного вещества, из которого построен и сам сот. Гнезда могут быть открытые, т. е. лишенные общей наружной оболочки, или покрытые, окруженные однослойной или многослойной наружной оболочкой. В частностях покрытия гнезда представляют большое разнообразие, но в них можно различать два главных типа: стелоциттарий – когда соты не прикреплены к наружной оболочке гнезда, соединены между собой столбиками бумажного вещества и не имеют отверстий для прохода из одного этажа в другой (для этого служит свободный промежуток между краями сотов и наружной оболочкой), и фрагмоцитарий – когда соты плотно прикреплены к наружной оболочке, не соединены между собой столбиками и имеют в центре или ближе к краю сотов отверстия для прохождения из одного этажа в другой, или же имеют соты сплошные, но тогда в боковой стенке гнезда есть особые отверстия, ведущие к каждому из сотов. Покрытия гнезда европейских О. относятся исключительно с стелоциттариям. Форма гнезд очень разнообразна: фрагмоциттарии чаще удлиненные, цилиндрические, стелоциттарии – округлые, овальные и т. д. Гнезда могут быть или свободно подвешенными, или находиться в дуплах, под землей и т. д. Постройки общественных О. – однолетние (это относится не только к О. умеренных поясов, но и к тропическим). Перезимовывают лишь оплодотворенные самки и каждая такая самка устраивает небольшое гнездо, сначала с одним сотом и немногими ячейками, кладет в них яйца и выкармливает личинок, из которых развиваются рабочие О., освобождающие самку от забот о дальнейшем построении гнезда, добывании пищи и уходе за потомством (по некоторым наблюдениям, самка и после выхода рабочих принимает участие в уходе за потомством). Пищей О. служат различные сахаристые вещества (соки цветов, плодов и т. д.); личинок они кормят отчасти тоже сладкими веществами, а главным образом насекомыми, за которыми и охотятся для этой дели. Достигшая полного развития личинка закрывает отверстие ячейки белой выпуклой оболочкой из шелка и превращается в куколку. По мере увеличения общины гнездо О. увеличивается, при чем не только прибавляются новые ячейки по краям прежнего сота, но строятся новые соты под прежними. Размеры гнезд могут быть весьма значительны (у некоторых тропических форм футов до 6 длиной) и число особей в общине может доходить до нескольких тысяч (в этом отношении между разными общественными О. существуют резкие различия). Осенью появляется поколение, состоящее из самцов и самок, происходит оплодотворение и затем вся община гибнет, кроме оплодотворенных самок, которые зимуют и весной основывают новые гнезда. Семейство Vespidae делится на три подсемейства, отличающиеся как по строению, так и по образу жизни. Подсемейство общественные О. (Sociales) отличается широкими верхними челюстями с 3 зубцами, округленным с боков первым члеником груди, брюшком, обрубленным при основании или снабженным треугольным основным члеником, двумя шипами на голенях средней пары ног, а также некоторыми особенностями в жилковании крыльев, тремя формами особей и общественной жизнью. У рода оса (Vespa) задний край груди и передний почти конического брюшка как бы обрублены. Гнезда покрытые, типа стелоциттарий, висячие, в дуплах или подземные. Для человека О. вредны ужалениями, поеданием плодов и иногда (шершни) обгрызанием коры молодых стволов и ветвей деревьев; некоторую пользу они приносят истреблением насекомых. Шершневая О. или шершень (V. crabro L.) буроватого или красно-бурого цвета, с буровато-желтым рисунком на голове и брюшке и желтоватыми крыльями; длина самки 30 мм., самца 24, рабочей 22 мм. Широко распространены в Европе. Гнезда строит в дуплах из хрупкой, ломкой бурой массы. Развитие продолжается около 28 дней (5 дней развития в яйце, 9 дней жизни личинки и 14 – куколки. Ужаление очень болезненно и может быть опасным. У рода Polistes брюшко веретенообразной формы с треугольным основным члеником, заднегрудь сзади покатая, сяжки самца загнуты на конце; гнезда непокрытые, состоящие из одного или двух сотов, прикрепленных на стебельке. Polistes gallica Fabr. – французкая бумажная О. черного цвета с желтым рисунком, длиной 11-13 мм., водится в средней и южн. Европе, общины ее невелики (к осени 60-130 особей). К подсемейству Solitariae s. Eumenidae (стенные О.) относятся формы одиночные, имеющие лишь самцов и самок и строящие гнезда из минеральных веществ. Челюсти их узкие и длинные с 3-5 зубцами, переднегрудь по бокам угловатая или с шипиком, средние голени с одним шипом. Пища состоит из парализованных пауков или личинок насекомых. К подсемейству Masaridae относятся формы с крыльями не вполне складывающимися вдоль, они тоже одиночные, но (по крайней мере некоторые из них) кладут яйца в гнезда других перепончатокрылых. Водятся в теплых и жарких странах.
   Н. Кн.

   Осязание

   Осязание – представляет особое чувство, вызываемое прикосновением кожи к различным твердым и жидким телам. Кожа в этом случае играет роль специального органа чувства. К О. относят чувства прикосновения, чувства давления, составляющие в совокупности то, что принято называть тактильными ощущениями; так как эти последние осложняются обыкновенно тепловыми ощущениями (холода или тепла), то в связи с чувством О. излагают обыкновенно и температурное чувство, хотя между ними в качественном отношении не существует ничего общего. Мало, того, прежнее мнение о том, что тактильные и температурные ощущения возникают, благодаря игре одних и тех же периферических нервных аппаратов, ныне уже опровергнуто, так как путем тонких исследований доказано, что одни точки кожи воспринимают исключительно тактильные впечатления, другие – впечатления холода, третьи – тепла (Герцен, Бликс и Гольдшейдер). Хотя нам известно существование в коже целого ряда различных нервных окончаний, как то – осязательных телец, телец Краузе, Фатеровских и Пачиниевых телец, свободных нервных разветвлений в эпидерме Лангерганса и др., тем не менее пока у нас нет основания приписывать той или другой из этих форм нервных окончаний какое-нибудь специальное назначение в деле восприятия только определенных по качеству впечатлений; поэтому мы не в праве говорить о чисто тактильных или термических нервных окончаниях и верно только то, что места кожи, одаренные высокой осязательной чувствительностью, в то же время отличаются обилием осязательных телец. Гольдшейдер, однако, исследований под микроскопом кусочки собственной кожи, утверждает, что в точках кожи, одаренных осязательной и термической чувствительностью, он не находил вовсе осязательных телец, а только пучки безмякотных нервных волокон, направляющиеся к периферии кожи быть может к эпидерму. Вопрос этот, как видно, требует серьезной проверки. путем О. в связи с доставляемыми кожей ощущениями давления и температуры мы ориентируемся во внешнем мире, оцениваем форму предметов и многие физические свойства их – шероховатость, гладкость, остроту, тупость, твердость, мягкость и в некоторых пределах даже тяжесть их. Форма предметов, конечно, средней величины, могущих быть обнятыми нашей осязающей поверхностью, определима потому, что мы выработали уже заранее представление о взаимном положении чувствующих точек поверхности кожи, задеваемых предметом при его прикосновении; другими словами, кожа обладает чувством места. Когда же предмет велик, то для определения его общей формы человек прибегает к передвижению осязающей руки по поверхности тела в различных направлениях и на основании испытываемых им при этом указаний мышечного чувства и О. выстраивает представление о форме предмета. Насколько О. в связи с мышечным чувством может служить точным орудием определения формы предметов, доказывают известные случаи слепых скульпторов, прекрасно делавших бюсты известных лиц. Впрочем, к движению осязающей поверхности мы прибегаем не только с целью определения формы предметов, но и других свойств тел – гладкости, шероховатости, тяжести. Чтобы лучше определить степень гладкости или шероховатости предметов, мы водим рукой по поверхности их – при этом разница тактильных ощущений от тех и других выступает особенно рельефно; при определении же твердости тела мы пользуемся чувством давления, вызываемым в глаз сопротивлением тела напору на него с нашей стороны. При суждении о тяжести предметов, мы не столько руководствуемся О., сколько мышечным чувством, сопровождающим усилие, делаемое нами для преодолении препятствия и возникающее не столько в коже, сколько в мышцах, сухожильях, суставах, участвующих в движении. Только температурное чувство при своих определениях не нуждается в содействии мышечного чувства. Кроме всех этих указаний, доставляемых О. в связи с мышечным и температурным чувствами о свойствах среды, в которой приходится жить организму и населяющих ее предметов. кожное чувство играет важную роль в психологическом акте разграничения своего "я" от окружающего мира и в акте координации сложных локомоторных движений. О. потому помогает уму развивающегося младенца определять границы его "я", его собственного тела, что всякое прикосновение его члена, напр., руки, ноги к точкам его же тела дает всегда двойственные осязательные ощущения, как от прикасающегося члена, так и касаемой части тела, чего не может быть при дотрагивании до чуждых ему предметов внешнего мира, дающих только одиночное осязательное ощущение. Что касается до участия кожного чувства в локомоции, то оно уже прямо доказывается тем, что анестезия кожи, наблюдаемая при многих нервных заболеваниях, уничтожает возможность производства правильных, целесообразных движений, напр., в актах ходьбы, беганья, поднесения стакана или ложки ко рту и т. п. Чувствующие импульсы, несущиеся при этом из кожи к нервным центральным механизмам, являются необходимым фактором их правильной, сочетанной деятельности, хотя это участие чувственных моментов в этих актах, в силу механической заученности их, и перестает сознаваться нами. Обратимся теперь в отдельности к некоторым деталям различных форм кожных ощущений, а именно к топографии и количественной стороне их.
   I. Тактильные ощущения – чувства прикосновения и давления. Эти формы чувствительности распределены очень неравномерно в различных местах кожи. Наиболее утонченными в этом отношении местами являются кожа лба, виска и предплечья. Здесь ощущаются давления, не превышающие 0,002 гр., тогда как кончики ручных пальцев начинают чувствовать давления не менее как в 0,10 гр., а места покрытые ногтями только в 1 гр. Бликс показал, что тактильные ощущения возникают вследствие раздражения определенных строго ограниченных точек кожи между которыми лежат полоски кожи, вовсе не дающие этих ощущений. На мягких кончиках пальцев этих тактильных точек так много, что между ними не остается индифферрентных полос. Точки эти в местах, покрытых волоска, скопляются в больших количествах у самого места прикрепления волоса; даже фолликулы волос содержат несколько таких тактильных точек. Вот почему различные волоски могут играть роль осязательных органов. Малейшее прикосновение к волоску передается его корню, который своим движением раздражает тактильные точки. Чрезвычайная тактильная чувствительность лба, виска, носа сравнительно с чувствительностью ладонной поверхности кончика ручных пальцев и как раз зависит от присутствия волосков на лбу, виске, носу и полного отсутствия их на ладонной поверхности пальцев. Лучше всего можно обнаружить эту тактильную роль волосков, покрывающих кожу след. любопытным опытом: если водить слегка конным волосом или бородкой пера по поверхности человеческой кожи, то там, где кожа покрыта волосками, напр. на щеках, на лбу, на тыльной поверхности рук, это раздражение ощущается очень ясно и даже сильно, тогда как места, лишенные волосков, напр. ладонная поверхность кончиков ручных пальцев, не смотря на богатство ее тактильными точками, совершенно тупа к этой форме раздражения т. е. к легкому касанию до нее волоском. У многих млекопитающих осязательные усики играют очень важную роль в О. Благодаря этим же осязательным волоскам крыльев, ослепленные летучие мыши могут летать свободно в комнате, обходя всякие препятствия, даже натянутые во всех направлениях нити (Спалланцани). Так как осязательные ощущения возникают только при раздражении чувствующей поверхности кожи, а раздражение обнаженного нервного ствола напр. лучевого или локтевого не дает ничего подобного, а вызывает или боль, или чувство беганья мурашек, относимые нами к периферии нерва, то О. является специфической функцией определенных только нервных окончаний в коже. Одним из условий возникновения чувства О. это то, чтобы касающееся или давящее тело было приложено к ограниченному месту поверхности кожи; давление же однородное и распространенное на широкую поверхность не ощущается как таковое и сознается нами только на границе, отделяющей свободную поверхность кожи от сдавленной. Так, рука, опущенная в ртутную ванну, ощущает давление ртути, только на уровне кольца, соответствующего поверхности ртути. То же приблизительно ощущает человек, погрузившейся в водяную ванну – после некоторого промежутка он ощущает прикосновение воды только на границе ее свободной поверхности. Осязательные ощущения и ощущения давления оставляют след, длящейся некоторое время и по удалении раздражающего тела, и след этот, что касается чувства давления, тем продолжительнее, чем сильнее было давление. Слабые же давления оставляют короткий след, что видно напр. из того, что касания вращающегося зубчатого колеса до мякоти ручных пальцев или колебания струны, дотрагивающейся до пальцев, перестают различаться отдельно О. лишь тогда, когда достигают скорости 1500 касаний в сек. Тактильные ощущения достигают своего максимума очень быстро после своего начала, а затем постепенно ослабевают. Чем внезапнее увеличивается давление, тем сильнее получаемое ощущение, а крайне постепенное нарастание давления может достигнуть высоких степеней без вызова какого-либо ощущения. Вообще О. усиливается на любом месте вследствие контраста с соседними площадями кожи, не подвергающимися давлению. Чувство О. очень склонно к притуплению и длительное, однообразное тактильное раздражение одного и того же участка кожи под конец перестает различаться нами. Для определения чувствительности к прикосновению и к давлению прибегают к особым аппаратам: барэстезиаметру Эйленбурга, эстезиаметрической игле Бони и к пульсирующей эластической трубке Гольца. Вообще доказано, что кожей ладонной поверхности кончика ручных пальцев можно различать давления двух тяжестей, относящихся между собой как 9 к 10. Кожа представляет «осязательное поле», состоящее из отдельных тактильных площадей, подобно тому, как зрительное поле состоит из зрительных площадей или единиц. И в осязательном поле мы легко учимся различать два соседних тактильных впечатления и, комбинируя как одновременные, так и последовательные впечатления, производимые одним и тем же предметом или несколькими, мы составляем себе представление о величине предмета, форме, свойствах поверхности, отдалении различных точек предмета или двух различных предметов между собой и т. д. Следов. О., подобно зрению, доставляет нам элементы для суждения главным образом о пространственных отношениях между предметами, для образования пространственных представлений, и вот почему между О. и зрением существуют компенсаторные отношения, т. е. почему у слепых в высокой степени бывает развито О. Способность пространственных определений кожей находится в прямой зависимости от степени ее осязательной чувствительности, т. е. от богатства ее отдельными осязательными площадями, действующими в качестве единиц, доставляющих изолированные осязательные ощущения. В этом отношении различные участки кожи резко отличаются между собой. Одни участки бедны осязательными площадями и последние очень отдалены друг от друга, как это наблюдается на спине, затылке, бедрах и плечах; другие же, напротив, очень богаты ими, как это видим на ладонной поверхности третьей фаланги ручных пальцев и др. Лучшим способом определения остроты О. может служить способность различения двух одновременных прикосновений к коже, напр. двумя ножками циркуля Вебера: при помощи последнего определяется минимум расстояния между его ножками, при котором получаемые ощущения локализируются еще в соответственные две точки, а не сливаются в одно ощущение. Вот таблица Вебера, дающая в миллиметрах для различных участков кожи этот минимум расстояния.
   Ладонная поверхность последней фаланги пальцев........ 2,2 мм.
   Ладонная поверхность второй фаланги пальцев........... 4,4 мм.
   Кончик носа...................6,6 мм.
   Белая часть губ........8,8 мм.
   Тыльная поверхность второй фаланги пальцев............11,1 мм.
   Кожа над скуловой костью....15,4 мм.
   Тыльная поверхность ручной кости.........29,8 мм.
   Предплечье............39,6 мм.
   Грудина.............44,0 мм.
   Спина..............66,0 мм.
   Бедра и плечи..........67,6 мм.
   В членах таким образом острота О. падает от конца их к основанию. Упражнение сильно повышает остроту О. и способность различения минимальных расстояний при исследованиях циркулем Вебера. Факт этот следует объяснять более точным разграничением площадей ощущений в сфере нервных центров черепного мозга: усовершенствование осязательной чувствительности и способности различения двух касаний на минимальных расстояниях, вызванное упражнением, напр. пальца левой руки, вызывает такое же усовершенствование и в соответствующем пальце другой руки, хотя и вовсе не упражнявшейся в это время. Способность различения двух касаний на минимальных расстояниях бывает выше при последовательном касании, чем при одновременном. Осязательные ощущения считаются человеком одними из самых надежных, достоверных ощущений, к коим он прибегает с целью проверки показаний, доставляемых другими органами чувств. Ни один орган чувств не дает таких резких приемов разграничения я от не я, как О., о чем уже сказано выше и, следовательно, 0. дает первые главные элементы для развития самосознания и ориентирования в пространстве. Не смотря на это, и осязательные ощущения ведут при известных условиях к ошибочным суждениям. Пример – аристотелевский опыт: если, закрыв глаза, перекрестить один палец руки над другим и поместить между ними шарик так, чтобы он прикасался к лучевой стороне одного и к локтевой стороне другого, то мы ощущаем присутствие двух шариков, хотя знаем, что шарик один. Этот невольный обман зависит от того, что при обыкновенных условиях один и тот же предмет не может прикасаться в одно и то же время к названным поверхностям кожи пальцев и в результате вывод, что мы прикасаемся не к одному, а к двум шарикам. Интересно, что удар по локтевому нерву на месте локтя выражается беганьем мурашек в малом и безымянном пальцах, т. е. соответственно с местом распространения этого нерва; точно также проецируются на периферию и ощущения, развивающиеся в культе ампутированной конечности и такие люди говорят, что у них зудит или чешется палец ступни, которая уже давно была отнята. Плод в течение последних месяцев утробной жизни весьма чувствителен к прикосновению и давлению, и реагирует на них рефлекторными движениями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 [96] 97 98 99 100 101 102

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация