А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (С)" (страница 133)

   Суслик

   Суслик (Spermophilus) – млекопитающее из отряда грызунов (Rodentia), семейства белковых (Sciuridae). Признаки рода и семейства. Различные виды С. водятся в восточной Европе, на. Кавказе, в северной части Азии и в Сев. Америке. Из них одни, именно европейские, величиной с белку; маленькие ушные раковины их скрыты мехом и хвост имеет вид короткого обрубка около дюйма длины. Другие виды втрое больше, с большими ушами и длинным пушистым хвостом, как у белок. Другие видовые различия сводятся к размерам первого коренного зуба, длине хвоста, степени волосатости подошвы и т. п. Из европейских видов обыкновенный С, (S. citillus), к которому главным образом относится нижеследующее описание, водится в Литве, Польше, Галиции, Силезии, Венгрии, Штирии, Моравии, Богемии, Каринтии и Крайне. В южной России его заменяют другие виды – серый С. или овражек (S. musicus) в Малороссии и на Кавказе и пятнистый С. (S. guttatus) от Волыни и Бессарабии до Волги. Живет С. на открытых равнинах – в подземных норах, по одиночке или обществами. Питается растительной пищей, а также мышами и гнездящимися на земле мелкими птицами. Обыкновенный С. – Длина тела 22-24 стм., хвоста 7 стм., высота у загривка 9 стм., вес около 0,5 кгр. Мех редкий и жесткий, на спине желто-серый с рыжеватым оттенком, на брюхе ржаво-желтый, на передней стороне шеи и подбородка белый. Подшерсток на спине черновато-серый, на брюхе буровато-серый. Морда, усы и когти черные. Живет обществами, но каждая особь в отдельной норе. Жилое помещение нор продолговатой формы имеет ок. 30 стм. в диаметре и выстлано сеном. Оно находится на глубине 1-11/2 метра и имеет один выход. Самки роют свои норы глубже, чем самцы. На зиму С. собирает пищевые запасы, которые переносит в нору в защечных мешках. С наступлением холодов он засыпает вход и выкапывает другой ход, не достигающий поверхности. Весной он открывает этот ход и пользуется им все лето. Таким образом по числу ходов можно судить о древности норы, но не о возрасте живущего в ней С., так как он часто поселяется в готовой, опустевшей норе. После 25-30 дневной беременности, самка рождает в апреле или мае 3-8 детенышей, которые достигают к осени полного роста и к весне становятся половозрелыми. Уже с осени дети отделяются от своих родителей и выкапывают себе на зиму каждый отдельную нору. Наносит страшный вред полям в тех местностях, где водится в изобилии. Помимо этой причины, на него охотятся преимущественно ради меха и мяса. Естественными врагами его являются, кроме разных хищных млекопитающих и птиц, вороны, цапли и дрохвы. Хорошо живет в неволе и легко приручается. Замечательна его наклонность таскать в свое гнездо разные блестящие предметы, как металлические вещи, черепки и т. п. Эта привычка проявляется у него и в неволе.
   Д. П– ко.

   Сутры

   Сутры – священные и юридическая книги древних индусов (санскр. Sutra-m = нить, шнурок, правило, руководство). Древние С. относятся к позднейшим векам ведийской эпохи (от 600 до 400 или 300 г. до Р. Хр.). Впоследствии название С. прилагалось вообще к трактатам или руководствам разнообразного содержания, в роде индийск. ars аmandi, медицинских сочинений и т. д. Имя С. носят также и буддийские священные книги, составляющие второй большой отдел священного канона «Трипитака».

   Сухарева башня

   Сухарева башня – готическое трехъярусное здание в Москве (высотой 30 саж.). Построена Петром Великим в 1692 г. в честь Сухаревского стрелецкого полка, единственного оставшегося верным во время бунта 1689 г. В С. башне в 1700 г. было открыто училище математических и навигацких наук, в 1715 г. переведенное в Петербург; после него в башне помещалась московская адмиралтейская контора; с давнего времени башня служит складочным местом вещей, заготовляемых для балтийского флота и Архангельского порта. В среднем этаже ее московский генералгубернатор князь Д. В. Голицын устроил обширный водный резервуар (мытищинский водопровод).

   Сyxoвo-Кобылин Александр Васильевич

   Сyxoвo-Кобылин (Александр Васильевич) – известный драматург, принадлежащий к тому немногочисленному разряду писателей, которых можно назвать «авторами одного произведения». Эти писатели сразу развертывают все свое дарование, дают произведение, которое обеспечивает им имя в истории литературы и потом либо совершенно замолкают, либо пишут вещи, не идущие ни в какое сравнение с первым проявлением их таланта. Таков из русских писателей Грибоедов, с поразительным контрастом между «Горе от Ума» и позднейшими пьесами. Таков Чаадаев, занявший своим «Философическим Письмом» одно из первых мест в истории русской общественной мысли и затем проживший еще 20 лет в полном обладания блестящего ума, но не написавший более почти ни одной строки. Таков из второстепенных талантов Гирс, возбудивший началом романа «Старая и новая Poccия» очень большие надежды и ничем их не оправдавший. Таков, наконец, С. Кобылин, автор неувядаемой «Свадьбы Кречинского», созданной пятьдесят лет тому назад, в течение которых даровитый автор не написал ничего кроме двух пьес совершенно второстепенного значения («Дело» и «Смерть Тарелкина»). До известной степени столь редкая в истории истинных талантов непродуктивность С. Кобылина может быть объяснена обстоятельствами личной его жизни; все три его пьесы написаны по случайным мотивам, чуждым чисто литературных побуждений. Сам автор, в предисловии к драме «Дело», говорит о себе, что «класс литераторов также мне чужд, как и остальные четырнадцать», и тут же спешит заявить, что его пьеса не есть, как некогда говорилось, плод досуга, ниже, как ныне делается, поделка литературного ремесла, а есть в полной действительности сущее и из самой реальнейшей жизни с кровью вырванное дело. Эти слова являются отголоском очень тяжелого испытания, которое С. Кобылину пришлось перенести в молодости, когда он, несчастным стечением обстоятельств, был вовлечен в дело об убийстве француженки Диманш. Корыстолюбие судебных и полицейских властей, почуявших, что тут можно хорошо поживиться, привело к тому, что и сам С. Кобылин, и пятеро его крепостных, у которых пыткой вырвали сознание в мнимом совершении преступления, были накануне каторги. Только огромные связи и еще большие огромные денежные «дачи» освободили молодого помещика и его слуг от незаслуженного наказания. Ужасы лично им вынесенных дореформенных порядков С. Кобылин и старался изобразить во второй из своих пьес – «Деле». Отсюда слишком мрачная окраска пьесы; не лишенная кое-где колоритности и силы, она в общем производит впечатление недостаточно художественного и крайне озлобленного шаржа. Гораздо счастливее связан с печальными испытаниями молодости автора литературный первенец Сухово-Кобылина – «Свадьба Кречинского». Сидя в тюрьме, он от скуки и чтобы немного отвлечься от мрачных мыслей, разработал в драматической форме ходивший в московском обществе рассказ об известном тогда светском шулере, который получил у ростовщика большую сумму под залог фальшивого солитера. Как бы сами собою создались у С. Кобылина такие яркие фигуры, который сделали ничтожный анекдот основанием одной из самых сценичных пьес русского репертуара. «Свадьба Кречинского» не выдерживает критики если ее рассматривать с точки зрения правдоподобия. Она написана почти по правилам ложно-классического триединства; все совершается в течение одного дня и все концентрируется так, что результаты поступков действующих лиц немедленно обнаруживаются перед зрителем. Но в этих нереальных рамках автор достиг полной правды психологической, дав в замечательно сжатой и сгущенной форма полный душевный очерк своих героев. Таков прежде всего Кречинский, несомненно даровитая натура, которого увлекает не столько корыстолюбие, сколько сама артистичность проделки а также широкие перспективы будущих шулерских подвигов. Не просто мелкий мошенник и Расплюев, «работающий» для того, чтобы «таскать пищу в гнездо», т. е. кормить своих детей. Ни Кречинского, ни Расплюева нельзя назвать типами; это по преимуществу характеры, т. е. лица, мало связанный с условиями быта – что, между прочим, обеспечивает пьесе долгую жизнь. Чрезвычайный интерес придает Кречинскому и Расплюеву также яркая колоритность их речи; многие словечки пьесы вошли в обиходную речь («была игра», «сорвалось», «это настоящий маг и волшебник», «вы пред ним мальчишка и щенок» и др.). Драматическая сила «Свадьбы Кречинского» особенно ясно выступает при сравнении ее с «Делом» и «Смертью Тарелкина», в которых автор неудачно старался развить некоторые положения и характеры, в основной пьесе только намеченные, но зато с большой яркостью. В результате получился какой-то драматический комментарий, где первое место занимают пояснения, рассуждения и подчеркивания. «Дело», с его мрачным колоритом, в общем гораздо выше «Смерти Тарелкина», где есть претензии на веселость. Постановка на сцене «Дела» долго встречала цензурные препятствия; «Смерть Тарелкина» была допущена к представлению только осенью 1899 г. (под измененным заглавием: «Расплюевские веселые дни» и с переделками), но успеха не имела. Сухово-Кобылин родился в богатой дворянской семье Московской губ., около 1820 г. В доме отца, ветерана 1812-го года. постоянно бывали молодые профессора московского университета – Надеждин, Погодин, Максимович, Морошкин и др., дававшие уроки его сестре, известной впоследствии писательнице Евгении Тур (гр. Сальяс). В сороковых годах С. Кобылин учился в московском университете и пристрастился к философии, которой усердно занимается по настоящее время; позднее много путешествовал и во время пребывания в Париже свел роковое для него знакомство с Диманш. «Свадьба Кречинского», написанная в начале 50-х годов, возбудила всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках, в 1856 г. была поставлена на сцену в бенефис Шумского и стала одной из самых репертуарных пьес русского театра. Bcе три пьесы трилогии изданы в 1869 г., под заглавием: «Картины прошлого».
   С. Вениров.

   Сухожилие

   Сухожилие – соединительно-тканное образование, служащее для прикрепления мышц к твердым опорным частям организма или для скрепления их между собой. Впрочем, у членистоногих наименование С. получают впячивания внутрь наружного покрова т. е. хитинового слоя и выделяющего его эпителия, служащие также местом прикрепления мышц. Эти впячивания обыкновенно полые и слои покровов, естественно, занимают в них обратное отношение, чем в самих покровах. Хитиновый слой выстилает внутреннюю полость С., а эпителиальный образует наружный слой, обращенный внутрь тела животного. В месте прикрепления мышечных волокон эпителий утончен, но все же имеется. Когда животное линяет, то вместе с его хитиновым покровом спадает и внутренний хитиновый слой С. Одновременно у членистоногих наблюдаются и соединительно-тканные сухожильные образования, при помощи коих мышцы скрепляются между собой. Наибольших размеров достигает сухожильная пластинка или эндостернит паукообразных, а также некоторых ракообразных (Limulus) и многоножек (Julidae), образующаяся как из соединительной ткани, так и отчасти своеобразным метаморфозом мышечной. Эта пластинка залегает позади головного ганглия над передними брюшными узлами и служит местом прикрепления многочисленных мышц, идущих к конечностям и к покровам. У низших ракообразных ее положение занимает мускул смыкатель боковых створок панциря.
   В. М. Ш.
   Сухожилие. – Большинство произвольных мышц у своего начала и прикрепления к плотным частям скелета суживается и переходит в в потную фибриллярную соединительную ткань, носящую название С. Сухожилие имеет вид толстого шнурка или плотной перепонки и в таком случай назыв. сухожильным растяжением; иногда С. представляет собою зазубренную перегородку и тогда называется «сухожильной перемычкой». Обыкновенно С. находится в тесной связи как с соединительно-тканной оболочкой, окружающей мышцу, так равно и с тою соединительной тканью, которая располагается между пучками мышечных волокон и отдельными волокнами данной мышцы. Кровеносные сосуды имеются в С. лишь в очень скудном количестве; что же касается лимфатических сосудов то они в виде довольно густой сети оплетают вторичные сухожильные пучки и соединяются с сетью сравнительно крупных лимфатических стволиков, располагающихся на поверхности С. Нервные стволики вступают в ткань С. вместе с кровеносными сосудами, при чем в состав их входят безмякотные (сийшатические) и различной толщины мякотные нервные волокна. Симпатическия безмякотные волокна оканчиваются в стенках кровеносных и лимфатических сосудов двигательными концевыми аппаратами, между тем как мякотные волокна образуют в С. различного рода чувствительные аппараты. К последним принадлежат так назыв. Фатер-Пачиниевы и Гольджиевсния тельца и особенные концевые сети. Тельца Пачини и Гольджи располагаются на местах перехода С. в мышцы, а концевые сети лежат преимущественно в межмышечной соединительной ткани, на более или менее далеком расстоянии от С.
   А. Догель.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 [133] 134 135 136 137 138 139

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация