А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (Н-О)" (страница 31)

   Нирвана

   Нирвана (санскр, Nirvana – угасание, исчезновение, искупление, затем уже блаженство) – у буддистов и джайнов последнее, совершенное, высшее состояние человеческой души, характеризуемое абсолютным спокойствием, отсутствием всяких страстей и эгоистических движений. Теоретически рассуждая, подобное состояние могло бы быть достигнуто не только в загробной жизни, но и в земном существовании. В действительности, однако, у буддистов различаются два вида Н.: 1) второстепенная или неполная Н. и 2) конечная или абсолютная. Первая может быть достигнута каждым архатом (верующим вступившим в четвертое отделение пути ко спасению) еще при жизни. Этот вид Н. тождественен" с состоянием дживанмукти (jivanmukti – искупление при жизни), о котором учат последователи веданты. Он обыкновенно определяется на языке пали эпитетом упидисеса (санскр. Upadhicesha – имеющий остаток нижнего слоя). Вторая или окончательная, абсолютная Н. (санскр. nirupadhicesha, пал. anupadisesa) или паринирвана, может быть достигнута только после смерти. В этом состоянии все страдания прекращаются, абсолютно и навсегда. В последнем смысле Н. может быть истолкована как высоко блаженное и вечное состояние. Логически отсюда вытекает, что подобное состояние должно сопровождаться и полным отсутствием сознания. Но это следствие допускалось не всеми и, по-видимому, в самой буддийской церкви на этот счет наблюдалась неясность и разногласие. На практике Н. обыкновенно понимается у буддистов, как счастливая смерть, без страха возрождения вновь. Подобному определению Н. Как бы противоречит известие о том, что Будда победил Мару – смерть: но из этого противоречия буддизм находит выход, утверждая, что Будда победил не самую смерть физическую, но низший страх смерти, показав, что смерть есть высочайшее блаженство. Понятие Н. встречается и у других индийских религиозных сект, с разными оттенками в значении и другими именами. Другой термин для понятия Н. – нирврти (палийск. ниббути).
   Литература вопроса о Н. очень велика, что объясняется основным значением этого понятия в области буддизма. Специальные исследования и рассуждения: М. Мюллер, «On the original Meaning of N.» («Buddhism and Buddhist Pilgrims», 1857); его же, «The introduction to Buddhaghosha's Parables» (1869); Bartlelemy SaintHilaire, «Sur le N. Bouddhique» (2-е изд. книги «Le Bouddha et sa Religion», 1862); статья Сhilders'а"Nibbanam", в его «Dictionary of the Pali Language» (Л., 1876, стр. 265); J. D. AIwis, «Buddhist N.» (Коломбо, 1871); Foucaux, в «Revue Bibliograph.» 15 июня 1874. 0. Frankfurter, «Buddbist. N.» и «Noble Eightfold Path» («Journ. of the R. Asiat. Soc.» 1880, т. XII).
   С. Б – ч.

   Нитраты

   Нитраты – соли и сложные эфиры азотной кислоты. Термин этот в русской химической номенклатуре обыкновенно не употребляется.
   П. Р.

   Нитрилы

   Нитрилы (хим.) – изомеры карбиламинов, представляют вещества общей формулы R'CN, где R' – одноатомный органический радикал. Н. образуются: 1) при перегонке солей серновинных кислот с цианистым калием (Дюма, Пелуз, Франкланд и Кольбе): C2H5O.S03 + K.CN = C2H5.CN + K2SO4; 2) при действии галоидангидридов спиртов (предпочтительво йодюров) на циaнистый калий (Вильямсон) в присутствии водного спирта (Шлагденхауфен, Анри) или на двойную соль цианистого калия и цианистой ртути (Бутлеров): CH3.J + K CN = KJ + CH3.CN и 4(CН3)3C.J + K2Hg(CN)4 = 4(CН3)3C.CN + K2HgJ4 ; 3) при дегидратации амидов кислот при перегонке их с фосфорным ангидридом (Дюма, Малагутти и Леблан; Бектон и Гофман): CН3.CO.NH2 – H2O = CH3.CN, или с пятисернистым фосфором (Анри), в каковом случае первоначально образуется тиоамид: 6СН3.СО.NН2 + P2S5 = 5СНз.СS.NН2 + CH3.CN + 2PHO3 = 6CH3.CN + 5H2S + 2PHO3; 4) перегонкой кислот с роданистым калием или свинцом (Леттс, Крюсс), при чем реакция протекает в две фазы, сначала кислота с роданистым водородом образует амид и сероокись углерода (одно-тио-угольный ангидрид), напр. : СН3.СО.ОН + СS:NH = CH3.CO.NH2 + COS, а сероокись с амидом реагируют по уравнению: CH3.CO.NH2 + COS = CH3.CN + CO2 + HaS (В перегоне смесь Н. с амидом. Реакция для жирных соединений идет не особенно гладко, но позволяет быстро перейти от кислоты к Н.); 5) при перегонке замещенных амидов муравьиной кислоты (реакция идет для ароматических формамидов) с цинковой пылью (Газиоровский, Мерц): C6H5.NH.OCH – Н2О = C6H5.CN; 6)при действии бромноватистого щелока на амиды кисдот – реакция в конце концов сводится на окисление бромом в щелочном растворе первичного амина (Гoфмaн):R'.CН2.NH2 + 2Br2 + 2NaNOH=R'.CH2.NBr2 + 2NaBr + 2H2O и R'. CH2.NBr2 + 2NaOH = R'.CN + 2NaBr + 2H2O(Если действовать бромноватистыми щелочами на амид кислоты, то первоначально образуется амин , содержащий одним атомом углерода меньше, чем содержала кислота: R'CH2.CO.NH2 + NaOBr = R'.CH2.NH2.+ СO2 + NaBr.);7) при действии водоотнимающих веществ напр. уксусного ангидрида) на sun-альдоксимы, т. е. оксимы альдегидов (Габриэль, Лях, Гантч): R'.CH:NOH – H2O = R' CN; 8) при действии ангидридов кислот на азотистый магний (Эрдман): [R'.CO]2O + Mg3N2 = 2R'.CN + MgO; 9) из диазосоединений действием цианистой меди закиси (Зандмейер): 2C6H5.N2.Cl + (Cu.CN)2 = 2C6H5.CN + 2N2 + (Cu. Cl)2 (реакция пока применена к ароматическим диазосоединениям); 10) Н. оксикислот образуются при действии синильной кислоты на алдегиды и кетоны (Винклер, Симпсон и Готье, Марковников, Килиани): напр.: CН3.CHO + HCN = CH3.CH(OH).CN;(CН3)2СО + HCN = (СН3)2.C(OH).CN; СН2 (ОН).[СН (ОН)]4.СНО + HCN = CH2 (OH).[CH(OH)]5.CN; 11) аминонитрилы, т. е. Н. амидокислот, образуются при дейcтвии синильной кислоты на алдегидоаммиак (Эрленмейер и Зигель, Пассаван): R'.CH(OH)NH2 + HCN = R'.CH(NH2).CN + H2O и, может быть, при действии цианистого аммония на алдегиды (Любавин) и кетоны: R'.CHO + NH4CN = R'. CH(NH2).CN + H2О.Н. представляют бесцветные жидкости или кристаллические тела, более или менее легко летучие (СНз.СN кип. при 81,6° Ц., a C8H17.CN – при 215° Ц.), обладающие сравнительно слабым ароматическим запахом, иногда немного растворимые в воде, растворимые по большей части в крепкой серной кислоте и т. д. От Н. сравнительно простыми реакциями можно перейти к кислотам и спиртам. В первом случае Н. нагревается (омыляется) со щелочью (иногда в спиртовом растворе) или кислотою, при чем он присоединяет 2 частицы воды и переходит в аммиачную соль кислоты: R'.CN + 2H2О = R'.CO.ONН4 (Франкланд и Кольбе) совершенно так же, как свободный азот, присоединяя воду под влиянием электрических разрядов, переходит в аммиачную соль азотистой кислоты: N2 + 2H2O = NO.ONH4. Как промежуточные вещества, присоединением 1-ой мол. воды, образуются амиды кислот: R'CN + H2O = R'.CO.NH2, иногда очень трудно затем омыляемые; тогда рекомендуется действовать на сернокислый раствор Н. азотистой кислотой: R'.CO.NH2 + HNO2 = R'.CO(OH) + N2 + H2O (Буво)(Подобно воде, в Н. может присоединиться сероводород, образуя тиоамиды: R'.CN + H2S = R'.CS.NH2 (Готье, Бернтсен)). Во втором случае Н. под влиянием водорода in statu nascendi переходят в первичные амины (Мендиус): R'.CN + 2H2 = R'.CH2.NH2 а от аминов действием азотистой кислоты уже легко перейти к первичным спиртам: R'.CH2.NH2 + HNO2 = R'.CH2(OH) + N2 + H2O. Под влиянием натрия жирные Н. уплотняются, переходя, в присутствии эфира, в имидонитрилы кетонокислот (Э. ф. Мейер, Гольтцварт, Ганрио и Буво): 2Na2 + 2CН3.CN = NaCN + CH4 + CH2Na.CN, CH2Na.CN + CH3СN = CН3.C(:NH).CHNa.CN и CН3.C(NH).CHNa.CN + H2O = CH3.C(NH).CH2.CN + NaOH, а в отсутствии эфира – образуя производные так назыв. пиримидина (см.; Франкланд и Кольбе, Э. ф. Мейер, Трёгер, Пиннер). В присутствии спирта Na восстановляет иногда ароматические Н. до углеводородов (гидроуглеводородов, Бамбергер и Лодтер). С гидроксиламином Н. соединяются, образуя так назыв. амидо-ксимы: R'.CN + NН2(OH) = R'.C(NH2):N(OH) (Тиманн). В присутствии спиртов, под влиянием безводного хлористого водорода, Н. дают имидоэфиры.
   А. И. Горбов.

   Нитриты

   Нитриты – соли и сложные эфиры, отвечающее азотистой кислоте. Так же как нитраты термин этот в русской химической номенклатуре не употребляется.
   П. Р.

   Ницца

   Ницца (Nice, от Ницея – город побед) – гл. город франц. дпт. Морских Альп, на бер. Средиземного моря, при устье р. Пайльон. Ок. 78 тыс. жит. Защищена горами от северных ветров; славится чистым здоровым воздухом, мягким климатом. Средняя температура года 15,9° Ц., зимы 9,5°, лета 23,9°, средняя влажность 61,4% только в апреле и марте мистраль высушивает воздух. Н. красиво расположена, окружена виллами, лимонными и апельсиновыми садами, виноградниками. В древней части города (на вост. берегу Пайльона) узкие улицы, мрачные дома, собор св. Репарата, развалины замка на горе (97 м. выс.); гавань. Новая часть города имеет более приветливый вид; здесь казино с зимним садом, театр, публичный сад. Церкви англиканские (2), шотландская, американская, реформатская, православная; две синагоги; везде электрическое освещение. Библиотека (90000 тт.), обсерватория, музей, опера итальянская и французская, торговля: фруктами, цветами, оливковым маслом, шелком, ликерами. Благодаря теплому климату и красивому местоположению, в Н. с ноября по апрель живет много иностранцев (от 10 до 15 тысяч). Особенное оживление во время карнавала. Н. основана за 300 лет до Р. Хр.; в средние века важная крепость, 3 раза осаждалось французами; с 1796 – 1814 г. принадлежала Франции, потом Сардинии, с 1860 г. снова Франции. Ср. Toselli, «Precis historique de Nice»; Bruneke, «Der Climatische Winterkurort N.»; A. Lacoste und G. Pietri, «Guide blen. Nice pratique et pittoresque».

   Ницше

   Ницше (Фридрих-Вильгельм Nietzsche) – знаменитый немецкий писатель, родился в 1844 г. в прусской пров. Саксонии. отец его был протестантским пастором. В 1869 г. получил кафедру филологии в базельском унив. Во время франко-прусской войны был санитаром; с тех пор у него появились первые признаки мозгового страдания. Он долго жил в Италии, в Сорренто и в Риме, но здоровье его ухудшалось; в 1879 г. он окончательно оставил профессуру и стал жить уединенно в Италии и Швейцарии. Следующие годы, не смотря на тяжкие страдания, были самыми плодотворными в авторской деятельности Н. В 1880 г. душевный недуг окончательно разразился, и с тех пор Н. живет больным, сначала в лечебнице в Иене, потом у своей матери близ Наумбурга. Философская деятельность Н. не представляет стройной системы, исходящей из вполне установленных начал. Н. афористичен по своей манере, а идеи его претерпевали несколько коренных метаморфоз. Он вышел из метафизики Шопенгауера, потом отверг ее во имя рационализма, и под конец пришел к оригинальному, полумистическому мировоззрению. Во всех этих фазисах философского развития Н. имеет значение не теоретическою стороной своего учения. а своим художественным темпераментом. В первом фазисе развития Н. был горячим вагнерианцем; во втором он сошелся с Полем Рэ и увлекался его естественнонаучными учениями; в третьем фазисе его философия принимает мистический оттенок. Главнейшие труды первого периода: «Quellen des Diogenes Laertius», «Die Geburt der Tragodie aus dem Geiste der Musik» (1872) и «Unzeitgemasse Betrachtungen». В первой из этих работ, филологической по существу, Н. выводить начало искусства из взаимодействия двух противоположных эстетических элементов в природе – дионисовского и аполлоновского. Дионисовским он называет начало оргазма, сказывающееся в восторженных телодвижениях, в сочетании радости и скорби, наслаждения и ужаса, когда уничтожаются обычные пределы бытия и человеческая личность сливается с природой; principium individuationis уничтожено и путь к первоисточникам бытия открыт. Сущность дионисовского начала становится ясной в физиологическом явлении опьянения. Соответствующее ему искусство – музыка. Противоположность дионисовскому началу составляет стремление к создаванию форм; Н. усматривает его в Аполлоне, боге созидательных сил. В нем соединяются свобода от всяких необузданных порывов и мудрое спокойствие. Он самое возвышенное воплощение priucipii individuationis, т. е. сохранения пределов личности, меры в эллинском значение слова. Сила этого созидательного стремления проявляется в прекрасном искусственном мире сновидений. Ему соответствует пластическое художество. Из сочетания этих двух элементов вышла аттическая трагедия, а из ее – все позднейшее искусство; первоначальный хор – дионисовский элемент ее, создавший из себя, в силу аполлоновского стремления, самую драму, т. е. как бы искусственный мир видений. Диалог – аполлоновский элемент трагедии. Говорящие на сцене герои – аполлоновские образы, в кoторых объективируется Дионис, первоначальный трагический герой; они только маски, скрывающие вечно присущее божество. Это понимание двух элементов искусства Н. вывел из глубины своего собственного существа; оно же объясняет постоянный перемены его философских идей. Эти идеи по его собственным словам – маски, аполлоновcкие образы, за которыми скрывается его дионисовское "я". Стихийное, дионисовское начало Н. ставить выше всего, также как и вышедшее из него искусство, т. е. главным образом. музыку. Культуру аполлоновского, рассудочного характера Н. производит от. Сократа, «основателя диалектики и теоретичности», мнящей себя способной дойти путем разума до первооснов бытия. Кант нарушил, этот оптимизм и проповедывал «философию воздержания». Критикой разума он открыл путь для возрождения философии в Шопенгауере, который показал доступ к непознаваемому в интуитивном, т. е. дионисовском элементе души. Из 4-х отдельных брошюр, составляющих «Unzeitgemasse Betrachtungen» самая значительная – «Vom Nutzen und Nachtheil der Historie fur das Leben». «Историей» Н. называет всю совокупность знаний, всю духовную жизнь в противоположность инстинктивной – знание прошедшего, как противоположность живой силе настоящего и совершающегося. Н. ставит вопрос, «как подчинить историю жизни» и решает, что только «посколько история служит жизни, должны и мы служить истории». История полезна лишь до тех пор; пока, увеличивая знания, она не делает души пассивною воспринимательницей прошлого, лишенною созидательного, пластического элемента. «Неисторическое», т. е. непосредственное творческое начало должно оставаться сильным; только сочетая историческое с неисторическим человек становится великим: обладая великим наследием прошлого он в тоже время не подчинен ему. Н. возводить в идеал людей, унаследовавших гений прошедшего, способных из настоящего объяснить минувшее и тем самым определить самое отдаленное будущее. Он называет их «людьми несвоевременными» (Unzeitgemasse), т. е. не подходящими к данному времени. Двум представителям этого идеала посвящены две другие статьи: «Unzeitg. Betrachltungen» – «Schopenhauer als Erzieher» и «Richard Wagner in Bayreuth». В них Н. развивает свое учение о гении; культ гениальности является у него проявлением метафизического в физическом существовании. Преклонение пред гениальностью Вагнера закончилось у Н. разрушением культа; в стремлении вечно развенчивать достигнутые идеалы, он порвал с Вагнером и путем долгих колебаний и внутренних жертв перешел к позитивизму. К этому второму периоду относится: «Menschliches, Allzumenschliches» (1876 – 77) – сборник афоризмов, написанных к годовщине смерти Вольтера. Здесь, под влиянием английских позитивистов, а также своего приятеля, немецкого позитивиста Рэ, Н. занялся вопросом об основах альтруистических чувств и решил его в духи утилитаризма. Свое прежнее этическое понимание он теперь опровергал, анализируя происхождение этических побуждений и превращаясь из метафизика в психолога и историка. Все афоризмы сборника сводятся к обнажению «полной человечности» (Allzumenschlichkeit) того, что считалось святым, вечным и сверхчеловеческим. Презираемый прежде Сократ, представитель разумности. кажется ему теперь истинным созидателем культуры. Он отрицает чудо гениальности, вооружается против Вагнера и, в общем подчиняет инстинкт разуму. Три других сочинения этого периода: «Der Wanderer u. sein Schatten», «Morgenrothe» и «Frohliche Wissenschaft» чужды преувеличенного интеллектуализма предыдущего труда. Продолжая подчинять аффекты разуму, Н. больше настаивает на силе чувства, заставляющего подчиняться будничной и некрасивой истине только потому, что она истина. Позитивная философия имела для Н. значение тем, что она давала ему метод познавания, нужный ему для постоянных переходов настроений и не сковывала его подобно метафизике. Поэтому так бодро звучат его слова в «Frohe Wissenchaft». В то время он уже подготовлял свою «философию будущего» и отдалялся от содержания позитивных учений. Последний период в творчестве Н. обнимает пять сочинений: «Also sprach Zarathustra», «Jenseits von Gut und Bose», «Zur Genealogie der Moral». «Der Fall Wagner» и «Gotzen-Dammerung». Здесь Н. признает всякое знание и мышление условным и возвращается к первоначальному возвеличению аффектов и стихийной силы личности. В «Jenseits von gui u. Bose» он доказывает ложность понятий о добре и зле, правде и неправде и считаете важным все то, что поднимает жизненность, чем производятся аффекты, без отношения к их нравственной оценке: fiat vita, pereat veritas. Он высоко ставить «силу лжи», т. е. стремление к выдуманному, и выводит отсюда значение искусства и метафизики. Область познания переносится им в мир аффектов и внушений воли. Он превозносит мир намеренного обмана и говорит, что близкий нашей душе мир должен быть нами же создан. Идеалом его является сверхжизненный образ отдельного человека, могучая воля которого – единственный критерий добра и зла. В этике и эстетике Н. Бог, человек и мир сливаются в одно общее сверхчеловеческое существо. Этика Н. основана на его понимании упадка, который создается вмешательством разума, ограничивающего стихийные инстинкты. Этот упадок начался для человечества вместе с культурой, сделав из человека больное существо, стремящееся к отрицанию самого себя. Оправдание упадка, тождественного с жизнью человечества во все времена, заключается в том, что человек – только переходная ступень к чему-то более совершенному. Цель человечества – преодолеть себя во имя более высокого идеала; чтобы достигнуть этого, нужно развивать свои человеческие страсти до апогея и в них пережить самого себя. «Сверхчеловек» (Uebermensch), для которого человек уготовляет путь самоотречением, является созданием самого человека. Стремление к красоте «сверхчеловека» заменяет прежнее стремление к добру в жизни; невозможность достижения этого мистического идеала лежит в основе контрастов, составляющих трагическую красоту души. Религиозное учение Н. тесно связано с учением его об «упадке». Когда естественно-человеческое доведено до апогея, тогда пробуждается жажда божественного; чем гуще тени на человеческом, тем ярче сияет божественное – и человек сам создает божество, как противоположность человеческому. Учение Н. носит лирический характер. Он объективирует различные состояния своей души, враждебной всем установленным категориям разума и всем нравственным традициям, и в блестящих образах и афоризмах заостряет свои отрицания и утверждения. Не будучи теоретиком в философии, а скорее сильным художником мысли, Н. создал миросозерцание, соответствующее некоторым сторонам современного искусства; в его учении получили яркое выражение индивидуализм, эстетизм, жажда личной свободы. Полное собрание соч. Н. издано его приверженцами в Лейпциге. Крупных монографий о Н. не имеется. См. в «Вопросах философии и психологии» (1892 – 1893) статьи В. П. Преображенского, Н. Я. Грота, Л. М. Лопатина, П. Е. Астафьева (статья Грота вышла отд. брошюрой). В «Северном Вестнике» (1896 г.) напечатан интересный этюд близко знавшей Н. немецкой писательницы Лу-Андреас-Саломэ.
   З. В.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация