А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (Н-О)" (страница 78)

   Опыт

   Опыт (в философском смысле) – означает как отдельные состояния сознания, испытываемые или испытанные субъектом, так и совокупность таких состояний у единичных людей и у всего человечества. О. есть первичный источник наших знаний, дающий материал для всякого другого познания. С различных точек зрения О. разделяется на прямой и косвенный, внутренний и внешний, житейский и научный. Состояния, переживаемые и пережитые самим данным субъектом, составляют его прямой или непосредственный О.; достоверное свидетельство о чужих опытах есть для него О. косвенный. Чьи бы то ни было знания об Америке суть во всяком случае опытные (по происхождению своему), так как ни путем чистого мышления, ни путем откровения свыше мы таких сведений не получаем; но для небывавшего в Америке всякое эмпирическое знание о ней очевидно, получается лишь косвенным образом, через усвоение чужих опытов. С прогрессом личной и собирательной жизни О. обоего рода возрастает неравномерно: косвенный несомненно перевешивает. Различие между внешним и внутренним О. обусловлено участием или неучастием органов чувств – зрительного, слухового и т. д. То, что нами испытывается с ближайшею помощью этих органов, называется внешним О., а то, в чем они не действуют определяющим образом (каковы душевные волнения, решения воли, размышления), относится к внутреннему О. Такое обозначение, строго говоря, неверно, так как все без исключения испытываемое нами есть непременно наше внутреннее состояние, и выражение: внешний О. есть соntradictio in adjecto. О самых органах так называемых внешних чувств мы можем знать лишь через наши собственные ощущения. Почему, однако, некоторые из испытываемых нами состояний сознания принимаются как; свидетельства о чем-то другом, кроме нас самих, и в какой мере и на каких основаниях такое свидетельство может быть признано достоверным – этот гносеологический вопрос стал первенствующим в философии с прошлого века; решительная его постановка составляет отличие философского критицизма от догматизма, относящегося к нему без достаточной определенности и последовательности. Более или менее широкое обобщение переживаемых событий через более или менее отчетливо действующую рефлексию выражается в житейском или жизненном О., который можно различать на личный и исторический. Систематическая обработка опытного материала посредством правильной рефлексии образует О. научный в общем смысле, от которого следует отличать особый специальный прием, применяемый в некоторых науках и состоящий в создании искусственных условий для явлений, с целью проверки относящихся к ним обобщений; этот прием также называется О., но, во избежание недоразумений, лучше обозначать его словом: эксперимент .Иногда говорят о религиозном О., как особом роде О., на ряду с указанными; но это неправильно, так как испытываемые религиозные состояния лишь по своему содержанию и значению для жизни отличаются от всех прочих данных так называемого внутреннего О.; формальных признаков установить здесь невозможно, по существу же религиозный О. входит в сферу жизненного О.
   Вл. С.

   Оракул

   Оракул (лат. oraculum) – в древности одно из средств, с помощью которых человек старался вступать в непосредственное общение с божеством. Изречения О. считались откровениями божества; они получались вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большею частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного откровения. Все О. могут быть подведены под три категории: предсказания получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде сновидений. В знаменитейшем из всех О. – дельфийском – одуряющие пары, выходившие из расщелины скалы, приводили пророчицу в состояние ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра. в О. Зевса Аммонского в Ливии – за известными явлениями на изображении божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во всяком случае усматривает в О. один лишь сознательный обман со стороны жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической перспективы. Даже туманная форма ответов, особенно характерная для дельфийского О., сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане, хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением О. данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлением природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние экзальтации. Возникали О. и в местностях, где. покоились останки какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так напр., в О. Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина и однодневного поста, должен был заснуть в храме, чтобы ему в сновидении открылась воля божества. Назначение О. состояло не в том только, чтобы раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость оказывалась несостоятельной. К О. прибегали и государственные люди, когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той или другой меры. Для известных периодов греческой истории О. получают, поэтому, значение политических институтов. О., совета которых испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию среди разрозненных греков сознания национального единства и осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п. Древнейшим из всех О. считался О. в Мероэ, в Египте, а за ним непосредственно следовали О. в египетских Фивах и О. Зевса Аммонского. В Греции величайшим авторитетом пользовался О. в Додоне, позднее – О. в Дельфах. Кроме того Зевс имел своих О. еще в Элиде, Пизе и на Крите, Аполлон – в Кларосе близ Колофона и на Делосе. О. Бранхидов в Милете посвящен был Аполлону и Артемиде. О. героев были О. Амфиарая в Оропосе, О. Трифония и Геракла – в Буре, в Ахайе. О. с вызыванием духов усопших существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К О. должны быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в Италии) кумейских. У римлян существовали О. Фавна и Фортуны в Пренесте, О. Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским О. В Греции О. потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно были закрыты. Ср. F. A. Wolf «Vermichhte Schriften»(Гале, 1802), Wirkemann «De variis oraculorum generibus» (Марб., 1835); Dohler, «Die Orakel» (Б.,1872); Karapanos, «Dodone et ses ruines» (П.,1878); Hendess, «Oracula graeca» (Галле,1877); Bouche-Leclercq, «Histoire de la divination dans lantiquite» (П.,1879-91); Buresch, «Klaros» (Лпц., 1889); Diels, «Sibyllinische Blatter» (Б.,1890).

   Орангутан

   Орангутан, оранг, маясь или меясь туземцев (Simia satyrus L.), неправильно называемый орангутангом – крупная человекообразная обезьяна Азии, по всей вероятности единственный представитель рода Simia. Отличительные признаки рода: череп вытянутый на макушке кверху, массивное тело и конечности, передние конечности достающие до ступней, присутствие в запястье центральной кости (os centrale), очень маленький большой палец задних конечностей, 12 грудных и 4 поясничных позвонка, отсутствие мозолистых утолщений на ягодицах. Взрослый самец достигает вышины в 1,35 м., при расстоянии между концами распростертых рук в 2,4 м. и обхвате тела до 1,15 м. Голова сильно вытянута кверху на макушке, губы толстые, вздутые и сильно выдающиеся вперед, нос совершенно плоский, глаза и уши маленькие и похожие на человеческие; по бокам лица у старых самцов большие кожные складки, Передние конечности очень длинные, достающие до ступней, большой палец на них короток (не достает до конца пястной кости указательного пальца); задние конечности сравнительно очень короткие, большой палец на них очень мал (достает лишь до середины первой фаланги ближайшего пальца, лишен часто не только ногтя, но и последней фаланги. Шерсть длинная, жесткая, рыже-бурая, редкая; она особенно редка на нижней стороне тела, несколько гуще на боках. На голове и предплечьях она направлена вверх, на остальных частях – внизу самца на лице значительно развита борода; лицо и ладони голые, грудь и тыльная сторона пальцев почти голы; голые части синеватого или сероватого цвета. Самцы отличаются от самок большим ростом, бородой и кожными наростами по сторонам лица. Череп О. отличается значительно развитой короткой черепной коробкой; сагиттальный гребень сильно развит и выпукл; бровные дуги развиты умеренно и не выдаются так сильно, как у гориллы. Клыки у самцов велики, коренные отличаются сложным строением бугорков и многочисленными складками на жевательной поверхности. Присутствие в запястьи центральной кости сближает О. с гиббонами и низшими обезьянами и отличает от гориллы, шимпанзе и человека. Полушария большого мозга снабжены сильно развитыми извилинами и мозг О. вообще более походит на мозг человека, чем мозг других обезьян. Гортань замечательна тем, что желудочки ее дают большие боковые выросты, которые у взрослого О. достигают громадного развития и соединяются между собой перед дыхательным горлом, образуя большой мешок. О. живут на Суматре и Борнео; на последнем острове они многочисленные. Они держатся исключительно в обширных непрерывных лесах, растущих на болотистых низменностях и почти никогда не спускаются на землю, переходя с дерева на дерево по ветвям. При ходьбе О. опирается на сжатые кулаки передних конечностей и наружные края ступни задних; на одних задних он не ходит и может сделать разве несколько шагов. Пища О. состоит из плодов различных деревьев, а также листьев, почек и молодых побегов, вообще пища – исключительно растительная. Для ночлега он устраивает на деревьях из сучьев плоские гнезда. Животное это весьма безобидное, хотя доведенное до крайности может сильно защищаться. Туземцы считают О. очень сильным животным, с которым не может бороться никакое другое. Название орангутан значит – лесной человек. Обезьяны эти легко приручаются, но в европейских зоологических садах плохо переносят климат, вялы и скоро погибают.
   Н. Книпович.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 [78] 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация