А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Энциклопедический словарь (С)" (страница 108)

   Сталактиты

   Сталактиты или капельники – своеобразные натечные образования, спускающиеся на подобие ледяных сосулек с потолка некоторых пещер, образовавшихся в известняках. С., в громадном большинстве случаев, состоят из волокнистого белого или желтоватого известкового шпата, к которому иногда примешивается арагонит; гораздо реже встречаются С. из чистого арагонита (Антипаросская пещ.) и бурого железняка. Известны, однако, случаи, когда С. состояли из чередующихся концентрических слоев кальцита и сернистых металлов: свинцового блеска, серного колчедана, цинковой обманки (Сев. Америка). Происхождение С. в большинстве случаев объясняется тем, что вода, циркулирующая в земной коре и содержащая в растворе углекислоту, проникая по трещинам известняков, растворяет отчасти эти последние и переносит углекислый кальций в растворе. Если трещинки, по которым просачивается такая вода, открываются в потолке пещеры, то выступающие из них капли частью скользят и падают по стенам пещеры, частью стекают по выступам потолка и собираются на их концах, теряют вследствие испарения углекислоту и отлагаюсь здесь часть растворенной в них углекислой извести; затем капельки падают с значительной высоты на дно пещеры, вследствие сотрясения теряют еще некоторое количество углекислоты и выделяют новое количество осадка. В результате, хотя работа каждой отдельной капли ничтожна, в течение столетий отлагается громадное количество осадка, который частью облекает неправильной коркой стены пещеры, образуя на ней причудливые выступы, частью спускается с потолка в виде сосулек, то конусообразной формы, различных размеров, то в виде трубок, заостренных на нижнем конце и изредка полых. Так как капли выступают на потолке по более или менее прямолинейным трещинкам, то трубки или конусы иногда располагаются правильными рядами. С течением времени отдельные трубки такого ряда, постепенно удлиняясь и утолщаясь, сливаются между собой и образуют целые завесы, спускающиеся с потолка пещеры. Этим натекам, нарастающим сверху вниз, и присваивают собственно название сталактитов. Каждому С. точно соответствует на полу пещеры совершенно аналогичная масса осадка, вследствие падения на нее сверху капель возрастающая снизу вверх и получившая название сталагмита. Возрастая непрерывно, в течение веков, на встречу друг другу, С. и сталагмиты сливаются между собой, то образуя причудливой формы столбы или колонны, то даже перегораживая пещеру на отдельные камеры. Вследствие своей крайне разнообразной формы сталактитовые образования придают особую красоту некоторым так называемым сталактитовым пещерам, из которых славятся на Западе Адельсбергская и Аггтелекская пещера в Австро-Венгрии, Лазурный грот на о-ве Капри, Антипаросская пещера в Греческом Архипелаге и некоторые пещеры Крыма, поэтически описанные Марковым в его «Очерках Крыма». Рост С. в одних случаях настолько медленный, что надписи, сделанные на С. некоторых пещер в XIII и XIV веке, с тех пор успели покрыться только тонким прозрачным слоем углекислой извести. В других случаях С. растут довольно быстро и образуются, так сказать, на наших глазах: напр., со сводов каменного моста в г. Юрьеве спускаются С. до 0,3 м. длиною; довольно значительные С. можно видеть также и на нижней поверхности Николаевского моста в С. Петербурге, построенного сравнительно недавно, к сталактитовым образованиям некоторые ученые относят известковые полые трубочки, представляющие результат отложения углекислого кальция в тех канальцах, которые остаются в некоторых горных породах (лёсс) на месте истлевших корней растений. Сюда же могут быть отнесены оригинальные полые натеки бурого железняка шаровидной или неправильной формы, с очень тонкими станками, отлагающиеся около корней растений в некоторых пунктах Закаспийского края и в др. местностях.
   Б. И.

   Станкевич Николай Владимирович

   Станкевич (Николай Владимирович) – глава знаменитого в истории новейшей русской литературы «кружка Станкевича». Род. в 1813 г. в с. Удеревке, Острогожского у., Воронеж. губ., в богатой помещичьей семье. Окончил курс на словесном факультете москов. унив. Время его студенчества (1831-34) совпадает с переворотом во внутренней жизни московского университета, когда с профессорской кафедры, вместо прежнего монотонного чтения старых тетрадок, послышалось живое слово, стремившееся удовлетворить нарождающимся потребностям жизни. Большая перемена происходила и в московском студенчестве: студент из бурша превращался в молодого человека, поглощенного высшими стремлениями. Прежние патриархальные нравы, когда московские студенты более всего занимались пьянством, буйством, задиранием прохожих, отходят в область преданий. Начинается образование среди московских студентов тесно сплоченных кружков, желающих выяснить себе вопросы нравственные, философские, политические. Студенчество нового типа сгруппировалась по преимуществу в двух кружках – Станкевича и Герцена. Оба кружка, хотя и одушевленные одним и тем же жаром высоких и чистых стремлений, почти не имели между собой общения и отчасти даже враждебно относились друг к другу. Они были представителями двух направлений. Кружок Станкевича интересовался по преимуществу вопросами отвлеченными – философией, эстетикой, литературой – и был равнодушен к вопросам политическим и социальным. Кружок Герцена, тоже много занимавшийся философией, отдавал свое внимание не столько литературе, сколько вопросам социального устройства. В состав кружка С., первоначально чисто студенческого, но продолжавшего жить в теснейшем духовном общении и после того, как члены его в 1834-1835 гг. оставили университет, входили: талантливый историк Сергей Строев, поэты Красов и Ключников, известный впоследствии попечитель кавказ. округа Неверов; цвет сообщали кружку прежде всего сам С., затем Константин Аксаков и Белинский. Из не студентов весьма близок был к С. его земляк Кольцов, талант которого С. первый оценил; он же издал первый сборник стихотворений Кольцова. Несколько позже к кружку теснейшим образом примыкают Михаил Бакунин, Катков, Василий Боткин и Грановский. Это были люди различных темпераментов и душевных организаций, но всех их соединяло обаяние необыкновенно светлой, истинно идеальной личности главы кружка. С. представляет собою чрезвычайно редкий пример литературного деятеля, не имеющего никакого значения в качестве писателя и тем не менее наложившего свою печать на целый период русской литературы. С. – автор очень плохой quasi-исторической драмы («Скопин-Шуйский»), слабой повести, двух-трех десятков стихотворений второстепенного значения и нескольких отрывков философского характера, довольно интересных, но найденных только после смерти С. в бумагах его и напечатанных целых 20 лет спустя. Очень замечательна его переписка с друзьями, полная блестящих мыслей, метких определений и представляющая собой летопись его глубоко искреннего стремления познать истину; но и эта переписка была собрана в одно целое только 20 лет после его смерти. Весь этот литературный багаж С., вместе с переводами и перепиской, занял небольшой томик (М.. 1857; 2е изд.. без переписки, М., 1890), и не в нем источник первостепенного значения С. Не обладая крупным литературным дарованием, он был очень талантливой личностью просто как человек. Одаренный тонким эстетическим чутьем, горячей любовью к искусству, большим и ясным умом, способным разбираться в самых отвлеченных вопросах и глубоко вникать в их сущность, С. давал окружающим могущественные духовные импульсы и будил лучшие силы ума и чувства. Его живая, часто остроумная беседа была необыкновенно плодотворна. Всякому спору он умел сообщать высокое направление; все мелкое и недостойное как-то само собой отпадало в его присутствии С. представлял собой удивительно гармоническое сочетание нравственных и умственных достоинств. В идеализме С. не было ничего напускного или искусственно приподнятого; идеализм органически проникал все его существо, он мог легко и свободно дышать только на горных высотах духа. Этот высокий душевный строй С. и его кружка раньше всего сказался в восторженном понимании шеллингианства, принявшего в кружке С. окраску скорее религиозного воззрения, чем сухой схемы, тем более, что шеллинговский пантеизм и сам по себе больше заключал элементов поэтических, чем чисто философских. В вопросах искусства настроение С. и его кружка сказалось в необыкновенно высоких требованиях, предъявленных к современной литературе и современному театру, и в вытекавшей отсюда ненависти ко всему фальшивому и пошлому. При нелюбви самого С. к журнальной, да и вообще литературной деятельности, в текущей литературе выразителем духовной жизни кружка явился не он, а Белинский. Параллельное изучение переписки С. и первых томов соч. Белинского, обнимающих 1834 – 37 гг., показывает, что великому искателю истины принадлежит несравненный блеск его вдохновенных статей, но самое содержало новых идей, во имя которых он выступил, раньше было формулировано С. в письмах к друзьям и кружковых беседах. В 1837 г. начинающаяся чахотка и жажда приложиться к самому источнику философского знания вызвали отъезд С. за границу. Он подолгу живал в Берлине, где вступил в тесное общение с душевно полюбившим его профессором философии, гегельянцем Вердером. В это время в сферу его обаяния попал Тургенев. В 1840 г. 27-летний С. умер в итальянском городке Нови. Ранняя смерть его произвела потрясающее впечатленье на друзей его, но вместе с тем она необыкновенно гармонично завершила красоту его образа. Et rose, elle a vecu се que vit une rose – l'espace d'un matin, сказал французский поэт про умершую в цвете дет девушку. Душевная красота С. была тоже своего рода благоуханным цветком, который мог бы и выдохнуться при более прозаических условиях, как выдохся позднее идеализм иных членов его кружка. Теперь же, благодаря трагизму судьбы С. и цельности оставленного им впечатления, имя его стало талисманом для всего поколения 40-х годов и создало желание приблизиться к нему по нравственной красоте. Ср. Герцен, «Былое и Думы»; Анненков, «Николай Владимирович С. и его переписка» (М., 1857); Добролюбов, «Соч.» (т. 2); А. Станкевич, «Т. Н. Грановский»; К. Аксаков, «Воспоминания студентства», в «Дне» 1862 г., №№ 39 и 40; Тургенев, «Первое собрание писем»; Барсуков, «Жизнь и труды Погодина»; Пыпин, «Белинский»; «Полное Собр. Соч. Белинского» под ред. С. А. Венгерова, примечания к I и III тт.
   С. Венгеров.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 [108] 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация