А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (С)" (страница 11)

   Самойлов Василий Васильевич

   Самойлов – Василий Васильевич С. (род. в 1813 г. в Петербурге) воспитывался в горном институте и был уже офицером, когда, по желанно отца, заметившего в нем артистическое дарование и хороший голос. дебютировал на Императорской сцене, в опере Мегюля «Иосиф прекрасный». Три года он исполнял опорные партии и водевильные роли, после чего окончательно перешел в драматическую труппу. Первые годы он оставался в тени, играя большей частью вторые роли молодых людей. Только в 1839 г. его выдвинуло исполнение заглавной роли в водевиле «Макар Алексеевич Губкин», где он мастерски передразнивал современных ему знаменитых артистов. С тех пор деятельность его расширяется, он создает с успехом целый ряд типичных лиц самого разнообразного свойства – напр. юркий аферист Присыпчока («Петерб. квартиры»), Альмавива («Свадьба Фигаро»), юродивый Митя («Смерть Ляпунова»), иезуит Роден («Парижские тайны»), Швохнев («Игроки» – Гоголя) старуха в водевили «Нашествие иноплеменных». Тем не менее еще в 1844 г., прослужив 10 лет на сцене и уже имея бенефис, С. должен был появляться и в таких выходных ролях, как. Гильденштерн (в «Гамлете»). Окончательно завоевал С. публику в 1846 г., поставив в свой бенефис пьесу Яфимовича: «Отставной театральный музыкант и княгиня» и выказав в ней много теплоты и задушевности. Еще более широкое применение его талант получил с появлением оригинальных пьес русских авторов – Островского, Тургенева, Потехина, Писемского, Сухово-Кобылина, Боборыкина, Дьяченко, Чаева, Крылова, Пальма, Аверкиева и др. Диапазон его ролей поражает своим разнообразием. Никто, как он, но умел представить настоящего барина, с утонченными манерами и речью. Роли Кречинского, графа в Тургеневской «Провинциалке», старого барина в пьесе Пальма в т. п. после С. не находили исполнителя, который хотя бы несколько был на уровне его творчества. И в тоже время ему удавались роли простых крестьян, напр. полесовщика («Окно во 2-м этаже» Крашевского), Михеича («Ночное», Стаховича), Агафона («Не так живи», Островского), старика крестьянина («Против течения», Крылова) и др. Дарование С. сказывалось весьма ярко и в таких ролях, как еврей в «Скупом рыцаре» Пушкина, француз в «Гувернере», англичанин в «Купленном выстреле», немец («Мужья одолели»), чухонец (в известной песенке, которая во время крымской кампании имела огромный успех). Целый ряд типичных добродушных старичков был превосходно воспроизведен С. («Шутники», «Трудовой хлеб», «Станинный смотритель», «Старички», «Женихи», «Воробушки»). Ему много обязаны своим успехом пьесы Дьяченко, «Чиновник» – Сологуба, «Гражданский брак» – Чернявского, «Слово и дело» – Устрялова. Из костюмных (бытовых и исторических) ролей С. выдаются «Дмитрий Самозванец» (Чаева), «Ришелье», Волынский («Ледяной дом»), «Фрол Скобеев» (Аверкиева). Роль царя в «Смерти Ивана Грозного». А. Толстого не принадлежит к особенно удачным созданиям С. В последний десяток лет своей карьеры, когда С. был бесспорно первым артистом Императорского петербургского театра, он сыграл нескольких иностранных классических драм, большею частью ставя их в свои бенефисы («Короля Лира», «Шейлока» и «Гамлета» – Шекспира, Франца Мора, в драме Шиллера «Разбойники»). С. не был вполне трагическим актером; он тщательно разрабатывал Шекспировские роли, вносил в них немало интересного творчества и имел успех, но не вполне удовлетворял более взыскательных ценителей. Видя безусловное преклонение публики, С. любил порисоваться тем, что достигает успеха талантом, а не трудом; это привело к предположению, будто он был небрежен к изучению ролей и репетициям. На самом деле, однако, люди, близко видевшие его работу, отзывались о ней, как о примерной по внимательности и прилежанию. Получив роль, С. прежде всего дома перечитывал пьесу, вникая во всю постановку лица и отзывы о нем других лиц пьесы. Потом он акварельными красками рисовал фигуру, которую собирался изобразить (С. недурно рисовал и составил несколько альбомов игранных им ролей; эти альбомы, после его смерти, поступили в Императорскую публичную библиотеку). На репетициях он всегда старался пробовать тон своей игры, и наиболее интересовавшие его сцены заставлял повторять по несколько раз. – В 1874 г. состоялся сорокалетний юбилей артиста, после которого он, не сойдясь с дирекцией в условиях, покинул Императорскую сцену, еще в полной силе таланта. От времени до времени он участвовал в частных спектаклях. В 1881 г. новая дирекция предложила ему снова вступить на Императорскую сцену, на каких ему будет угодно условиях, но в это время с ним случился удар, и ему поневоле пришлось отказаться от возвращения на сцену. В 1884 г. Петербург торжественно отпраздновал 50-летний юбилей его деятельности; в этот день С. в последний раз появился на сцене, исполнив отрывок из 3-го акта драмы «Ришелье». Скончался 28 марта 1887 г.; погребен в петербургском Новодевичьем монастыре.

   Самойлович Данило Самойлович

   Самойлович (Данило Самойлович, 1746-1805) – д-р медицины, член медицинской коллегии и многих иностранных академий, известный своими работами о чуме: микроскопическим исследованием и привитием чумы впервые доказал заразительность ее через соприкосновение. Из киевской академии поступил в московский генеральный госпиталь учеником, откуда в спб. адмиралтейский госпиталь, где получил в 1767 г. степень лекаря. В Лейдене получил степень доктора медицины, в Париже и Страсбурге изучал акушерство. По возвращении из-за границы признан медицинской коллегией доктором медицины, а в 1793 г. назначен главным доктором карантинов на юге. Им представлены на имя императрицы в 1783 г. три записки на франц. языке, в которых он предлагал: в одной – прививание болезни («Memoire sur l'inoculation de la peste avec la description de trois poudres fumigativas antipestielles», Страсбург, 1782), в другой – употребление курительных порошков, в третьей – обтирание тела льдом («Lettres sur les experiences de frictions glaciales pour la guerison de la peste et autres maladies putrides», Пар., 1781). Им описана эпидемия чумы в России в 1771 г. и в особенности в Москве («Memoires sur la peste qui en 1771 ravagea l'empire de Russie et surtout Moscou la capitale», Пар., 1783, тоже по-нем. в Лпц., 1785). Впоследствии С. описал спои микроскопические исследования о чуме на русск. и франц. яз.: «Краткое описание микроскопических исследований о существе яда язвенного» (СПб., 1792), «Opuscules sur la peste, qui en 1771 ravagea Moscou avec un discour aux elevos des hopitaux russes» (Пар., 1787). Им составлено: «Начертание для изображений в живописи пресеченной в Москва моровой язвы» (СПб., 1795).

   Самоуправление

   Самоуправление – институт государственного права. Термин С. (Selbstverwaltung; по франц. нет соответственного слова) на континенте Европы довольно нового происхождения (в Германии с 1850-х гг., в России с 1860-х гг.) и представляет перевод англ. selfgovernment; как указывает самое словообразование, он обозначает управление каким-либо кругом дел самими заинтересованными гражданами (непосредственно или через посредство избранных ими органов), без вмешательства посторонней власти. В широком смысле С. имеет место везде, где правительство избирается и вполне зависит от народа (т. е. преимущественно в республиках); в этом смысле Соедин. Штаты, Швейцария и даже Франция, а также отдельные штаты и кантоны суть самоуправляющиеся государства, а их парламенты органы С. В самой Англии парламент, наравне с мировыми судьями и судом присяжных, обыкновенно называется органом С. Самоуправлением пользуется также церковь (где она отделена от государства), а также всякая ассоциация или вообще общественная группа, раз ей предоставлено право, в определенных законом или уставом пределах, заведовать собственными делами, хотя бы и под надзором правительства. Но гораздо употребительнее термин С. в более тесном смысле, когда он является синонимом местного самоуправления и обозначает, что хозяйственными и иными дедами какойлибо административной единицы (провинции, уезда, общины и т. д.) заведуют жители этой самой единицы, а не органы центральной власти; в этом только смысли С. и является самостоятельным институтом. С. существует, следовательно, там, где местные дела противополагаются общегосударственным. С. предполагает не только разграничение сфер компетенции властей центральных и местных, не только самостоятельность последних, но и взаимную их независимость; оно признает различие самых источников власти для тех и других: первые либо властвуют по собственному праву («милостию Божией»), либо получают власть от всего народа («волею народа»); вторые получают ее от местного общества. Различие между государственным управлением и С. простирается на самый ее характер. Правительство ость носитель государственного суверенитета – власть же органов С. не суверенна; правительство является властью законодательной – органы самоуправления действуют в порядке и в пределах компетенции, указанных им верховной правительственной властью. Правительственная власть может законно сама себя реформировать, может даже (в теории) изменить самую свою сущность (заменить республиканскую форму монархической, неограниченную монархическую власть ограниченной и т. д.), тогда как органы С. создаются, нормируются и реформируются верховной властью. Таким образом правительство есть власть верховная, органы С. – власть подзаконная. С принципиальной точки зрения это различие чрезвычайно важно, указывая на полную противоположность между двумя институтами. На практике, однако, в различный эпохи и даже ныне в различных государствах, сфера компетенции С. так причудливо разграничивается со сферой компетенции государства, С. принимает столь различные формы, что противоположение это теряет, отчасти, свое значение. Между вполне независимым, суверенным государством и самоуправляющейся, зависящей от него единицей разница очевидна, но весьма трудно провести определенную границу между понятиями самоуправляющейся единицы и государства не суверенного. Последнее, даже входя в состав союзного государства (штат в Америке, кантон в Швейцарии, государство в Германии), сохраняет свое самостоятельное право властвования; управление его самостоятельно и бесконтрольно; власть принадлежит ему не только quo ad exercitium, но и quo ad ins. На практике, однако, государство не суверенное самостоятельно, даже в пределах своей компетенции, далеко не безусловно. Так, штаты Северной Америки, являясь несомненно государствами, а не самоуправляющимися провинциями, ограничены в праве реорганизации своего собственного государственного строя (они обязаны сохранять республиканскую форму) и своих гражданских законов (запрещение рабства). Кроме того, есть такие отрасли управления (напр. назначение офицеров, обучение милиции), которые ведаются властями штата под непосредственным наблюдением всего союза. Фактически влияние союза на дела штата еще гораздо шире. Еще менее абсолютна самостоятельность государств вассальных. Даже государства, признаваемые суверенными, ставятся иногда под бдительный контроль иностранных держав (финансовый контроль над Сербией, Грецией). Наконец, все слабые государства находятся под постоянным фактическим контролем великих держав, и каждая крупная перемена в первых должна быть признана последними: это, правда, положение не юридическое) но от того не менее действительное. С другой стороны, самостоятельность самоуправляющихся единиц может быть чрезвычайно широка. Графства и сельского округа Новой Англии заведуют своими внутренними делами на основании законов штата, но вполне самостоятельно; должностные лица не нуждаются в утверждении и не обязаны отчетом правительству штата; оно обыкновенно не гарантирует их долгов и имеет дело с ними только тогда, когда они желают либо разделиться на две части, либо слиться с соседними в одну самоуправляющуюся единицу; но в подобных случаях и конгресс Соед. Штатов вмешивается в дела отдельных штатов. Столь же, если не более самостоятельны такие самоуправляющиеся области, как Канада, Капландия и другие английские колонии, зависимость которых от Англии выражается только в дарованной им конституции и в надзоре представителя верховной власти, в лице назначенного ею губернатора или генералгубернатора: они имеют свой парламент, свое министерство, свои законы. Итак, с одной стороны не суверенные государства, а отчасти и суверенные, не могут быть признаны властвующими безусловно самостоятельно; с другой, самостоятельность при С. может быть весьма велика – следовательно точной и определенной границы между этими двумя понятиями нет; разница между ними скорее количественная. Формы, которые принимает С., разнообразны до бесконечности; различен и объем территории самоуправляющихся единиц, и круг дед, переданных в их ведение, и отношение их к государству, и организация, и самый характер самоуправления. В последнем отношении можно указать на различие между аристократическим С. (Англия до последних реформ 1888 и 1894 г., Австрия, Пруссия), при котором заведование местными делами принадлежит привилегированным группам населения, и демократическим С. (Соединенные Штаты), при котором заведование местными делами принадлежит всему населению данной местности. С точки зрения территории различается, во-первых, С., допущенное на одинаковых началах на всем пространстве данного государства или на значительной его части (различные америк. штаты, Россия, Англия), от С. или автономии, признанной для какой-нибудь отдельной провинции, на основе специального закона (Канада, Вост. Румелия в эпоху 1878 – 85 г.), и во-вторых, С. в больших или меньших территориальных единицах. Так напр., в штатах Новой Англии правом С. пользуются графства, на которые делятся штаты, и сельские округа, на которые делятся графства; в России – губернии, уезды" волости и сельские общества; в Англии – графства и приходы. Ирландия давно и упорно добивается областного для себя самоуправления, гомруля; в виде уступки Англия дала ей С. графств. Круг дел, переданных в ведете самоуправляющихся единиц, также весьма различен. В литературе государственного права были делаемы попытки теоретически отграничить эти дела от дел государственных, как дела общественные (Гирке, Шэффле, кн. Васильчиков), но такая классификация опровергается как самым фактом чрезвычайного разнообразия в определении границ компетенции органов С., так и тем, что народное просвещение и борьба с заразными болезнями, по большей части входящие в сферу деятельности С., суть несомненно задачи государственные, возложенные государством на органы С. Все различия в С. объясняются историческим его происхождением. В государствах новых, возникших в последнее время в нецивилизованных странах (западные штаты Сев. Америки, австралийские колонии), а также в государствах древних, но совершенно разорвавших со своим прошлым и пережившим период строгой централизации (Франция, Россия), самоуправление дается отдельным местностям государством, обыкновенно – по общему плану и на общих основаниях, иногда неохотно, медленно, после упорной борьбы. В государствах, сложившихся из более мелких единиц и притом не разорвавших со своим прошлым (восточные штаты Америки, Швейцария, Норвегия), С. строилось снизу вверх. Наконец, есть государства, сохранившие старинные начала С., обыкновенно аристократического, но в последнее время уступившие новым требованиям жизни и внесшие сверху в старинное С. новые, демократические начала (Англия). На протяжении всей политической истории государств мы видим борьбу начала С. с стремлением к государственному всемогуществу. Местные задачи (дороги, водоснабжение и т. п.) с технической точки зрения в громадном большинстве случаев могут легче осуществляться местными деятелями, действующими по поручению и под бдительным контролем общества, чем лицами, назначенными и руководимыми из отдаленного (как территориально, так и по кругу интересов) государственного центра. В этом – теоретическое основание принципа С. С другой стороны, С., даже при узком круге компетенции, легко может сделаться большой силой. Обыкновенно общественные группы, стремящиеся к развитию свободы, к прогрессу, к распространению образования, стоять за расширение С., партии консервативные, аристократические ведут борьбу против него; но бывает и наоборот, напр. во Франции, где демократия долго была враждебна С., опасаясь, что в некоторых местностях оно послужит опорой для старых парий. Тоже мы видим и в Австрии, где областное самоуправление, по своей организации, менее демократично, чем даже австрийский рейхсрат, и где, поэтому, консерваторы стоят за возможное расширение его функций, а демократические группы – за их сужение. Историческими условиями возникновения и развития С. и характером интересов, ведущих борьбу за него или против него, объясняются различия в отношении между С. и государственной властью. При всем их разнообразии, эти отношения могут быть сведены к трем типам: английскому, французскому и прусскому. В Англии вся действительная власть в круге местных интересов принадлежит органам С.; правительство только наблюдает за ними (к этому же типу относится Америка). Во Франции власть принадлежат органам правительства; органы С. являются совещательными коллегиями. В Пруссии органы самоуправления и государства слиты в одну целостную организацию. В Англии до недавнего времени важнейшим органом местного С. были мировые судьи, которым принадлежала как юстиция, так и администрация. Они назначались короной, но из местных землевладельцев, и были совершенно независимы от центрального правительства, так что de facto являлись представителями местного общества. В 1888 г. мировые судьи лишены административных функций, переданных советам графств, которые избираются удовлетворяющими условию весьма невысокого имущественного ценза жителями графства и являются главными органами местного С. В 1894 г. реформирован и приход, являющийся более мелкой административной и самоуправляющейся единицей. В состав функций графства и прихода входит народное просвещение, призрение, санитарное дело, дорожное и т. п. Графство имеет право в известных пределах производить принудительную экспроприацию недвижимого имущества. Контроль со стороны правительства почти отсутствует. Литература о С. весьма обширна. Кроме соответственных отделов в общих сочинениях по государственному и административному праву (в особенности у Lor. Stein – «Verwaltungsichre» Laband – «Das Staatsrecht d. deutschen Reichs», т. I, Градовского – «Русское госуд. право», т. II, Коркунова – «Русское государ. право», т. II), см. кн. Васильчиков, «О самоуправлении» (3 изд., СПб. 1872); Blodig, «Die Selbstverwaltung als Rechtsbegriff» (Вена, 1894); L. Stein, «Die Selbstverwaltung u. ihr Rechtssуstem» (1869); Gluth, «Die Lehre von der Selbstverwaltung» (1887); Градовский, «Системы местного управления на западе Европы и в России», в «Сборнике Госуд. знати» (т. V и VI); Свешников, "Основы и пределы С. " (СПб., 1892); Альб. Шоу, «Городские управления в Зап. Европе» (М., 1899). По самоуправлению в Англии очень важны работы Гнейста: «История государственных учреждений Англии» (М., 1885), «Geschichte der englischen Communalverfassung» (Б., 1863), «Adel and Ritterscliaft in England» (Б., 1853), «Das houtige englische Verfassungs und Vorwaltungsrecht» (Б., 1857 – 63; нов. изд. 1876 – 83), «Verwaltung, Justiz. Rechtsweg, Staatsverwaltung u. Selbsverwaltung nach englischen und deutschen Verhaltnissen» (Берл., 1869). Эти сочинения Гнейста составили эпоху в изучении С. вообще; несмотря на крупные недостатки (отмеченные, между прочим, М. Ковалевским в кн.: «Английская конституция и ее историк», М., 1880) они имеют до сих пор значение для истории английского С., но как характеристика его современного положения они совершенно устарели, равно как и все работы, вышедшие до 1888 г. См. Вотье, «Местное управление Англии:» (СПб., 1896); Edw. Jenks, «Au outline of english local government» (Л. 1894; очень ясная и довольно полная, несмотря на сжатость, картина англ. С.); Holdsworth, "The local government (Л. 1888); Stephens, «Parochial self-government in rural districts» (1893); Arminion, «L'administration locale d'Angleterre» (П., 1895); К. Гуго, «Новейшие течения в английском городском самоуправлении» (СПб. 1898; блестящая работа не об организации, а о деятельности органов С.). Для местного С. Америки, кроме известной книги Токвиля о демократии в Америке (отчасти устаревшей) и II т. «Американской республики» Брайса, существует довольно много специальных исследований: Alb. Shaw, «Local government in Illinois» (Балтимор, 1883); Bemis, «Loc. government in Michigan» (ib. 1883); Gouid, «L. g. in Pennsylvania» (ibid.) и др. Для Германии: Stengel, «Die Organisation der proussischen Verwaltung» (Лпц. 1884); Bornhack, «Die Kreis– und Provinzialordnungen des preussischen Staates» (Брл. 1887); Brauchittsch, «Die nouen preussischen Verwaltungsgesetze» (Б. 1806).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация